укр
Главная Новости политики Новости политики
1 Декабря 2015, 08:04  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с замгенпрокурора Виталием Касько: В марте с Януковича могут снять санкции http://www.segodnya.ua/img/article/6706/14_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6706/14_tn.jpg Политика Заместитель генпрокурора и претендент на пост антикоррупционного прокурора — о том, как саботируют реформу прокуратуры, что с делом "бриллиантовых прокуроров" и почему арест со счетов и имущества опальных политиков будет снят ЕС
<p><span>Виталий Касько. Фото: ГПУ</span></p>
Виталий Касько. Фото: ГПУ

Интервью с замгенпрокурора Виталием Касько: В марте с Януковича могут снять санкции

Заместитель генпрокурора и претендент на пост антикоррупционного прокурора — о том, как саботируют реформу прокуратуры, что с делом "бриллиантовых прокуроров" и почему арест со счетов и имущества опальных политиков будет снят ЕС

— Громкое дело "бриллиантовых прокуроров", которое вы ведете, пока ничем не закончилось. Оно даже до суда не дошло. Почему?

- Мы объявили подозреваемым об окончании следствия. Сейчас идет ознакомление подозреваемых и их адвокатов с материалами. Вы же видели, что последние дни наши прокуроры постоянно по судам бегают: решаем вопрос об изменении меры пресечения, о взыскании залога в доход государства. То есть, были процессуальные вопросы, которые мы должны были разрешить. Сейчас мы с ними заканчиваем, огласили об окончании следствия, и поэтому в ближайшее время планируется направление дела в суд. Но это только одно производство, а у нас есть группа других. Учитывая ожидания общества, мы решили не объединять все производства. Сначала направить в суд это основное, которое касается подозрения в получении взятки, а потом тщательно расследовать и передавать в суд другие.

- Большая шумиха поднялась вокруг дела "бриллиантовых прокуроров". Говорят даже, что дело заказное. Мол, "сливают" только тех, кого нужно, а других не трогают.

- Давайте так: вы верите, что Давид Сакварелидзе открыл заказное дело (изначально он начинал вести его – Авт.)?

- Нет…

- Когда открывали это производство, меня не было в Украине. Я брал участие в заседании Консультативного совета европейских прокуроров. Дело было инициировано и начато Давидом Сакварелидзе. Вы думаете, он выполнял чей-то заказ?

- Думаю, нет.

- И я уверен – нет.

- Так, когда дело могут передать в суд?

- Когда защита ознакомится с материалами уголовного производства.

- А это можно затягивать, да?

- Это можно затягивать. Но я не думаю, что защита не будет тянуть с этим.

- По пятибальной шкале поставьте оценку усилиям власти в борьбе с коррупцией.

- Очень сложно…От 1 до 5?

- Да.

- Где-то 0,5.

- Почему?

- Много причин. В первую очередь нежелание расследовать актуальные для общества уголовные производства. Как я понимаю, существуют большие сращения тех, по кому нужно проводить такие расследования и тех, кто должен их проводить. Есть большая зависимость прокуратуры от высших органов государственной власти.

- Это какие-то родственные связи?

- Не всегда. Это коррупционные, экономические, бизнесовые, родственные… К сожалению, в Украине все настолько взаимосвязано, что вообще складывается впечатление, что привлекают к ответственности только тех, кого кому-то очень нужно привлечь к ответственности или тех, которые совсем беззащитные. Такое печальное складывается впечатление.

- Дело экс-зама главы АП времен Януковича Андрея Портнова. Он выиграл в суде ЕС в Люксембурге по делу "Портнов против Совета ЕС", и ЕС снял санкции с Портнова. То есть, вслед за Портновым в суд могут обратиться Янукович и Ко и выиграть?

- Это не просто означает, что они будут обращаться в европейские суды. Обращения многих из них уже там есть.

- В отличие от украинской, европейская судебная практика единая…

- Но дела разные. Суд будет обращать внимание на то, были ли доказательства на определенное время. Чтобы вы понимали, на следующий год санкции в отношении Портнова не продлевали. Поэтому считать это выигрышем (в суде Люксембурга – Авт.)… – ну, как посмотреть. В деле фигурировали санкции, которые ЕС снял по собственной инициативе.

- Вы говорили об опасениях, что в марте 2016-го с Януковича и Ко могут снять санкции…

- Безусловно, они абсолютно обоснованные. И это сигналы от наших европейских партнеров, потому что санкции – это новейший административный инструмент в мире. Суть его в том, что когда в каком-то государстве меняется правительство, санкции не дают возможность бывшим чиновникам быстро убежать с украденным. К примеру, такой режим существует в Швейцарии. По своему правительству (бывшему – Авт.) при его смене, они сразу же блокируют счета, разбираются, а потом разблокируют. На самом деле это очень действенный инструмент. Как раз его швейцарцы и применили к украинским высокопоставленным чиновникам (еще в феврале 2014-го Швейцария и Австрия блокировали счета 20 украинцев, среди которых Янукович и его сын Александр – Авт.). Но они носят административный характер и призваны предоставить правоохранительным органам (в Украине – Авт.) отсрочку и возможность разобраться. Нашим правоохранительным органам дали времени с головой. Год, в принципе, было бы неплохо. А дали два. Если они за два года не удосужились выйти на доказательства по преступности этих активов, извините ребята, вам давали возможность. Если в собственных уголовных производствах вы не арестовали (счета и имущество – Авт.) за то время, которое вам дали, ЕС не будет за это отвечать и дальше держать эти деньги и прочие активы. То есть, если наши следователи в наших уголовных производствах не сделают этого до марта, все разлетится. Я об этом повторяю публично на каждом углу, на каждом заседании комиссии по возвращению активов, чтобы потом никто не делал вид, что этого не понимали.

- Какие дела в зоне риска?

- Многие: Юрия Иванющенко (нардеп от ПР – Авт.), экс-вице премьера Сергея Арбузова, Александра Януковича. Много дел…Братья Клюевы. Понимаете, для иностранцев, которые борются с коррупцией понятно, что основной удар должен быть не по человеку, а по карману. Поэтому, если не удастся дойти до активов, заморозить их и ударить по карману, все остальное не будет иметь такого эффекта.

- Публичный скандал с заменой "четверки Шокина" в конкурсной комиссии по выбору главы САП. Двоих кандидатов да, заменили. Но ЕС также настаивал изменении закона о прокуратуре, чтобы уменьшить влияние ГПУ на САП.

- И это было бы очень правильно. И, насколько я понимаю, они продолжают на этом настаивать.

- Понимаете, еврокомиссар по вопросам политики соседства Йоханнес Хан заявил, что у ЕС больше нет претензий к Украине по САП.

- Не совсем так. По моему мнению ЕС просто устал биться головой об стену. Максимум, чего они добились, хотя они четко говорили о замене всех четырех представителей ГПУ в конкурсной комиссии по выбору главы САП, – замены двоих. И то, это было сделано после огромных скандалов. ЕС прекрасно понимает, что сейчас от украинского руководства добиться чего-то большего просто невозможно. Поэтому они махнули рукой. У меня складывается такое впечатление.

- Давид Сакварелидзе уехал с Саакашвили в Одессу. По совместительству он все еще зам Шокина. Но по факту в Киеве почти не бывает.

- Вы не хотите Сакварелидзе задать этот вопрос (смеется – Авт.)?

- Хочу спросить, не ухудшились ли Ваши отношения?

- Нет, у нас с ним хорошие отношения. Проблема в том, что точек соприкосновения стало меньше. Он постоянно находится в Одессе и, по сути, вести какую-то скоординированную работу сейчас очень тяжело. То есть, уголовные производства (которые открывал Сакварелидзе или совместно – Авт.) легли на меня. Он занят Одессой. Но, повторяю, у нас нормальные отношения, ничего не изменилось.

- То есть, он Вам даже не помогает с делом "бриллиантовых прокуроров", которое он и открывал?

- Помогает. Это наше совместное дело. Просто вы сами понимаете, не так легко помогать и делать что-то, находясь в Одессе.

- Вы неоднократно заявляли, что реформа прокуратуры саботируется. Старые кадры проходят по конкурсам.

- А вы сами этого не видите?

- Вижу…

- По-моему, я констатировал то, что очевидно.

- Расскажу, как происходит в регионах. Старым кадрам говорят, чтобы те подавали документы на конкурс и дают им 100% гарантию прохождения.

- Здесь надо разделять две ситуации, чтобы понять суть проблемы. Первая – выбор рядовых работников местных прокуратур. А вторая – выбор руководителей местных прокуратур. Если, к примеру, в конкурсах на должности руководителей позволили брать участие внешним кандидатам, у которых есть 5 лет юридического стажа, то на рядовых работников не разрешили. Хотя по закону такая возможность предусмотрена. Но приказом генпрокурора это ограничено, и предусмотрено, что только те, которые работают (сейчас – Авт.) берут участие в конкурсе. То есть те, кто были, те и зашли. Новых лиц не прибавилось. Теперь что касается руководителей… Я это говорил и повторяю: из 16-ти кандидатов, которых мы видим на собеседованиях, только 1, максимум 2 или 3 внешних кандидата. И не всегда очень качественных. С кого выбирать? Меня такой подход не устраивает.

- Сейчас в ГПУ есть две команды: молодые реформаторы и старые кадры…

- Знаете, молодых реформаторов очень сложно назвать командой, учитывая количественное преимущество второй команды (смеется – Авт.).

- С Шокиным Вы не общаетесь, с его замом Столярчуком тоже. Кто у Вас в команде?

- Прокуроры генеральной инспекции, подразделения, которые я курирую. В других подразделениях также много порядочных прокуроров, но многие боятся.

- Замглавы СБУ, начальник управления "К" Виктор Трепак подал два рапорта на увольнение из-за Шокина. Мол, генпрокурор не дает ему нормально вести дело "бриллиантовых прокуроров".

- Более того, в рапорте написано, что "я не могу далее осуществлять борьбу с коррупцией, пока генеральным прокурором является Шокин". И этот рапорт принят под роспись в Администрации президента. Но дело далеко не только в "бриллиантовых прокурорах". После нейтрализации Трепака и его команды в СБУ никакой оперативной работы по прокурорам вообще сейчас не ведется, нам не с чем работать, и в этом была задумка тех, кто преследовал Трепака и его людей. То же самое касается и коррупции в высших эшелонах власти… На самом деле это война двух мировоззрений – тех, кто хочет что-то поменять, и тех, кто хочет оставить все как было…

- То есть, сегодня-завтра Трепак может уйти?

- Ну, вы же видите, указ президента по увольнению Трепака пока не появляется. Если его уволят, я и те прокуроры, которые меня поддерживают, тоже разворачиваются и уходят из ГПУ. Это принципиальный вопрос.

- Но если Вы уйдете, дело "бриллиантовых прокуроров" рассыплется.

- Знаете, и так будут делать все, чтобы завалить дело. Сами подозреваемые дают четкие сигналы, что им обещали, что все будет в порядке. Например, Корниец прямо намекал нашим прокурорам, что меня очень скоро опорочат в СМИ и уберут, а дело умрет в суде… И все прекрасно понимают, откуда у него эти заверения и сигналы.

- На одном из эфиров нардеп от БПП Юрий Македон проговорился, что на встрече с фракцией президент рассказал, что потребовал от ГПУ показать какой-то результат по делу "бриллиантовых прокуроров". Но правильно возразил Виталий Шабунин: а какое президент имеет право как-то влиять на ГПУ?

- Вот это и говорит о европейскости. Два года назад люди вышли на Майдан, чтобы Украина стала европейским государством. А наши политики как были, так и остаются советскими по своей сути. Они до сих пор считают, что могут давать указания прокурору, суду и у них даже в сознании нет, что это не отвечает европейским ценностям. Тут Шабунин абсолютно прав.

- Также на одном из эфиров советник генпрокурора Владислав Куценко категорически опровергал информацию, что против Вас и Сакварелидзе возбуждались дела якобы по незаконному задержанию и открытию дела против "бриллиантовых прокуроров".

- Никогда в жизни ни я, ни Сакварелидзе не говорили, что на нас конкретно есть дела. Но они были и есть против следователей и прокуроров, которые нам подчиняются. Мы об этом постоянно говорили. И на заседании антикоррупционного комитета ВР военный прокурор это признал. Есть два уголовных производства по этому поводу. И он их почему-то ведет, хотя прошло более 4 месяцев (со дня обысков и задержания "бриллиантовых прокуроров – Авт.) и президент им не говорит, что нужно заканчивать дело (в отличие от дела "бриллиантовых прокуроров" – Авт.). Разницу видите? С делами против наших прокуроров можно не спешить, а по другим дается указание, что нужно побыстрее закончить. Постоянно проводятся служебные расследования, проверки. То Сакварелидзе с этими тестами проверяют, мол, не так сделал (в ГПУ считают, что разработка тестов для конкурсов по отбору местных прокуроров прошла с нарушениями – Авт.). Сначала на сайте ГПУ появляется информация, что нет никакой служебной проверки, потом замгенерального прокурора Юрий Севрук выступает и докладывает о результатах этой служебной проверки.

- В одном из последних интервью Вы говорили, что Шокин не выходит из АП…

- Я не так сказал. Я сказал, что в европейской демократической стране генеральный прокурор не проводит столько времени в Администрации президента.

- Но сразу после такого Вашего заявления распространилась информация, что команда молодых реформаторов "сидит на ставке" у Запада…

- Ну, обо мне ничего вроде такого не говорили…

- Про Вас знаете, как говорили? Что Вы, мол, не выходите с офиса представительства ЕС в Украине.

- А где он находится? А, два раза в жизни был. Знаете когда? Когда защищал "узника Банковой" Ярослава Притуленко (которого задержали во время митинга под АП 1 декабря 2013-го – Авт.), и второй раз был на встрече с высокопоставленным чиновником из Брюсселя. Меня пригласили туда прийти как раз по вопросу реформы ГПУ. Знаете, лучше не выходить из представительства ЕС в Украине, чем из АП. Ну а если сравнивать, то в АП я бывал суть чаще – меня включили в Конституционную комиссию, я присутствовал на ее заседаниях.

- Если не брать заседания Конституционной комиссии, Вас вызывали в АП?

- Когда заседала комиссия по помилованию. Был на одном-двух заседаниях. Но я вышел из состава этой комиссии и попросил, чтобы туда включили другого заместителя генпрокурора. Больше в АП ни по какому поводу не был.

- Дела по Майдану: последний брифинг Авакова, Грицака и Шокина 20 ноября отменили. Нечего сказать?

- Лучше людям оценить, что это было. Мне кажется, что оценка этому всему в обществе не особо похвальная. Я никогда не курировал эти дела и могу видеть лишь то, что видит среднестатистический украинский гражданин. Для меня лакмусовой бумажкой расследования дел Майдана является дело моего бывшего клиента, "узника Банковой" Ярослава Притуленко. Чтобы вы понимали, никто не наказан за то, что с ним сделали. А эти люди не убежали из Украины, они здесь. Да, его не убили и не побили до полусмерти, но это майдановец, которого задерживали, к которому применяли физическое и психологическое насилие. Он четко указывал, кто эти люди. Прокуратура не хотела вносить дело в реестр. И тогда, будучи еще его адвокатом, я заставил их это сделать. Но никто до сих пор не наказан. Вот вам и лакмусовая бумажка, для меня этого достаточно.

- В то же время, мы видим дела против Лукаш, Мосийчука, Корбана…По ним есть существенные процессуальные нарушения.

- Я об этом говорил. Я постоянно слышу от высокопоставленных лиц в ГПУ, что по делу "бриллиантовых прокуроров" есть какие-то нарушения…Вы слышали о таком?

- От самих "бриллиантовых прокуроров"…

- А также от их адвокатов и руководства ГПУ. К примеру, Шокин заявил, что он не доволен расследованием, что-то его там не устраивает. В то же время, смотря на дела, которые вы назвали, не надо быть великим юристом, чтобы увидеть, мягко говоря, определенные проблемы. Взять только последнее решение ВАСУ по делу Мосийчука (суд признал недействительным постановление ВР о привлечении Игоря Мосийчука к уголовной ответственности – Авт.). Не знаю, что теперь будут делать с этим делом.

- Президент не устает повторять, что с 1 декабря расследование громких уголовных дел из ГПУ перейдет к НАБУ, а в следующем году функцию досудебного следствия у ГПУ заберет новое Госбюро расследований. И тогда на Шокина и ГПУ перестанут спускать всех собак и обвинять в саботаже борьбы с коррупцией.

- Проблема не в этом. Скорее всего, президента дезинформируют. По действующему УПК, кому бы мы ни передали следствие, руководителем этого следствия будет прокурор. У него самые широкие полномочия и ответственность. Передадите его в НАБУ, ответственность будет у специального антикоррупционного прокурора. Передадите в ГБР, ответственность будет у подразделения прокуратуры, который будет осуществлять процессуальное руководство по делам ГБР. Ничего это не изменит. Прокуратура как отвечала, в конечном счете, за все расследования, так и будет отвечать. Вот если бы у нее забрали эту функцию… Что не нормально, потому что в большинстве европейских стран прокуратура во главе расследования. Единственное, что можно сделать, – разделить прокуратуры. К примеру, сделать САП действительно независимой.

- Последние пару месяцев давление Запада на президента по поводу увольнения Шокина было достаточно мощным. Сейчас послы США и ЕС об этом замолчали.

- Думаю, они исчерпали средства доведения к руководству Украины своей обеспокоенности. Они высказали все, что могли. В конце концов, не они руководят этим государством, а украинцы.

- Ну а Вы лично верите, что президент уволит Шокина?

- Нет, не верю.

Из частных адвокатов в замы генерального

Имя: Виталий Касько
Ро­дил­ся: 29.06.1976 во Львове

В 1998-м с отличием окончил Львовский госуниверситет им.Франко. Начинал следователем Львовской транспортной прокуратуры. В 2002—2005 гг. работал в центральном аппарате ГПУ старшим прокурором отделов экстрадиции и поручений, правовой помощи, международного сотрудничества и международно-правового управления. С 2004 года — консультант Совета Европы и других международных организаций в сфере защиты прав человека. В 2005—2007 гг. занимался частной адвокатской практикой.

В апреле 2007-го вернулся в ГПУ — возглавлял международно-правовое управление. В декабре 2010-го снова ушел в частную адвокатскую практику. После бегства Виктора Януковича в мае 2014-го вернулся в ГПУ на должность замгенпрокурора.

Читайте также:
Активы беглых чиновников "вернутся" в Украину не скоро – замгенпрокурора Касько
"Бриллиантового" прокурора Корнийца могут опять взять под стражу - ГПУ
В отношении замгенпрокурора Касько проводится две проверки – ГПУ
В Генпрокуратуре разгорелся очередной скандал
Против бывших высокопоставленных прокуроров открыты новые "дела" - зам. Шокина
Последний шанс для Шокина: что стоит за кадровыми перестановками в Генпрокуратуре


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Зеленюк Кристина
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с замгенпрокурора Виталием Касько: В марте с Януковича могут снять санкции". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: