укр
Анастасия Белоусова
Крестный ход: послевкусие
Главная Жизнь Интервью
22 Ноября 2011, 07:15  Версия для печати  Отправить другу
×
Андрей Портнов: "Ждем резкого увеличения числа оправдательных приговоров в суде" http://www.segodnya.ua/img/article/2768/53_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2768/53_tn.jpg Интервью Руководитель Главного управления по судоустройству АП, советник президента рассказал, когда будет принят новый УПК, что такое сделка с правосудием и кто может быть избран новым главой Верховного суда.
Портнов. В Администрации президента занимается реформированием законодательства и судебной системы
Портнов. В Администрации президента занимается реформированием законодательства и судебной системы

Андрей Портнов: "Ждем резкого увеличения числа оправдательных приговоров в суде"

Руководитель Главного управления по судоустройству АП, советник президента рассказал, когда будет принят новый УПК, что такое сделка с правосудием и кто может быть избран новым главой Верховного суда.

— Андрей Владимирович, за последнее время парламент принял несколько новых законов, в разработке которых вы и ваши подчиненные принимали активное участие. Например, закон о гуманизации и декриминализации ряда статей УК, о возвращении полномочий Верховному суду… Это в прошлом, а что на повестке дня?

На сегодня главный план работы для нас – принятие нового Уголовно-процессуального кодекса (УПК). Изменения в нем можно условно разделить на две части: те, которые мы можем сделать быстро и сами (учитывая мировую практику), а также более стратегического масштаба, относительно которых мы должны получить выводы экспертов Совета Европы. К первой части можно отнести уже принятый закон о гуманизации уголовной ответственности. Его многие называют законом о декриминализации, хотя ее в новом законе всего процентов десять, остальное – гуманизация и изменение процедур применения уголовного закона.

Несколько дней назад мы вернулись из Страсбурга, где эксперты Совета Европы уже сформулировали свою точку зрения на наш проект нового УПК. СЕ занимался этим вопросом 3 месяца и сейчас закончил исследования. Затем прошло заключительное совещание, в котором приняли участие все три эксперта СЕ. Это профессор Мадридского университета, прокурор из Великобритании и специалист в области права из Грузии. Кроме того, в совещании участвовали три представителя Департамента юстиции из США. Причем представители США несколько раз защищали именно наши позиции во время дискуссий в СЕ. Это не удивительно, ведь новый УПК мы как раз и разрабатывали вместе с Департаментом юстиции США. Делалось это неспроста, нам нужно было побороть сопротивление наших правоохранительных чиновников, для чего следовало заручиться серьезной международной поддержкой. Отмечу, что такая работа была проделана при действующем президенте. Эксперты СЕ анализировали и предыдущие проекты УПК, которые направлялись Украиной в Европу до 2010 года и получили вердикт, что это было худшее из того, что могла предложить Украина.

Надо сказать, что разработка УПК силами самих правоохранителей была бы большой ошибкой (как и, например, разработка Налогового кодекса силами налоговиков). Когда мы с привлечением ученых, но без силовиков, взялись за разработку нового УПК, первая реакция правоохранительных органов была отрицательная, Они, мягко говоря, не восприняли всерьез реальность реформы и скорость работы рабочей группы. И только благодаря 5-6 совещаниям под председательством президента и с участием первых лиц всех правоохранительных органов появился этот кодекс.

Я, честно говоря, впервые столкнулся с ситуацией, когда глава государства лично и не раз проводит совещания по одному и тому же вопросу. У каждого из силовиков было свое видение будущего УПК, потому мы сначала изобразили только векторы, куда следует двигаться. Например, следствие должно быть у прокуратуры или нет? Равные права у прокурора и адвоката должны быть или нет? Сделка со следствием возможна или нет? И так далее. Потом мы эти направления развили и конкретизировали, в итоге получили проект нового закона.

Конечно, были у нас острые дискуссии, например, по поводу тезисов о состязательности прокурора и адвоката, о прокурорском и судебном контроле за проведением оперативно-розыскных действий (слежка, прослушка и пр. – Авт.), о фиксации доказательств, о сделке со следствием и отмене доследования. В конце концов мы выработали согласованную версию нового закона, она была утверждена на заседании рабочей группы по реформированию уголовного законодательства под председательством президента и потом была разослана в два адреса: в Венецианскую комиссию и в СЕ. Там определили, что нашими вопросами заниматься будет Генеральный директорат по правам человека СЕ, который и назначил упомянутых выше экспертов.

Эти эксперты дали нам немало замечаний по проекту УПК. Мы в АП их рассмотрели и пришли к выводу, что абсолютное большинство замечаний мы должны учесть. Эксперты приглашены в Украину на 12 декабря, к этой дате мы собираемся доработать УПК в соответствии с требованиями СЕ. И если с экспертами мы достигнем взаимопонимания, то сразу после 12 декабря проект нового УПК поступит в парламент для обсуждения в первом чтении.

— Давайте перечислим основные пункты, которыми новый УПК отличается от старого.

Первое – мы прогнозируем резкое увеличение оправдательных приговоров в Украине. Ибо отменяется возможность отправки судом дела на дополнительное расследование (знаменитое ДС, как говорят профессионалы. – Авт.). То есть если дело попало в суд, могут быть только два варианта: либо оправдательный приговор, либо обвинительный. Третий исключен. Следователю и прокурору на стадии досудебного следствия придется работать более тщательно, доказывая вину, ибо любая недоработка приведет автоматически к оправдательному приговору.

Второе – как уже говорилось, состязательность процесса, равенство прав обвинителей и защитников. Мы, например, получили замечание экспертов СЕ по поводу того, что пока не продуман вопрос, как будут возмещаться расходы на проведение экспертизы по требованию адвоката. Замечание справедливое, мы эту проблему доработаем и внесем в проект УПК. Ведь экспертизы прокуроров оплачивает государство. Раз у защитников такие же права, то мы допишем: адвокат заказывает экспертизу за счет клиента, но если того оправдают, то расходы возмещает государство – по решению суда. Также будут внесены и другие компенсаторы прав защиты и обвинения.

Далее – все доказательства оцениваются и принимаются только судом. Сегодня же решает следователь, что является доказательством, а что нет. Этот вопрос для правоохранителей при обсуждении нового УПК был больным, силовики возражали, но здравый смысл и европейский опыт победил. Если органы следствия захотят на стадии досудебного расследования признать что-то доказательством, они обязаны будут добиться такого признания через суд и расследовать дело дальше.

И еще. Доказательством не может быть признано то, при получении чего нарушен закон или даже процедура этого получения. Раньше на нарушение процедуры часто закрывали глаза. Теперь, к примеру, если положено по процедуре ответить сначала на вопрос А, а потом на вопрос Б, но сделано наоборот, это уже не доказательство. Суду будут даны широкие полномочия такие доказательства не принимать. Следователям придется многому научиться…

Есть изменения, касающиеся и адвокатов. Так, через год после вступления нового УПК в силу, доступ к участию в суде будет иметь только адвокат, имеющий свидетельство органов адвокатского самоуправления. Сегодня же на это имеют право и так называемые представители интересов обвиняемого в суде (ими могут быть родственники без юридического образования, например). И представитель может вести себя, как угодно, говорить что угодно и пр. Он не несет никакой ответственности, ведь у него нечего забрать. А у адвоката можно забрать свидетельство. Это будет сдерживающим фактором для адвокатов, чтобы не нарушали этические нормы (не нарушали порядок ведения судебного заседания, не разглашали полученные от прокурора сведения и пр.). В итоге статус адвоката повысится, доступ к этой профессии будет более трудным, меньшее количество юристов получат адвокатские свидетельства. Зато повысится квалификация защитников.

Важный элемент реформы – сделки с правосудием. В этой части мы взяли лучшие элементы американской системы. То есть если обвиняемый дает следствию все необходимые сведения, чтобы раскрыть преступление (а может, и не одно), то ему могут немного смягчить наказание. Сделка обязательно двусторонняя, нужно желание не только обвиняемого, но и следствия. Если оно не нуждается в помощи, само может все раскрыть, то сделки может не быть будет. Но о полном освобождении от уголовного наказания человека, совершившего тяжкое преступление, речь не идет, только о смягчении.

— Может ли человек, раскрывший, скажем, банду, рассчитывать на защиту от государства (смену имени, местожительства и пр.)?

Да, эти элементы в новом законе прописываются. Будут разработаны документы с грифом "секретно", когда их примут, правоохранители будут обязаны это выполнять. Также в новом законе выписано и внедрение в организованную преступную группу. Разрешение на него будет давать следователю суд. Это ноу-хау. Но сразу скажу, что человек, внедренный в ОПГ, не будет иметь право для правдоподобия сам совершать преступления.

Отмечу, что замечания экспертов СЕ носят не политический, а только правовой характер. Например, в вопросе о задержании человека. В нашем проекте сказано, что задержание возможно на срок до 3 суток, суд может продлить до 5 суток. Эксперты рекомендовали нам расписать подробно, как в эти два дня, между 5 и 3 сутками, будет осуществляться состязательность процесса, не будет ли тут у прокурора больше прав, чем у адвоката. Это действительно заслуживает внимания и мы это учтем. То есть допишем в УПК несколько абзацев, где четко будет сказано о правах и обязанностях сторон именно в эти 2 суток. Также, много замечаний экспертов касались больших полномочий наших прокуроров. Нам необходимо к этому прислушаться и вскоре мы ожидаем создания под руководством президента рабочей группы по реформированию законодательства о прокуратуре и адвокатуре. Ведь Украина дала Европе обещание реформировать прокуратуру еще в 1995 году.

Но лишь сейчас это стало реально возможным, ибо реформировать прокуратуру нельзя без принятия нового УПК. Тут все взаимосвязано. Причем сейчас и сама ГПУ выступает за сокращение некоторых своих полномочий, например, в части вынесения протестов, исков, предписаний и пр. Мы планируем, что в будущем уменьшится количество экономических сфер, куда прокуратура вообще сможет вмешиваться. И сейчас мы находимся в стадии окончания работы над новым Законом о прокуратуре.

— А что еще из законодательных актов вы собираетесь реформировать?

Кроме Закона о прокуратуре, в ближайшее время еще Закон об адвокатуре. Затем – законодательство, регулирующее деятельность милиции, других правоохранительных органов и экспертов. Потом законы, связанные с ювенальной юстицией (законы о детях). Будем приводить все, что связано с детьми, к стандартам ООН, сейчас сотрудничаем с ЮНИСЕФ. То есть у нас должны появиться специальные прокуроры и судьи, занимающиеся детьми. Это все вопросы будущего года. Одновременно будем вносить законы, связанные с защитой прав собственников, сталкивающихся с правоохранительной системой и судами. Также в ближайшее время займемся проблемой полномочий государства по приостановлению деятельности предпринимателей. Сейчас этот сегмент регулируют свыше 70 законов!

Наша цель – полностью это запретить и такие вопросы передать на судебное рассмотрение (кроме проблем, связанных с ядерной безопасностью и некоторыми другими техногенными вопросами). Но пожарные, служащие СЭС, которые сейчас могут закрыть предприятие по своему предписанию, не смогут этого делать. Только в суде, в состязательном процессе им придется доказывать, почему надо закрыть то или иное предприятие. Вот вы знаете, что в Украине есть закон о пестицидах? И, оказывается, в его рамках некий чиновник вполне может закрыть предприятие своим предписанием. Есть случаи, когда сотрудник ГАИ действует вместе с фитосанитаром и, придравшись к отсутствию какого-то документа, отправляет машину с грузом на штрафплощадку. Теперь это станет невозможно.

— Если все сложится, как вы думаете, когда ожидаете принятие нового УПК в целом?

Надеемся на первое чтение в декабре, второе чтение – скорее всего, реально в феврале. А потом дается 6 месяцев на вступление в силу закона. За это время надо будет обучать сотрудников правоохранительных органов, судей, как правильно применять новый закон. ,

— Вы, кроме прочего, занимаетесь также вопросами помилования, то есть ваши подчиненные готовят документы для президента, который единственный имеет право миловать. А известно ли вам, что предыдущий президент в конце своей каденции помиловал целую группу людей, совершивших особо тяжкие преступления – убийства, грабежи, разбои. Правда ли это и не готовится ли что-то подобное сейчас?

Вы правы, такой указ был и касался лиц, совершивших тяжкие преступления и особо тяжкие преступления против жизни и здоровья наших сограждан. Этот указ был одним из последних, подписанных предыдущим президентом. Сейчас подобные указы не принимаются.

— Какова структура подразделения, готовящего документы для помилования, как это все работает, куда надо обращаться гражданам, желающих попросить помилование?

Любой гражданин, в отношении которого вступил в силу судебный приговор, может обратиться к президенту с просьбой о помиловании. При президенте действует созданная его указом комиссия по помилованию. Работает она на Банковой, 11, там же расположено и управление по помилованию АП. Комиссия – постоянный орган, но люди там работают на общественных началах. Там есть судьи, общественные деятели, даже архитекторы. Управление по помилованию сопровождает эту работу, готовит документы для комиссии. То есть каждое прошение о помиловании рассматривается и управлением АП, и комиссией. И в основном ныне помилование применяется к тем гражданам, кто не совершил тяжких преступлений.

Конкретнее скажу, что действующий президент ни разу не применил акт помилования относительно убийц, насильников, разбойников или торговцев наркотиками. Кстати, в этом году впервые появилась юридическая возможность просить о помиловании теми, кто был 20 лет назад (в 1991 году) приговорен к высшей мере наказания, но по некоторым причинам остался в живых и расстрел им был потом заменен пожизненным заключением. Такие обращения уже есть, но все они отклонены.

Но есть и другие, которые удовлетворены. Какие это случаи? Например, гражданин, имеющий пятерых детей, совершил кражу продуктов и был приговорен к 5 годам заключения. Отбыл часть наказания и обратился за помилованием. Комиссия в таком случае рекомендует президенту применить этот акт, что на деле и происходит. Кстати, комиссия вовсе не всегда рекомендует полностью освободить человека, порой она советует президенту просто уменьшить срок наказания. Заседает эта комиссия каждый месяц, однако президент не всегда соглашается с выводами комиссии. Тем не менее, примерно к 5-6 человек в месяц акт помилования применяется.

Должен также заметить, что комиссия рассматривает все 100% поступивших просьб о помиловании, ни одно письмо не остается без внимания. На каждое заседание комиссии передается от 100 до 200 пакетов документов относительно просителей о помиловании (документы готовит управление по помилованиям АП). Но, конечно, удовлетворяются далеко не все просьбы. Решения комиссия принимает простым большинством голосов.

Приведу один пример. Человека обвинили в преступлении, но судья под разными предлогами 5 лет никак не выносил приговор. Обвиняемый все это время просидел в СИЗО. Дело дошло до рассмотрения на ВСЮ, тогда судья в перерыве между заседаниями ВСЮ по его вопросу приговорил обвиняемого к 6 годам лишении свободы. А тот уже 5 лет отсидел в СИЗО! Судью этого по представлению ВСЮ парламент за это уволил, но человек-то остался в изоляторе. Вот тогда комиссия по помилованию вмешалась и рекомендовала его освободить. Президент помиловал и человек, наконец, вышел на свободу на год раньше срока.

— Давайте теперь поговорим о судебной реформе. Должен вам сказать, что недавно принятый закон о возвращении Верховному суду части отобранных ранее полномочий у судей вызвал неоднозначную реакцию. Например, у части из них негативную реакцию вызвало то, что ВС будет рассматривать только те решения Евросуда по Украине, которые касаются материальных претензий к нашему государству. А решения, связанные с процедурными вопросами, остаются за Высшим специализированным судом, причем таких решений более 90% всех, постановляемых Евросудом. То есть роль ВС остается тут мизерной. Так ли это и если да, то почему?

Это связано с решением Конституционного суда, запретившего, уже достаточно давно, дважды рассматривать вопрос в кассационной инстанции. Сейчас такая инстанция – Высший специализированный суд. И, значит, ВС не может быть повторной кассационной инстанцией, дело должно вернуться туда, где и была кассация (а она как раз и касается процедурных вопросов). Но зато теперь появилась норма о том, что решения ВС считаются обязательными для всех органов власти и для всех нижестоящих судов, в том числе для Высших специализированных. То есть решения ВС становятся в Украине новым источником права, кроме законов и решений КС. По сути, у нас вводится нечто вроде прецедентного права, применяемого во многих развитых странах. Если ВС указал, что в такой-то юридической коллизии надо действовать так-то, это обязательно должно учитываться и применяться всеми нижестоящими судами со ссылкой на решение ВС.

— А почему нынешние полномочия у ВС сначала забрали, а теперь вернули? Есть версия, что это было сделано для того, чтобы сместить с поста главы ВС Василия Онопенко. Дескать, когда в ВС набралось достаточно голосов, чтобы проголосовать другую кандидатуру, власть и вернула полномочия для будущего "своего" председателя.

Это не так. Дело в том, что сегодня ВС не имеет таких уж особых полномочий, чтобы за пост председателя серьезно бороться. Второе – если АП будет вмешиваться в этот процесс, об этом сразу же станет всем известно, ведь судьи Верховного суда достаточно авторитетные и независимые люди. Третье – и сам Василий Онопенко сегодня имеет достаточно большие шансы быть переизбранным, как, впрочем, и некоторые другие его коллеги из ВС. Думаю, в ближайшее время Пленум ВС поставит точку в этом вопросе.

— Но надо же сначала отменить решение окружного админсуда Киева, которым выборы главы ВС заблокированы…

Знаете, это все внутренние споры между судьями. В этом деле и истцы, и ответчики – судьи Верховного Суда. И решил этот спор тоже суд. Вот пусть судьи между собой и разберутся. Либо отзовут иск, либо выиграют его, либо проиграют… Какое-нибудь действие должно произойти, но внутри судебной системы, исполнительная и законодательная власть тут не причем. Могу ответственно вам сказать, что нам все равно, кто будет избран главой Верховного суда Украины.

— И все-таки ваш прогноз, как эксперта в этой сфере, – Онопенко сохранит свой пост или у Верховного суда будет другой глава?

Высокие шансы на избрание есть у 3-4 судей Верховного суда. Если мы будем за них агитировать, они никогда не изберутся на Пленуме ВС…

— Что еще сделано касательно судебной реформы?

Возьмем назначение судей. Раньше можно было договориться с квалификационной комиссией (они были в каждой области). А перед этим получить, иногда не за красивые глаза, справку от главы определенного суда о том, что у него есть вакансия судьи. Затем претендент проходил ВСЮ (который не заседал по полгода и более), после чего – собеседование у чиновника АП. То есть все эти инстанции могли влиять на то, станет ли человек судьей или нет. Если со всеми договорился, то возникал указ президента о назначении судьи. Сейчас все по-другому. В Украине внедрена система анонимного тестирования претендентов в Высшей квалификационной комиссии, другие квалифкомиссии ликвидированы. Причем по требованию СЕ комиссия эта состоит в основном из судей, а не чиновников.

Могу привести пример работы этой комиссии и процедуры тестирования. Наш сотрудник Главного управления по судебной реформе АП, решил стать судьей. Он подал в комиссию документы и… не выиграл. Никакой админресурс тут не имеет значения. А победил претендент из сельской местности, сын простых родителей, набравший 100 баллов из 100. Далее претендент проходит ВСЮ и документы попадают в АП. И мы отменили собеседования в АП и если Высшая квалифкомиссия и ВСЮ прислали документы, президент подписывает их безоговорочно.

Далее, мы во многом искоренили судебное рейдерство, когда , скажем, Луганский суд мог принять решение о собственности на землю в Крыму. Сейчас такого явления практически нет, судьи которые промышляли этим в судах, уже не работают

— Сейчас много говорят о репрессиях против 4 членов ВС, которых обвиняют в вынесении каких-то неправомерных решений, связанных с переквалификацией дел об убийствах. По слухам, это делается, чтобы выбить из ВС сторонников Онопенко перед голосованием за кандидатуру главы ВС. Прокомментируйте, как член ВСЮ.

Насколько я знаю, речь идет о решениях, связанных с "пологовским маньяком" Сереем Ткачом. Ведь в свое время ряд невиновных лиц были осуждены за преступления, которые они не совершали. Сейчас идет процедура привлечения к ответственности работников милиции, прокуроров и судей причастных к осуждению невиновных людей по всей вертикали. Совпадение по времени выборов главы ВС и разрешение данной ситуации – это случайность.

— Считаете ли вы правильным то, что в законе о гуманизации не декриминализированы ст.ст. 364. 365, 366 УК (а оппозиция на этом настаивала, особенно касательно ст. 365, по которой осуждена Юлия Тимошенко)?

Скажу, что закон готовился задолго до того, как возникли обстоятельства, связанные с Юлией Владимировной. Что касается возможности в дальнейшем декриминализировать упомянутые статьи УК, то отвечу так: если парламент сочтет это необходимым и возможным, то правоохранители и суды обязаны будут такое решение исполнять. То есть этот вопрос исключительно политический, а не правовой.

— Вы работаете во властной институции. Отсюда вопрос: вы уже вступили в ряды Партии регионов? И собираетесь ли баллотироваться в народные депутаты в будущем году?

— Я не член Партии регионов. На парламентских выборах будущего года баллотироваться не собираюсь, ни по партийным спискам, ни по мажоритарному округу. Считаю своей задачей заниматься не политической, а профессиональной деятельностью.

КАНДИДАТ И ДОКТОР НАУК

Имя: Андрей Портнов
Ро­дил­ся: 27.10.1973 в Луганске (Ук­ра­ина)

Андрей Портнов родился 27 октября 1973 года в Луганске. По образованию юрист, специалист по фондовому рынку, доктор юридических, кандидат экономических наук. До 2006 года занимался адвокатской деятельностью и работал в Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. В 2006 и 2007 годах избирался народным депутатом Украины V и VI созыва, был членом Комитета Верховной Рады по вопросам правосудия. В мае 2009 года по решению III Всеукраинского съезда представителей высших учебных заведений и научных учреждений избран членом Высшего Совета юстиции на шестилетний срок. С апреля 2010 года работает в Администрации президента Украины, ныне — советник президента, начальник Главного управления по судоустройству АП. Автор двух научных монографий и свыше 30 научных трудов по проблемам правового регулирования конституционного судоустройства и теории конституционного процесса.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Корчинский Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Андрей Портнов: "Ждем резкого увеличения числа оправдательных приговоров в суде"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: