укр
Віталій Квітка
"Гуд бай, Євро!"
Главная Жизнь Интересные истории
19 Января 2016, 08:46  Версия для печати  Отправить другу
×
Украине грозит экологическая катастрофа — через 10 лет она может оказаться без своих лесов http://www.segodnya.ua/img/article/6840/46_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6840/46_tn.jpg Истории Браконьеры охотятся не только за елками
<p><span>Лесоповал. Если реформа лесного хозяйства не состоится, браконьерская «машина» оставит одни пни.</span></p>
Лесоповал. Если реформа лесного хозяйства не состоится, браконьерская «машина» оставит одни пни.

Украине грозит экологическая катастрофа — через 10 лет она может оказаться без своих лесов

Браконьеры охотятся не только за елками

Новогодние елки в лесах уже не воруют в тех масштабах, что раньше: чипование, популярность искусственных елей сделали промысел невыгодным. Перед праздниками, по словам завсектором охраны и защиты леса в Киевской области Игоря Байталы, 50% лесной охраны были заняты рейдами, бригады с милицией и экологической инспекцией буквально прочесывали лес и особенно плантации молоденьких сосен. Но если с этой проблемой, можно сказать, справились, то повышенная потребность населения в дровах и древесине не дает лесам покоя ни днем, ни ночью: их "выкашивают" целыми гектарами, оставляя в лесмассивах проплешины, как от лишая. "Этой осенью отмечали случаи краж деловой древесины (диаметр ствола от 54 до 80 см) высшего качества еженедельно, а то и по нескольку раз в неделю. Прямо эпидемия,  — рассказывает руководитель пресс-службы Житомирского облуправления лесного и охотничьего хозяйства (ОУЛОХ) Наталия Горай.  — Одних задерживали, другим удавалось гастролировать из района в район, "пачками" продавать украденные дубы на местные пилорамы".

Браконьеры возместили всего 50 тыс. грн — 4,6% от суммы убытков.

ЧЕРНЫЕ ДЕНЬГИ. Такие вырубки наносят колоссальный вред, но люди идут на черное дело, по словам Горай, потому что заработок хорош, а пилорамы открылись чуть ли не в каждом селе: дерево перерабатывают на доски, а из отходов штампуют пеллеты (кору, опилки, щепки перемалывают и прессуют в брикеты). "Этим зарабатывают многие: инвестиций не нужно, только руки и транспорт. А убытки нешуточные: срезали 9 дубов и 2 ольхи  — казна потеряла 111 тыс. грн",  — говорит Наталья Горай. Во Львовской области за 9 месяцев 2015 года отметили 544 случая самовольной вырубки деревьев (всего 2075 куб. м древесины), грабеж обошелся государству в 7 млн 677,8 тыс. грн. "И только 4,6% от общей суммы оцененных убытков, что составляет около 50 тыс. грн, нарушители уплатили в казну",  — отмечает главный специалист отдела охраны, защиты леса и охотничьего хозяйства Львовского ОУЛОХ Роман Музыка. При этом рыночная цена дубовых дров  — от 600 грн за куб, ольховых, дубовых, сосновых досок  — 8000 —12 000 грн. за куб. м.

ОХОТА ПОД ПРИКРЫТИЕМ. В районе сел Ясеновка, Чернявка, Зеленая Поляна Житомирской области ценные породы вековых деревьев исчезают семимильными темпами. Пятна дикой вырубки охватывают десятки гектаров леса, утверждает киевский активист Анатолий Полищук (имя изменено.  — Авт.), который часто наведывается в те края и не успевает наносить новые проплешины на собственную карту преступлений. "Все фотографировал, рассылал запросы в разные инстанции. Отвечают, что вырубки  — это плановые санитарные чистки. Но почему-то из леса вывозят добычу, как правило, в выходные, потихоньку, ночью. Пробовал фотографировать  — водители прячутся под торпеды,  — рассказывает активист.  — Чиновники мне отписывали, что в результате срубов лес восстанавливается "насаждением лесных культур", но это чистое вранье: оставляют пустыри, на которых уже ничего не растет. Вырубки не имеют сезонного характера, оставшиеся деревья сильно повреждены, ветки остаются гнить на земле, выбирают не погибающие деревья согласно нормам, а лучшие экземпляры. Похоже на нелегальщину". Чтобы скрыть следы преступлений, устраивают поджоги: потери списывают на пожар, местами лес выглядит как тонкая заслонка, углубившись в которую, видишь обширный пустырь-кладбище, как, например, в лесмассиве Пуща-Водица под Киевом. "Последние два года вырубают так, что щепки летят. Я смотрел по кадастровой схеме  — это заповедные территории,  — рассказывает опытный грибник Евгений Ильков (имя изменено – ред.).  — Все происходит в глубине массивов, подальше от глаз обывателей, но мы-то ходим далеко  — за прошлый год минимум десяток выкошенных участков появилось. Если с квадрокоптера сверху заснять лес, ужаснуться можно: он уже процентов на 50 прорежен".Чтобы объяснить, по чьему почину идет вырубка, нужны конкретные обращения, отвечает на это пресс-служба Гослесагентства. "Будем знать, чей участок, сможем дать команду, чтобы разобрались, откуда пеньки, а после экспертизы  — дать оценку ситуации",  — объясняет ее руководитель Ольга Клименко.

В КАРПАТАХ. "Санитарные" вырубки  — годами отлаженная схема краж деревьев. За минувший год скандалы, связанные с якобы санкционированным лесоповалом, поднимались в Закарпатской, Черновицкой областях. Тамошние активисты утверждали, что ценные породы вагонами уходят за границу, оформленные как вычищенный трухлявый сухостой. Так, весной 2015 года на Буковине (Вижницкий район) общественность "засекла" кражу даже краснокнижных пород: местные СМИ писали, что ежедневно минимум 150 вагонов сырья уходят за границу. Охраняемых Красной книгой деревьев тогда вырубили более десятка; по словам экологического инспектора Ярослава Кармазенюка, кубометр карпатского кедра стоил не менее $500. А целое дерево, выходит, приносило до $1500  — неплохой заработок. Буквально в последние дни старого года бунтовали жители села Заболотье на Волыни: селяне перекрыли дорогу, ведущую к лесу, потому что целый год наблюдали, как уничтожался лес  — источник их заработка летом (сбор грибов, ягод). "Пока держим в облоге, они не приезжают забирать срубленное. Очевидно ведь, что все незаконно, без бумаг. Из оставленной кучи старых деревьев  — три-четыре, остальное  — молодняк",  — жаловался представителям издания "Волынское агентство расследований" местный житель Анатолий Сташук. Лесничие, как обычно, оправдывались, что чистят старье согласно нормам.

ЭКОЛОГИ: ЛЕСА ГРАБЯТ ПО НАЛАЖЕННОЙ СХЕМЕ

В украинских селах за дровами в лес не ездят разве что немощные пенсионеры. "У кого есть "газоны", сами выпиливают дрова-метровки, колют для топки и торгуют, полулегальных лесопилок тоже хватает",  — признается житель Одесчины Сергей Котенко. На Львовщине, где, по данным облуправления лесхозов, за последние 5 лет на 40% снизился уровень незаконной добычи леса, местные жители хватаются за голову. "В моих родных краях (Турковский район, села Нижний Туров, Яблонька) рубят по-черному, оставляя груды мусора и щепок, не засаживая лысины. И масштабы вырубки такие, что видно: вырубают на продажу",  — жалуется уроженка Львовщины Анастасия Розлуцкая.

"Крестьянское запасание дровами составляет не более 1% рубок. Это погоды не делает,  — утверждает эколог организации "Экосфера" Оксана Станкевич-Волосянчук.  — Все остальная нелегальщина  — под крышей правоохранителей и системы лесопользователей. Практически вся организованная лесозаготовка  — лесовозы, транспортирующие дерево по ночам,  — это достаточно налаженная схема. В систему вовлечены многие чиновники. Без налаженных связей со всеми, кто имеет прямое отношение к переправке и продаже, ничего б не получалось". Судя по всему, с документацией у краденого леса все в порядке: их оформление, по словам эксперта, на потоке, но если вникнуть в их содержание, нестыковки выявить очень легко. "Был случай, когда черешню везли под бумагами харьковских лесхозов, на территории которых черешневых посадок вообще не существует,  — приводит пример эколог.  — Но дешевле и безопаснее иметь хотя бы такие документы, чем не купить никаких". Системы сертификации и чипования, методы электронного контроля, к сожалению, не срабатывают, как должны бы, говорит Станкевич-Волосянчук. Их побеждают приемы вырубки леса высшего качества, которому присваивают ярлык "третий сорт", или рубка по одному лесорубному билету много раз, объясняет эколог Олег Листопад. Оценить теневые вырубки леса просто, было бы желание властей, считает он: нужно свести баланс срубленного официально и проданного на внутреннем рынке и за рубеж, и разница покажет объем украденного. "Своими силами сделать это чрезвычайно трудно. По разным оценкам, нелегальные вырубки составляют 10 —100% от общего объема законных,  — прикидывает Станкевич-Волосянчук.  — Речь о десятках миллионов гривен в год, а влияние на экосистему, климат намного катастрофичнее, чем денежный эквивалент потерь".

new_image5_201

Пилорам открывается все больше.

НУЖНЫ РЕФОРМА И ДЕНЬГИ

"Важно как можно скорее полностью реформировать лесное хозяйство,  — считает Станкевич-Волосянчук.  — В первую очередь, сделать так, чтобы стало невыгодно красть у самих себя. Готовых проверенных моделей на выбор достаточно, только никто не хочет ими пользоваться. Польша, например, лет 10 как реформировала свою отрасль, и проблемы отпали сами по себе. Польские лесники дорожат работой и зарплатой, а деньги, заработанные лесхозами, остаются в системе и идут на финансирование лесной науки, воссоздание и охрану лесов, мотивацию работников. А у нас работает принцип колхоза: побыстрее вытянуть как можно больше выгоды из бесхозного добра".

"Мы не идеальны, но хотим улучшений и перемен, стараемся не зависеть от финансирования, а стать самоокупаемыми,  — добавляет руководитель пресс-службы Гослесагентства Ольга Клименко.  — Нам известно, что на местах работает лобби бизнес-интересов, поэтому многие недовольны вводимым электронным оборотом леса, конкурсным отбором глав областных управлений. Проект реформы лесного хозяйства уже в работе". "Правда, по оценке Всемирного банка, концепция реформы лесного сектора, предложенная Гослесагентством, недоступна для профанализа, непонятна лесникам, экспертному сообществу и общественности, а процесс ее подготовки непрозрачен",  — сообщает эколог Листопад.

ДЕНЕЖНЫЙ ВОПРОС. Еще одна проблема в том, что отрасли не хватает денег. "Нам из бюджета на 2016 год выделили всего 120 млн грн. Нам не за что высаживать леса, финансировать питомники, восстанавливать массивы в нересурсных областях вроде Херсонщины",  — жалуется Ольга Клименко. "Похоже, происходит целенаправленное доведение лесного хозяйства до банкротства, ведь ему выделили всего четверть от прошлогоднего финансирования. Что будет с лесной авиаохраной, заповедниками, восстановлением срубленного?"  — ужасается Олег Листопад.

new_image2_419

Житомирщина. Активисты ведут расследование.

new_image6_148

Пуща-Водица. Пеньки вместо грибов.

ПО ЗАКОНУ: 850 ГРИВЕН ШТРАФА

Лесхозы рапортуют о сотнях выявленных правонарушений и заведенных уголовных делах, но выяснить, чем расследования кончаются, как часто доводятся фигуранты преступлений до суда или тюрьмы, трудно. В МВД объяснили "Сегодня", что за незаконную вырубку деревьев и кустарников в лесах и заповедниках, причинившую существенный вред, согласно ст. 246 УК нарушителям грозит штраф от 50 до 100 необлагаемых минимумов (850 —1700 грн), или арест на срок от 6 месяцев, или ограничение свободы на срок до 3 лет, или лишение свободы на тот же срок с конфискацией незаконно добытого. "Формирование единой отчетности об уголовных правонарушениях лежит на органах прокуратуры",  — ответили нам в МВД. Генпрокуратура, в свою очередь, каких-либо статистических данных и комментариев к ситуации с "лесной" коррупцией за месяц, пока готовилась эта публикация, не предоставила.

"Много дел по выявленным фактам вырубки расследуются, иногда заводятся уголовные, но чаще всего виновных найти не могут  — правоохранители фиксируют факт наличия пеньков, а до суда не доходит,  — резюмирует пресс-секретарь Житомирского ОУЛОХ Наталья Горай.  — Бывает, и население нам жалуется, мол, организованно крадут лес. Люди видят, что везут машинами, и решают, что незаконно срубленное. Но наши комиссии выезжают, разбираются на местах, и подтверждения коррупционных действий пока что не находили". Во Львовской области на 544 случая незаконных вырубок приходится 176 обращений в милицию. "Суды рассмотрели 29 дел, сумма убытков по ним  — 366 тыс. грн. Наказали 13 нарушителей",  — подбивает кое-какие итоги за 9 месяцев предыдущего года Роман Музыка. Но в масштабах не только страны, но и одной области это, конечно, не возмездие, а насмешка, и даже если бы незаконные вырубки разом прекратились уже завтра, рожки да ножки, оставшиеся от национального достояния Украины, очень нескоро снова смогут называться лесом.

new_image3_323

Молодняк. На восстановление лесмассивов в 2016 году выделенных из бюджета денег недостаточно.

ВОСТОК УРАИНЫ: "ЗЕЛЕНКА" ВМЕСТО ЛЕСА И НЕПОЧАТЫЙ КРАЙ РАБОТЫ

"Если в Карпатах леса возрождает сама природа, то в областях, где они — результат колоссального труда и серьезных капиталовложений, вырастить новые массивы составляет большую проблему, — обращает внимание на еще одну трудность Виталий Белоус, ведущий специалист отдела охраны и защиты лесов Госагентства лесных ресурсов. — На юго-востоке, где военные действия, леса рукотворные. В свое время лесхозы на песках вырастили леса, а они теперь превратились в "зеленку" для воюющих сторон. Основные массивы Донетчины на нашей территории, а вот в "ЛНР" сейчас гибнут шикарные насаждения: что сгорело, что снарядами посекло, а мы — ни погасить, ни расчистить не можем. Людей не пустим, пока ВСУ не позволят: там же мины, гранаты. После войны работы будет непочатый край".

new_image7_108

Укрытие. Из-за военных действий гибнут лесные массивы.

ДЫМОВАЯ КАТАСТРОФА

Второй год украинцы, напуганные газовыми проблемами и дороговизной голубого топлива, массово переходят на твердотопливные котлы и забивают сараи дровами и пеллетами. По словам Натальи Горай, для лесного хозяйства пеллеты  — выход из положения: то, что должно было сгнить или сгореть впустую (чтобы в трухе не развелись вредители), потребляется с пользой. Они удобны, их не нужно колоть, как дрова, и реклама называет их экологически чистым топливом. Но на практике множество домохозяйств сталкиваются с тем, что котлы дымят и коптят, как пароходы. "Соседи сами соорудили дровяной котел, пристроили мини-котельную,  — рассказывает житель Обухова (Киевская область) Евгений Назаренко.  — Как начали топить, дым стал валить из-под крыши пристройки во все щели, и пахнет чем-то химическим". На практике при сжигании пеллет выделяется слишком много дыма и сажи, рассуждают участники тематических интернет-форумов: вероятно, технология прессования пеллет в Украине дешевле и сердитее, чем в Германии, и кто знает, какие вещества при этом применяют.

НЕ ВЫХОД. В любом случае сжигание твердого топлива приводит к загрязнению воздуха. "При неполном сгорании (остается много продуктов горения) могут образовываться ядовитые соединения, и если в населенном пункте большая доля населения поставит такие котлы-самоделки, качество воздуха заметно ухудшится,  — объясняет Олег Савицкий, эксперт энергетической политики Национального экоцентра Украины.  — За установкой котлов (сертифицированных!) должен быть контроль, а у нас царит хаос: кто из чего придумал, сам спаял и поставил. Хотя даже суперсовременные котлы, сжигающие топливо почти на 100% и минимизирующие образование вредных соединений, решают проблему ненадолго: нужно не переходить от одного вида топлива к другому, а эффективно использовать его. Если будем палить дрова так же, как газ, то через 10 лет в стране не будет лесов: деревья не растут так быстро, как мы их сжигаем в условиях повысившегося спроса".

new_image4_264

Самоделки. Такая топка чем попало вредит легким.

Читайте также:
Десятки миллионов деревьев в Калифорнии могут погибнуть из-за засухи
Катастрофа в Австралии: пожары вышли из-под контроля
В Швеции обнаружена ель-рекордсмен
В Одессе массово торгуют елками и соснами без бирок и с радиацией
В Киеве начали усиленно охранять елки и сосны


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Татьяна Негода
Вы сейчас просматриваете новость "Украине грозит экологическая катастрофа — через 10 лет она может оказаться без своих лесов". Другие Интересные истории смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: