укр
Віталій Квітка
"Гуд бай, Євро!"
Главная Новости политики Новости политики
6 Марта 2016, 08:48  Версия для печати  Отправить другу
×
"Украина может с 2017 года получить безвизовый режим" – интервью с главой МИДа Литвы Линасом Линкявичюсом http://www.segodnya.ua/img/article/6972/20_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6972/20_tn.jpg Политика Министр иностранных дел Литвы рассказал о реальной ситуации с безвизовым режимом, судьбе антироссийских санкций и Минских соглашений
<p>Линас Линкявичюс. Фото: wikipedia.org</p>
Линас Линкявичюс. Фото: wikipedia.org

"Украина может с 2017 года получить безвизовый режим" – интервью с главой МИДа Литвы Линасом Линкявичюсом

Министр иностранных дел Литвы рассказал о реальной ситуации с безвизовым режимом, судьбе антироссийских санкций и Минских соглашений

На прошлой неделе Украину "выбросили" из безвизового пакета с Грузией из-за поправок в закон об электронном декларировании и задержек в запуске Нацагентства по вопросам противодействия коррупции. Это поставило под вопрос отмены виз для украинцев в этом году. По словам спикера Владимира Гройсмана, ничего страшного не произошло, и "работу над ошибками" Рада проведет уже на следующей неделе. О реальной ситуации с безвизовым режимом, судьбе антироссийских санкций и Минских соглашений корреспондент "Сегодня.ua" поговорила с главой МИДа Литвы Линасом Линкявичюсом.

 - На днях Вы заявляли, что НАТО не должен спешить возвращаться к обычному диалогу с Россией. А что, есть предпосылки, особенно из-за проблемы с беженцами и угрозы терроризма?

 - Контакты по дипломатическим каналам всегда должны как-то использоваться. В этом, конечно, нет никаких проблем. Всегда это было и будет. Но я говорю о нормальном обычном диалоге, поскольку он иногда служит ширмой для того, чтобы прикрыть действия, которые ничего общего с сотрудничеством не имеют. Я имею в виду действия на высшем уровне, которые потом не дают никаких результатов. Складывается впечатление, что происходит какой-то процесс – сближение позиций. Но на самом деле это только впечатление. Мы не видим никаких признаков прогресса.

- Как вообще в Литве оценивают позицию России по Сирии и беженцам? Европа как-то меняет свою позицию по отношению к России? Мол, нужно диалог выстраивать в этом направлении?

- Думаю, что многие уже с самого начала видели реальную ситуацию. Некоторые, скажем, увидели позже. Тут неоднозначная оценка. С одной стороны, все усилия, которые искренне направлены на то, чтобы решить эту проблему (с беженцами и угрозой терроризма – Авт.), – конечно, должны поддерживаться. Но когда мы видим, что на самом деле проводится другой распорядок дня, преследуются другие цели, а не те, которые мы сейчас пытаемся решить. Это с одной стороны. А с другой стороны мы видим, что Россия своими односторонними действиями в Сирии, которые были направлены не только и не столько против так называемого Исламского государства, как против умеренной позиции. Они как раз и послужили тому, чтобы поток беженцев еще больше увеличился. Можно даже напрямую говорить, что беженцы стали еще одним оружием в руках тех, кто хотел еще больше нагнетать обстановку, которая и так уже сложная. Если будут какие-то признаки того, что совместные усилия и сотрудничество (с Россией – Авт.) дают результаты и приближают к решению проблемы, конечно, все будут это поддерживать. Но когда мы будем регистрировать случаи или действия, которые еще больше усугубляют ситуацию, тогда конечно понять такое сотрудничество будет очень трудно. Называть партнерством это тоже очень сложно.

Беженцы стали еще одним оружием в руках тех, кто хотел еще больше нагнетать обстановку, которая и так уже сложная

 - Литва быстрыми темпами повышает энергонезависимость от России. Вы уже наблюдаете какие-то признаки, возможно, "гибридной войны" со стороны России?

 - Конечно, ситуация в корне изменилась после того, как заработал наш терминал (по приему – Авт.) сжиженного газа в конце 2014-го. Еще до запуска проекта можно было почувствовать влияние на цены (со стороны России – Авт.), поскольку мы платили, открою небольшой секрет, самую большую цену на газ в Европе. Даже по сравнению с Западной Европой. Так что очень сложно было в такой ситуации решать вопрос (по запуску терминала по приему сжиженного газа – Авт.), поскольку была монополия (со стороны "Газпрома" – Авт.). Эти рычаги давления всегда могли использоваться. Сейчас этого нет, так как по газу в корне изменилась ситуация. Кстати, мы уже приближаемся к (независимости от поставок – Авт.) электроэнергии, у нас уже создается реальный рынок, задействованы каналы поступления электроэнергии из Швеции (проект запустили 11 февраля – Авт.). Также работает мост с Польшей. Мы уже физически получаем эту электроэнергию, и она появляется на рынке. Это тоже в корне меняет ситуацию. Так что мы в корне изменили ситуацию насчет зависимости (от России – Авт.), и сразу же есть другой эффект.

 - Литва, Латвия и Эстония четко высказались против строительства "Северного потока-2". Пару дней назад Петр Порошенко также заявил, что проект должен быть заблокирован, поскольку является чисто политическим. Вы разделяете его мнение?

 - Да, вполне. Мы должны смотреть и на политический, и на экономический контекст. Первый поток загружен на 50%. Статистика говорит за себя. Второй поток может еще больше увеличить влияние этого единственного источника (и зависимость от "Газпрома" – Авт.), что тоже противоречит политике Евросоюза. Так что мы экономически не видим логики, а политически – тем более, поскольку этот проект направлен против Украины, откровенно говоря, поскольку исключает Украину из (европейской – Авт.) сети (транзита – Авт.). Так что тут другие мнения трудно найти. Политически и экономически этот проект не оправдан.

Политически и экономически этот проект ("Северный поток-2") не оправдан

 - А в Европе есть другие мнения, кроме Литвы, Латвии и Эстонии?

 - Вы, наверное, тоже видели или читали заявление комиссара ЕС по энергетическим вопросам Мароша Шефковича. Он неоднократно очень критически высказывался об этом проекте. Так что мы не единственные в этой оценке.

 - Если проследить хронологию, во всех странах программы Восточного партнерства, которые сближались с ЕС, начинались какие-то гибридные войны, которые развязывала Россия. В ЕС могут пересмотреть программу Восточного партнерства?

 - Программ по пересмотру, ревизий, отказов и так далее – такого нет. Просто оценивается ситуация. Вы очень правильно заметили, что если есть возможность странам выбрать какой-то другой путь развития, который не совсем совпадает с геополитическими целями Российской Федерации, то сразу начинаются какие-то волнения, какие-то замороженные конфликты и так далее. И эту "случайность" тоже можно зарегистрировать. Мы должны делать из этого выводы. Но эти выводы, конечно, ничего общего с отказом от программы Восточного партнерства не имеют. Просто мы должны иметь в виду, что сопротивления и противодействия, конечно, очень ощутимые. И мы должны сделать больше, чтобы все-таки эти программы, этот выбор – они действительно имели место на практике. И чтобы могли защитить право выбора (каждой страны Восточного партнерства – Авт.). Ведь не только те страны, которые делают этот, должны защищаться сами. Мы тоже должны помочь.

 - Недавно в Париже прошли очередные переговоры глав МИДов "нормандской четверки". Результатов, по сути, никаких. Вы говорили, что ключ к разрешению войны на Донбассе лежит в Москве. Как добиться от России уступок?

- Как раз последовательными действиями. Не только заявлениями, но и действиями. Тем более, мы не должны забывать, кто в этом конфликте является агрессором, а кто – жертва. Если мы об этом забудем и будем смотреть на субъекты конфликта одинаково, это будет большой ошибкой. Все хотели бы, наверное, чтобы были выборы (на оккупированном Донбассе – Авт.). Но выборы должны проводиться по украинским законам и при участии Украины как государства – физическом участии. Пока мы не видим этого ни в Донецкой, ни в Луганской области. Мы говорим о конкретных стандартах. Мы тоже за то, чтобы были выборы, но есть стандарты, и мы должны их соблюдать. Так что тут очень много условий. И тут мы не должны менять местами последовательность (выполнения пунктов Минских соглашений – Авт.). Во-первых, это безопасность. Иногда некоторые оппоненты говорят наоборот (сначала выборы, потом безопасность – Авт.). Не очень логично это звучит и трудно это воплотить в жизнь, чтобы безопасность шла после того, как будут приняты какие-то решения. Поэтому и получается, что оценка ситуации разная. Получается, что рецепты разрешения конфликта немножко разные. Но я думаю, мы должны вести себя последовательно.

Выборы должны проводиться по украинским законам и при участии Украины как государства – физическом участии. Пока мы не видим этого ни в Донецкой, ни в Луганской области

 - Все говорят о том, что альтернативы Минскому формату нет. С другой стороны, Украина со своей стороны и не предлагает эту альтернативу. Может, если бы предложила, мир как-то по-другому отреагировал?

 - Действительно, пока никто ничего нового не придумал и все говорят, что альтернативы Минску нет. Тогда давайте решать этот вопрос. Кстати, давайте иметь в виду весь Минский пакет. Я чувствую очень неприятную тенденцию упоминать только "Минск-2", вот этот последний этап. Но давайте не забывать, что никто не отменял Минские договоренности сентябре 2014-го тоже. Весь Минский пакет должен соблюдаться очень строго и последовательно.

Давайте не забывать, что никто не отменял Минские договоренности сентябре 2014-го тоже. Весь Минский пакет должен соблюдаться очень строго и последовательно.

 - Тогда, может, вспомним о Будапештском меморандуме? Мы общались с послом США в Украине Джеффри Пайеттом. Он говорит о том, что, когда этот конфликт только начинался, США выступали с инициативой созвать консультации подписантов Будапештского меморандума. Но Россия отказалась, и процесс остановился.

 - Страны-гаранты, которые подписывали и участвовали в процессе, должны сделать все, чтобы это не стало прецедентом. Поскольку если есть такие международные обязательства и такие договора, которые так завершились, конечно, будет очень мало доверия к похожим договоренностям в будущем. Это очень важно. По-моему, тут сложно что-нибудь добавить. Прав американский посол в том, что одна сторона не сможет, конечно, в корне изменить ситуацию. Все должны взять эту ответственность. Ответственность не только за то, что было написано, но и за то, что воплощается в реальной жизни.

 - Летом мы все вернемся к вопросу санкций против России. В ЕС есть страны, которые поддерживают частичную или полную отмену санкций. В нашем МИДе говорят, что есть даже возможность "подвешивания" санкций. То есть, четко привязать определенные виды введенных ЕС санкций к выполнению пунктов Минских соглашений.

 - Давайте посмотрим на вещи, какими они на самом деле являются. Мы только летом будем пересматривать санкции. Но в середине этого месяца мы будем пересматривать индивидуальные санкции, которые были введены не из-за "Минска", а из-за того, что был нарушен суверенитет, территориальная целостность Украины. Эти причины не удалены. По этой логике санкции должны продолжаться дальше. Но все равно тут нужно согласие. Трудно предугадать, какие будут позиции, поскольку комментарии были разные. Мы тоже читали в газетах и слышали, что есть разные мнения. Но по логике и правовому подходу я не вижу никаких причин, чтобы санкции не были продлены. А летом будут пересмотрены санкции экономические, которые уже напрямую завязаны с Минскими договоренностями. Общее мнение, я думаю, всех, таково, что они не выполняются. Поскольку эти санкции будут пересматриваться летом, посмотрим, какая будет ситуация. Но на сегодняшний день пока нет никаких причин, чтобы их не продлили. Но еще раз повторю: нам нужно согласие всех для того, чтобы санкции были продолжены.

По логике и правовому подходу я не вижу никаких причин, чтобы санкции не были продлены. А летом будут пересмотрены санкции экономические, которые уже напрямую завязаны с Минскими договоренностями

- Во время украинской недели в Европарламенте Украину "выкинули" из пакета с Грузией по безвизовому режиму. Значит ли это, что безвизовый режим для Украины под вопросом?

- Во-первых, это условный подход, поскольку каждая страна должна оцениваться по индивидуальным достижениям или проблемам. И тут говорить о каких-то искусственных пакетах не стоит. Нужно смотреть на то, что каждая страна обязалась сделать, какие реформы, какие законы принять. Я знаю, что Украина очень много сделала, несмотря на сложную внутреннюю ситуацию в правительстве, в отношениях между правительством и парламентом, и так далее. Очень много сильных препятствий этому, но все равно очень мало чего осталось доработать. По-моему, по электронных декларациях еще есть какие-то издержки, но это все решаемо. Опять же, объективно говоря, никто не должен изобретать какие-то новые задания. Но если будет выполнено то, что Украина обязалась выполнить, я думаю, будет позитивное решение, несмотря ни на какие проблемы.

 - То есть со следующего года мы можем получить безвизовый режим?

 - По-моему, есть такая возможность. Это еще не де-факто, но никто не может сказать, что этого не может быть. 

Читайте также:
Российские военные снова понесли потери на Донбассе
Россия перебросила на Донбасс танковый полк
Могла ли Украина отстоять Крым: мнения экспертов
Досрочные выборы могут приостановить сотрудничество Украины с МВФ - экс-посол США Пайфер
Литва может закрыть границу из-за беженцев
Найден компромисс по "безвизовым" законам
Посол США Пайетт: В 2015 году мы выдали украинцам больше неиммиграционных виз, чем когда либо
Розенко: Украина начисляет пенсии жителям оккупированного Донбасса


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Зеленюк Кристина
Вы сейчас просматриваете новость ""Украина может с 2017 года получить безвизовый режим" – интервью с главой МИДа Литвы Линасом Линкявичюсом". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: