Лада Лузина

писательница

Как спасти реку Лыбедь? Легенды Лысой горы на Выдубичах

мнения

29 Июня 2016, 10:24

Год назад в газете появилась оптимистичная новость: новая киевская власть собирается спасти умирающую речку Лыбедь и превратить в некое арт-пространство. Сообщение вызвало искренний восторг киевлян, но, к сожалению, тем дело и ограничилось – несчастная Лыбедь находится при смерти до сих пор.

Да и вообще сестру трех отцов-основателей Киева братьев Кия, Щека и Хорива можно отнести к падчерицам нашей истории. В Википедии нет даже достойной статьи об этой летописной и загадочной девице. И потому свою статью о киевских Лысых горах, я решила посвятить именно ей.

Как только речь заходит о киевских Лысых, мне постоянно задают один и тот же вопрос: "А какая гора – настоящая, какая Лысая гора – самая главная?" Некоторые сами же уверенно на него отвечают: "Та, что на Выдубичах, верно?"

Не верно!

Загадка нынешней популярности данной горы проста – во-первых, она единственная из всех упомянута на современной карте Киева как "Урочище Лысая гора" и потому найти ее не представляет труда. Во-вторых, она и в наши дни представляет собой настоящий заколдованный лес. В третьих, с ней связано на диво много легенд и реальных трагедийкак древних, так и современных.

На деле выдубицкое лысогорье самое молодое (впервые урочище названное Лысой горой на карте Киева 1871-73 годов) и отнюдь не самое главное – о чем свидетельствует и сама легенда о нем, прямо характеризующая Выдубицкую гору как преемницу: сброшенный с нынешней Владимирской горки по приказу князя Владимира, деревянный Перун проплыл по Днепру и вынырнул ("видибав") на нынешних Выдубичах.

-1

"Капище Перуна на Лысой горе. Выдубичи"

Капище Перуна стоит на горе и сейчас, но сегодня речь пойдет не о нем… Вспомним другие легенды, связанные с самым первым девичьим именем выдубицкой возвышенности, появившемся задолго до названия Лысая гора – Девич-гора. Девичьей именовалось не все урочище, а одна из его горок – прямо над устьем реки Лыбедь. И имя Девич-горы всегда связывали со знаменитой сестрой Кия, Щека и Хорива.

Согласно Нестору, три брата сели на трех горах и каждый построил там свое городище, а о дальнейшей судьбе их сестры не упоминается вовсе. За исключением одного из списков, где сказано, что сестре тоже досталась одна из киевских гор, на которой она возвела собственный замок-град .Тот же сюжет появится позже и в самой известной легенде о Лыбеди.

Всего же их три – и все с печальным концом.

1216691

Фото: Oleg Stelmakh

Согласно первой легенде, приведенной готским историком Йорданам, "женщину из… племени росомонов, по имени Сунильда" (в другом варианте Сванхильд – т.е. лебедь) выдали замуж за мифического короля остготов Эрманариха, "северного Александра Македонского", завоевавшего немало племен. Но Сунильда изменила ему, и муж жестоко покарал изменщицу – "приказал разорвать на части, привязав её к диким коням и пустив их вскачь", а братья казненной  в свою очередь отомстили королю за смерть сестры и "поразили его в бок мечом". Некоторые отождествляют Сунильду-Сванхильд с нашей Лыбедью, хотя лебединое имя – единственное, что связывает супругу-изменщицу с киевской сестрой-основательницей.

По второй легенде Лыбедь была прекрасна как солнце, и к ней сваталось множество женихов, но, будучи чересчур переборчивой, она отказывала всем, и в итоге осталось в старых девах. 

Поселившись в одиночестве на Девич-горе, Лыбедь часто плакала над своей несчастной судьбой и из слез образовалась река, получившая ее же лебединое имя.

По третьей легенде, самой красивой, на Киев напали враги, братья Кий, Щек и Хорив защищали Город, но силы были не равны, и тогда в самый решающий момент битвы сестра Лыбедь упала между любимыми братьями и неприятелями, и обратилась в широкую реку – таким образом, преградив путь врагам в родной Город.

Последняя из легенд наиболее точно отображает киевские реалии  - река Лыбедь, бывшая некогда широкой и судоходной, действительно являлась естественной защитой Киева от врагов. (Ту же тему развивает современная городская байка о мифической крепости на Девич-горе, мол, благодаря особому секрету при взятии, крепость должна быть затоплена вместе с врагами). К сему следует добавить, что способностью превращаться в реки, ручьи, болота, озера в Украине издавна наделяли ведьм. А первые киевские боги – Макош и Велес были, прежде всего, богами воды. Заодно стоит вспомнить и одну из киевских былин, где фигурирует волшебница Лебедь Белая -  водоплавающая птица, связанная с водой (превратившаяся позже в пушкинскую Царевну-лебедь?)

Во всех трех легендах Лыбедь предстает в трех совершенно разных женских ипостасях – изменщицы, старой девы-отшельницы, храброй защитницы города (и даже разудалой разбойницы в новгородской версии три брата с сестрой представляют воровскую шайку)  – неизменно всегда только одно, ее женская доля остается печальной.

Как и у другой киевской княжны – Гориславы, которую так же связывают с Девич-горой. Это имя дал своей супруге князь Владимир Великий, после того как взял ее силой.

2_03

"А.П. Лосенко "Владимир и Рогнеда", 1770г

Посватавшись к невесте своего брата Ярополка – дочери полоцкого властителя Рогнеде, юный князь получил презрительный ответ "Не хочу розути робичича!"  (т.е. сына рабыни – Малуша, мать князя Владимира была рабыней невольницей, а разуть жениха, показав ему, таким образом, свою покорность, было обязательным элементом языческой свадьбы.)

Презрительная кличка "робобич", слетевшая с уст высокородной девицы не осталась безнаказанной -  будущий креститель Руси изнасиловал Рогнеду на глазах ее матери и отца, а затем убил ее родителей и двух братьев. Но даже став женой Владимира и родив ему пятерых детей, Рогнеда-Горислава не простила обидчика и, улучив момент, попыталась убить его.  Эта достойная пера Шекспира трагедия, отражена во многих произведениях искусства - Князь увернулся от ее кинжала и в гневе занес над непокоренной полоцкой "принцессой" свой меч… но тут на защиту матери бросился их малолетний сын Изяслав. Владимир не смог убить мать на глазах ребенка и поселил обоих подальше от глаз – в городе на территории нынешней Белоруссии, названном в честь в честь Изяслава Изяславлем. Хоть, факт этот, ставится историками под сомнение, как и то что, в конце жизни Рогнеда ушла в монастырь.

По летописи гордая половчанка жила в Киеве в "сельце Предславино" (названном на этот раз в честь дочери Владимира и Рогеды – Предславы) на берегу реки Лыбедь. Но современна улица Предславинская, прячущаяся за спиной дворца "Украина" находится далековато от реки. В народе же, как зафиксировал первый историк Киева Михаил Максимович, летописное Предславино всегда отождествляли с Девич-горой.

Согласно еще одной истории о Владимире и Рогнеде, приняв крещение и женившись на византийской принцессе, Владимир отпустил восвояси пять предыдущих жен (Рогнеде он предложил брак с любым и своих бояр, но она отказалась "Царицей была, а рабыней быть не хочу", а заодно распустил и свой знаменитый гарем наложниц, коих было у него "300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове".

Куда они делись? Никому неизвестно! Отпустил он их или просто переместил? Многие полагают, что после официальной смены веры и династического брака с сестрой византийского императора, князь Владимир продолжал жить с языческой женой Рогнедой – и тому доказательство, их сын легендарный Ярослав Мудрый появившийся на свет уже после крещенья, приписывавшего его отцу моногамию.

Возможно, та же участь постигла и прежний гарем, припрятанный подальше и отголоски легенд Девич-горы имеют под собой реальные основания? Возможно, печальная история гордой и гореславной Рогнеды – одинокой и покинутой,  покоренной, но не поверженной, жаждущей мести, органично вплелась с венок таких же грустных преданий Девич-горы? (Примерно там же, у реки на Девич-горе, Орест Сомов поселит позже героиню повести "Русалка" – брошенную молодым польским панычом, несчастную девушку, бросившуюся с горя в Днепр и ставшую русалкой, чтоб отомстить. После Русалий паныча находят мертвым в лесу!)

Участь дочерей князя Владимира тоже оказалась печальной… Та же Предслава из Предславино стала впоследствии очередной гореславой, повторив судьбу своей матери. Уже после смерти Владимира, его дочь сделал своей наложницей польский князь Болеслав I Храбрый, – вместе с другими дочками князя-крестителя Предславу силой увезли в Польшу.

Хоть некоторые выдвигают нынче и прямо противоположные версии, мол, имя Девич-горы связано не с горемычными девами, а жрицами-девственницами какой-нибудь Лады или даже Кибелы, одной из которых была якобы и сестра Лыбедь, имевшая серьезную причину отказывать всем женихам.

Сейчас по Интернету ходит иная феминная легенда-пророчество.

Говорят, когда в Киеве высохнет Лыбедь, в Киеве будет править женщина…

Если так, вот-вот грядет новый матриархат!  Бедной Лыбеди, презрительно прозванной в народе речкой-вонючкой, осталось недолго и трудно поверить сейчас, что когда то она была судоходной (трудно даже поверить в то, что еще сто лет назад в Лыбеди стирали белье!). Хотя, на мой взгляд, легендарную и летописную реку не поздно привести в порядок и сейчас.

Река, бывшая некогда реальной защитой и магическим источником древнего Киева – нынче наглядно демонстрирует наше отношение к собственной истории, – полузабытая, загнанная под землю, полная сточных, вод, ненужная, исчезающая прямо на глазах…

И все же Лыбедь и сейчас не открыла нам всех своих тайн!

Буквально недавно исследователь Киева О. Шаповаленко обнаружил еще одну, забытую всеми, Лысую гору – на верхней Соломенке. Именно на Соломенке берет свое начало и река Лыбедь! Таким образом, древняя речка связывает меж собой две Лысых горы Города.

Чем не повод для новой легенды о загадочной сестре-основательнице изменщице-девственнице-разбойнице-защитнице-жрице Лыбеди?

Из "Азбуки Киевских чудес"

 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования