Эксперты говорят: "Еще до анализов ДНК я знал, что нашли тело Гонгадзе"

21 Июля 2014, 19:00

Фальсификация следов, гранаты в троллейбусе, поиск маньяка и слишком "добрый" педофил

<p>Дактилоскопия. Современные методы позволяют сравнивать отпечатки пальцев на компьютере. Фото: А. Корчинский</p>
Дактилоскопия. Современные методы позволяют сравнивать отпечатки пальцев на компьютере. Фото: А. Корчинский

В расследовании уголовных дел (или, с недавнего времени, уголовных производств), помимо собственно следователей и сыщиков, очень важную роль играют различные эксперты. Как показывает практика, именно они могут задать изначально направление поиска преступников, определить, причастен ли к делу подозреваемый, создать доказательную базу для последующего суда или, наоборот, развалить дело, если следствие по каким-то причинам фальсифицирует доказательства… "Сегодня" пообщалась с известными экспертами, которые по нашей просьбе рассказали о некоторых запомнившихся из практики случаях. Григорий Прохоров-Лукин много лет работал в Киевском НИИ судебных экспертиз (КНИИСЭ), а полковник Юрий Ирхин ныне возглавляет отдел в научно-исследовательском экспертно-криминалистическом центре МВД (ГНИЭКЦ).

Из наиболее резонансных дел Прохоров-Лукин вспомнил экспертизы по расследованию исчезновения и убийства Георгия Гонгадзе.

— Тогда, — говорит эксперт,  — это было засекречено, от нас отобрали подписку о неразглашении, причем по распоряжению самого Генпрокурора Михаила Потебенько. Сейчас, конечно, после суда, можно об этом говорить. В частности, исследовались металлические осколки, извлеченные из руки "таращанского тела". Было установлено, что осколки — из белого чугуна, который применяется при производстве российских минометных мин (Георгий воевал в Грузии и был такой миной ранен именно в руку). Поэтому у меня не было сомнений, что найдено тело именно Гонгадзе, даже до того, как сделали экспертизу ДНК.

Однажды Прохорову-Лукину удалось провести экспертизу, которой он до сих пор гордится, называя уникальной. Удалось идентифицировать… иглу по следу острия! Суть дела: на водителя "Волги" совершили разбойное нападение, он вырвался, но пуговица с дубленки осталась в машине. "Волгу" угнали, однако вскоре нашли, и там оказалась эта пуговица. Задача: с той ли дубленки она? По словам эксперта, при осмотре оказалось, что поддоны у пуговиц металлические, и на них есть царапины, такие же, как и на пуговице, изъятой в автомобиле. Снимки, сделанные с помощью сравнительного микроскопа, помогли установить, что следы оставлены одной и той же иглой. Вот только для того, чтобы получить хорошие сравнительные снимки, пришлось изрядно помучиться — экспозиция нужна была большая, а здание института, как оказалось, вибрировало от проходящего мимо транспорта. Пришлось остаться в институте на ночь, чтобы снимки получились…

Кстати, наша техника, оснащение в советские времена, конечно, оставляли желать лучшего. Например, многие годы эксперты работали только с черно-белой фотопленкой. И, понятно, не все следы удавалось хорошо сфотографировать, поскольку черно-белые фотоматериалы имеют "провалы" в красной и зеленой областях спектра.

— В этой связи старшие товарищи рассказывали мне историю, — вспоминает эксперт. — Как-то решили все экспертные учреждения Минюста СССР оснастить передовой, по тогдашним понятиям, цветной фототехнологией. Централизованно закупили дорогую фотопленку, прислали ее и в Украину. Распределили по учреждениям, стали с ней работать эксперты и уперлись в тупик: что ни снимают, ничего не выходит, вся пленка оказывается засвеченной. А это сотни метров дорогостоящих материалов… "Секрет" оказался простым: на распределение полученной из Москвы пленки в Минюсте Украины посадили некую девочку-клерка, понятия не имевшую о фотографии. Задача стояла такая: отправить в каждое учреждение поровну. Она, недолго думая, открыла коробку с пленкой, извлекла ее на свет и стала отрезать одинаковые по длине куски (меряла метром), которые потом тщательно завернула в светонепроницаемую бумагу и разослала экспертам…

НЕРАДИВЫЙ УЧАСТКОВЫЙ. Однажды, вспоминает Про-хоров-Лукин, на обочине трассы Киев — Чернигов свидетель увидел горящий (на момент обнаружения) труп мужчины. В почве под трупом нашли пулю из охотничьего ружья, а неподалеку — бутылку из-под вина с остатками какой-то жидкости (оказалось дизтопливо). На бутылке обнаружили отпечаток большого пальца правой руки. По расположению (возле донышка бутылки) и по ориентации следа было установлено, что оставлен он в момент, когда из бутылки что-то выливали, то есть держали горлышком вниз в наклонном положении. По следу пальца подозреваемый был идентифицирован, и круг замкнулся: именно задержанный поливал что-то (видимо, труп) дизтопливом из бутылки. То есть человека застрелили, потом облили дизтопливом и подожгли.

— У этого дела было любопытное продолжение, — говорит эксперт. — Жертву (это был, насколько помню, один из первых программистов Чернигова, который в тот день получил немалую по тем временам плату за свою работу) застрелили из обреза охотничьего ружья, и это оружие по поручению следствия искала милиция трех областей. Подозреваемый сначала юлил, но потом все же признался, что выбросил обрез в речку у села. Искали там тщательно, тралили дно, но ничего не нашли. Тогда по селу пошли оперативники и все же установили, что оружие было в реке, его нашли мест-ные ребятишки. Причем они-то поступили по закону — отдали обрез участковому. А он… запер оружие у себя в кабинете и никому об этом не сообщил! Представляете, десятки милиционеров ищут обрез, а участковый помалкивает!

О ФАЛЬСИФИКАЦИЯХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. Эксперт вспоминает, как со своим, покойным ныне, шефом, Виктором Евгеньевичем Бергером, в ходе одной из экспертиз столкнулся с… фальсификацией следов рук. Фабула такова: на месте преступления нашли нож, на клинке которого якобы выявлен отпечаток пальца. Следствие вышло на подозреваемого, у него отобрали отпечатки и представили на экспертизу дактилоскопическую пленку, на которую будто бы был откопирован тот самый след с ножа. Но эксперт посмотрел на эту пленку, и что-то ему не понравилось, решил запросить сам нож. Его представили и оказалось… что этот след никак не мог быть оставлен на клинке. На нем были долы (продольные выемки), одна из которых обязательно должна была отобразиться в виде пробела на дактилопленке при копировании следа, а след — сплошной. Эксперты дали заключение, что след пальца — подозреваемого, но оставлен он был не на ноже. Это заключение существенно повлияло на ход следствия…

Случаи фальсификации следствием доказательств по делу бывали и впоследствии. Например, как-то эксперт установил, что след ладони, якобы откопированный с подоконника на месте происшествия, на самом деле был снят с поверхности объекта, имевшего рельеф, характерный для… бумаги. Интересно, что в материалах дела был фотоснимок одной из дактилокарт, но ее самой в деле не оказалось…

— Обобщив экспертную практику и проведя некоторые исследования, — продолжил рассказ Прохоров-Лукин, — мы с шефом разработали "преступную" методику, в которой, например, установили возможность фальсификации следов рук даже не с использованием оригинала дактилокарты, а с использованием ее ксерокопии… шестилетней давности! Технологию, понятно, я раскрывать не буду, но мы с Виктором Евгеньевичем доказали, что подобное возможно. Нашу научную работу мы отправили во Всесоюзный институт судебных экспертиз, но больше о ней даже не слышали. То ли ее вообще не приняли во внимание, то ли засекретили, но до широких слоев экспертов и правоохранителей не довели. На мой взгляд, напрасно… Ведь мы не только описали способы, методы фальсификации следов рук, но и то, как это распознавать.

Еще одна экспертиза, связанная с фальсификацией, была по следам обуви. Дело было, по словам Григория Викторовича, в Харькове. Там, по версии следствия, некие бомжи напали на прохожих в парке и ограбили их. На месте происшествия находилась высохшая лужа, в которой был обнаружен след кроссовка. С него получили гипсовый слепок, приобщенный к материалам дела, как и след обуви одного из подозреваемых (его задержали). Милицейский эксперт установил, что эти следы совпали. Но в деле был хороший адвокат. Он добился повторной экспертизы, которую провели в Харьковском НИИСЭ. И там подтвердили выводы милицейского коллеги… Но адвокат добился назначения еще одной повторной экспертизы, которую направили в Киевский НИИСЭ. Экспертизу проводил Прохоров-Лукин, и ему сразу не понравилось то, что след, оставленный в черной грязи, сам почему-то как яичко — белый, чистенький. Стал его разглядывать под микроскопом. А надо понимать, что при застывании гипса или алебастра, которые используют для получения слепков, в них образуются маленькие раковины. Эксперт увидел, что в этих раковинках находится что-то зеленое. Химики установили: это обычный детский пластилин. Все встало на свои места. Эксперт МВД взял кроссовок подозреваемого, сделал оттиск на пластилине, потом снял с него гипсовый слепок, который следствие и выдало за тот, который якобы взят на месте преступления… Но столичные специалисты фальсификацию разоблачили.

ВЗРЫВ ГАЗА: дети пролетели два этажа, но уцелели

Когда Союз развалился, рассказывает специалист, оказалось, что большая проблема в Украине — проведение взрывотехнических экспертиз. Их раньше делали только в Москве, так что пришлось учиться "с колес", не было ни методик, ни литературы… 

— Как-то приехал в институт следователь, — вспоминает Прохоров-Лукин, — и привез в обычной авоське завернутые в полиэтиленовый кулек три гранаты Ф-1. Задача: установить, пригодны ли они для производства взрыва. Но сначала надо их разрядить, ибо запалы были ввернуты. Спрашиваю: а как ты их ко мне вез? На троллейбусе, отвечает… Страшно даже представить, что было бы, если бы в транспортной толчее кто-то ненароком зацепил бы кольцо с предохранительным шплинтом… Ладно, говорю, давай вместе разряжать. Только начал я вывинчивать запал, как следователь опрометью выскочил за дверь — испугался. В троллейбусе не боялся, а тут не выдержали нервы… Но ничего страшного не случилось, я гранаты разрядил, провели экспертизу, и вместе с химиками (они исследовали тротил) установили, что к производству взрыва они пригодны.

Интересный случай был при исследовании самодельного взрывного устройства для глушения рыбы. Устройство простое — трехлитровая стеклянная банка с разрывным зарядом, в который вставлен электродетонатор (при взрыве такой может давать около 2000 осколков, и любого достаточно, чтобы лишиться глаза). По методике для установления пригодности взрывного устройства к производству взрыва электродетонатор нужно подорвать. Поместили мы детонатор в емкость с песком, дали ток раз, другой и… ничего. Пришлось со всеми предосторожностями электродетонатор разобрать. Оказалось, что один из выводных проводов не был подсоединен к мостику накаливания, и детонатор взорваться не может. Т. е. кто-то "обеспечил" браконьеров бракованными электродетонаторами.

Доводилось мне принимать участие и в экспертизах по газовым взрывам. Однажды такой взрыв произошел в квартире жилого дома в Белой Церкви (хозяев не было, в это время случилась утечка из газопровода на кухне и проскочила искра от включившегося холодильника). Не обошлось без жертв: несколько человек погибли в других квартирах по коридору (это была гостинка), потому что их убило вышибленными ударной волной дверями. Но, к счастью, повезло детям. Они находились в квартире на третьем этаже, играли на ковре, рвануло на втором, перекрытия сложились, и дети с ковром провалились… в квартиру на первом этаже! Причем целыми и практически невредимыми! Только испугались сильно…

ПЕДОФИЛ: пытает и убивает

Своими наблюдениями с нашей газетой поделился и начальник отдела искусствоведческих и психологических экспертиз лаборатории криминалистической экспертизы ГНИЭКЦ МВД Украины полковник Юрий Ирхин. Он рассказал, как эксперты помогают охотиться за педофилами.

— Сейчас как раз разрабатываем методику составления их психологического портрета, — сказал Ирхин. — Дело в том, что мы уже набрали большой массив информации и выяснили, что из общего числа тех, на кого вешают такой ярлык, истинных педофилов на сотню, может, 4—5. Педофилия — это неудержимая, не обуздываемая сексуальная тяга к детскому несозревшему организму, к ребенку. Остальные — это банальные извращенцы. Их на самом деле влечет к уже созревшему организму, а то, что они делают с детьми, — это совращение, растление малолетних. У нас же это все трактуется, как педофилия. Истинный педофил гораздо опаснее, чем псевдопедофил, так как свое влечение не контролирует. Его жертвы — девочки от 9—11 до 13—14 лет, иногда больше или меньше, в зависимости от созревания ребенка. Еще опасность педофила в том, что он, как правило, заметает за собой следы, убивая или угнетая психологически ребенка-жертву. Потому что знает — скрыть не получится, ребенок никогда не получит удовольствия от секса и обязательно пожалуется, обычно родителям. Потянется ниточка…

На эту тему был уникальный случай в Киевской области несколько лет назад. Сосед изнасиловал девочку, 8 лет от роду. Однако этот сосед не был классическим педофилом. Мы проводили, по просьбе родителей малышки, психологическую экспертизу и реабилитацию ребенка, и выяснили, что девочка, пусть неосознанно, сама спровоцировала насильника! То есть кокетничала, садилась без принуждения к нему на руки и т. д. Вот он и не удержался... А девочка, как оказалось, вообще не имела следов психологической травмы, все было в пределах нормы. Мы и психотерапевта приглашали, и в гипноз девочку вводили, результат тот же: случившееся не было для нее травмой, она сама хотела, но не секса, ибо про него еще просто не знала, и либидо не было развитым, а самого акта. Он был ей интересен, так как кругом говорят о таком, вот и хотелось попробовать… Более того, ей понравилось! Для родителей это было огромным шоком, да и в моей практике случай уникален, но все это правда. Именно потому, что парень не был педофилом и очень аккуратно, бережно обращался с девочкой, а не напал на нее, насмерть перепугав, она приобрела, как это ни цинично звучит, первый позитивный сексуальный опыт.

Пару лет назад мы объехали всю Украину, посетили места заключения всех известных на то время преступников, обвиненных в развратных действиях с несовершеннолетними. Из 44 осужденных только 4 отказались истинными педофилами. У остальных разврат с малышами носил скорее случайный характер, то есть попала в руки маленькая девочка — он и набросился. Но напал бы и на молодую женщину, если бы та оказалась рядом… Либо же это были работники секс-индустрии, содержатели подпольных публичных домов… Не был истинным педофилом, кстати, и выслушавший недавно свой приговор известный музыкант Игорь Завадский. Да, он любил, как сам выражался, "молодое тело", при этом просто мог себе позволить купить мальчика, даже не 8—9 летнего, а 14-летнего подростка. Это распущенность, аморальность, есть уголовная статья за склонение к связи, но это не педофилия. Истинным педофилом является, например, пока не пойманный негодяй в Донецкой области, где уже найдены тела трех изнасилованных и убитых маленьких девочек. Причем следовая информация иная, чем, например, в случае с убийством в начале 2013 года 9-летней Мирославы Дворянской из Горловки. Там тоже орудовал матерый педофил, на теле девочки остались следы истязаний. Но эти убийцы и насильники  — разные, хотя пока оба гуляют на свободе.

Психологический портрет маньяков помог сыщикам поймать их

А вот серийных убийц психологические портреты уже реально помогают ловить. Юрий Ирхин вспомнил, что так было при поисках знаменитого боярского маньяка по прозвищу Элвис, оказавшегося в итоге Юрием Кузьменко (психологический портрет совпал с реальным на 98%). Так же, чуть позже, попался и фастовский маньяк Евгений Балан (в сентябре 2013 года приговорен к пожизненному заключению за несколько изнасилований и убийств, в том числе своей падчерицы). Поиск этого маньяка шел целенаправленно. Когда выяснилось, что примерно в тех местах слишком часто находят убитых женщин, сыщики МВД подняли все отказные дела по трупам в Васильковском и соседних районах Киевской области. Набралось таких аж 50 погибших! 20 отбросили, оставшихся по маркерам, почерку и особым приметам распределили на 2 ветки: 8 — фастовский маньяк, 24 — боярский (правда, взял на себя Кузьменко лишь 12). Причем об этом сказали первыми именно эксперты. После поимки маньяков их теория блестяще подтвердилась!

Еще несколько экспертиз Ирхину доводилось проводить по очень резонансному когда-то в столице и области делу о маньяке с Окружной. Там были найдены несколько трупов молодых девушек, убитых практически одинаково (придушены и добиты точным ударом ножа в сердце). Сыщики и стали искать маньяка, но экспертизы показали, что орудуют один или несколько обычных разбойников и убийц, а психологический портрет на маньяка не тянет. Когда расширили круг подозреваемых, в него и попали братья Александр и Анатолий Боротьбенко. За 14 загубленных душ их осудили пожизненно.

Вы сейчас просматриваете новость "Эксперты говорят: "Еще до анализов ДНК я знал, что нашли тело Гонгадзе"". Другие Криминальные новости смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Корчинский Александр

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования