укр
Олег Волошин
Берега Междуморья
Главная Криминальные новости
13 Декабря 2007, 08:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Киллер номер 1 в Украине: "Заказчики разрешили мне "мочить" всех" http://www.segodnya.ua/img/article/850/95_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/850/95_tn.jpg Происшествия и криминал Прдолжение откровений Георгия Суворова о том, как он убивал прямо в больничной палате, на глазах у ошеломленных пациентов и персонала диспансера. При этом у него было разрешение заказчиков: в случае непредвиденного развития ситуации "мочить всех", кто вступится за жертву.
Киллер Жора Суворин
Киллер Жора Суворин

Киллер номер 1 в Украине: "Заказчики разрешили мне "мочить" всех"

Прдолжение откровений Георгия Суворова о том, как он убивал прямо в больничной палате, на глазах у ошеломленных пациентов и персонала диспансера. При этом у него было разрешение заказчиков: в случае непредвиденного развития ситуации "мочить всех", кто вступится за жертву.

"Я ОХОТИЛСЯ ЗА БОРЕЙ САВЛОХОВЫМ"

Мы уже сообщали, что Суворин категорически отрицает свою причастность к убийству младшего из братьев Савлоховых, Теймураза (старший брат, Борис, позже умер при смутных обстоятельствах в колонии, в живых остался лишь средний, Руслан, которого порой называют "мозговым центром империи Савлоховых"). Вот что рассказал для "Сегодня" по этому поводу сам киллер №1:

— Тимура Савлохова я не убивал, просто у меня хранилось оружие, из которого его исполнили. Он мне не нужен был, я действительно был нацелен на Савлохова, но старшего, Бориса. Того подловить трудно было, из его штаба информации о передвижениях не было никакой, люди там были преданные Борису. Так что поймать можно было только на официальных соревнованиях борцов, куда он ездил. Как-то Борис поехал в Москву и я за ним. Кстати, была возможность его там "сделать", но мне сказали: не надо, только проследи. Но потом опять дали отмашку на исполнение.

Меня, кстати, часто спрашивают, не был ли связан случай с покушением на Борю из гранатомета с моими заказчиками. (В середине 90-х из такого оружия стреляли в Бориса, но киллер по неопытности в Савлохова не попал, а себе плечо с рукой реактивной струей оторвал и умер на месте от потери крови. — Авт.). Так вот, связан или нет, не знаю, но Сашу Фетиса, который тогда погиб, я знал, как-то выпивали вместе.

Потом я ездил за Борисом в Минск. Там он и брат Руслан жили в гостинице "Турист". И я мог опять Борю исполнить. А Руслана, как и Тимура, мне не велено было трогать, мол, это нормальные парни... Но не получилось, потому что я и моя команда сразу по приезде по-глупому засветились перед минской милицией. А буквально через неделю исполнили Тимура. Скорее всего, из того же оружия, которое и у меня в руках побывало. На следствии я брал это на себя, выезжал на воспроизведение, но даже не выходил из машины, так, махнул рукой, мол, он туда бежал, а я за ним... На самом деле, оказалось, он бежал в другую сторону, но я же не знал, куда, меня там не было...

ГЕОРГИЙ СУВОРИН: "Когда опера ко мне приставали, мол, ну сдай хоть кого-нибудь, нас же рвут начальники, я и отдал им Копылова, назвав его посредником. Но он к моим делам непричастен"

— Однажды вы убили человека прямо в кожвендиспансере. Что это было — месть или работа? И был ли погибшим тот кавказец, который вам когда-то прострелил ногу?

— Никакой личной мести, как я уже говорил, не было. В диспансере я убил Арика Григоряна, но это был не тот, кто прострелил мне ногу (хотя такой прострел был). В диспансере было так. Пришел ко мне человек, который со мной работал, — занимался разведкой. И говорит: вот есть человек, савлоховский "авторитет", лежит в диспансере на Саксаганского. Он мешает людям, надо его убрать. Я сразу подумал, что он осетин, как Савлоховы, но тот оказался армянином. Я сначала сходил на разведку, посмотрел, как и что, пришел к выводу, что самое удобное время исполнить клиента — это утро, перед обходом.

Армянин лежал в общей палате. Я принес из дома белый халат, надел его и прошел в палату. Под халатом у меня был белый плащ с прорезанным карманом, я сунул туда руку, в которой держал готовый к стрельбе пистолет. Второй пистолет (ТТ) был, на всякий случай, у меня за спиной. Для себя я решил: если на месте будет еще кто-то из савлоховских, буду смотреть по обстановке, если надо — делать (убивать) всех. Мои заказчики мне дали на это добро. Основной пистолет у меня был с глушителем, очень интересный, без надписей и номеров, сделан под браунинг, идеальное оружие. Кстати, из подобного пистолета я убил Шавышана (кафе "Езид"), а экспертиза решила, что Арик и Шавышан исполнены из одного оружия, хотя это не так.

Когда я зашел в палату, он там сидел. Я, подделываясь под кавказский акцент, спросил: "Что, узнаешь меня?" Он все понял и бросился мне в ноги (не умолять, а сбить с ног, он же был борец, чемпион). Но я был готов стрелять сразу, пистолет вынимать не надо было, иначе бы я так близко не подошел. Выстрелил трижды, как минимум раз попал в голову. И ушел. Никто не останавливал, только закричала уборщица, протиравшая цветы (а всего в палате было человек пять). Я был в больших очках, парике и кепке (кстати, после дела все вещи, даже фирменные, выбрасывал или дарил. Этот портрет с париком в те годы публиковали как фоторобот и писали, что мне лет 20-25, а мне было уже 38). Когда уходил, между мной и дверью оказался мужик — из больных. Я молча пистолетом ему показал, мол, отойди в сторону, он отошел. Я спустился вниз (это был последний, третий или четвертый этаж), прошел двором и сел в поджидавшую меня машину. Вот и все.

— Когда вы получили пожизненное, одновременно осудили на 15 лет вашего подельника (или посредника между вами и заказчиками) Вячеслава Копылова. Так он и правда был посредником?

— Копылов, хотя и получил 15 лет, никакого отношения к моим преступлениям не имел и посредником не был. Просто один человек, из-за языка которого я и попал сюда, в свое время посвятил Славу в кое-какие подробности. А Слава тоже развязал язык.

Накануне моего ареста задержали одного парня, с которым мы несколько лет дружили, помогали друг другу по наркотикам. Причем его "приняли", когда он шел на стрелку по наркоте, в том числе и к Славику. Вот я Славу и заподозрил. А уж когда и меня приняли, решил, что точно Слава во всем виноват со своим языком, а может, и "стучал" ментам. И когда опера ко мне приставали, мол, ну сдай хоть кого-нибудь, нас же на части рвут начальники, я и отдал им Славу, назвав его посредником. Но потом понял, что зря, Слава не был виноват и уж вовсе не имел отношения к моим делам. Разве что излишне болтлив... Но ему уже скостили из 15 лет десять, осталось по приговору пять, так что через год он выходит. Надеюсь, это и я помог, я ведь в суде все время говорил, что он не виноват, я его на следствии оговорил.

"ЗАЧЕМ СТРЕЛЯЛ В ЖЕНЩИНУ, НЕ ЗНАЮ"

Расстрел братьев-армян (точнее, езидов) в кафе "Езид" на Красноармейской Суворин признает безоговорочно.

— Я выполнял заказ, стрелял двоих братьев — хозяев кафе, но получилось так, что еще в женщину стрельнул. Один из братьев выжил. Я в него выстрелил сразу, вижу, попал в висок или глаз, решил, что он готов... А второй побежал, я стрелял в спину и убил. А тут эта женщина... По версии следствия, она стояла на моем пути, но это не так. Чего выстрелил? Да сам не знаю, может, чтобы не кричала... С одной стороны, я не хотел, чтобы были свидетели, с другой, мне было жалко ее. Нет, убивать ее я не хотел, просто стрельнул в ее сторону. Мне сейчас очень стыдно за этот выстрел. Но она и не погибла, было совсем легкое касательное ранение.

Когда меня взяли и начали колоть, причем поначалу только на армян, я задумался. За себя я был спокоен, знал, что никого из заказчиков не сдам, потому что этого делать нельзя. Но если возьмут тех, кто мне помогал, то они хоть и не все, но кое-что знают. Если заговорят и начнут брать серьезных людей, то в Киеве начнется такое! К тому же меня сильно кумарило, "скорая" по два раза в день приезжала. А менты обещали: расколешься — дадим раскумариться. И я решил: надо кое в чем сознаваться. Я еще до ареста для себя решил: на каком эпизоде возьмут, тот и буду признавать. Получу 15 лет, это нормально. Знаю, что на зоне меня не оставили бы в беде.

Кстати, незадолго до ареста ко мне приходил человек и прямо сказал, что, по их сведениям, меня скоро закроют. Но не по убийствам, а за наркоту... Ну и у меня мысли какие: с одной стороны, никого не затянуть, с другой — как получить наркотики. Поскольку меня спрашивали по двум эпизодам: по "Езиду" и Арику Григоряну, я их и взял. Тем более что и там и там были свидетели, которые меня опознали. Потом выдал оружие, несколько пистолетов, уже использованных. По согласованию с заказчиками, я их не выбрасывал, а на случай криминальной войны прикапывал.

— Говорят, одним из ваших заказчиков был "авторитет" Ларик (Лаврентий Жадько). Якобы вы, навещая его в больнице, там получали инструкции на "дело" и даже оружие вроде пистолета-автомата "Скорпион"?

— Неправда. Это был просто мой друг. В больнице у него я и впрямь бывал, проведывал и курил там кокаин. И все. Остальное — сказки. Имя Ларика возникло потому, что на следствии меня очень давили — сдай кого-то из "авторитетов". Я прикинул, кого можно... Ларика уже не было в живых, вот я его и назвал. Но к моим делам он никакого отношения не имел.

Еще раз скажу — личной мести при совершении мною убийств ни разу не было. Можно сказать так: ко мне обращалась группа лиц, у которой были счеты с кавказцами. Мне платили деньги, я выполнял работу — и все. Я за эти деньги жил. Не скажу, что это были какие-то фантастические деньги...

— Почему вы сегодня в СИЗО, а не отбываете пожизненное?

— Сюда меня привезли 10 апреля 2006-го — "колоть" по убийству двух киевских милиционеров. А в июле я написал прокурору, что зря меня "грузят" по убийству, которого не совершал. Но есть другое. И дал показания по убийству двух российских бизнесменов, занимавшихся "черной" конвертацией денег. Это было в 1996 году. Ко мне обратились люди, чтобы я россиян убрал и скрыл тела. Мы тогда имитировали передозировку наркотиков... За россиян меня осудили, дали 15 лет. А расстрел милиционеров с меня сняли. Сейчас жду утверждения приговора, потом вернусь в колонию в Сокале. Там я сидел в пятиместной камере. В одиночку там просто так не попадешь, я бы, может, и отдохнул от общения, но это трудно — для пожизненников всего две одиночки...

— Ваша семья вас оставила, узнав о вашей "профессии"?

— Жена отреклась, живет с другим человеком. Я этому только рад. Иначе я бы себя обвинял, что она страдает из-за меня. А дети меня не оставили.

— Вы, многолетний наркоман, сейчас не колетесь. Как удалось излечиться от наркозависимости?

— Я уверовал в Бога, и он помог избавиться, хотя кололся с 1990 года. А потом... Когда уже сидел в тюрьме, мне передали наркотики. Но я помолился и нашел в себе силы выбросить их в туалет. И с тех пор, уже несколько лет, никакой тяги нет. Никто меня не мог вылечить, я платил большие деньги врачам, не смогли. А Иисус помог, буквально в один день исцелил.

Богу противна любая ложь. И Бог мне сказал: говори правду, а об остальном позабочусь сам. Вот я на суде и говорил чистую правду. Я каюсь каждый день, ведь раскаяние — это процесс. За всю жизнь свою каюсь и пытаюсь теперь делать людям добро, насколько мне сейчас позволяют возможности.

— Сколько трупов теперь "числятся" за вами официально, по приговорам?

— По первому приговору — 18 трупов в 12 эпизодах. По второму — 2 трупа. Но есть еще, помните, Вадик... Хотя на самом деле, как я уже говорил, я убил восьмерых.

— А есть еще убийства, о которых никто, кроме вас, не знает?

— Я не буду отвечать на этот вопрос...

"ОТ "БОМЖА" ЖОРЫ ПАХЛО ОДЕКОЛОНОМ, А НЕ ПОМОЙКОЙ"

Оперативник Голосеевского (раньше — Московского) района К. (светиться в прессе опера не любят) был самым первым сыщиком, кто получил информацию о том, что "автор" многих нераскрытых убийств в столице — живущий неподалеку от райуправления наркоман Георгий Суворин.

— Знали о ней всего четыре человека, в том числе генерал Петр Опанасенко (в те времена первый зам, а потом и начальник столичного милицейского главка. — Авт.), — рассказал для Сегодня" оперативник. — Брали Суворина у него на квартире. Он как раз вернулся из Москвы, привез партию героина (по слухам, с ним за "дело" нередко расплачивались наркотиком. Также говорят, что и в Москве он занимался киллерством. На воспроизведении двойного убийства милиционеров он сказал операм: "Думаете, я в Москву в Третьяковку ездил?" — Авт.). Это было в 2001-м году.

ПОТЕРЯЛ ГЛУШИТЕЛЬ. По словам Суворина, от которых позже отрекся, Жора вечером на лавочке ждал Чупыру, собирался накручивать на пистолет глушитель. Это было возле школы в районе Красноармейской, 78 (Чупыра к кому-то рядом приходил). А мимо шел милицейский патруль — два сержанта. Жора был загримирован, внешний вид имел вызывающий и подозрительный. Патруль к нему — мол, ваши документы!? Жора рассказывал: "Я подумал — мне хана! Пистолет за поясом, глушитель в кульке... К тому же слышу: сержант передергивает затвор, значит, будет стрелять. Ну, я выстрелил первым..." Сержант, кстати, тоже успел выстрелить, но промахнулся. А Жора стрелял еще несколько раз, потом кинулся бежать на Горького. И по дороге потерял глушитель!

Утром мы выехали на место для более тщательного обыска местности. Жора тоже туда пришел: в плаще, который позже мы нашли, в очках, парике, беретике, с палочкой... Он хотел найти глушитель. Прикинулся бомжем, собирающим бутылки, для чего из дома взял несколько старых молочных, кинул в пакет...

И там я с Жорой встретился взглядом! Мне он показался подозрительным, когда я мимо проходил, учуял от него запах не помойки, а одеколона! Вот своему коллеге и говорю, давай, мол, этого бомжа задержим, поговорим. Взяли его под руки, а он как стал вырываться, сильный такой оказался... Свалил нас на землю, мы барахтаемся, бутылки гремят, граждане очень неодобрительно смотрят, мол, менты совсем оборзели, на людей кидаются... Говорю напарнику: давай отпустим его, а то позора не оберемся. Отпустили, и он убежал. Я об этом вспомнил, когда мы при обыске нашли тот самый плащ! И Жора вспомнил, и о глушителе тоже…

"СНАЧАЛА Я ЧУПЫРУ ЛИШЬ РАНИЛ И ХОТЕЛ ДОБИТЬ В БОЛЬНИЦЕ"

Одно из самых резонансных преступлений Суворина, от которого он не отрекается, — расстрел средь бела дня в центре Киева главы АО "Центрэнерго" Александра Чупыры. Вот как описал это убийство сам киллер.

— Приехал ко мне человек и сказал, что Чупыру надо пугануть, чтобы он уехал из города, за это люди платят деньги. Я говорю, мол, как я заставлю уехать? Давайте я его просто ликвидирую. На том и порешили. Договорились так: за ликвидацию получаю 5000 долларов и потом каждый месяц зарплату в тысячу примерно. За работу мне и правда заплатили, даже тысячу сверху, но до зарплаты дело не дошло. Да и те все деньги, собственно, я потратил на подготовку операции, наркотики себе и помощникам...

Операция проходила очень долго. Поначалу мне дали вырезку из газеты с фотографией Чупыры и сообщили место работы, офис на углу Коминтерна и Жилянской. Стали мои помощники следить за ним, а я сидел на телефоне. Быстро вычислили, где он живет, — на Паньковской, на третьем этаже старого дома. Причем у дома было два выхода, парадный и через двор с аркой. Раз я уже его ждал на старте, думал, он спустится с третьего этажа пешком, а он приехал на лифте. Другой раз ждал у арки, он вышел с парадного. Потом ждал одного, а он шел с людьми... Таких попыток было где-то пять-шесть. Однажды чуть не убил вместо него постороннего, показался похожим, когда спускался по лестнице.

УБИЙСТВО. Прошел месяц, мне звонит посредник и говорит, что заказчик недоволен затяжкой. На дворе — 31 июля 1999 года, через день Чупыра уходит в отпуск и уезжает, надо решить вопрос до того. Ну, надо так надо, я решил "сделать" его под офисом. Надел белый костюм, черный парик (я косил под кавказца), пистолет ПМ за поясом.

Наконец Чупыра вышел из офиса и направился к машине. Я приблизился и выстрелил один раз, без глушителя. Хотел стрелять еще, но он далеко отлетел. Я спокойно перешел улицу и дворами ушел с Жилянской на Саксаганского, там меня ждала машина под видом случайного такси. Позвонил посреднику, сказал, что работа выполнена, мол, вези остаток денег (я уже получил полторы тысячи баксов, но все потратил). На другой день посредник приехал и заявил: он жив, лежит в больнице! Говорю, мол, раз так, я должен довести дело до конца, вплоть до того, что пойду в больницу и там его пристрелю. Но посредник это запретил, а вскоре позвонил и сообщил, что Чупыра скончался. Я получил еще где-то три с половиной-четыре тысячи долларов, все раздал за долги и опять остался ни с чем.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Корчинский Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Киллер номер 1 в Украине: "Заказчики разрешили мне "мочить" всех"". Другие Криминальные новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: