укр
Виктория Волонтырец
Моя "неВоля"
Главная Жизнь Интервью
23 Марта 2010, 07:27  Версия для печати  Отправить другу
×
Дмитрий Табачник: "Мне шлют СМС с именами убитых министров" http://www.segodnya.ua/img/article/1922/55_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1922/55_tn.jpg Интервью Министр образования рассказал нам об "антитабачных" акциях, о грядущих больших переменах в школах и вузах, и о том, почему не считает галичан плохими.

Дмитрий Табачник: "Мне шлют СМС с именами убитых министров"

Министр образования рассказал нам об "антитабачных" акциях, о грядущих больших переменах в школах и вузах, и о том, почему не считает галичан плохими.

— Как вы оцениваете кампанию, которая развернулась против вас?

— Эта агрессивная реакция говорит о незрелости нашего гражданского общества. Просто определенная часть общества не воспринимает другие политические взгляды. Когда мой предшественник в декабре 2007 года стал министром, то это вызвало не меньшее возмущение, но, тем не менее, его никто не пытался шантажировать и оценивать его работу по результатам 2-3 дней. Я благодарен каналу "Интер", который опросил 30 тысяч зрителей. Напомню, что только 33% были за мою отставку с поста министра, а вот 67% — против нее. Это говорит о том, что две трети общества меня поддерживает, что дает мне возможность чувствовать себя уверенно на посту министра. При этом я получил несколько смс­-сообщений с биографией Бронислава Перацкого, польского министра внутренних дел, которого застрелили в 30-х годах прошлого века бандеровцы. Также получил несколько смс­-сообщений с текстом: "Привет от Карповича" и ммс-ку с фотографией Боголепова. Для тех, кто не знает — студент Карпович застрелил министра образования Российской империи Николая Боголепова. Я не знаю, что это – моральное давление или угрозы, но если Николай Павлович Боголепов, несмотря на подмётные письма, продолжал четко проводить политику в министерстве образования сто с лишним лет назад, то я не имею права предать ожидания людей, которые поверили в новый курс Виктора Януковича, не имею права предать президента, который доверил мне руководство образованием. Я буду работать на своем посту, соблюдая Конституцию и законы Украины. Шантажу я не поддамся.

— Чувствуете ли вы поддержку президента и премьер-министра? Ведь у них сейчас масса забот – это и бюджет, и газ, и многое другое, а тут еще протесты против вас. Не было ли с их стороны попыток уговорить вас подать в добровольную отставку, чтоб создавать меньше проблем новой власти?

— Я встречался с президентом и обсуждал с ним проблемы образования в стране. Главная задача, которую мне поставил Виктор Федорович, – это повышение качества образования и освобождение средней и высшей школы от бюрократического диктата. Никакой политической озабоченности со стороны президента я не почувствовал. Со стороны премьер-­министра, с которым мы общаемся лично или по телефону практически каждый день, ставятся конкретные задачи, которые направлены на подготовку бюджета, на формирование госзаказа по приёму студентов и аспирантов. И со стороны президента, и со стороны премьера я чувствую моральную поддержку.

— В тоже время, судя по заявлениям, у вас не очень складываются отношения с такими видными регионалами, как Борис Колесников и Анна Герман.

— С Борисом Викторовичем мы коллеги по правительству. Ему сейчас поручен сложный участок – подготовка страны к Евро­2012. На мое министерство возложено две важнейшие программы – сооружение и ремонт общежитий, которые должны будут принять значительную часть болельщиков. Вторая – подготовка сервисного персонала – переводчиков, сопровождающих лиц. Обе эти программы мы будем реализовывать вместе. Общение с Колесниковым на заседаниях Кабинета министров, проходит в абсолютно конструктивном духе. Что касается Анны Герман, то по работе у нас нет никаких проблем, хотя некоторые ее оценки я не разделяю.

— Когда вы разговаривали с президентом, то не жаловались на эти ее оценки?

— Я 20 лет на государственной службе и никогда никому не жаловался. Хочу еще раз сказать — ни президент, ни премьер мне даже не предлагали подумать об отставке, думаю, что они понимают – это наглый политический шантаж, а с другой стороны — это политическая технология. Выбирать по одному из членов правительства и их отстреливать. Если говорить военной терминологией, я горжусь тем, что мне выпала участь передового батальона, который принял на себя огонь неприятеля для того, чтобы дать главным силам правительства — экономическому блоку – собраться с силами и произвести кадровые перегруппировки и приступить к работе. Это неприятно по-человечески, но это правильно — для основных сил правительства выиграть 7 дней передышки.

— Говорят, что выделены большие деньги на акции против вас и что депутат из "Единого центра" Олеся Оробец будет координатором этих акций.

— Да, мне это известно. Но некоторым своим молодым коллегам из парламента хочу напомнить, что знаю, как они поступали в университет, где они работали, и как их заносили на руках в политику.

— В вашу поддержку были опубликованы письма ведущих украинских ВУЗов – КНУ, КПИ и других. А вот, например, ректор Киево-Могилянской академии Сергей Квит выступил с заявлением против вас. Также, скорее всего, ваш предшественник Иван Вакарчук станет ректором Львовского университета. Как вы будете дальше уживаться с ректорами-противниками? Почувствуют ли они тяжелую министерскую руку?

— Мнение, которое высказал Квит — это его личная гражданская позиция. И он имеет на нее полное право. Моя позиция заключается в том, чтобы все ВУЗы получали как можно больше автономии, а министерство как можно меньше вмешивалось в их жизнь. Это же касается и Киево-Могилянской академии. Поэтому, в отличие от моего предшественника, никому я мстить не буду. Палки вставлять в колеса никому не буду. Пусть спокойно работают, даже если они против Табачника. Как говорил Мао, пусть расцветает сто цветов, пусть соперничают сто школ.

— Одним из главных обвинений в ваш адрес являются выдержки из ваших же статей, где вы писали, что галичане — это не украинцы.

—Во­-первых, я нигде и никогда не утверждал, что галичане — не украинцы. Я писал о том, что в Украине живёт два этноса: галичане и жители Великой Украины. Эти национальные группы, писал я, не имеют ничего общего в ментальном и конфессиональном смысле. Должен подчеркнуть, что "свідомі" галичане все, как один, разделяют эту оценку, предлагая насильственно сделать из жителей Юго-Востока ("східняків", по их терминологии) "настоящих украинцев". Я же не утверждаю, что галичане плохие или их надо переделывать. Я говорю, что единая украинская политическая нация может состояться лишь в том случае, если галичане будут относиться к истории, культуре, религии и языку жителей Великой Украины столь же толерантно, сколь последние относятся к галичанам. Попытки же насильственно переделать соседа, с чьей бы стороны они не исходили, неизбежно ведут лишь к взрывному росту противостояния и, в конечном итоге, к расколу государства. Именно поэтому, трезво оценивая опасность навязанного оранжевыми раскола, противодействуя ему, я утверждаю: на посту министра буду руководствоваться исключительно законами Украины и уж точно, в отличие от оранжевых, не буду делить граждан нашей страны на хороших и плохих в зависимости от региона их проживания.

— Какое хозяйство в министерстве вы приняли?

— У меня создалось впечатление, что люди хотели уничтожить все в образовании Украины на десятилетия вперёд. Назову только несколько примеров. Учебники для младших классов не переиздавались уже 8 лет. С гигиенической точки зрения их может запретить санэпидемстанция, потому что по ним учиться нельзя. Поэтому нам надо издать учебники для второго, третьего, четвертого и пятого класса. За один год это, наверное, сделать нереально. Кстати, учебники для 9 класса в прошлом году стали доставляться в школы только декабре месяце. Это же катастрофа. Любой учитель вам скажет, как же я мог работать 4 месяца с учениками без учебника. За 2 года прежнего министерства не куплен ни один школьный автобус, не компьютеризирован ни один класс. При необходимости 252 миллиона гривен для питания детей­сирот в бюджете предлагалось 157 миллионов гривен. Куда в таком случае деть детей, на питание которых не хватает 100 миллионов?

— Но ваши предшественники могут сказать, что виной тому кризис, нужно же было от чего-то отказываться.

— Да кризис, но отказываться от всего в течение 2 лет… Причем в 2008 году никакого кризиса не было. Просто система была настроена только на то, чтобы подогнать образование к тестированию. Это тестирование топтало все – качество образования, авторитет средней школы, авторитет учителя. Хочу для всех сказать еще раз — не Иван Вакарчук придумал тестирование. Тестирование разработала группа педагогов в 2003 году под руководством тогдашнего министра Василия Кремня и тогдашнего вице-премьера Дмитрия Табачника. И постановление правительства Януковича называлось "О мерах по повышению качества образования". И только люди крайне неинтеллектуальные и крайне предубежденные могли представлять тестирование как меру, направленную исключительно на борьбу с коррупцией. Авторитет высшей школы и средней школы базируется на одном важном краеугольном камне – на авторитете учителя и педагога. А с помощью СМИ начали убеждать общественность, что в школе и институтах вас встречают не учителя, доценты и профессора, а взяточники, которые со звериным блеском в глазах смотрят на ваши карманы.

— Да, но проблема взяток при поступлении и сдаче сессий реально существует.

— Да существует, но эту проблему не надо гиперболизировать. Большую обиду в связи с этим мне высказали ректора ведущих ВУЗов, особенно – технических университетов. Технические специальности в последние 20 лет в нашей стране мало популярны. В некоторых ВУЗах даже не заполнены места государственного заказа. Ну, как тут можно говорить о коррупции. В отношении таких технических ВУЗов со сложнейшей программой обучения, как Киевская политехника, Львовская политехника, Донецкая политехника и других, говорить такое?! Да это просто непорядочно! Вообще систему внешнего оценивания знаний нельзя себе представлять, как только средство по борьбе с коррупцией, а не средство по повышению уровня образования. Нельзя давать пощечину миллионам преподавателей.

— В этом году тестирование останется?

— Останется. Мы ищем консолидированную позицию для того, чтобы революционных изменений не вносить, поскольку сотни тысяч учеников готовятся к тестам. Поэтому тестирование останется и резко будет поднят авторитет средней школы. Я хочу, чтобы кропотливый труд учителя был по достоинству оценен. Это мера, направленная на повышение морального авторитета учителя. Поэтому при поступлении в ВУЗ будет учитываться и бал аттестата. Он будет давать максимум – 200 балов при максимуме балов при тестировании 600.

— 200 балов — это если все оценки в аттестате 12 баллов?

— Да. Формулу расчета балов получат все учебные заведения. Кроме того, будут отменены ограничения для тех, кто окончил школу до введения обязательного тестирования – три года назад и раньше. Они не виноваты, что приказами министерства их аттестаты были, по сути, аннулированы. Поэтому они получат право поступать по аттестатам, сдавая вступительные экзамены в ВУЗы на заочные отделения. Так предлагают ректора. Кроме того, будут сняты ограничения по тестам. Скажем, вы набрали 200 баллов по физике и 198 – по математике, но набрали менее 124 балов баллов по языку и литературе. Это не будет препоной для поступления на техническую специальность, потому что в 2008 и 2009 годах порядка 40 тысяч талантливых детей остались за бортом, так как не набрали 124 балла по языку и литературе, хотя набрали высокие баллы по точным дисциплинам. Пусть считают ваши 100 баллов по языку и литературе, ваши 200 баллов по математике и 180 – по физике и определяют, имеете ли вы по конкурсу теста и аттестата право на зачисление. И не будет прежнего безумия, когда предыдущее министерство требовало за одну ночь от комиссий вывесить все списки. Понятно, что это вело к массовым ошибкам и, по сути, было маскировкой коррупционной схемы.

— А в чем она заключалась?

— Приемная комиссия за один вечер и одну ночь должна была просчитать списки, определить проходной бал и обзвонить всех абитуриентов, потому что они имели право подавать документы хоть в сто институтов и университетов. Я вам не дозвонился, а кому хотел, дозвонился... Дальше не нужно объяснять?

— Вступительных экзаменов в ВУЗы в этом году не будет?

— Вступительные экзамены в ВУЗы будут проводиться только для заочников, которые закончили средние школы до введения тестирования.

— А в следующем году?

— Будет большая аналитическая работа. Мы полностью проанализируем результаты тестирования и, по крайней мере, крупнейшим университетам, как во всем мире, мы обязаны разрешить индивидуальный порядок проведения вступительных экзаменов в следующем году, потому что это требование Болонской системы.

— Но вас могут обвинить в том, что вы потворствуете коррупции в этих ведущих ВУЗах.

— Во-­первых, это только интеллектуальный поиск, во-вторых, система собеседований может быть письменной, а не устной. Могут быть самые разные формы. Тестированием по-вакарчуковски не измеряется мировое образование. На сегодняшний день ни в одной стране мира нет поступления в университеты только по результатам тестов. Например, при поступлении в вузы США и Англии подаются и учитываются такие документы – мотивационное эссе, резюме, такие качества, как лидерство, коммуникативность, способность к командной игре, несколько рекомендационных писем, аттестат о среднем образовании, средний балл успеваемости за последние три года в школе. Тестирование имеет право на существование, но оно должно быть модернизировано.

— А что будет с льготниками, по которым было много вопросов в прошлом году, когда они занимали львиную долю мест в самых престижных вузах?

— Я постараюсь максимально сократить количество льгот на престижные специальности. Мы после совещания с ректорами выделим до 25% бюджетных мест для льготников. Но не более. Отменить льготы министр и министерство бессильны, потому что большинство льгот установлены украинскими законами. Будем обращаться в парламент, чтобы количество льгот минимизировалось. А в следующем году министерство в январе заранее опубликует те специальности, которые наиболее нужны государству – инженерные, строительные, агрономические, химические и так далее, куда мы готовы обеспечить максимальный набор на бюджетные места.

— Бюджет министерства будет увеличен?

— Нам предстоит серьезная дискуссия с министерством финансов. Но я надеюсь, что важнейшие программы будут разморожены. И также разморозим заработную плату учителям, которую заморозило правительство Тимошенко с осени 2008 года. Конкретные цифры по зарплатам смогу сказать, когда примут бюджет.

— Как на количестве вузов отразится демографическая яма, которая ждет нас в ближайшее время?

— Самый трудный год – это 2011 и 2012, когда резко по демографической статистике сократится количество выпускников школ. Если в этом году школы закончат у нас порядка 390 тысяч выпускников, то в 2011 году их будет на 30% меньше, а в 2012 году – еще меньше. Поэтому мы будем создавать условия для того, чтобы университеты добровольно искали пути к объединению. Насильственным путем объединять университеты не входит в планы министерства. Но я думаю, что демографический кризис заставит университеты найти пути к укрупнению. Я считаю, что даже в такой крупной области, как Луганская, не нужно столько государственных ВУЗов, а должен возникнуть один большой университет, классический, с разными специальностями и хорошо обеспеченный. Например, Луганский институт строительства и жилищно­-коммунального хозяйства уже сейчас сливается с Луганским национальным университетом имени Владимира Даля.

— Поговаривают, что проблему демографической ямы будут решать за счет уменьшения бюджетных мест в вузах и увеличения платных…

— Нет. В наши планы это не входит. Более того, в этом году произойдет увеличение бюджетных мест. Мы уже говорили по этому поводу с премьером и я опираюсь на его поддержку. Что касается кризиса, то в его условиях нужно дать максимальную возможность ВУЗам зарабатывать. Я обещаю всем ректорам, что мы восстановим систему довузовской подготовки.

— Она также будет влиять при поступлении?

— Да. При прочих равных возможностях. У вас по итогу набрано 800 баллов и у меня, но я не заканчивал подготовительный курс, а вы заканчивали, значит, у вас больше шансов быть принятым, чем у меня.

— Работодатели жалуются, что наша система образования не готовит тех специалистов, которые реально нужны рынку.

— Как министр считаю, что нужно сообразовывать образование, особенно высшее, с рынком труда, сделать более мобильным определение профессии в ВУЗах с потребностями рынка труда. С Минтруда мы постараемся разработать новый документ — классификатор специальностей, в котором учтем все изменения рынка. Еще одна новация — в этом году все выпускники ВУЗов впервые получат вкладыш к диплому европейского образца в соответствии с требованиями Болонской системы. Это взаимная "узнаваемость" диплома. Это значит, что человек сможет продолжать писать докторат или продолжать стажировку, если он владеет языком, в любом европейском университете. В нем будет указываться сколько часов он прошел по физике, математике, биологии и т.п.

— А как обстоят дела с выполнением нормы закона о компенсациях работодателю за прием молодых специалистов?

— Как раз об этом говорил президент на встрече с профсоюзами в прошлую пятницу. Виктор Федорович поставил лично мне и министру финансов задачу, чтобы в новом бюджете нашла свое место реализация этого закона о первом рабочем месте, который был принят в конце 2006 года и правительством Тимошенко игнорировался. Речь идет о том, чтобы максимально обеспечить выпускников ВУЗов и ПТУ первым рабочим местом путем предоставления компенсации работодателю. Эта норма абсолютно добровольная, она предусматривает поддержку работодателя за то, что он берет не опытного специалиста со стажем работы, а молодого. За это он получает определенные преференции. Мы уже в прошлую субботу начали работать над этим с министерствами финансов и с минтруда, и я пригласил студенческие организации, высказать свои предложения. Компенсация должна быть не разовой, потому что будут злоупотребления: на молодого специалиста получили компенсацию, а он через 2 месяца уволился или его выгнали. Очевидно, что она должна выплачиваться на протяжении нескольких лет, пока работник не станет опытным специалистом.

— Когда эта новация заработает?

— Мы будем стараться внести эти предложения в бюджет 2010, чтобы с 1 сентября 2010 максимально большее количество таких специалистов обеспечить государственной поддержкой.

— Есть ли о чем говорить по теме "министерство образования и коррупция"?

— Есть. Приведу простой пример. К сожалению, источником зарабатывания чиновниками министерства стало издание школьных учебников. Один из замов министра опекал издательство-победитель в конкурсе школьных учебников.

— Имя?

— Пройдет работа Контрольно­ревизионного управления – будет имя. Ну а пока могу пообещать, что в ближайшие дни из аппарата министерства будут изгнаны те, кто держал в своих руках воровские схемы. Система была проста. Объявляется конкурс на учебник для 8 класса. На конкурсе побеждает учебник, правила утверждены, опубликованы, утверждены на сайте. Но нужное издательство заняло второе место. Меняется приказ министерства. Победителем объявляется 2 учебника, занявших первое и второе место. В 2009 году стало еще оригинальней. Не набрало "придворное" издательство нужного балла на конкурсной комиссии, министерство отменяло результаты конкурсной комиссии или провозглашало победителями уже не два учебника, а три. Прикрываясь лживыми словами о том, что, мол, учитель выберет тот, который ему больше нравится. Но это ложь и издевательство над здравым смыслом. Потому что министерство не выбирает, а посылает в область тот или иной учебник. Поразительно другое. Учебник, занявший первое место, печатался тиражом в кратное число раз меньшим, чем учебник, занявший третье место. Вот пусть КРУ разберется с теми, кто подписывал эти приказы. Следующий момент, почти 1,5 тысячи лицензионных и аккредитационных дел. Почему они годами лежали в министерстве? Почему в экспертные комиссии, в государственную аккредитационную комиссию, утвержденную Кабмином, были введены представители общественных организаций только одного направления.

— Националистического?

— Я скажу мягче – национал-демократического. И вопреки решениям экспертных советов, собранных Вакарчуком, документы не подписывались годами, потому что ожидали визы и одобрения представителей общественных организаций. Вот это воровская схема тоже будет сломана.

— Эти общественники вымогали взятки за то, что ставили свои подписи?

— Я этого не знаю, но я вижу огромное количество дел, которые незаконно задержаны в министерстве.

— Много говорилось о том, что если людей, которые занимаются аккредитациями учебных заведений не "мотивировали", то они не ставят свои подписи. Такое было?

— Думаю, что да. Поэтому мы будем менять состав государственной аккредитационной комиссии и будем этот состав делать максимально профессиональным, чтобы самые известные, самые крупные ученые в стране отвечали за аккредитацию ВУЗов и лицензирование специальностей.

— Что будет с русским и украинскими языками в образовании при министре Табачнике?

— Первое что мы сделаем — в этом году все школьники Украины будут сдавать тесты на языке обучения. Потому что нет морального права ни у какого министра ставить десятки тысяч людей в заведомо не конкурентоспособные условия – ведь понятно, что выпускник, который закончил русскую или венгерскую школу, будет иметь меньше шансов успешно сдать тесты, написанные на украинском, чем выпускник украинской школы. В целом же министр Табачник будет работать, выполняя нормы Конституции и закона. А принцип равноправия языков в образовании является нормой закона, это принцип, реализованный в Украине европейской Хартией региональных языков и языков национальных меньшинств. Здесь министр должен отвечать перед прокурором, если он не будет этого выполнять.

— А чем, по вашему мнению, плоха украинизация образования?

— Тем же, чем плоха русификация, испанификация и т.д. Нельзя насильственно лишать граждан страны, в случае с Украиной — подавляющее большинство граждан, права получать образование на родном языке. У англичан есть термин "материнский язык", т.е. язык, на котором говорили в семье ребёнка, который он слышал ещё будучи младенцем, на котором он будет мыслить, когда вырастет. Вот этот то материнский язык и пытаются вытравить украинизаторы, нанося психологическую травму миллионам наших сограждан. Хочу обратить Ваше внимание, что получение образования на родном языке не освобождает от знания украинского (как это пытаются представить националисты). Даже в украинской советской школе, украинский язык был обязателен к изучению: там, где преподавание велось на украинском языке, его учили с первого класса, где на русском — со второго. Если, по утверждению наших националистов, в СССР происходила "ужасная насильственная русификация", то пусть они предоставят русскому языку в Украине те же права, которые имел украинский в СССР и хотя бы господам Драчу и Павлычко обеспечат в независимой Украине такие тиражи их изданий, какие у них были при советской власти.

— Перемены с языком начнутся уже со следующего учебного года?

— Мы уже сейчас создаем рабочую группу, которая должна рассмотреть наиболее болезненные вопросы образования, в том числе и по языку. Главный принцип, который будет заложен – родители учеников в школе и студенты в ВУЗах должны иметь право сами выбирать, на каком языке учиться. Они должны давать заявки, и они должны удовлетворятся.

— А как это будет осуществляться практически? Вот например в Киеве, преимущественно русскоязычном городе, осталось всего 6 русских школ. Нет вообше русских детсадов. В ВУЗах также все образование везде на украинском. Что тут будет сделано?

— Конкретный механизм реализации языковых прав граждан в образовании пока в процессе разработки. Но уже в апреле я хочу собрать в министерстве всех 500 директоров киевских школ и спросить у них, как они будут выполнять законодательство Украины в отношении требований родителей самим выбирать язык обучения детей. Что касается ВУЗов, то так как они получат больше автономии, следовательно, они смогут более гибко определять и язык обучения. Но хочу сказать, что тут во многом будет определяющей позиция местных органов власти. Если они будут настроены на реализацию норм Европейской Хартии – значит с языком обучения проблем не будет.

— А какие перемены ждут учебники?

— Министерство будет учитывать пожелание родителей по деполитизации образования. Вот я беру учебник для 9 класса по истории. Тут высказывается мысль о том, что на территории Российской империи украинцы подвергались невероятным унижениям и ограничениям в правах, в реализации своей карьеры и так далее. И, в то же время, как аксиома говорится о том, что на территории Австро­-Венгерской империи украинцы не подвергались унижению, имели все права. Это неправда. Наоборот. Все эти ограничения в Австро-­Венгрии были жестче, чем в России. Так что в учебнике написана просто ложь. Я обязуюсь, что лично буду читать учебники по истории и литературе и по гуманитарным предметам для ВУЗов в школе. Приведу еще один пример — в ряде европейских стран есть норма о том, что учебники не должны включать в себя произведения живых авторов. Почему? Вот смотрите, в начале 20 века некий писатель Амфитеатров в России был гораздо более популярен, чем Лев Толстой. И что теперь, ставить его в учебные программы? Считаю, что прежнее министерство образования допустило глубокую педагогическую ошибку, включив произведения многих современных украинских авторов а учебную программу, урезав или исключив из-за этого произведения Марко Вовчок, Остапа Вишни, Нечуя-Левицкого. Это будет пересмотрено. Просто должно пройти 20-30 лет, чтобы понять насколько действительно то или иное произведение является подлинным шедевром.

— В каком виде будут подаваться в учебниках такие спорные темы, как ОУН-УПА и Голодомор?

— В таком, в каком его напишут специалисты. Но если давать свою оценку, то считаю, что нужно говорить правду. Если какая—то политическая сила сотрудничала с Гитлером, то нужно говорить, что она сотрудничала с Гитлером. Если европейские парламентарии говорят, что вы сделали ошибку, то нужно придержать гордыню. Хрущеву было трудно развенчать культ личности Сталина, но он на это пошел. И не должно быть двойных стандартов. Никто же сейчас не предлагает возвеличивать, например, генерала Строкача, министра внутренних дел УССР, который жестко в конце 40-х — начале 50-х подавлял бандеровское движение на Западной Украине. Так почему же надо возвеличивать тоталитарных героев, сражавшихся на противоположной стороне?

— Претензии родители предъявляли не только к учебникам по истории. Например, в учебнике по литературе появилась история про Красную Шапочку, пересказанной блатным языком.

— Ну, нельзя произведения для взрослых включать в учебники. Будет аудит всех учебных программ и всех учебников, будут привлечены самые широкие круги педагогической общественности для создания новых учебников. Это мы сделаем. Кстати, еще одна инновация, которую мы готовим – это облегчение веса учебников, чтоб дети не надрывались. Будем выпускать учебники легче по весу в 2,5 раза, чем прежние. Не из картонажной бумаги, а новых полимерных материалов.

— А что вы кстати сейчас сами читаете?

— Вот прочел Умберто Эко "Маятник Фуко". Читаю Константина Леонтьева "Византизм и славянский вопрос". И постоянно читаю шеститомник "История разума" Джорджа Сантаяны. Его можно читать бесконечно.

— Как ваша семья переживает все происходящее с вами?

— Мама переживает тяжело. А жена говорит: "Ты только в телеэфире не сорвись, потому что ты вспыльчивый человек и не начни говорить до конца всю правду". А вся правда заключается в том, что человек, который уничтожал образование, цинично нарушал закон, ненавидел своих коллег, не выполнял государственные планы и бюджет, не издавал учебники, унижал учителей, называя их коррупционерами, может считаться украинским министром, а человек, который хочет помочь людям, работающим в сфере образования гордиться своей профессией, но не произносит ритуальных слов о Бандере, должен почему—то считаться неукраинским министром.

ТАБАЧНИК, КУЧМА И ГАЛИЧАНЕ

Имя: Дмитрий Табачник
Родился: 26.11.1963 в Киеве (Украина)

Потомственный киевлянин. По материнской линии принадлежит к русскому дворянскому роду Глебовых. По образованию историк. Профессор, доктор исторических наук. Автор более 50 книг. Был руководителем первой избирательной кампании Леонида Кучмы, после победы которого стал главой его администрации. Однако, в результате конфликта с тогдашним премьером Павлом Лазаренко и секретарем СНБО Владимиром Горбулиным был отставлен со своего поста. В двух правительствах Виктора Януковича был вице-премьером по гуманитарным вопросам. Считает галичан отличным народом от надднепрянских украинцев. Из-за чего и был обвинен в украинофобии.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Чаленко Александр, Гужва Игорь
Вы сейчас просматриваете новость "Дмитрий Табачник: "Мне шлют СМС с именами убитых министров" ". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: