Сергей Петрик

публицист

В Украине позволят дискриминировать ЛГБТ и профсоюзы

мнения

27 Марта 2017, 05:14

Новый Трудовой кодекс (законопроект №1658, его авторы – премьер-министр Владимир Гройсман, первый вице-премьер Степан Кубив, народные депутаты Михаил Папиев и Людмила Денисова) может быть принят в ближайшее время. Парламентский Комитет по вопросам социальной политики, занятости и пенсионного обеспечения рекомендовал Верховной Раде принять проект во втором чтении и в целом.

Замечу, что из документа после первого чтения исключили ряд положений. В частности, о недискриминации на рабочем месте на основании гендерной идентичности и сексуальной ориентации. Кстати, под прикрытием именно этого положения и пытались "протащить" в Раде новый проект Трудового кодекса, мотивируя тем, что в рамках подписания Соглашения об ассоциации с ЕС Украина взяла на себя обязательства принять антидискриминационное законодательство.

Речь пойдет о другом: в проекте не оказалось раздела о профсоюзах.

А нужны ли такие профсоюзы?

Профсоюзные деятели сейчас пугают, что работникам придется самостоятельно защищать свои права. Притом что суд не реформирован, и трудящемуся придется выложить последнюю копейку адвокату без гарантии  добиться справедливости от работодателя, имеющего деньги и юристов.

Представители профсоюзов, не входящих в Федерацию профсоюзов Украины – правопреемницу советского Украинского республиканского совета профсоюзов, утверждают, что положения нового Трудового кодекса создают условия, чтобы работодатель мог иметь дело только с большим профсоюзом на предприятии, в то время как всем известно, что в нашей стране доминируют старые профсоюзы, которые обычно зависимы от этих самых работодателей.

Даже по данным "старой" Федерации профсоюзов Украины, только за 2016 год зарегистрировано 118 коллективных трудовых споров (конфликтов), из них 112 на уровне предприятия. Количество работников, трудовые права которых нарушены, постоянно растет и за прошлый год превысило 240 тысяч человек. Задолженность по выплате заработной платы на протяжении последних лет не уменьшается, составляя около двух миллиардов гривен, и касается сотен тысяч человек. Все говорит о достаточности оснований для сплоченности работников при отстаивании своих трудовых прав.  Но никто сплочением не занимается.

Традиционные до сих пор наборы конфет детям к Новому году и уже подзабытые льготные путевки в санатории, которые раньше покупали через профкомы – это не то, чего следовало бы ждать от профсоюзов.

Классические (для Европы или Америки) профсоюзные вопросы – уровень и своевременность оплаты труда, а также обеспечение занятости. Профсоюзы, по идее, в отношениях граждан, с одной стороны, и власти и работодателей, с другой, должны отстаивать интересы граждан, а не идти на компромисс со своими классическими оппонентами. И уж тем более не стараться убедить граждан принять их позицию. Но уже никого не удивляет, что украинские профсоюзы об экономических интересах работников заботятся ничуть не больше, чем власть и работодатели.

Из новейшей истории: как сорвали всеукраинскую забастовку

Первый в истории нашей страны громкий национальный трудовой спор возник во время переговоров о подписании Генерального соглашения (предусмотренного законодательством документа, регулирующего трудовые отношения и социально-экономические интересы работников и владельцев) на 2006-2009 годы.

Профсоюзы рассорились с правительством, которое, будучи одним из крупнейших работодателей, при заключении Генерального соглашения выступает на одной стороне с объединениями работодателей,  и угрожали национальной забастовкой. Суть основных профсоюзных претензий была в уровне зарплаты (требовали увеличения минимального уровня с 483 до 734 гривен), долгах по зарплате (около 1 миллиарда гривен) и устаревшем прожиточном минимуме, рассчитанном с использованием заниженных социальных нормативов.

Говорили, и я уверен, что так и было, будто тогдашний глава ФПУ затеял этот спор в пиаровских целях, чтобы его переизбрали на профсоюзном съезде. Борьба за кресло главы ФПУ – это была борьба за право распоряжаться имуществом, которое в то время оценивали почти в 4 миллиарда долларов.

Но угроза забастовки была реальной. Ее поддерживали 84 всеукраинских профсоюза и профсоюзных объединения. Среди них не только членские организации ФПУ, но и абсолютно автономные, а потому подверженные значительно большему, по сравнению с ФПУ, влиянию вспышек "народного гнева". Общая численность их членов превышала 14 миллионов человек.

Поэтому улаживать ситуацию прямо на Всеукраинскую профсоюзную конференцию 22 февраля 2006 года прибыли практически все руководители областных госадминистраций и Кабинет Министров в полном составе во главе с премьером Юрием Ехануровым.

Был там и я. Как сейчас помню: под впечатлением такого неслыханного государственного представительства профсоюзные деятели легко склонились к социальному миру. Правительство, работодатели и профсоюзы официально задокументировали договоренности о том, что спустя какое-то время долги по зарплатам будут выплачены, а прожиточный минимум будет пересмотрен. Только вопрос повышения "минималки" власть категорически отказалась рассматривать.

"Относительно повышения зарплаты – пожалуйста, работайте, – напутствовал тогда профсоюзы Ехануров. – Считайте, сколько стоит этот труд на мировых рынках, садитесь за стол переговоров с собственниками".

"Я не думаю, что у вас получится легко разговаривать с собственниками, – добавил тогда премьер-министр. – Легко с властью разговаривать и требовать. А там будет немного другой и более жесткий разговор".

Власть всегда открещивается от бизнеса. А профсоюзы в Украине всегда были слабыми и невлиятельными. Хотя любые изменения в законодательных или нормативных актах социального характера должны согласовываться с профсоюзами, этого государство либо не делало вообще, либо согласовывало с провластной Федерацией. Ни одно Генеральное соглашение Кабмин не выполнил в полном объеме.

Но когда равновесие полномочий, а значит и ответственности, нарушается, это может вызвать социальные конфликты. В новейшей истории Украины уже случалось, когда на предприятиях место профсоюзов, которые не способны защитить интересы работников, занимала другая сила – забастовочные комитеты.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования