Лада Лузина

писательница

Ведьма – украинская национальная героиня!

мнения

21 Октября 2016, 10:02

1_07

"Приглашаю всех на "Хэллоуин с Ладой Лузиной" – экскурсию-презентацию трех мини-книжках обо всех-всех-всех чудесах Города Киева"

Незадолго до Хэллоуина, с началом славянских Дедов – нам, киевлянкам, пора вспомнить свою родословную…

"Существует предание о том, что колдуны и ведьмы впервые завелись в Киеве и оттуда разбрелись по всей земле", – утверждает Мадлевская. "Переказують, що у Києві спочатку жили тільки чарівники", – замечает Тулуб. "Ведьма известна, я думаю, всякому, хотя она и водится собственно на Украине, а Лысая гора, под Киевом, служит сборищем всех ведьм, кои тут по ночам отправляют свой шабаш", – безапелляционно заявляет Даль. "…существует поверье в народе, на Лысой горе в Киеве собираются ведьмы со всего света", – пишет дореволюционная газета "Киевлянин".

И пора нам признать: ведьма – несомненно, украинская национальная героиня, такая же, как граф Дракула – герой Румынии. (И напомню: румыны считают своего Влада Цепеша персонажем вполне положительным). Но, помимо этого, ведьма еще и коренная киевлянка! А Киев – одна из мировых ведьмацких столиц.

К слову "ведьма" чаще всего прибавлялось "киевская" ("злая как ведьма киевская"). Киевские ведьмы в украинских сказках предстают как старшие и мудрейшие (сноска). А слово "киевица" (с ярко выраженным корнем "Киев") – лишь один из синонимов ведьмы.

И, что любопытно, никто точно не знает, когда это все началось.  Когда стоящий на четырех Лысых горах Город Киев был признан негласной Столицей Ведьм?

Еще любопытнее: отчего никто не задавался вопросом, почему именно Киев на протяжении столетий так навязчиво связывали с этой темой?

2_12

"Милейшая киевская ведьмочка на обложке моей книги  – работа художницы Кати Дудник

Первой известной нам киевской ведьмой можно назвать любовницу богатыря Добрыни Никитича, былинную Маринку. О том, что в древней Руси у Маринки были реальные коллеги, свидетельствует археология. В 1968 году на склонах Старокиевской горы обнаружили настоящую "могилу ведьмы" -  пробитый металлическим колом женский скелет.  Рыбаков поминает найденное археологами неподалеку от Софийого собора пряслице (грузило для кудели) с надписью "потворне". Потвора, потворница (та, что творит чудеса) – одно из древнейших имен "ведьмы".

Но были ли знаменитые киевские ведьмы наследницами потворниц киевской Руси? Скорее всего, да, учитывая, что три главных шабаша соответствуют периоду древних языческих Русалий.

Неизвестно, как называли подруг былинной Маринки  – волхвицами, потворами, обавницами, наузницами или вещими жинками. Но пряслице, прялка, пряжа, прядение парафия богини-пряхи Макош. Прялка – главный атрибут бытовой женской магии. С ее помощью и ворожили, и привораживали, и разрезали пуповину. А из упомянутой вышей заметки в "Киевлянине", найденной Кальницким, следует любопытный факт – ведьмы Киева летают отнюдь не на метлах:

 "...в Киеве собираются ведьмы со всего света праздновать вместе с упырями "шабаш" и ездят по воздуху верхом на "мечыках" (деревянные ножи от станков, на которых отделяют волокна конопли от костики)"!  

3_07

"На изображении XII  века – родная сестра нашей Макош, скандинавская богиня-пряха Фригг . А под ней отнюдь не метла! Надпись гласит "Богиня Фригг на прялке!" Потому-то нынешний месяц октябрь – паздерник – время когда дерут и обрабатывают лен для пряжи, считался временем женской магии, и все главные мистически е праздники от Дедов до Хэллоуина – тоже приходились на него"

Сегодня связь Киева и ведьм кажутся нам чем-то сродни забытой сказке. Но еще для наших недалеких предков это была светская хроника. И в XVII, и в начале XX века к ведьме так часто присовокупляли "киевская", что мужчины относились с подозрением едва ли не ко всем киевлянкам, особенно молодым и красивым. Отсюда, видимо, и пословица "В Києві не женись, а в Ромнах кобил не міняй". В Ромнах было слишком много цыган, промышлявших крадеными лошадьми. Что же касается Киева…

Все знали: раз киевлянка, значит, точно ведьма!

Так, подчиняясь общему мифу, поэт Николай Гумилев, повенчавшийся в 1910 году в Киеве с юной Анной Ахматовой, написал: – "Из логова змиева, из города Киева, я взял не жену, а колдунью". Хотя его супруга родилась в Одессе и прожила в Киеве всего несколько лет.

Истории же о жене, соседке, поварихе, горничной, которая тайно по ночам улетает на шабаш через печную трубу, мужчины XIX века пересказывали друг другу, как сейчас рыбацкие байки и истории своих амурных похождений с моделями. Типичный пример приведен в мемуарах Ясногурского, друг которого поведал ему, что в юности самолично подсматривал за их кухаркой Варварой, и будто бы видел своими глазами, как та упорхнула в печную трубуПри этом сам автор нисколько не сомневается в истинности рассказа приятеля!

Эту же расхожую киевскую сплетню опоэтизировал Пушкин в своем "Гусаре" (1833 г). И после Александра Сергеевича все уже знали о главной достопримечальности Киева.  Некоторые считают, что классик позаимствовал сюжет у менее известного писателя родом из Слобажанщины, своего знакомого Ореста Сомова, автора фантастической повести "Киевские ведьмы". Но и он не придумал данный сюжет, лишь почерпнул его из городской молвы, где "все пожилые женщины с достатком – ведьмы", а молодые – тем паче!

4_02

"Очень страшная иллюстрация Милы Гарбар на тему Ореста Сомова для книги "Малая азбука киевских чудес. Город ведьм"

Попав на шабаш, его герой казак Федор Блискавка встречает там не только свою жену и тещу, но и множество известных ему киевлян: "и старую Одарку Швойду, торговавшую бубликами на Подольском базаре, с девяностолетним крамарем Артюхом Холозием, которого все почитали чуть не за святого…и нищую калеку Мотрю, побиравшуюся по улицам киевским, где люди добрые принимали ее за юродивую и прозвали Дзыгой; а здесь она шла рука об руку с богатым скрягою, паном Крупкою…"

Как видим, на шабаше присутствует немало мужчин. И в народных преданиях, и в реальных объявлениях дореволюционного Киева, и в судах колдуны встречаются не реже ведьм. Но по степени ажиотажа не могут составить конкуренцию голым девицам на метлах, ставших властительницами дум – будоражащих воображение как нечто запретно-прельстительное, вроде дырки в женской бане. Может отсюда так много историй о мужчинах: гусарах, гимназистах, казаках – подглядывающих за знакомой красоткой (кухаркой, горничной, вдовушкой), которая сначала раздевается, а уж потом…

Но и для простого народа, и для вполне просвещённых людей конца XIX века истории ведьм были реальностью, даже обыденностью. И как могло быть иначе, если, цитируя Макарова, вполне официальные суды над ведьмами происходили в Киеве еще в 1891(!)? И облеченные властью мужи вынуждены были разбирать бумаги типа жалобы Марты Б. на Лукерью Н. 60 лет, которая якобы "занимается колдовством и разными чарами для того, чтобы отбивать женихов и влюблять в себя молодых людей". У пострадавшей она "отбила жениха, которому 25 лет". Или дело Даниила Филиппова, который чуть было не убил ударом камня по голове среди базара "некую Моргулеву, женщину далеко уже не первой молодости" за то, что она "навела на него чары и уже более 10 лет мучит его; он нигде не имеет покоя, она отравила ему всю жизнь. Очарование это так велико, что она везде мерещится ему".

Отметим место действия  - "среди базара", вспомним Одарку Швойду, торговавшую бубликами на Подольском базаре, а заодно и знаменитую цитату из Николая Васильевича Гоголя: "У нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, – все ведьмы".

Помимо заветного лысогорья украинский классик дает нам еще один адрес киевских ведьм – базар! 

А в быличке Тулуба "Ведьмы в Киеве на базаре" слово "базар" вообще выступает синонимом слова "шабаш"!

Увы, в наши дни киевские базары –  жалкое зрелище. Но со времен древней Руси до революции 17-го года Киев был, прежде всего, Городом торговым, а его базары – частью неповторимого местного колорита. Весь Нижний Киев, по сути, город-базар!

Гоголевское утверждение эхом отзывается и у Булгакова, и у Куприна. Эпизод "Ямы", где проходивший по базару молодой студент Лихонин вдруг настолько увлекся не слишком молодой, сорокапятилетней толстой торговкой с большими грудями, что "неожиданно для самого себя" пустился с ней в пляс – козлом "заскакал… около нее", полез целоваться и обниматься, –  до смешного напоминает предысторию дела "некой Моргулевой", дамы "далеко уже не первой молодости",  которая  "навела чары" на юнца.

В "Белой гвардии" подольская торговка Явдоха, продавшая инженеру Лисовичу молоко, вдруг представляется "ему голой, как  ведьма  на горе". И достаточно прочесть булгаковское  описание, чтобы понять происхождение ведьмацкого мифа:

"Оно (появление Явдохи) было  бесподобно  в сиянии своих тридцати лет, в блеске монист на  царственной  екатерининской шее, в босых стройных ногах, в колышущейся  упругой  груди.  Зубы  видения сверкали, а от ресниц ложилась на щеки лиловая тень".

Базар – единственное место пересечения образованного и светского Верхнего Киева с  Киевом Нижним, исконно народным, обитатели которого,  босоногие как русалки, хитрые как ведьмы, белозубые, полногрудые, в экзотических национальных костюмах, напропалую кокетничающие (чтобы продать панычам свой товар), представлялись самим воплощением природы, ее загадок и тайн. Это уже не дырка в бане, а полуоткрытая дверь, куда так и тянет заглянуть.

Образованные мужчины – и студент Лихонин, и инженер Лисович –  при встрече с этой стихией испытывают одинаковые неконтролируемые чувства. К той же категории образованных мужчин относятся и сами писатели, сделавшие немало для культа киевских ведьм.

Подольские торговки были полной противоположностью наивных горничных, которых мог соблазнить какой-то паныч. Они не были ни чересчур молодыми, ни невинными, ни наивными, ни беззащитными, ни одинокими, (поскольку являлись представителями своего женского клана: базар, как и шабаш – часто бабское царство, сродни ведьмацкому ковену). Торговки-перекупки с Подола – первые киевские бизнес-леди и первые независимые женщины своего времени, что весьма ярко показано в пьесе  "За двома зайцами", где Голохвастов на свою голову связывается с непрошибаемой перекупкой Секлитой Пилипівной Лимарихой и ее боевыми подружками.

Напомню, что пятница – наследница богини Макош, и пятница же – базарный день!

Подольских торговок можно назвать если не ведьмами, то прототипами киевских ведьм, самим своим существованием поспособствовавших развитию данного мифа.

6_02

"На киевском базаре Евбаз торговала когда-то и моя прабабушка Марфа"

И еще одна вещь отличает Киев от всех прочих ведьмацких городов, отметившихся в мировой истории, вроде Салема или Кельна. Помянутые выше Суды над ведьмами в Киеве (и по всей Украине) действительно были, о том сохранилось множество документов,  но охоты на ведьм, инквизиции в Украине не было никогда… НИ-КОГ-ДА!

Ведьм у нас никогда не судили за колдовство, лишь за причинение финансового или морального ущерба – за то, что взяла чужое! Например, за то, что с помощью магии украла молоко у соседской коровы, (воровство молока считалось в то время основным занятием ведьм, и главным ведьмацким атрибутом была не метла, а подойник). Если вина ведьмы была так или иначе доказана, ущерб она должна была возместить деньгами! И все – иди, колдуй себе дальше, только имущество чужое не тронь!

Отдельные случаи расправы над ведьмами в селах в случае засухи, падежа скотины – скорее исключения. Которые, как ни странно, лишь подтверждают правило: ведьм обвиняли не в магии, а в причинении ущерба в особо крупных размерах.  А современные киевские страшилки о ведьмах,  якобы сожженных на киевских Лысых горах, лишь отголосок все той же западной охоты на ведьм, помноженных на незнание собственной истории.        

П.С.

Реальность ведьм Киева и Киевщины получила неожиданное подтверждение, когда после выхода моей первой книги "Киевские ведьмы" многие люди внезапно захотели поделиться со мной своими семейными тайнами.  Я обнаружила, как много знакомых из моего ближайшего круга имели в своем роду бабушку ведьму-знахарку. И я вдруг поняла: утверждение, что все киевлянки и жительницы Киевщины – ведьмы по национальности, подозрительно похоже на правду.

Тем забавнее, что нынче старая пословица "В Києві не женись" переродилась в миф нового времени, прямо противоположный по смыслу. Мол, уничтожив в годы охоты на ведьм весь свой женский генофонд красавиц, иностранцы теперь ездят за женами к нам, потому что украинки -самые красивые женщины в мире.

И с этим мифом мне уж точно не хочется спорить!

 

Из будущей книги "Малая азбука киевских чудес. Город ведьм"

 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования