укр
Римма Филь
О самом важном
Главная Жизнь Интересные истории
10 Сентября 2014, 12:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Наркоманы-беженцы лишились денег на хлеб http://www.segodnya.ua/img/article/5509/21_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/5509/21_tn.jpg Истории "Метадоновым переселенцам" придется зарабатывать на жизнь
<p>В больнице. Раньше метадон давали лишь в таблетках.</p>
В больнице. Раньше метадон давали лишь в таблетках.

Наркоманы-беженцы лишились денег на хлеб

"Метадоновым переселенцам" придется зарабатывать на жизнь

Мы не раз писали о программе заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) для больных наркоманией. Вокруг нее немало споров, — нужно ли наркоману заменять один наркотик, так называемы "уличный" (героин, "ширка" и т. д.) другим, под медицинским наблюдением (применяют в основном метадон или бупренорфин, именуемый также эдноком). В Украине метадоновая программа принята на уровне государства, в ряде стран, например, в России, она запрещена. Это сразу создало проблемы для наших сограждан, оказавшихся в аннексированном РФ Крыму. Они много лет были в этой программе, и внезапно все рухнуло. Чтобы оказать этим людям поддержку, Международный фонд "Відродження" разработал весной свою программу. Она предусматривала переселение участников ЗПТ из Крыма на материковую Украину, то есть обеспечение проезда, медикаментов, наем жилья, деньги на питание, транспорт и пр. После начала боевых действий на востоке Украины в программу включили и беженцев-наркоманов из Донецкой и Луганской областей. Конкретно, средства шли через Международный альянс по ВИЧ/СПИДу в Украине, для краткости именуемый далее Альянсом. Однако все это было рассчитано на 4 месяца, до 31 августа. С 1 сентября программа свернута, по крайней мере, в основном. Десятки людей, в частности, в Киеве, остались без материальной поддержки, и как они будут теперь выживать, никто не знает. Эксперты допускают и худшее: что эти люди, не найдя работы (или не желая работать), могут увеличить уличную преступность в столице и других городах, добывая себе средства на жизнь...

Говорит главврач киевской городской наркологической больницы "Социотерапия" (ей принадлежат 4 из 5 пунктов выдачи препарата в Киеве, которые принято называть "сайтами"), главный нарколог столицы Владимир Ярый:

— Что будет дальше с этими людьми, пока неясно. Кто-то, конечно, разместился у родни, кто-то нашел работу, но таких немного. Препарат мы пока будем им давать, думаю, что его хватит на всех, ибо тот препарат, который шел, к примеру, на Донецк и Луганск, может быть перераспределен. А вот с жильем и питанием мы точно не сможем помочь. Потому мы объявили, что тем, кто не может жить в Киеве и желает вернуться домой (или в другое место), мы готовы обеспечить детоксикацию в стационаре (это пара недель, не меньше), избавить от абстиненции и дальше пусть человек устраивается в жизни. Пока на "детокс" согласились лишь несколько человек, некоторые раздумывают и согласны на уменьшение дозы, чтобы в дальнейшем, возможно, выйти из программы.

_1___24

Ярый. "Препарат больным мы даем, но с жильем помочь не можем"

"Сегодня" удалось пообщаться и непосредственно с теми наркозависимыми, которые прибыли за помощью в Киев. Вот что рассказала жительница Крыма Оксана:

— Я приехала из Симферополя. В программе ЗПТ — с 2007 года, обходиться без нее не могу. Раньше принимала и героин, и вытяжку из мака, разные наркотики, дошла, как говорят, до ручки… Программа помогла мне устроить и личную жизнь, и работу, словом, все. Когда в 2007 году стала принимать метадон, как лечение, пришла в себя и начала свой небольшой бизнес, работала на себя. Наладились отношения с родней, вышла замуж… И ничего не предвещало беды, пока в Крыму не прошел референдум, после чего полуостров стал российским. А в РФ программа ЗПТ вообще запрещена, так что и в Крыму ее свернули. Хотя поначалу крымские власти обещали, что программа продлится минимум еще год и будет время подготовиться к ее отмене, что-то для себя решить. Но потом все переиграли, и спустя неделю после референдума нам объявили: последний срок выдачи препарата — 20 мая.

Впрочем, стали почти ежедневно появляться эмиссары от разных российских общественных организаций, уговаривать, мол, поедете на детоксикацию, а потом в реабилитационные центры в России, это ваш шанс наладить жизнь вообще без наркотиков. Хотя мы этого не представляли, ведь жизнь только и наладилась благодаря ЗПТ. Говорили о Москве, Петербурге, составляли какие-то списки… Но конкретики не было, как и целостной, внятной программы, что с нами, больными, инвалидами, делать. Пока же стали резко снижать дозу, у людей начались ломки. Лично я за все время получила в качестве помощи два раза трамадол и еще пару лекарств. Но со здоровьем становилось все хуже. Несколько человек все же согласились на переезд в Россию на детоксикацию, но, насколько знаю, кончилось все плохо. Некоторые сбежали и вернулись в Крым, где перешли на уличные наркотики, один паренек умер в РФ… Я поняла, что надо уезжать на материковую Украину. Позвонила по специально открытой горячей линии, хотя, если честно, почти в отчаянии, думала, что и с украинской стороны будут лишь пустые обещания. Но мне конкретно объяснили, что можно переехать в Киев или Днепропетровск, где помогут и с питанием, и с проживанием, и в программу ЗПТ включат. Я согласилась. 20 мая последний раз получила метадон в Крыму и тут же выехала в Киев. Билет покупала сама, но потом мне деньги вернули. Встретилась с соцработником у метро, он привел в больницу, где в тот же день я получила свою дозу. И жилье (хостел) мне оплатили. Я даже позвонила всем знакомым из программы в Крым и рассказала, как в Киеве реально помогают таким, как мы, советовала тоже ехать. Дело в том, что в Крыму нам усиленно внушали, что сюда ехать ни в коем случае нельзя, тут прямо убивают тех, кто говорит по-русски, бесчинствует "Правый сектор", паспорта крымчан рвут, а людей бросают на улице… Пятеро моих земляков из Симферополя последовали моему совету. Все устроены в Киеве. Жилье нам оплачивали из фонда по безналу за месяц, а на питание, проезд и т. д. выдавали наличными пару раз в неделю, получалось около 90 грн в день. А теперь придется выживать самим… Хотя метадон мы по-прежнему будем получать. В любом случае, спасибо, что нам дали возможность так прожить эти 4 месяца и как-то адаптироваться в Киеве. Я активно ищу работу, правда, как инвалид 2-й группы, не могу заниматься тяжелым трудом. Например, хотела бы стать соцработником, ибо имею большой опыт общения с больными, сама через все прошла. Или телефонисткой… Словом, я не отчаиваюсь, надеюсь, все сложится хорошо.

__-2_1___01

Оксана. Благодарна за поддержку, не отчаивается, ищет работу.

Еще один беженец с востока Украины, Евгений, говорит:

— Я приехал из Донецка, где уже 5 лет находился на программе ЗПТ. С тех пор устроил свою жизнь, все было хорошо, пока не началась война. Перебои с препаратом пошли буквально с тех дней, когда весной появились первые блок-посты, на которых поначалу стояли местные алкаши. Это объясняли тем, что лишь одно охранное агентство имеет лицензию на перевозку наркотиков, а они отказываются возить, потому что машины подвергаются нападению боевиков. Потом, правда, один раз завезли партию метадона на вертолете, пока еще не был занят аэропорт. И на этом все, на той поставке и живет сейчас Донецк. Говорят, хватит до конца сентября, ибо много больных все же уехали. Как дальше, никто не знает…

Так вот, нам сразу резко снизили дозу (а понижать ее надо, если пациент согласен и есть согласие врача, постепенно). Я лично начинал с 45 мг, поднял было до 160, но потом решил бросить наркотики вообще. Сейчас у меня доза — 35 мг. Хочу выйти из программы, потому что понял — удовольствие можно получать от нормальной жизни, а не от наркотиков. Но уехал я из Донецка не только из-за перебоев с препаратом. Дело в том, что на программу ЗПТ ходят разные люди, среди них были и сторонники ДНР. Стало развиваться доносительство о тех, кто против ДНР, я как раз к таким отношусь. Когда я понял, что за инакомыслие мне грозит реальная опасность, я и уехал. Сначала махнул в Днепропетровск, но потом я решил, что в столице больше шансов найти приличную работу (я журналист), так что перебрался в Киев.

Позвонил по горячей линии, вышел на соцработников, тут поселили, помогли с деньгами. Пока живу в хостеле, но, если найду работу, сниму квартиру. Понимаю, что помощь не может длиться вечно, поэтому пока нахожу подработки, берусь за любое дело, хоть листовки клеить или рекламу раздавать. На жизнь себе в любом случае заработаю, а в программе ЗПТ пока остаюсь, никто меня не гонит. Уже это — много, ведь мы знаем о смертях, например, в Крыму, где остались без метадона. Абстиненция — это очень серьезно, могут органы отказывать и летальный исход не исключен… До 1 сентября получал и деньги на жизнь, хотя понимаю, что это может вызвать у ваших читателей неоднозначную реакцию. Мол, у нас солдаты голодают, а тут кормят каких-то "торчков", приехавших из ДНР… Но эта помощь была необходима и помогла устроиться в жизни.

НЕКОТОРЫМ ПАЦИЕНТАМ ПРОДЛЯТ ОПЛАТУ ЖИЛЬЯ И ДАДУТ ПАЙКИ

Один из руководителей проекта от Альянса Павел Скала сообщил "Сегодня":

— С мая по август помощь по этой программе получили 135 человек, примерно поровну из Крыма и Донбасса. На начало сентября осталось 96 человек, большинство в Киеве (40) и Днепропетровске (33). В августе сумма "суточных" составляла около 90 грн на каждого пациента в день. Дополнительно Альянсом оплачивались необходимые медицинские услуги помимо ЗПТ (анализы, диагностика, лечение хронических или острых заболеваний). Проект закончился 31 августа, тем не менее из-за бережного и целевого расходования средств образовалась определенная экономия, которая позволила нам обратиться к донору с ходатайством о продлении проекта еще на месяц. В результате ориентировочно у 60% участников проекта появилась возможность получения дополнительной поддержки в виде оплаты жилья (но, по информации "Сегодня", вряд ли дольше, чем на сентябрь. — Авт.). Выдача "суточных" с 1 сентября прекращена, но особо нуждающимся (семьи с детьми, инвалиды) будем изыскивать возможности выдавать определенный набор необходимых продуктов в виде "сухого пайка". Пациенты из населенных пунктов Донбасса, которые уже освобождены украинскими войсками, возвращаются домой. В любом случае, никому не отказывается в продолжении лечения ЗПТ в тех городах, где они были приняты в проект, закончилась только дополнительная поддержка.

ВРАЧ: "НАРКОМАНЫ ПЕРЕХОДЯТ НА "МЕТАЛЛ"

Главный нарколог столицы Владимир Ярый также рассказал "Сегодня" о ситуации с больными наркоманией в Киеве, о тенденциях и ноу-хау в лечении:

— Официально в столице на наркологическом учете состоит примерно 10 000 человек. Но, конечно, истинные масштабы наркомании гораздо больше. Точную цифру не знает никто, даются разные оценки — от десятков до сотен тысяч наркоманов. Думаю, около ста тысяч наберется, с учетом всех форм одурманивания, в том числе психостимуляторами (кокаин, метамфетамины), когда за медпомощью не обращаются… Позитивной динамики количества наркозависимых пока в столице нет, по сравнению с прошлыми годами. Правда, нет и тенденции к сезонным колебаниям в этой области, которая была многие годы. Ранее летом наблюдался некий застой (меньше обращались за помощью. — Авт.), связанный с наркорынком. Произошла его трансформация, маковая соломка стала менее доступна, примерно половина наркозависимых употребляет кустарные производные опия (экстракт маковой соломки), вторая половина — аптечные препараты, из которых готовят зелье, вроде того, что в обиходе называют "крокодилом" и в основе которого якобы лежит дезоморфин. Но это вообще вопрос спорный, никто не проводил на деле исследований, чтобы узнать — а дезоморфин ли это? Так вот, сейчас и зимой, и летом у нас полный стационар. Дело в том, что очень активизировалось употребление аптечных препаратов. Раньше их употребляли в основном для потенциирования основного наркотика, той же "ширки", чтобы усилить эффект. Сегодня люди просто переходят на "аптеку", потому что эти препараты и дешевле, и доступнее. И россказни, что аптечный канал для наркоманов перекрыт, не соответствуют действительности.

Более того, среди первой группы сейчас доминируют люди, употребляющие даже не "ширку", а уличный метадон, которого на рынке появилось очень много. Причем, по нашей информации, это не тот метадон, который завозится в страну для медицинских целей и который, например, используем мы. Это препарат, который синтезируется здесь, в Украине, в подпольных лабораториях. Процедура очень сложная, но, как видим, возможная. Все составляющие вполне доступны на территории нашей страны, их не надо импортировать. В этой связи настоящий героин употребляют гораздо реже, ведь у метадона уличного эффект схожий, просто период абстиненции (ломки) у метадона существенно дольше. Людей, употреблявших чистый героин, мы выводим из состояния абстиненции без проблем за 10 дней. Тех, кто вводил себе внутривенно уличный метадон, вывести сложнее, надо гораздо больше времени. На уличном сленге этот наркотик называют "металл", потому что он продается в очень твердом, спрессованном состоянии, как при порошковой металлургии, говорят наркоманы, даже может дать искру при попытке раздробить дозу плоскогубцами. Но он растворим, поэтому разводится в горячей воде. Также на месте у нас производятся психостимуляторы, пользующиеся большим спросом: метамфетамины, первинтины… "Винт" и раньше делали наркоманы самостоятельно, но сейчас кто-то поставил дело на широкую ногу, его изготавливают в подпольных лабораториях в больших количествах и продают готовым. А метамфетамины, если раньше в основном употребляли интерназально (нюхали), то сейчас массово колют в вены.

ПРОГРАММА ЗПТ. В Киеве сейчас 800 человек получают помощь по программе заместительной терапии. На самом деле желающих гораздо больше, но мы физически пока не можем обеспечить всех, кто хочет в программу. Да и количество препарата ограничено. Работают в Киеве пять пунктов выдачи препарата: четыре пункта — у нас и один — в спидцентре 5-й больницы. Плюс за два года мы открыли программу, пилотную для нашей страны, для беременных женщин, больных наркоманией. На Героев Сталинграда в Центре перинатальной медицины открыт такой пункт ("сайт"), где будущие роженицы получают помощь, необходимую для самих родов и для ребенка. Дело в том, что если дитя рождается женщиной в состоянии абстиненции, то это очень плохо для здоровья младенца. Многие возмущаются, мол, как так, давать метадон, то есть наркотик, беременным. Но поверьте, в данной ситуации это оправдано здоровьем матери и ребенка. Иначе будет хуже… Более того, когда мама после родов будет принимать метадон (а так оно и бывает), то малыш с молоком будет получать незначительные дозы препарата, что облегчит ему абстинентный синдром, неминуемо наступивший бы, если бы мать прекратила прием лекарства. Что делать, из двух зол приходится выбирать меньшее…

Каких-то четких сроков, как долго человек может быть в программе ЗПТ, не существует. Есть группа наших пациентов, примерно четверть от всех, которые изначально, придя в программу, видят целью полностью отказаться от препарата. Примерно столько же, наоборот, не собираются менять образ жизни, их устраивает прием метадона, при котором нет проблем ни с правоохранителями, ни с финансами, ни с социальной адаптацией… Остальные четко не определились. А вообще, первый наш кабинет открылся в 2004 году и более 80% пациентов, пришедших на программу 10 лет назад, остаются в ней. У них в жизни все в порядке, они трудоустроены, вернулись в семьи, единственно, что нужно ежедневно приходить на "сайт" и принимать дозу метадона, иначе — абстиненция. Есть, впрочем, другой препарат, похожего действия, бупренорфин (иначе — эднок), его можно принимать через день. Но такого, чтобы с нашей программы человек ушел на уличные наркотики, практически не бывает. Причины, я думаю, понятны.

Программа ЗПТ в Украине — государственная. Наша страна препарат получает, как техническую гуманитарную помощь от Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Идет эта помощь через Международный альянс по ВИЧ/СПИДу в Украине. То есть Альянс получает от Фонда средства, затем через тендеры закупает препарат, растамаживает, складирует, развозит по стране, вплоть до таких точек, как наша. Мы, например, получаем препарат со склада три раза в неделю, у нас есть своя, оборудованная охраной, комната для хранения. Здесь у нас получают метадон 230 человек, препарата хранится немало. Там стоят современные датчики, в том числе на движение, так что наряд милиции приезжает очень быстро, если что…

__1___08

Ноу-хау. Теперь желающие принимают препарат в виде сиропа.

НАРКОСИРОП. У нас тут есть ноу-хау, вам первому рассказываю. Впервые в Украине несколько недель назад мы запустили аппарат по выдаче пациентам жидкого метадона (ранее — только в таблетках). Проект оплатил Альянс, препарат применяется итальянский, в форме сиропа. Также с Нового года этот проект получит распространение в других точках Киева и Днепропетровска. В чем суть: очень точный и дорогой дозатор соединен с компьютером, в котором хранится база данных пациентов с уже определенными дозами метадона. Пока у нас выбирает конкретного пациента из базы медсестра, но с зимы планируем запустить работу в автоматическом режиме, с помощью отпечатков пальцев пациентов. Пришел больной, прижал палец к детектору, дозатор отпустил ему дозу (с точностью до сотых миллиграмма), тот выпил и пошел по своим делам… В этой системе уже полностью исключена возможность утечки препарата, выноса за пределы пункта и т. д. В перспективе на такую форму перейдут везде, так это безопаснее и дешевле, чем таблетированный метадон. Пока у нас сироп принимают только те, кто высказал такое пожелание. Поначалу таких было 30 человек, но сейчас уже 100.

Вопрос себестоимости вообще в перспективе встанет очень остро. Дело в том, что программа Глобального фонда по Украине рассчитана лишь до 2016 года, и уже с 2015-го поставки препарату в нашу страну будут сокращаться. Не резко, но все же… Так что, если Фонд действительно уйдет из Украины, нам придется думать, как финансировать программу. Что это будет: госбюджет, муниципальные средства или что-то иное? Что будет с нашими пациентами? Вопросы пока нерешенные...

Читайте также:
Парня с наркотиками задержали сотрудники киевской областной милиции
На въезде в Киев остановили авто с наркотиками
На блок-посту Киева задержали авто с подозрительными веществами
В Киеве двух наркоторговцев посадили на 11 лет
Пограничники изъяли 257 кг гашиша в пункте пропуска "Рава-Русская" на украино-польской границе


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Корчинский Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Наркоманы-беженцы лишились денег на хлеб". Другие Интересные истории смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: