укр
Главная Мнения Карл Куяс-Скрижинский
Карл Куяс-Скрижинский
Карл Куяс-Скрижинский
журналист,
Берлин

Еще до выборов (местные выборы в Берлине 18 сентября – Ред.)  председатель фракции берлинских "зеленых" Рамона Поп охарактеризовала ситуацию в вопросе о возможном правительственном партнере: "Можно танцевать только с девушками, которые находятся на танцплощадке". Результаты показали, что на танцплощадке для "зеленых" остались лишь два претендента – социал-демократы и левые. И хотя партнеры далеки от идеала, зачастую для достижения цели приходится использовать те материалы, что находятся под рукой.

Из трех возможных коалициантов в Сенате Берлина (новом в истории столицы и Германии!) – СДПГ (Социал-демократическая партия Германии – Ред.), "зеленых" и левых – лишь последние относятся к победителям голосования: прирост почти в четыре процентных пункта и третье место говорят сами за себя. Либералов из СвДП (Свободная демократическая партия – Ред.) также, несомненно, можно причислить к лауреатам – они вновь прошли в земельный парламент после пятилетней паузы. Но самым безоговорочным победителем стала ультраправая "Альтернатива для Германии", достигшая с первой же попытки 14%. Партии же коалиционного правительства – СДПГ и ХДС (Христианско-демократический союз - Ред.) – показали наихудший результат за всю свою берлинскую историю, скатившись до 21% и 17,6%.

Причин такого результата выборов много, и искать их только в общей внутриполитической ситуации Германии недальновидно. Да, 14% отдали свои голоса АдГ, из которых более двух третей обосновали свое решение кризисом беженцев, а 45% – внутренней безопасностью. Но остальные 86% проголосовали за партии, которые выдвигали иные лозунги и программы. Страна слишком федерализирована, и у каждой земли свои собственные проблемы. В Берлине, в отличие от недавних выборов в Мекленбурге-Передней Померании, они сыграли первостепенную роль.

Плачевное состояние берлинских школ, на санацию которых, согласно подсчетам, необходимы 5 млрд евро, нехватка жилья в городе, куда ежегодно переселяются 40 тысяч человек и где цены на недвижимость – собственную и арендованную – растут семимильными шагами, запущенные дороги (чего стоит только центральная Лайпцигерштрассе), хаос в районных учреждениях с часовыми очередями, необходимость улучшения общественного транспорта и расширение сети велосипедных дорог – все эти и многие другие локальные проблемы определили результаты выборов в Берлине. Беженцы стали решающей темой лишь для 14%.

Впечатляющий результат АдГ был, однако, запрограммирован. Кризис беженцев дал этому явлению лишь дополнительную, решающую силу. Когда основные партии на протяжении 15 лет теряют профиль, тянутся к центру, а их программы практически неразличимы, то начинается естественный отток тех, кто ищет четкие грани и контуры. Это уже произошло с СДПГ, когда после реформ Герхарда Шредера партия потеряла часть электората, отошедшего к левым. Теперь очередь за ХДС. Но если к левым отошла от эсдеков та часть, которая ощущала себя проигравшей, оставленной за бортом в экономическом плане, то к АдГ пошла, хотя и очень небольшая, но все же часть среднего класса – экономически устойчивого, с образованием, работой, машиной, квартирой.

Традиционные партии вдруг с удивлением обнаружили, что принадлежность к среднему классу не является гарантией толерантности, взвешенной оценки ситуации и рационального подхода. И, несмотря на то что этот феномен вызревал уже давно, не смогли дать ему ни своевременную оценку, ни подготовить соответствующую реакцию. На протяжении лет все сводилось к формальным фразам о "необходимости принимать всерьез проблемы граждан", "прислушиваться к маленькому человеку", усиливать просветительную работу… Но дальше этого не шло, так как забота об этой части электората вынудила бы частичный отход от центра, за который шла борьба между тремя главными партиями.

Одним из результатов этой политики, или отсутствия оной, стало создание консервативной и евроскептической "Альтернативы для Германии" в 2013 году. Изначально партия была создана с целью добиться от правительства ФРГ изменений в своей политике по отношению к кризису Еврозоны. Однако со временем произошел отход от чисто экономической модели (в силу ее "элитарности" для широкого круга электората) и радикализация, когда АдГ по сути дела взяла на себя роль лидера антиисламского движения ПЕГИДА. В мире, который с каждым разом становится все сложнее, поиск легких решений и лозунгов становится все популярнее. Разрешение проблем от этого проще не становится, но насколько сильно стремление к этому иллюзорно легкому средству, видно по тому количеству голосов, которые отдали АдГ в Берлине стабильно "не голосующие" – 69.000. Также тот факт, что от левых к АдГ перешли 12.000 избирателей, указывает на то, что речь прежде всего идет о протестном электорате, который хочет просто заявить о своем несогласии, отдавая свой голос той силе, которая в данный момент выражает его стремления и взгляды.

Означает ли это, что феномен АдГ проходящий? Отнюдь. Существующие проблемы за год не исчезнут. Очень вероятно, что на следующих общегерманских выборах "альтернативщики" преодолеют пятипроцентный барьер. А если с ними возвратятся и свободные демократы, то новый Бундестаг станут представлять семь партий. Это не только ставит под вопрос создание новой Большой коалиции, которой просто не хватит голосов, но и открывает вопрос "Кто будет первым?". Если еще год назад мало у кого возникали сомнения, что ХДС/ХСС получат большинство голосов именно благодаря "матушке Меркель", то сейчас этот сценарий становится все более и более зыбким. Беспрерывные атаки христиан-социалистов против канцлера, опасающихся потери главенствующей роли в Баварии, поддерживаемые частью политической элиты христианских демократов, при неизменении Меркель ее миграционной политики (как требования ХСС ввести максимальную квоту в 200.000 беженцев в год) просто подорвут еще больше ее имидж. А выдвижение новой политической фигуры в качестве кандидата от ХДС будет означать глубокую трещину, которая пройдет через всю партию.

Выборы в Берлине продемонстрировали еще раз, что рост ультраправых тенденций стабилен. Но отнюдь не настолько, чтобы поставить под вопрос существующую политическую систему или представлять для нее серьезную опасность. Реальная опасность появится в том случае, если канцлер официально заявит о кардинальном изменении свей политики.

В 1988 году Гельмут Коль процитировал восточную пословицу: "Собаки лают, караван идет". 28 лет спустя Ангела Меркель может ее вспомнить.

Читайте также:
Электоральные ожидания Кремля
Германия потратила на беженцев больше $2 миллиардов
Германия подозревает РФ в организации хакерских атак на немецких депутатов и политические партии - СМИ

Читайте также

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: