Один день в Национальном цирке: табу на семечки и дети в опилках

20 Ноября 2016, 10:00

Почему клоуны – самые серьёзные люди цирка, а дрессировщики живут под страхом запрета

Шоу в разгаре. Перебегать дорогу артистам перед выходом запрещено: худшая из цирковых примет, чревато травмами.
Шоу в разгаре. Перебегать дорогу артистам перед выходом запрещено: худшая из цирковых примет, чревато травмами.

Раньше всех в цирке начинают тренироваться животные. В этом убедилась "Сегодня", отправившись за кулисы Национального цирка Украины. С самого утра отрабатывают трюки собачки, на манеж выбегают смешные страусята и сходу пытаются танцевать, репетируют хищники... Совсем скоро — дневное представление. За кулисами идет деловитая подготовка. Стягиваются сложные конструкции, разминается балет, на привязи сидят наготове первые артисты: две белые пушистые лайки ластятся наперебой, хаски нетерпеливо перебирает лапами и повизгивает, предвкушая выход на манеж, танцовщица-бассет Фиона натягивает костюм крокодила — номер, в котором зеленый шустрый "Гена" вдруг превращается в собаку, пользуется успехом уже который сезон. Звучит третий звонок, зрители аплодируют, дается команда "Начали!" — и, как картинка из пазлов, усилиями сотен людей и животных складывается цирковое представление.

ПЕРЕД ВЫХОДОМ: СЕРЬЕЗНЫЕ КЛОУНЫ И ТАНЦЫ НА КУРИЛКЕ

Никакой суеты: все действуют слаженно, один реквизит забирают, другой тут же занимает его место, все складно, как песня. Наготове — совки, венички и тряпки (на случай, если кто из четырехлапых и хвостатых преподнесет "подарочек"). Артисты — кто в гримерке, кто в лаунж-зоне, следят за происходящим на манеже с помощью веб-трансляции, чтобы не проворонить свой выход. За распорядком следят инспекторы манежа, но механизм так продуман, что командовать особо не нужно. Главное — не терять бдительность: присел на ящик — а в нем крокодилы, пока смотришь на собак — шустрая мартышка Белла пробует оторвать твой рукав и дергает за волосы, а козлик, впряженный в тележку, от скуки обшаривает твои карманы.

new_image2_204

Репетиция. Через миг — на арену.

НЕСМЕШНАЯ РАБОТА. Кому выходить еще нескоро, подтанцовывают, балуются, шутят в курилке. А некоторые артисты ходят с абсолютно серьезными лицами, как будто работают в скучном офисе, а не в цирке: они сконцентрированы на задаче. Серьезнее всех — забавные клоуны. "А вот бывает такое, что настроения нет, а выступать надо?" — интересуемся. "Да постоянно! Профессионализм выручает, а еще брат-напарник, в нашей цирковой династии мы с ним первые, — шутит комик Олег Герасименко. — Что не ладится — друг другу подмигнули и импровизируем". Работа у клоуна непростая — покидая манеж, Олег просто выдыхает напряжение за кулисами — нелегко держать 2000-й зал. "С детьми нам проще, а со взрослыми интереснее, — объясняет Герасименко. — Подсадных уток ведь не сажаем: все, кого приглашаем на манеж из зала, действительно зрители. Сразу видим, кого можно взять, а кто откажет".

new_image3_174

Серьезнее всех. За кулисами ведут, как ни странно, себя клоуны.

НА "КУХНЕ". После номера, за кулисами, артисты выглядят выжатыми как лимоны, но удовлетворенными — все получилось! Беспрерывно ревут хищники — впечатление, что они прямо за портьерой, а не в дальнем секторе. "Перекрикиваются, как в джунглях, — объясняет инспектор манежа Владимир Кашеваров, артист с 40-летним стажем. — А когда с Владимиром Шевченко (с 2000 по 2007 г. художественный руководитель Национального цирка Украины, знаменитый дрессировщик. — Ред.) прощались перед похоронами, ни один даже не пискнул целый день. Многого мы о них еще не знаем".

В глазах рябит от костюмов: как балерины успевают переодеваться для разных номеров, уму непостижимо. За одной артисткой спешит костюмер Ирина Леонидовна. "Бывает, артисту на манеж, а обнаружилась дырка! Вот так за секунды до выхода, пока играет музыка, успеваем зашить, чтобы до конца номера продержалось", — смеется она. Крокодилов наконец добывают из железных боксов. Рептилии сердито машут хвостами — не кусаются (сыты и довольны), а вот оцарапать хвостами могут, надо держать умеючи. Крокодилы размещаются поверх боксов и флегматично ждут выхода на манеж: их задача не удивить трюками, а просто показаться-пробежаться — дрессуре они поддаются трудно.

new_image_214

С караулом. Выход артиста на манеж контролируют инспектора.

ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ. Циркачи — народ суеверный. Так, по словам Кобыляш, в цирке не положено щелкать семечки, садиться или стоять спиной к манежу: прибыли не будет. Не заведено также заходить посторонним на манеж, даже когда он пустует: это святая святых артистов. Обращаться к ним перед выходом строго запрещается, а то не повезет. "Не позволяем зрителям перебегать форганг (проход, по которому артисты выходят на манеж). Стоят униформисты, контролеры и останавливают: если форганг пересекали перед выступлением, оно обязательно заканчивалось травмой артиста", — делится цирковым преданием дрессировщица. И хотя костюмерная забита тысячами новеньких нарядов, брать чужое, подгонять под себя — недопустимо.

new_image8_62

Разминка. Коллега выручает.

ЦИРКОВЫЕ ЗАКРОМА: СУПЕРГАРДЕРОБ И ЗООСАД

"Я раньше удивлялась: откуда Людмила Алексеевна (художественный руководитель Национального цирка, дрессировщица. — Ред.) лакомства достает? А теперь и у меня сумка, где в одном кармашке — отварное мясо, в другом — сухарики, в бюсте — морковки, по карманчикам распиханы виноград для носух и овощи для дикобразов, — смеется дрессировщица Юлия Козырева. — Главное — не перепутать. А то, бывает, на автомате пихаю собакам сухари, а дикобразам мясо, а они недоумевают".

Чтобы выдача "пряников" проходила на сцене легко и красиво, колдуют швеи. Костюмерная занимает три помещения, здесь тысячи костюмов. "Все развешаны по программам, с подсказками, где что искать, как книги в библиотеке, — рассказывает и показывает завкостюмерной службы Наталья Киловата. — Тут у нас боа, хвосты, костюмы зверей, пышные платья... Каждый костюм стоит 2—5 тыс. грн — на них ведь и стразы Сваровски, и камни полудрагоценные, все эксклюзивно". Здесь и легендарная шуба Людмилы Шевченко для номера, в котором одним взмахом руки открывались карманчики и из них выпрыгивали десятки грызунов. "Ее костюмы пойдут в музей. И реквизит, и инструменты из оркестра — все можно будет трогать и испытать на себе", — делится планами Татьяна Кобыляш, главный администратор цирка.

new_image6_94

Главный "архив". Чистота и порядок, как в библиотеке.

ЖИВОТНЫЕ. В цирке 19 хищников и более сотни голов живности помельче. А вот дрессировщики — на весь золота, да и штат ухаживающих за зверинцем не менялся много лет. "Привыкли к питомцам, их отсюда не выгонишь. Работа с животными — как наркотик: позитив и антистресс, — говорит Козырева. — Многих получаем трехнедельными детенышами, выкармливаем из соски, это наши дети!" Цирк и правда похож на большую семью: партнеры по номерам нередко заводят семьи, прямо на манеже подрастают их "опилочные дети" (детство проводят на арене, где опилки). Людмила Шевченко по утрам обязательно заглядывает на репетицию зверушек. Расспрашивает дрессировщицу, как мама воспитательницу в детсаду: "Как они? Ракушняк едят? На оркестр реагируют?" — и просит забрать у нее семечки подсолнуха, оставшиеся с дачи, для птиц и грызунов. "У нас все так — тащат зверям, чем богаты: овощи, орехи, яблоки", — объясняет Татьяна Кобыляш.

new_image4_146

"Трансфер". Скоро на арену.

ПУТЬ К "КАРЬЕРЕ". У каждого артиста своя история. Тигра Кубика малышом отдали на передержку в гостиницу, да там и бросили. Хозяйка отеля в панике позвонила в цирк: "Заберите, не знаю, что с ним делать!". "Владимир Дмитриевич (прежний директор, дрессировщик Шевченко) посмотрел — чучело-чучелом, рахит, букет проблем... Забрали, подлечили, учили заново ходить — вырос в 230 кг красавца!" — вспоминает Юлия. Львицу Ветку украли из Харьковского зоопарка, пытались выдрать ей когти. Прохожий спас львенка и отдал в цирк. "Мужчин не подпускала, а ко мне потянулась — так и начинали карьеру вместе", — делится Козырева.

Чтобы четвероногий начал работать, дрессировщики по нескольку часов в день проходят с ним один и тот же урок, добиваясь взаимопонимания. На дикобраза может уйти 1,5—2 года, поросенок усваивает роль уже за 2 недели. А бывает, годы идут, а толку нет — ну не артист попался. Зато уж если стал им, то навечно. Привыкая к цирковой жизни, животные на пенсии тоскуют: бывали случаи, через несколько дней после перевозки на заслуженный отдых в зоопарк зверь умирал. "Забираем молодых тигров на манеж, "дедушка" орет не своим голосом! Тогда вывозим его с остальными: ничего не делает, но доволен — на своем месте!" — рассказывает Юлия.

new_image7_82

Шуба. Та самая, для грызунов.

ЗВЕРЬЕ: ПОД СТРАХОМ ЗАПРЕТА

Электронные петиции о том, чтобы запретить использование животных в развлекательных аттракционах, уже привели к появлению законопроекта. Если в Раде его поддержат, цирки лишатся своей "фауны". Здесь, понятно, все против таких перемен, называют их крахом циркового искусства. "Навыки дрессуры будут утрачены, преемственность знаний нарушится — нам с мужем чета Шевченко, например, передавала опыт много лет, такому в училище не научат, — говорит Юлия Козырева. — Без животных цирка не станет, ведь в кассе первым делом спрашивают: "Какие животные в программе?"

Запретить выступление наших братьев меньших в цирке нужно, по мнению автора зоозащитной инициативы UAnimals Александра Тодорчука, по нескольким причинам. "Это жестокость дрессуры — в сети регулярно появляются видеодоказательства издевательств над животными, — рассказывает он. — Ни один цирк не может создать для животного естественные условия содержания, нередко они просто ужасны! К тому же, периодически животные нападают на дрессировщиков и даже зрителей. Вдобавок, все больше психологов говорят, что цирки с животными плохо влияют на малышей, формируют неверную картину мира", — говорит он. Если закон о запрете примут, циркам дадут время на переформатирование. "Придется лишь изменить программу выступлений, а животные принадлежат дрессировщикам, хоть и содержатся за госсчет", — отмечает Тодорчук.

new_image11_35

Любовь на арене. Дрессировщица Юлия Козырева и ее "кошечки".

КОРМИЛЬЦЫ. Гендиректор цирка Людмила Шевченко считает: вся беда оттого, что профессия дрессировщика стала слишком доступной. "Раньше у нас шутили, что дрессировщиков в Союзе меньше, чем членов Политбюро — знания передавались по династиям. А теперь в цирк попадают порой случайные люди, решившие, что работать с животными легко. Но садисты и среди учителей попадаются", — говорит она. Цирк жестокость не приемлет: животные помнят обиды долго, затаивают зло и в удобный момент мстят. "Терпение требуется бесконечное: бывает, думаешь: "Сейчас покусаю его уже, порву", а надо гасить это в себе: сдали нервы — убегай, — объясняет схему работы Шевченко. — Помню, в 70-х как-то лошадь обиделась на коллегу, подстерегла его в стойле и так лягнула, что еле выжил! Но я 50 лет в цирке и электрошокера ни разу не видела, животные — это же наши кормильцы!" Тем более что сегодня хищники на манеже — как домашние кошки. "А вот в былые времена нужен был накал страстей. Помню, работали в Москве, сидят представители из ЦК, сам Брежнев и обсуждают: "Смотрите, как Шевченко работают: вот так с капиталистами надо разбираться!"

new_image5_120

Гендиректор. Скучает по манежу.

КАЗУСЫ: НОС НА ЛБУ И МАРТЫШКИ В БУХГАЛТЕРИИ

В цирке постоянно случаются "номера", которые нарочно не придумаешь. "Была у нас в загуле тигрица Муля. Выступаем как-то, сидит на тумбе, ворчит — ей не до работы. Коля (дрессировщик Николай Козырев. — Ред.) к ней: "Мулечка, деточка!" — уговаривает. И тут тигрица тянет к нему морду, дожидается поцелуя, потом закрывает глаза, валится с тумбы и лежит томно на спине — зал валялся со смеху", — вспоминает Юлия Козырева. А был случай: выпускают страуса на манеж, а он, пока ждал, успел яйцо снести. В другой раз открыли ящик с дикобразом — а самка как раз родила перед выходом!

Больше всего шороху наводят обезьяны. "Убежала одна у меня, я четыре часа ее ловила. Она забралась в оркестр, устроила там погром, — смеется дрессировщица. — Другая прокралась в бухгалтерию, сломала компьютер. Еще одна — в ветпункт, успела слопать две глистогонные таблетки, остальные удалось отобрать". Любимая забава обезьян — выпускать сородичей на свободу. Сутками могут терпеливо раскручивать замок по болтику, пока наконец соседи не вырвутся из клетки. "Мы ловим и ругаемся, а она скачет на радостях! Пришлось камеры наблюдения ставить, чтоб выяснить, кто виновник", — рассказывает Козырева.

"Однажды вышел на арену, а "нос" на лбу забыл. Мне уже все билетеры машут, а я не понимаю — что хотят? Так всю репризу и отработал без "носа", — вспоминает комик Олег Герасименко. — А у брата как-то на штанах лопнула резинка. Публика решила, что так и задумано, но больше всех смеялся, конечно, я. Хорошо нам, клоунам — не страшно быть смешными!".

new_image9_45

Белла. Проказница.

Вы сейчас просматриваете новость "Один день в Национальном цирке: табу на семечки и дети в опилках". Другие Интересные истории смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Татьяна Негода

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования