укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Криминальные новости
13 Октября 2010, 07:33  Версия для печати  Отправить другу
×
Медик решила бороться со своими коллегами, потеряв сына http://www.segodnya.ua/img/article/2186/2_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2186/2_tn.jpg Происшествия и криминал Мужчина 4 дня ждал срочной операции, пока родные искали деньги, говорит его мама.
Медик решила бороться со своими коллегами, потеряв сына

Медик решила бороться со своими коллегами, потеряв сына

Мужчина 4 дня ждал срочной операции, пока родные искали деньги, говорит его мама.

Медработник Светлана Дубинская обвиняет коллег из института имени Шалимова в вымогательстве $3 тысяч. Женщина также утверждает, что, несмотря на полученную мзду, врачи так и не предоставили необходимое лечение ее 38-летнему сыну. Мужчина умер.

ЗАПЛАТИЛА ЗА УСЛУГИ, КОТОРЫЕ НЕ ПОЛУЧИЛА

— В современной медицине клятва Гиппократа уже ничего не значит! — восклицает Светлана Семеновна, когда я захожу в маленькое кафе на Подоле, где мы договорились с ней встретиться. — Раньше врачи приходили в профессию по призванию и были готовы на любые жертвы ради своих пациентов. А теперь большинство из них интересуют только деньги.

В общей сложности Светлана Семеновна отдала медицине 44 года. Раньше работала медсестрой в хирургических и реанимационных отделениях. Сейчас уже на пенсии, но продолжает трудиться в приемном отделении столичной больницы №15. Несложно догадаться — обратиться в редакцию "Сегодня" ее заставило горе. В противном случае женщина вряд ли бы стала давать интервью.


Светлана Семеновна: "Сыну сделали "лаваш" — три операции подряд"

— Шесть лет назад в районной больнице моему сыну Павлу поставили диагноз "панкреатит", — говорит Светлана Семеновна. — Я рассказала об этом своим друзьям, и они посоветовали нам обратиться в институт имени Шалимова. Там Павел прошел амбулаторный курс лечения, и ему стало лучше. Но мы понимали, что при таком заболевании, как панкреатит, надо постоянно наблюдать за его состоянием здоровья. Поэтому через какое-то время опять поехали на консультацию в Шалимова. На этот раз к другому врачу, поскольку наши друзья рекомендовали его как прекрасного специалиста.

По словам Светланы Семеновны, осмотрев Павла, врач поставил ему диагноз "забрюшинный отек с правой стороны" и сказал, что мужчине необходимо срочно сделать операцию. А также порекомендовал Светлане Семеновне немедленно внести в благотворительный фонд клиники 800 гривен. Мол, только в таком случае он сможет предоставить ее сыну хорошую палату, полноценное лечение и все необходимые препараты.

— Мне ничего не оставалось, как отнести эти деньги старшей медсестре, — вспоминает Светлана Семеновна. — Никакой квитанции она мне не дала. Просто взяла у меня деньги и сказала, что я могу оформлять сына на стационар. А на следующий день выяснилось, что мы должны сами купить дорогостоящие лекарства. Я удивилась и пошла к врачу. Но в ответ он развел руками: извините, но у нас таких препаратов нет. Тем временем Павел отправился на УЗИ. А проводивший это исследование врач предложил ему отказаться от операции и поставить дренаж. Сын согласился, и, как выяснилось позже, был абсолютно прав. Уже через пару дней его выписали.

Когда страх за здоровье сына отступил, Светлана Семеновна вспомнила о внесенных в больничный фонд деньгах. По сути, она заплатила за услуги, в которых отпала необходимость. Кроме того, ей просто было обидно. Будучи медиком с огромным профессиональным стажем, она рассчитывала, что коллеги не станут требовать у нее благотворительный взнос. Ведь они наверняка знали, что для медсестры, которая получает мизерную зарплату, это крупная сумма.

— Я решила, что должна забрать деньги, — говорит женщина. — Собралась с духом и поехала в институт.

В клинике она сразу пошла к заведующей отделением, в котором лежал ее сын. Вскоре в кабинет заведующей пришел и врач, который лечил Павла. Он достал из кармана 800 гривен и отдал их Светлане Семеновне. Но был крайне возмущен.

— После этого случая на меня обиделись друзья, которые рекомендовали мне этого врача, — говорит Светлана Семеновна. — Да и Паша был недоволен. Но я до сих пор считаю, что поступила правильно.

Моя собеседница опускает глаза. У нее в руках дрожит кофейная ложечка. Я понимаю, что женщина до сих пор винит себя в том, что случилось с ее сыном впоследствии.

— В конце августа 2008 года сын поехал с друзьями играть в футбол, — вспоминает она. — И кто-то из игроков случайно ударил его мячом по животу. Паша почувствовал себя плохо, и уже 1 сентября мы снова отправились в Шалимова. Мне и в голову прийти не могло, что там до сих пор помнят о том инциденте со взносом.

Первым делом мать с сыном пошли на УЗИ и рентген. Когда результаты были готовы, врачи в один голос сказали: срочно делать операцию!

— По предварительному диагнозу у Павла была высокая тонкокишечная непроходимость (нарушение продвижения содержимого по пищевому каналу из-за неполадок функций кишечника. — Ред.), — говорит Светлана Семеновна. — Я медик и знала, что это очень опасно. Поэтому сразу повела сына в отделение поджелудочной железы. По дороге мы встретили знакомую медсестру, которая рассказала мне, что наш старый знакомый (врач, у которого я забрала деньги) теперь стал одним из руководителей института. Но я так переживала из-за сына, что не обратила на эту новость внимания.

ТОМОГРАФ НЕ ТРАМВАЙ, ВСЕХ НЕ ПЕРЕВЕЗЕТ


С женой Леной. Павел с супругой воспитывали двоих деток

В отделении выяснилось, что мест нет. Поэтому дежурный врач определил Павла в диагностическое отделение. Кроме того, Светлане Семеновне пришлось заплатить 900 гривен в благотворительный фонд (на этот раз через банк), а также купить лекарства для капельниц.

— Мы приехали в институт в первой половине дня, — говорит женщина. — Но пока я не принесла квитанцию о том, что заплатила деньги, Павла держали в коридоре. И это при том, что у него была температура 39,4! Около 17.00 сыну наконец-то дали место в палате. А я пошла к нашему старому лечащему врачу. Зашла в кабинет, поздоровалась и попросила сделать сыну компьютерную томографию, чтобы точно определить диагноз. В ответ услышала грубое: "Томограф не трамвай, всех не перевезет! Ждите...". Мне ничего не оставалось, как уйти. Я поняла, что на меня затаили обиду.

Второго сентября Светлана Семеновна была на работе. Ей позвонила невестка Лена (с Павлом они воспитывали двух дочерей) и сказала, что Паше необходима операция, и врачи требуют заплатить за нее 3 тысячи долларов. Наученная горьким опытом Светлана Семеновна решила, что сейчас не время отстаивать справедливость. Надо спасать сына. Поэтому позвонила друзьям и попросила одолжить ей денег на взятку.

— Мы смогли собрать только 2 тысячи долларов, — рассказывает она. — Вечером я привезла их в больницу и узнала, что на томограф сына так и не повезли. Просто капали ему обезболивающие препараты. Деньги врачам Паша отдал сам. По его словам, они были очень недовольны, что мы привезли не всю сумму. И сказали ему, что подождут еще пару дней с операцией. Видимо, решили дать нам время на поиск денег.

Третьего сентября состояние Павла резко ухудшилось. Он несколько раз терял сознание, у него сильно упало давление. Медики заволновались и отправили молодого мужчину в реанимацию, где он провел ночь с температурой за сорок.

— Увидев Пашу, заведующий реанимационным отделением пришел в ужас, — говорит Светлана Семеновна. — Мол, ваш сын лежал в стационаре несколько дней, а у него полная брюшина крови! Неужели такое возможно?!

"ВРАЧИ ОТПРАВИЛИ ДОМОЙ УМИРАТЬ"

Четвертого августа около полудня Павла увезли на операцию. Она длилась 7,5 часов. В операционный зал заглянул бывший лечащий врач Павла. Пробыл там пару минут, затем подошел к женщине и сказал: "Даю десять процентов из ста, что ваш сын выживет". В отчаянии Светлана Семеновна бросилась к новому лечащему врачу, который продержал Павла четыре дня на больничной койке без диагностики.

— Я спросила его, почему он ничего не сделал, ведь еще рентгенолог и врач на УЗИ в один голос сказали, что у моего сына высокая тонкокишечная непроходимость! — говорит она. — А он мне ответил, что не может со мной разговаривать. Мол, он тоже расстроился. У него поднялось давление...

Врач лишь посоветовал женщине сходить в церковь и помолиться.

— Дальнейшие события были сплошным кошмаром, — вспоминает Светлана Семеновна. — На следующий день Павлу сделали вторую операцию. Спустя еще несколько дней — третью! На медицинском сленге эти операции называются "лаваш". Проще говоря, полная ревизия и промывание брюшной полости. Причем после первой операции сына положили в палату, где лежал мужчина (он на следующий день умер) с открытой формой гангрены. На мои протесты никто не обратил внимания. А ведь сын мог заразиться!

Во время третьей операции Павлу вывели "стому" (искусственное отверстие, которое создает сообщение между полостью любого полого органа человека, в данном случае — между кишечником и окружающей средой). Вплоть до 21 сентября его держали в клинике.

Потом решили выписать. Мол, пусть проходит курс реабилитации под присмотром участкового врача. А через полтора месяца мы снова возьмем его в стационар и уберем "стому".

— Мне никто напрямую не сказал, но я чувствовала, что медики отправляют Пашу домой, потому что не знают, что дальше с ним делать, — считает Светлана Семеновна. — Проще говоря, умирать. Так оно и вышло.

В субботу 26 сентября у Павла возле "стомы" образовался свищ. Его супруга позвонила в институт имени Шалимова. Но там ей сказали, что сегодня у них короткий день. Мол, приезжайте в понедельник. Светлане Семеновне ничего не оставалось, как отвезти сына в свою родную больницу №15. Но уже в здании больницы, прямо в лифте, Павлу стало плохо.

— У него начались судороги, — плачет Светлана Семеновна. — Потом он потерял сознание. Мы с коллегами положили его на каталку и повезли в реанимацию. Но спасти моего сына врачам не удалось...

Спустя год после похорон сына женщина решила, что обязана наказать медиков за случившееся. Ведь их жертвами могут стать и другие люди. А этого допустить нельзя.

Куда она только не обращалась с письмами, в которых подробно рассказывала все обстоятельства своей трагедии: в Минздрав, в АМН, к народным депутатам. Но все было тщетно. Ей везде отвечали, что Павел получил лечение в полном объеме и врачи из Шалимова сделали все возможное, чтобы его спасти.

— Я не утверждаю, что кто-то из медиков специально хотел отомстить, — говорит она. — Просто один из руководителей института был на меня обижен и пустил ситуацию на самотек. А рядовые врачи воспользовались возможностью и начали вымогать деньги. В результате чего и произошла трагедия...

Теперь все надежды Светлана Дубинская возлагает на столичную милицию. Она уже обратилась туда с заявлением, и оперативники сейчас проверяют ее информацию. Если им удастся найти доказательства виновности врачей, против них будет возбуждено уголовное дело.

В КЛИНИКЕ ШАЛИМОВА ВСЕ ОПРОВЕРГАЮТ

— 1 июня 2010 года мы получили из Академии Медицинских Наук Украины письмо с жалобой от Светланы Дубинской, — говорит представитель интересов клиники имени Шалимова адвокат Оксана Гузь. — АМН Украины рекомендовала нам разобраться в случившемся. Поэтому при институте была создана комиссия, в которую вошли независимые эксперты из других клиник столицы. На сегодняшний день они уже изучили все обстоятельства случившегося и пришли к выводу, что во время пребывания в стационаре клиники Павел Резник получил все необходимые медицинские услуги в соответствии с тяжестью установленного диагноза. Замечаний к тактике лечения у комиссии не нашлось. Более того, эксперты согласились с тем, что, исходя из патологии заболевания, пациент нуждался в курсе реабилитации в домашних условиях. Естественно, при условии последующей госпитализации для последней операции. Все выводы комиссии мы уже передали в АМН Украины. А Академия дала ответ Светлане Дубинской. Поэтому мы считаем, что, по сути, инцидент исчерпан.

Отмечу также, что в полученной нами жалобе Светланы Дубинской не было ни слова о том, что врачи якобы вымогали у родственников Павла Резника 3 тысячи долларов за операцию. Впервые эти претензии мы услышали от вас. Судите сами. Если Светлана Дубинская говорит правду, то почему она сразу не сообщила нам об этом?! Возможно, она просто выдумала эту историю? Мы категорически опровергаем недостоверную информацию о том, что в нашем институте имеют место факты взяточничества. Это неправда! И мы можем это доказать в суде, если Светлана Дубинская обратится туда с исковым заявлением.

ПЛАТИ ИЛИ РЕЖЕМ БЕЗ НАРКОЗА!

Милиция Киева начала масштабную проверку больниц и поликлиник столицы по поводу вымогательства взяток у пациентов. После громкого задержания начальницы управления здравоохранения КГГА Людмилы Качуровой (напомним, что чиновницу подозревают в злоупотреблении бюджетными средствами на сумму полтора миллиона гривен, в данное время она находится "на подписке о невыезде") началась масштабная проверка всех государственных лечебных учреждений столицы. По словам правоохранителей, такая акция проходит в Киеве впервые.

— Сейчас мы проверяем все государственные поликлиники и больницы города, — говорит старший оперуполномоченный УБЭП ГУ МВД Валентин Зорба. — В частности изучаем, сколько бюджетных средств было израсходовано на приобретение лекарственных препаратов и оборудования. Уже выяснилось, что некоторые медучреждения закупали лекарства и технику, которые им были не нужны. Надеюсь, что первые официальные результаты будут к концу года.

По словам правоохранителей, решение о проведении проверки было принято не только потому, что милиция подозревает руководство медучреждений в хищении бюджетных средств. Толчком к операции также послужило увеличение количества жалоб от киевлян.

— В 2007 году мы получили 446 обращений от граждан, — отмечает Валентин Зорба. — В 2008 году — 680. В 2009-м — 1120. И наконец, только за шесть месяцев текущего года — аж 850!

Первое место в рейтинге претензий к врачам со стороны пациентов занимает коррупция. Раньше медиков можно было упрекнуть в том, что они беззастенчиво принимают в виде благодарности от больных дорогие подарки и деньги. А теперь некоторые нечистые на руку лекари совершенно открыто требуют деньги!

— У нас был случай, когда врач-анестезиолог вымогал 100 долларов у студентки, которую госпитализировали с аппендицитом, — вспоминает Валентин Зорба. — Он подошел к девушке, когда ее везли на каталке в операционную и поставил ее перед выбором: либо будем резать по живому, либо плати! Денег у студентки не было. Поэтому она попросила в долг у женщин из своей палаты. А спустя два дня к матери девушки (она приехала из села проведать дочь) обратился хирург. Он потребовал 2 тысячи гривен за операцию в целом.

СЕТЬ. Отметим что, по словам правоохранителей, в происходящем далеко не всегда виноваты сами врачи. Их заставляет требовать взятки вышестоящее руководство. Более того, устанавливает сумму, которую тот или иной специалист должен сдать за смену! Например, от стоматолога в районной больнице, по словам медиков, могут требовать отдавать главврачу от 200 до 500 гривен. А от анестезиолога в хирургии — от 500 до 800 гривен. Естественно, сам собой напрашивается вопрос: можно ли предположить, что какая-то часть собранных с медиков денег поступает в карманы городских "чиновников от здравоохранения"? Пока официальных подтверждений этому нет. Хотя в неофициальной беседе с корреспондентом "Сегодня" врачи говорят:

— Подобная методика сбора денег действует в столице не один год! Уверены, что иначе городское руководство просто не даст больнице нормально работать. Но доказать это милиции будет очень сложно. Опасаясь остаться без работы, врачи просто боятся давать показания.

Жалуются люди в милицию и на низкое качество лечения. Мол, медики не могут правильно диагностировать заболевание и назначить верный курс лечения. Но и здесь возникают проблемы с доказательной базой.

— Для того, чтобы передать дело в суд, необходимо, чтобы результаты судебно-медицинской экспертизы были объективными, — отмечает Валентин Зорба. — Но исследование проводят коллеги подозреваемых. А многие из них следуют негласному закону медиков: не сдавать своих, даже если они виноваты! В результате большинство дел до суда просто не доходит.

В целом за шесть месяцев текущего года против столичных медиков было возбуждено 14 уголовных дел. Но в милиции считают, что на самом деле правонарушений в медицинской сфере гораздо больше. Поэтому оперативники обращаются к пострадавшим пациентам, а также медикам, которых заставляет брать взятки вышестоящее руководство, с просьбой сообщать им обо всех нарушениях. Они также напоминают, что обратившийся в правоохранительные органы с жалобой на начальство врач будет освобожден от ответственности.

"ЭТО ГОСУДАРСТВО ТОЛКАЕТ К ГРУБОСТИ"

Директор департамента управления и контроля качества медуслуг Минздрава Украины Игорь Шпак считает главной проблемой нашей медицины низкие зарплаты и недофинансирование госклиник. По его словам, треть жалоб пациентов в Минздрав — на качество врачебной помощи. Но сказать, сколько из них подтвердились в ходе расследования Минздрава, г-н Шпак не смог: "По общеевропейской практике, подобные исследования считаются объективными, лишь если их проводят независимые общественные организации. А выводы, которые делаем мы, можно оспорить в суде. Ведь всем ясно, что в Минздраве тоже работают медики — коллеги тех, кто якобы провинился. У нас много жалоб и на некорректное поведение сотрудников и руководителей медучреждений. Но и тут все упирается в деньги. Ну чего можно ждать от персонала при таких мизерных зарплатах? Санитарка получает 800 гривен, врач — 1600. По сути, государство само подталкивает медиков к грубости и коррупции... Выход — в реформе. В нашей стране множество медучреждений не заполнены пациентами и лишь распыляют бюджетные средства. Хирурги там оперируют раз в месяц! Им же практика нужна — иначе они опасны для пациента! Таких примеров — множество. Все подобные медучреждения надо закрыть и направить средства и персонал туда, где в них действительно нуждаются".


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Прикреплённый файл: medik.jpg
Автор: Золотухина Инна
Вы сейчас просматриваете новость "Медик решила бороться со своими коллегами, потеряв сына". Другие Криминальные новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: