Леонид Кравчук: "Личные вопросы я решаю только с Януковичем"

4 Июля 2013, 08:05

Первый президент Украины дал эксклюзивное интервью "Сегодня". Он рассказал о выборе между Западом и Востоком, о том, как за ним ухаживали женщины, с кем из политиков дружит, что мало проводил времени с семьей и о звонках Виктору Януковичу.

фото: Александр Яремчук

– Что для Украины будет лучше: Евросоюз или Таможенный союз?

– Если этот вопрос задать всем украинцам, думаю, что будет не менее миллиона разных предложений. Я много побывал за рубежом. Сразу ответить на такой вопрос я не смогу. Есть много хорошего как в ЕС, так и в ТС. Но, как говорят философы: "Лучшим критерием истины является практика". Недавно я вернулся из Польши. Когда-то уровни развития наших стран были примерно одинаковыми. Сегодня ВВП Польши намного больше, чем у Украины. Жизнь там совершенно другая. В ЕС приняли Хорватию – люди праздновали. Я был практически во всех европейских странах и 20 лет назад, и недавно. Там жизнь меняется каждый день. И меняется к лучшему. Почему? Потому что люди попадают в среду с высокими требованиями. Если человек попал в среду, в которой нужно жить и выживать, он будет стараться это сделать. Если он попадает в среду конкуренции, чтобы производить лучшую продукцию, потому что товары худшего качества он не продаст, он будет стараться. Если же он производит некачественные изделия, но продает их разными путями, или у покупателя низкий уровень требований, производитель не будет стараться. Это норма рыночного хозяйства.

– То есть, вы за Евросоюз?

– В ЕС не только лучше хлеб. Там лучше законы, нравственность, ответственность, моральные качества, защита от посягательств. Если у нас сегодня племянник прокурора – начальник милиции, прокурор – кум прокурора, в Верховном Совете – отец, брат, кум и так далее. Это невозможно в цивилизованной стране. Недавно снова пришел сигнал из Николаевской области – изнасиловали молодую женщину. Перед этим сожгли и изнасиловали Оксану Макар. После этого случая на прямых эфирах разных телеканалов люди стали обвинять маму девочки. Якобы она воспитала плохую дочь… Получается, виновата мама и девушка, которая носит короткую юбку, соблазняя мужчин. Если у людей такое мышление, ждать от них высокой нравственной культуры невозможно. Я постоянно привожу такой пример. Года два назад премьер-министр Венгрии по телефону сказал что-то невежливое по отношению к людям. Произошла утечка информации и через час возле Кабмина собралось около 50 тысяч человек. В Украине же, когда человека называют козлом, он говорит: "Да, козел, только не бейте". Для того, чтобы достичь европейского уровня, нужно попасть в цивилизованную европейскую среду.

– Может, у Таможенного союза есть свои плюсы?

– Условия жизни в России такие же, как и у нас, а может, даже сложнее. Может, завтра на каком-то заводе (после вступления Украины в ТС – Авт.) положение улучшится. Может, газ станет дешевле. Я этого не исключаю. Но жить по-новому, строя демократический образ жизни, у нас не получится. Поэтому для меня евроинтеграция – единственный путь. Если мы хотим жить, как живем сейчас – тогда нам путь в ТС. Я понимаю, почему некоторые люди проводят встречи, рассказывая о каких-то благах.

– Говорили с Виктором Януковичем по этому поводу? Возможно, он просил совета?

– Я очень часто вижусь и разговариваю по телефону с президентом. Последнее наше общение касалось Конституционной ассамблеи. Тема всегда найдется. К примеру, подходит время евроинтеграции. Обсуждаем и эту тему. Я вернулся из Польши и проинформировал Виктора Януковича об итогах встречи с Брониславом Коморовским. У нас идут профессиональные разговоры. Мы говорим аргументированно: "Мне это нравится, а это нет". Зачем говорить пустые слова, приводить цифры, которых нет. Я никогда не говорил, что в ЕС жизнь легкая. Напротив, там жизнь очень непростая, новая для нас. Чтобы выжить, нужно уметь крутиться и работать. Но главное, что ты будешь чувствовать себя там человеком. У нас, как и в России, старые схемы, прошлого больше, чем настоящего. Поэтому нам легче в ТС. Любому директору завода не надо добиваться каких-то качественных сдвигов, если для него достаточно этого уровня. Он будет производить и продавать свою продукцию и неплохо жить…  Я хотел бы задать вопрос людям, которые проводят встречи в Восточной Украине: "Где же нам лучше?". Спросить бы у них, на каком самолете они летают, на каких автомобилях ездят, из каких материалов делают ремонт. Если они найдут в списке товаров хоть один неевропейский товар, я скажу: "Ну что ж, я сдаюсь". Для людей хотят оставить советскую жизнь, а для себя – европейскую.

– Когда будет готов проект закона о внесении изменений в Конституцию?

– Многие спрашивают о том, зачем менять Конституцию? Причин много. Во-первых, она прожила сложную политическую жизнь. За нее голосовали ночью, потом начали переделывать. Два года назад вернулись к Конституции 1996 года. Из-за этого она потеряла свой авторитет, и назрели изменения. Во-вторых, так уж случилось, что в 96-м, когда принимали Конституцию, несколько разделов – судоустройство, правоохранительная система, Генеральная прокуратура и местное самоуправление не были завершены конкретными формулировками конституционного уровня. Сегодня – это главное препятствие для реформ, так как в Конституции не прописан путь их реализации. Сейчас мы разрабатываем концепцию Конституционной реформы. В октябре, надеюсь, мы ее примем, после чего приступим к написанию проекта закона об изменениях конституции. Когда его напишем, направим президенту. Он его рассмотрит и внесет в Раду для голосования. Если депутаты примут проект, дальше он отправится в Конституционный суд – на проверку соответствия правам и свободам человека. Если же парламент не проголосует, тогда президент может назначить референдум.

– В оппозиции говорят, что после внесения изменений в Конституцию президента будут выбирать в парламенте…

– Ни у кого даже и мысли не было о том, что президента можно избирать в парламенте. Он избирался и будет избираться народом. Сколько раз я беседовал с Януковичем, я не заметил, чтобы у него даже такие мысли появились. Вы попробуйте в нынешнем парламенте избрать президента… Когда люди берутся судить о таком проекте, руководствуясь политической целесообразностью, а не документами, – это не серьезно. Приведу пример. В Администрации президента отработали законопроект о судебной реформе, а конкретнее – о повышении уровня независимости судей. Я его направил в Венецианскую комиссию с просьбой дать оценку. Она рассмотрела и сделала в целом положительный вывод. Позже читаю в СМИ о том, что в Венецианскую комиссию обратились три лидера оппозиции с заявлением, что грядет узурпация власти. Но, знаете ли, нужно себя уважать. Если чего-то не знаешь, лучше спросить, прочитать, а потом уже оценивать. Не могут на таком уровне люди говорить такие безответственные вещи – не солидно.

– Почему скандальный закон о языках не работает?

– От великого к смешному – один только шаг. Закон и не должен был работать. Это было известно, когда его зарегистрировали в парламенте. Если закон направлен на удовлетворение интересов одного региона, а не всей страны, он никогда не будет работать. Сразу после вступления закона в силу Западные регионы приняли решение не выполнять закон. А как его можно выполнить? Приведу пример. Скажем, в Киевском национальном университете сто студентов захотят, чтобы им читали лекции на венгерском языке, согласно закону ректор должен будет это сделать. Но как? Где взять преподавателя? Да и где вы видели в мире, чтобы вопрос о региональных языках решался местным органом власти? В Конституции четко написано, что использование языков в Украине определяется законом, а не решениями местных органов власти.

– Как оцениваете сегодняшний состав парламента?

– Страна не может быть заложником Верховной Рады. Я давно приглашал оппозиционеров прийти на заседание Конституционной Ассамблеи. Если бы они пришли и послушали, что говорят люди, которые всю жизнь занимаются Конституционным правом, я не думаю, что у них бы появилось желание писать обращения в Венецианскую комиссию. В парламенте нужно сесть за круглый стол и договориться, как строить Украину и как избавить ее от экстремистов и слева, и справа. Одни называют других: бандюги, коррупционеры, предатели. Те на них в ответ: идиоты, негодяи, фашисты. Скажите, можно ли этим двум группировкам с такими характеристиками объединиться? Я пытался разобраться, звонил по областям и спрашивал, есть ли у них фашистские организации. Оказывается – нет, а депутаты борются против фашизма, устраивают митинги, которые потом заканчиваются избиением журналистов. В какой стране есть правящая партия, которая выходит на улицы и призывает бороться против фашизма, которого нет? У правящей партии есть власть. Фашизм запрещен законом. Обратитесь в ГПУ. Люди так заболтались и задрались, что потеряли чувство меры. Смотреть на этот театр абсурда становится горько.

– Есть ли шансы у Юлии Тимошенко отправиться на лечение за границу?

– Насколько я читал в СМИ, после последнего визита немецких врачей из клиники Charite Тимошенко порекомендовали операцию. Но я не понимаю, почему наши врачи говорят, что все хорошо? Может, у них другая профессия? Если человек больной, не дай Господи довести его до инвалидности. Я думаю, Виктор Янукович разберется и примет правильное решение, чтобы  на пути подписания Соглашения об ассоциации не было никаких препятствий.

– Вы общаетесь с Януковичем сугубо по работе?

– Виктор Янукович – первый президент, который сумел собрать всех президентов Украины вместе. До него этого никто не мог сделать – ни Кучма, ни Ющенко. Если у него есть замечания ко мне, как и у меня к нему, мы можем их высказать. Семьями мы не встречаемся – ни я, ни Виктор Янукович в друзья друг другу не записываемся. Мы в хороших товарищеских и государственных отношениях. Я с удовольствием слушаю, как он рассказывает о прогнозах развития экономики, строительства, аграрного сектора. Он ко всему подходит очень профессионально. Я могу задать ему вопросы, рассказать о наших планах по реформе Конституции, как я вижу будущее вступление Украины в ЕС… Это нормальный разговор двух людей, которые понимают, что такое государство.

– Поддерживаете отношения с Кучмой и Ющенко?

– Мы в хороших товарищеских отношениях. Не хочу выводить это на дружбу. Дружба – это особая форма общения: открытость, постоянные встречи, встречи семьями, обмен мнениями не только по делам развития государства, но и по личным. Мало ли что может быть у человека в семье? Это сюда не подходит. Недавно я критиковал Леонида Кучму. В одном из интервью мне задали вопрос о том, как я реагирую на его критику в адрес Конституционной ассамблеи. По мнению Кучмы, ассамблея – это ширма для чего-то. Леониду Кучме так говорить не надо.

– Что думаете о разводе Владимира Путина? Последуют ли его примеру президенты других стран?

– Для нас Россия не должна быть примером. В Украине часто мыслят так: если в России независимость, значит и нам надо независимость, в России избирают президента, и у нас нужно, Путин развелся, давайте всем разводиться. Но это несерьезно. Разводится Владимир Путин или нет – меня совершенно не интересует. Это его личное дело. Даже если бы в Украине что-то подобное произошло среди чиновников, я бы не вмешивался в их личные дела. Я не могу никого осуждать. Если так случилось, что потеряны взаимные нити понимания и душевных отношений, наверное, не нужно делать вид, что все хорошо. Лучше все сделать открыто. Хотя для президента есть свои границы. Путин принял такое решение… Скажется ли это на дельнейшем развитии страны – думаю, нет. Скажется ли это на примере – да, скажется. Теперь любой россиянин на вопросы о разводе скажет: "А Путин же развелся…".

– Расскажите о своих семейных традициях… Возможно, все собираются каждую неделю за ужином?

– Семья собирается вместе на Дни рождения, праздники. Обязательно празднуем День Независимости, Новый год, Рождество, Пасху. Когда были маленькие дети и внуки, очень часто переодевался Дедом Морозом. Но теперь не для кого… Моя жизнь так сложилась, что я все время на службе в течение  последних 50 лет. На это уходит много времени. Сказать, что я уделял много внимания семье и детям, не могу. Но свой домострой у нас есть. К примеру, никто не видел, чтобы моя жена влезала в какие-то общественно-государственные дела. Она всем говорила, что президентскими делами не занимается. Но при этом отвечала: "Если вы хотите спросить о детях, я могу сказать". Никто не видел моего сына в ресторане, выписывающего дорогие чеки. Вы даже не знаете, и никто не знает, как его зовут. Он нигде не был на тусовках". Мой внук уже взрослый, женат, есть дочь – моя правнучка. Но также никто не видел его на вечеринках, в ночных клубах или на тусовках. Это не потому, что я их держу. У них такая нравственность. Если дети высокопоставленных лиц ведут себя недостойно, это значит, что культура в этих семьях очень низкая. Такого мои дети и внуки не допускают. Они понимают свою ответственность. Живут нормально. Возникают проблемы – решают. Но это все в семье, не на поверхности общества. Семья должна решать свои проблемы по-семейному, а не раздеваться на улице. Это неприлично. Если твоя фамилия многих интересует, ты должен понимать, что это не случайно. Многие хотят посмаковать, другие – посмеяться. Несмотря на то, что я не уделял достаточного времени семье, Антонина Михайловна лично этим занималась, подходила ко всему строго и справедливо.

– Супруга не обижается на то, что вас практически не было дома?

– Нет. Она понимает, что не я так хотел. Если бы я лично уходил куда-то… К примеру, я не хочу быть с вами, пойду в ресторан – там посижу с компанией. У нас в семье практически никто ничего не скрывает. Если кому-то что-то не нравится, мы говорим об этом прямо.

– Занимая довольно высокие посты в стране, вы были завидным мужчиной. Скажите, многие женщины вас пытались соблазнить?

– Сказав, что женщины на меня не обращали внимания, я бы погрешил. Даже если пытались соблазнить, я не вижу в этом чего-то чрезвычайного. Когда мужчина находится среди женщин, если он действительно мужчина, хочет казаться лучше. Точно так же и женщина. Легкий флирт, шутки-прибаутки, обмен взглядами, улыбками и настроениями – абсолютно нормальное явление. Но какие бы ни были отношения с женщиной, всегда нужно ее уважать. А если опустился до уровня неуважения, значит, у тебя просто скотское поведение. Ты превращаешься в самца. А это уже никому непозволительно. Женщина – это особое существо, она вскормила своей грудью весь мир. Если мы все красивые от солнца, то достойные – от женщины. 

– Что вам дарили дети и внуки на День рождения?

– Обычно это какие-то картины или книги. Они не имеют большой ценности, но остаются как память. Я люблю словари, старинные и древние книги. В моей коллекции есть такие. Их, даже не читая, приятно подержать в руках.

– С какими просьбами к вам обращаются дети? Часто просят совета?

– Запомнился один случай, когда мой сын окончил Институт физики НАН Украины, написал там диссертацию по лазерной физике. Довольно перспективная была тематика. Но как раз тогда жизнь изменилась, наука потеряла свои силы, в том числе и финансовые. Он обратился ко мне за советом. Мы сели, поговорили и взяли тему компьютерного бизнеса. Впоследствии он от нее отказался и занялся другим делом. Хочу сказать, что мои дети большим бизнесом не занимаются – я им его не делал. Многим детям, я не преувеличиваю, родители делают бизнес, а они только возглавляют его. Я не делал ни сыну, ни внуку, ни внучке никакого бизнеса. Они сами что могут, то делают. Не нищие, но и на личных самолетах не летают, на дорогих яхтах и машинах не разъезжают. Им хватает на жизнь, на отдых, но широких возможностей никогда не было.

– Совсем недавно ваша внучка вышла замуж…

– Я был на свадьбе. Гуляли в "Президент отеле" в Киеве. Было очень много молодежи, все танцевали под украинскую музыку, шутили и веселились. Для меня важно, чтобы в семье было взаимопонимание и ответственность. С той поры, когда юноша и девушка соединили свои жизни, начинается их взаимная ответственность. Каждый шаг должен быть обдуманным, чтобы случайно не обидеть твою вторую половинку... Многие после свадьбы думают, что как жили, так и будут жить. Но все меняется. Вечного ничего не бывает. Поэтому я пожелал Марии счастья, любви и взаимопонимания.

– А что подарили молодоженам?

– Свадебное путешествие на Мальдивы. Я там никогда не был. Но именно в это время, когда начинается новая жизнь, побывать вдвоем в океане… Я считаю это очень романтично. Семья жениха довольно интеллигентная. Муж Марии, Алексей – менеджер по международным транспортным перевозкам. Так совпало, что они родились в одном роддоме с разницей в три дня: у него День рождения 2 июля, а у нее 5-го. Лежали в одной палате в роддоме, учились в одной школе. Я не вмешиваюсь в их дела. Когда Мария и Алексей встречались, их родители познакомились. Ко мне лично никто знакомиться не приходил. Да это и не нужно. Я могу лишь только посоветовать. Время и взгляды поменялись. Я дедушка. А отец – сын Александр.

– А что изменилось?

– Когда-то я даже в страшном сне не мог представить однополых браков. Сейчас некоторые страны принимают законы, разрешающие такие браки. Более того, люди демонстрируют какую-то свою особую формулу жизни. Я не раз задавал вопрос: "Вас кто-то обижает, что вы ложитесь в постель не с женщиной, а с мужчиной? При приеме на работу вас спрашивают о том, с кем вы занимаетесь сексом? Почему вы тогда демонстрируете на улицах свои права? Вас что, прав лишают?". Не надо забывать, что если бы все были такие, как они, человечества давно бы уже не было.

– У всех на слуху последние события в Николаевщине…

– Я жил в другое время. Даже в голову не приходило, что может случиться то, что сейчас происходит. Впервые за все годы независимости было нападение обиженных людей на райотдел милиции. Это путь к самосудам, если этого не остановить. К этому привела вседозволенность должностных лиц. Первое, что должно быть сделано – взять под стражу виновных, судить их открыто и публично. Если органы общественного порядка не поймут, что играть с людьми опасно, достаточно одной искры, чтобы разжечь пламя. Начнутся самосуды и убийства. А потом будет очень сложно вернуть все на круги своя.

– С кем из политиков и чиновников близко дружите?

– Близко не дружу ни с кем. Дружба между должностными лицами – это не дружба, а взаимоотношения. Такие отношения у меня сложились с Николаем Азаровым, с вице-премьерами и министрами, со спикером Владимиром Рыбаком. Но, как правило, личных вопросов я с ними не решаю. Если такие у меня возникают, я их решаю только с Виктором Януковичем. В близких отношениях я с бывшим вице-премьером Олегом Слепичевым. В хороших отношениях – с Григорием и Игорем Суркисом, Ринатом Ахметовым. Он меня всегда поздравляет с праздниками. Я ему звоню, поздравляю с футбольными победами. Я же вижу, как он переживает во время игры. Он этим живет и это чувствует. Одни, как говорят, чувствуют человека, другие – футбол. Часто общаюсь с главой Администрации президента Сергеем Левочкиным. Могу позвонить и высказать ему свою точку зрения, в том числе и по Конституционной реформе.

– Ранее вы говорили, что ходите в спортзал…

– Я занимаюсь два раза в неделю в спортзале: по понедельникам и пятницам. Дома у меня также есть тренажеры – занимаюсь дома. Нагрузки разные: и на руки, и на пресс, и на ноги. Но особенно на пресс, потому что живот почему-то увеличивается. За один тренировочный день я иногда поднимаю несколько тонн веса. Первый раз было сложно. А когда постоянно тренируешься – легко. Жить нужно полноценно и интересно. Надо гореть, а не дымить.

Вы сейчас просматриваете новость "Леонид Кравчук: "Личные вопросы я решаю только с Януковичем"". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Зеленюк Кристина

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования