укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Новости экономики Новости экономики
4 Июня 2014, 18:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Министр агрополитики: "Я добрый и авторитарный министр. Увольняю ласково" http://www.segodnya.ua/img/article/5261/8_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/5261/8_tn.jpg Экономика Министр о коррупционных схемах в ведомстве, перспективах развития села, о прогнозах сбора урожая на Юго-Востоке и оценках потерь от аннексии Крыма Россией
<p>В своей жизни Игорь Швайка руководствуется жизненным принципом: «К работе!», свободное время проводит с женой и детьми, раньше увлекался автомобильным ралли, а сейчас сам водит внедорожник «Митсубиши Паджеро»</p>
В своей жизни Игорь Швайка руководствуется жизненным принципом: «К работе!», свободное время проводит с женой и детьми, раньше увлекался автомобильным ралли, а сейчас сам водит внедорожник «Митсубиши Паджеро»

Министр агрополитики: "Я добрый и авторитарный министр. Увольняю ласково"

Министр о коррупционных схемах в ведомстве, перспективах развития села, о прогнозах сбора урожая на Юго-Востоке и оценках потерь от аннексии Крыма Россией

— Игорь Александрович, вы по образованию юрист и до назначения министром агрополитики не работали в отрасли. Что вы сделали сначала, когда зашли в этот кабинет?

— Сначала я выкинул портрет Януковича, вместо него появились Тарас Шевченко и Иван Франко. А еще есть белая доска, куда я прикрепляю рабочие материалы. Еще тут не было компьютера — видимо, Николай Присяжнюк работал с планшетом. А все остальное осталось. Впрочем, мы шторы поменяли — повесили жалюзи. Сделали это потому, что с утром сюда светит солнышко и мешает работать, ведь идут блики на компьютере.

— Какие были ваши первые решения на посту министра? И вообще как обычно складывается рабочий день?

— Перво-наперво я начал выяснять по министерству: какие тут процессы, в чем суть коррупции, почему задерживается выдача документов. Надо же разобраться, где есть проблемы, чтобы потом их решить.

К примеру, сегодня надо создать сеть из реально работающих межрегиональных лабораторий качества семян. А это не только семена зерна, сорго (род злаков. — Авт.), кукурузы, овса. Это и виноматериалы, соки и любые виды растительной пищевой продукции. В идеале такие микролаборатории должны быть на каждом элеваторе, который должен следить за качеством продукции. Я поручил председателю Сельхозинспекции подготовить предложения по формированию сети отраслевых арбитражных лабораторий, которая покроет территорию страны. Почему арбитражные? Их результаты будут решающими при спорах по качеству продукции. А цена на услуги создаст хорошую конкуренцию для частных лабораторий, которые любят ее завысить. Основные из них, полагаю, будут расположены в Винницкой, Запорожской, Тернопольской, Полтавской, Харьковской, Одесской, Николаевской областях, а в столице — Госцентр сертификации. Такое расположение позволит удовлетворить потребности аграриев в каждом районе.

Еще одна важнейшая задача — безопасность пищевых продуктов. Цепочка контроля по созданию продуктов питания — так сказать, от поля к столу — очень длинная. Стартует все в Минэкологии, которое занимается вопросами водопользования, в частности, контролирует качество воды на наличие химикатов. Далее полномочия по контролю переходят Ветеринарной и Фитосанитарной службе при МинАПК. Фитосанитары курируют: что мы сеем, как оно растет, что коровка съела. Ну и наконец, производителей, магазины, рынки контролирует Санэпидслужба при Минздраве.

К кому человек должен обращаться по качеству продуктов, если возникли вопросы? Сегодня искать правду можно долго, ведь контролеров много, и каждый может кричать, мол, мы ни при чем. Поэтому нужна прозрачная и простая схема контроля. Чтобы найти производителя, надо в ухо каждой коровке установить бирочку со штрих-кодом, где четко будет видно — в каком регионе она была, какую травку съела. И все это электронная система проследит. Поэтому когда с продуктами, не дай Бог, что-то произошло, можно проследить всю цепочку — от поля к столу. 

Отдельно существует проблема санутильзаводов. С одной стороны, Европа и весь мир доказали, что 500 км от места возникновения отходов животного происхождения до завода — это нормально. С другой стороны, у нашего ГП "Ветсанзавод" есть 18 филиалов, из них работают 4—5, а 13 висят на шее с обоснованием, мол, надо куда-то девать падаль, которую могут выкинуть в посадку. Но ведь падаль и так выбрасывают. А почему бы не делать мясо-костную муку и не продавать ее за границу? Такое производство востребовано в пищепроме… Вот из таких вопросов складывается каждый день министра АПК.

— А как вы оцениваете уровень квалификации людей, работающих как в министерстве, так и в аграрной отрасли? Проводите кадровые чистки?

— Знаете, я удивлен, как много фанатично упорных людей работает в агросекторе. У аграриев есть понимание, какие реформы надо проводить. Поэтому можно надеяться на поддержку будущих реформ. Например, раньше в отраслях перераспределяли средства по принципу: заберу от сильного — отдам слабому. А я считаю, что предприятия, которые ничего не делают, надо ликвидировать. Лучше построить новое, чем содержать ненужное. В конце концов, выплачивать помощь по безработице дешевле, чем содержать убыточный завод.

Что касается подчиненных в министерстве… Конечно, есть профессионалы, но, к сожалению, есть много  людей, кого надо увольнять. Вообще, по отношению к кадрам я действую как добрый и авторитарный министр. Авторитарный — это за счет авторитета, то есть несу личную ответственность за все происходящее. И кому-то слезы вытирать или подставлять жилетку не буду. А добрый… Вот предупреждаю человека, что он уволен. А тот идет на больничный. Тогда спрашиваю ласково: не помочь ли полечиться, чтоб пошел на поправку и написал заявление об уходе? По-разному в таких ситуациях разговариваю с людьми: иногда хватает доброго слова, а иногда приходится и палку применять. Некоторые понимают сразу, а другие пытаются аргументировать, мол, зарплата в 2000 грн и движение на работу на "Порше Кайене" являются гармоничной картинкой… В любом случае, своих решений не меняю и не люблю затягивать, ведь часто на конкретное место приглашен человек, достойный доверия и готовый работать.

— Часто ловите чиновников на коррупции? Какие схемы уже ликвидированы?

— Таких схем в агросекторе масса. Есть, например, Сельхозинспекция, работа которой в свое время уже оставила у компаний негативные впечатления. Скажем, приходит груз, а его надо срочно отправить. Нужен бесплатный сертификат. Но срок выдачи — 30 дней. А это ожидаемо приводит к расходам. Для понимания: один день простоя "Панамакса" (тип контейнеровозов. — Авт.) тянет на $50 тыс. И вот получает перевозчик для груза бесплатный сертификат на 29-й день. Cколько "Панамакс" в итоге съел денег? Вот пример коррупции. А ведь это прописано в постановлениях Кабмина. В общем, занимаемся ликвидацией из этой схемы коррупционной составляющей.

— Как аграрии завершили посевную? Получится ли урожай собрать, сохранить, продать?

— Отвечу коротко. Бог дал хорошую зиму и хорошую весну — дожди были своевременные. Поэтому посевная прошла нормально. И если возникали трудности, их решали. А проблемы есть: цена на топливо выросла катастрофично. Если раньше стоимость горюче-смазочных материалов составляла 10—13% в себестоимости продукции, теперь эта доля выросла до 18—22%. Получается, рентабельность аграриев упала в ноль. То есть они работают, чтобы заплатить налоги и зарплату. Не факт, что осенью урожай продастся дороже, ведь покупательская способность населения падает. Жаль, но сельское хозяйство — не то место, где зарабатываются деньги.

— А не ударит ли по результатам сбора урожая аннексия Крыма и сложная обстановка на Юго-Востоке?

— Непростой вопрос. В стране, собственно, война. Мы потеряли Крым. Там много важных предприятий — те же винодельческие, научные центры. Там сохранены коллекции. Там, в конце концов, морские рыбные порты Севастополя, Керчи. И эти потери нельзя не учесть. Однако аннексия Крыма на украинский агрорынок серьезно не повлияет. Ведь на полуостров мы всегда больше поставляли продуктов, чем получали оттуда. Крым — это жемчужина, которая хочет есть.

А по Юго-Востоку ситуация следующая: проблемы в регионе есть, но некритичные. Посевная состоялась в Харьковской, Луганской и Донецкой областях. Да, волнения мешают, но на фермеров и агропредприятия влияет некритично. Так что будем с урожаем.

— Что будет из себя представлять будущее сельского хозяйства Украины?

— Безусловно, ставку делаем на растениеводство. Украина — один из лидеров по экспорту зерна и зерновых культур. Интересны и сектор переработки продукции, и пищепром. В агробизнесе есть мнение, что поставлять зерно не так интересно, как муку, потому что мука — это уже добавленная стоимость, которая остается в Украине. То же самое касается зерна, которое съедает коровка или свинка, и мы продаем это мясо живым весом или охлажденным. А это свиноводческий комплекс, индюшиная ферма. Данная продукция хорошо продается. Хорошие возможности Украине дает и выращивание подсолнечника. Мы ведь продаем его за рубеж и как культуру, и как растительное масло, о котором, кстати, говорили недавно с казахами, узбеками, китайцами, представителями ЕС. И хотя Украина находится сегодня в тройке лидеров в мире по экспорту подсолнечного масла, у нас есть перспективы по его наращиванию. Отдельное внимание стоит уделить развитию молочного скотоводства: молоко и молокопродукты, сыры, масло — все это важно.

Сегодня нужно думать, куда все эти товары поставлять. И тут надо усилить кооперацию с Беларусью, Китаем, в будущем даже с Россией. Плюс перспективными являются Азия, Африка, Европа. Так, сегодня птичники и животноводы уже готовы поставлять свои товары на открывающиеся рынки ЕС. Нарабатываем тесные связи и с Саудовской Аравией, Египтом, Сирией, Бангладеш, Ираком, Ираном. Во все эти страны можно не только поставлять наши товары, но и привлекать оттуда инвестиции. Почему бы, например, не создать совместное с китайцами производство по выпуску тракторов на базе ХТЗ или других наших предприятий? В Украине есть уникальные разработки, которых нет даже в Китае. Или другой вариант: в нашу страну завозится техника "Джон Дир", "Клаас", "Сампо", "Петингер". У меня с этими компаниями простой разговор: ребята, вашу технику надо собирать в Украине. Можно? Можно, говорят.

— Вечная проблема — часть урожая гниет на полях. Причин масса — нет овощехранилищ, не успевают убирать. Как решить это?

— Надо строить, надо создавать условия для развития инфраструктуры. Недавно привезли яблочки из Золотоношского района Черкасской области. Вкуснотища. А хранятся они в 9-ти боксах. И продают яблоки свежими, вплоть до мая. Построить такие хранилища мы можем — нужно только время и деньги. И то, и другое есть. Средства привлекать на такие проекты можно, к примеру, из фондов ЕБРР.

— Что вы думаете о введении в Украине рынка земли (у нас действует мораторий на куплю-продажу земель сельхозназначения)? Ранее планировалось, что землю можно будет купить-продать уже в 2013-м. По вашему, как нужно решать земельный вопрос?

— Земля должна быть государственной и частной — из той, что распаевана. И землю люди должны использовать по назначению — работать на ней, продать, если нужно, получить в пользование/аренду. Как это можно сделать?

Если человек хочет продать землю, этот процесс должен идти через Госзембанк. Земельный банк, в идеале, не должен выдавать кредиты или заниматься финдеятельностью, он должен быть исключительно банком земли. То есть, по справедливой цене выкупать землю, ею владеть, но не более того. Получается, что единственным покупателем земли в Украине должно быть только государство. При этом Зембанк не должен распоряжаться землей, он должен только предоставлять информацию, вести учет, санкционировать разрешения по передаче земли — при согласовании с сельским и поселковым советами.

Если же человек хочет начать работать на земле, надо помогать ему брать ее в аренду или в постоянное пользование. Ведь жителям села, которым сейчас по 12—15 лет, при совершеннолетии понадобятся участки — и как решать этот вопрос? Ключевой тезис: мы не можем больше бесплатно раздавать землю в собственность. За исключением — жилстроительства, садов-огородов. Но вся остальная земля должна быть в пользовании.

Поэтому сейчас планируем активно убеждать парламент, что надо решаться с мораторием по продаже земли. Еще раз повторю, моя позиция четкая: люди имеют право продать земучастки, но покупать их может только государство. 

— Сейчас в селе живет около трети населения страны. По сравнению с развитыми странами, где в селе живет около 10%, это много. Что в связи с этим ждет наших селян — будут ли программы по развитию села?

— Считаю, что жить в селе перспективнее, чем в городе. И здесь государство всячески должно поддерживать людей, которые хотят жить в деревне. В идеале адаптация к сельской жизни должна происходить так: приехал человек в общину, сказал, что ему нужен участок земли, до этого в Зембанке его проинформировали, где есть такие наделы. В сельсовете согласны выделить землю, но на условиях — ты живешь в селе; твои дети ходят в сельскую школу; семья является участником местной социнфраструктуры.

Если удастся правильно решить земельные вопросы, жить в селе станет модно. Люди устали от бешеного ритма жизни в городах, от загазованности и стрессов. Другое дело — домик в селе. Вышел утром на крылечко, свежий воздух, выпил парного молочка — вот оно простое человеческое счастье.

И многие украинцы это понимают: есть художники, переезжающие в заброшенные хутора, а есть люди, которые хотят с нуля обучиться фермерству. Этим людям мы хотим помочь. Есть проект "семейного фермерства". Для его развития на базе Укргосфонда поддержки фермерских хозяйств хотим создать нормальную сетевую структуру — сельскохозяйственные консультационные центры, где бы людей обучили, как вырастить зерно, как создать ферму, куда продать молоко. Человек берет микрокредит, приезжает в село, отстраивает инфраструктуру. Это может быть интересно не только уставшим от суеты горожанам, но и выходцам из села, которых мама воспитывала и говорила: езжай в город — выбьешься в люди. Но дома лучше.

— Поговорим о ценах на продукты питания. Курс доллара вырос, будут ли вслед за ним подниматься цены на еду, по которой есть госрегулирование?

— Думаю, резкого роста цен на продукты не будет. Конечно, цены понемногу растут, ведь МинАПК их не может устанавливать в каких-то рамках. Но для стабилизации цен мы можем влиять на стоимость продуктов косвенно — рыночными методами. И механизмы простые. К примеру, сегодня какая цена на сахар в рознице? У меня уже привычка: в магазинах смотреть на цены тех товаров, по которым есть вопросы. Вот цена на сахар от 11,50 до 13,20 грн, в зависимости от фасовки, качества, категории магазина. Считаю, что дорого, ведь цену можно снизить: этого сахара в Агрофонде лежит 150 тыс. тонн, у которого заканчивается срок хранения. Поэтому отправляем его на продажу по цене 9,20 грн за кило. Такой дешевый сахар люди быстро разберут, ведь с июня по сентябрь идет горячая пора заготовки консерваций, варенья, вина. Как результат, оптовики снижают цену на сахар и в магазинах товара по 12,50 грн не найдешь, ведь никто его не купит. Вот так боремся со спекуляцией.

Но это лишь видимая часть ценового госрегулирования. Вот Аграрный фонд получил деньги от продажи сахара и куда их направляет? На закупку сухого молока, потому что РФ немотивированно прикрыла границы для наших молочников. Но коровка в селе доится. Что делать производителю? Он будет производить сухое молоко. А Аграрный фонд его выкупает, чтобы зимой, когда молочки не будет, снова вывести этот продукт на рынок и сделать из него готовую молокопродукцию. Тем более, сухое молоко хранится намного дольше, чем обычное. Ну а после, когда молочка распродается, начинаются форвардные закупки зерна, но это уже в январе-феврале будущего года. Вот по такому циклу сейчас и работают госпредприятия. Они как бы и коммерцией занимаются, но их коммерция контролируется государством. Поэтому цены на рынке продуктов питания будут меняться прогнозированно.

— Новая власть объявила о планах жить экономно. В МинАПК уже подсчитали, от чего нужно избавиться?

— У нас была одна машина и то сломанная, ее в 2005-м передало МВД. Это был "Фольксваген-Фаэтон". Я не знаю, зачем такие машины представительского класса нужны, на которых в центр не заедешь. Напоминает тяжелый крейсер, разве что для поездок по регионам сгодится. Правда, обслуживание такой машины обходится дорого. Поэтому мы его продаем сейчас. Возможно, появится покупатель и пойдет машина, например, в такси вип-класса. Балансовая стоимость была, если я не ошибаюсь, 120—150 тыс. грн. А ремонт станция техобслуживания насчитала — 75 тыс. грн. Неадекватные цифры. Кроме того, есть транспорт в центральных органах исполнительной власти, в ветеринарной службе, в лесном агентстве, в земресурсах. Но это самостоятельные субъекты. Мы только координируем их деятельность, поэтому вопросом — есть ли излишки транспорта — там занимаются сами.

— Чем вы занимаетесь вне работы: что-то выращиваете на даче или есть хобби?

— На даче жена сажает цветы. А у меня есть детки, которые недополучают отцовского внимания. Наилучший отдых — прогулка с женой и детьми. Времени на почитать, подумать или на хобби не остается. А хобби, которое оставалось долгое время — раллийный автоспорт. Все, кто со мной работает, на себе это ощущают. Поэтому, когда ко мне в машину садятся, пристегиваются. Я аккуратно езжу, но там, где можно проехать не по асфальту — к примеру, с поля прямо в гору — обязательно это сделаю… Когда меня спрашивают: почему всегда сам за рулем — я за рулем отдыхаю. Вот недавно пришлось сменить машину. Специально брал семиместную — Mitsubishi Pajero, чтобы вся семья поместилась. Купил ее после того, как отдельные деятели сожгли мое авто в декабре 2013-го. В феврале 2014-го пришлось взять эту машину. Она новая — в лизинге. То есть принадлежит банку, а я ежемесячно плачу кредит, через 5 лет будет в моей собственности.

Читайте также:
Цены на жилье в Британии побили все рекорды
Продукты в Крыму уже подорожали на 25%
Украина получила шанс покупать российский газ по $350
Новым президентом Египта стал бывший министр обороны
В Крыму ходят российские рубли с украинскими лозунгами
Погиб министр нового правительства Индии


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Авторы: Коновалова Христина, Александр Панченко
Вы сейчас просматриваете новость "Министр агрополитики: "Я добрый и авторитарный министр. Увольняю ласково"". Другие Новости экономики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: