укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Новости политики Власть в Украине
11 Марта 2010, 07:43  Версия для печати  Отправить другу
×
Рада: от цены места до цены закона http://www.segodnya.ua/img/article/1909/92_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1909/92_tn.jpg Власть Ни один нардеп еще не судился против обвинений в коррупции.
Верховная Рада Украины. Здесь делают миллионы на всем — на законах, запросах и прочем. Фото: Г. Салай
Верховная Рада Украины. Здесь делают миллионы на всем — на законах, запросах и прочем. Фото: Г. Салай

Рада: от цены места до цены закона

Ни один нардеп еще не судился против обвинений в коррупции.

Коррупция в парламенте — как журавль в небе: все видят, но достать никто не может. С одной стороны, никто ни разу не смог доказать фактов подобных сделок, с другой — не было ни одного судебного процесса, на котором кто-то пытался бы отмыться от подобных обвинений, наказав клеветника. С другой стороны трудно понять — где кончается защита интересов избирателей и начинается "продажность" депутатов. Ведь, по сути, лоббирование — есть одна из естественных функций парламентариев. Правда, в наших условиях она приобретает чудовищные очертания. Неудивительно поэтому, что часто раздаются призывы узаконить лоббирование (как в Америке), чтобы хоть как-то держать в рамках народных избранников.

ВСТУПЛЕНИЕ. Как театр начинается с вешалки, так парламентская коррупция начинается с предвыборных списков. Теоретически можно купить место в списке любой политсилы, идущей на выборы. Но поскольку бизнесмены рисковать не любят, то количество партий/блоков, чьи прайсы действительно интересны для них, сужается до совсем небольшого числа. "Интересуют те партии, которые набирают не меньше 7%. То есть БЮТ, Партия Регионов и НУНС, а в предыдущей Раде — "Наша Украина", — рассказал нам один из нардепов прошлого созыва. — Правда, "Регионы" тоже больше держатся на постоянных спонсорах, поэтому у них продажа мест в списке — скорее исключение, чем правило. "Наша Украина" поставила это на поток перед выборами 2006 года, но после того как их бизнес-депутаты стали массово уходить в антикризисную коалицию, Ющенко испугался и в 2007-м так уже не делал. Но в отдельных частях НУНС — например, в "Самообороне" — прайс все равно практиковался. Что касается БЮТ, то там это было на потоке и в 2006-м, и в 2007-м".

О том, как это происходило в БЮТ в 2006-м, кстати, в свое время рассказал "Украинской правде" экс-кассир блока Михаил Бродский: "На тех выборах я занес в кассу БЮТ больше 100 миллионов долларов. Касса находится на Туровской. Мне Юлия Владимировна говорила: "Встреться с таким-то. Возьми столько-то". Те, кто давал 5 млн., назывались "отличниками". Те, кто сдавал два — "двоечниками". По словам Бродского, деньги передавались в ящиках из-под компьютеров: в среднем в ящик влазит 2 миллиона долларов.

МИЛЛИОНЫ ЗА ГОЛОСА ДЛЯ КОАЛИЦИИ

Если судить по заявлениям самих политиков, коррупция в Раде бывает не только индивидуальной, но и групповой. Так, в 2006-м в этом обвинили целую фракцию Соцпартии, которая "изменила" "оранжевым" и вошла в коалицию с Партией Регионов и коммунистами. Главным обвинителем выступил нардеп-бютовец Олег Ляшко, который даже заявил, что имеет аудиозапись разговора замглавы ПР Андрея Клюева с неким Рубеном, где регионал признавался, что фракцию Александра Мороза купили за 300 млн. долларов. Была создана парламентская комиссия, которая должна была проверить обвинения Ляшко. Однако пленка аудиокассеты, которую принес Ляшко, оказалась поврежденной и не подлежащей прослушиванию. Казалось бы, обвинения сняты. Однако и сегодня часто историю с Морозом приводят как пример политической коррупции. Все-таки была ли она?

"Не думаю, что все преференции для социалистов ограничились спикерством Мороза и министерскими постами для Рудьковского и Цушко, — считает нардеп Тарас Чорновил, тогда входивший во фракцию "Регионов". — Должно было быть что-то стимулирующее, хотя фактов у меня нет. Впрочем, обвинения в отношении всей фракции в любом случае были лживыми: в левых партиях в таких случаях деньги до обыкновенных депутатов не доходят, все оседает на счетах верхушки".


Николаенко: "Мороз должен был объяснить, кто реально развалил коалицию"

"Все обвинения были враньем, — утверждает экс-социалист Станислав Николаенко. — Но мы явно недоработали в разъяснении своей позиции. Ведь мы с БЮТ уже на второй день после выборов подписали договор, а "Наша Украина" продолжала выторговывать для себя побольше то у нас, то у Партии Регионов. 90 дней шли выяснения отношений, страна уже погружалась в кризис — и поэтому мы сделали свой шаг, чтобы прекратить его".

Впрочем, те, кто обвиняли Мороза, через некоторое вре¬мя сами оказались под ударом. Когда в декабре 2008 года БЮТ оказался перед необходимостью сформировать коалицию, чтобы продлить жизнь правительства Юлии Тимошенко, им удалось найти в НУНС 37 депутатов для этого. Особенно поразило многих изменение позиции тех, кто в течение трех лет третировался Тимошенко как "люби друзи Виктора Ющенко" — Николая Мартыненко и Александра Третьякова. Неофициально в БЮТ их переориентацию объясняли правительственными преференциями тогда еще союзнику Мартыненко и Третьякова — Игорю Коломойскому.

Но даже при этом у Тимошенко не хватало голосов в НУНС до заветных 37 — и тогда двух нардепов из своей УНП выделил Юрий Костенко. Зачем, стало ясно позднее, когда стали известны предложения по изменению состава Кабмина: на пост министра углепрома был предложен нардеп от УНП Александр Костенко. Вот только этим планам не суждено было осуществиться. Коалиция в 213 человек полностью зависела от коммунистов, которые, в свою очередь, получили за это посты замминистров и глав комитетов, но при этом никому ничем обязаны не были. И когда стало ясно, что КПУ свои голоса за назначения новых министров не отдаст (после первого тура выборов коммунисты переориентировались на Януковича, который, видимо, тоже пообещал им какие-то "коврижки"), конструкция Тимошенко развалилась, как карточный домик.

Сейчас, когда в Раде формируется новая коалиция, снова несутся обвинения в подкупе. На сей раз уже Юлия Тимошенко обвиняет регионалов. По словам экс-премьера, за переход под знамена Януковича предлагают от 3 до 5 млн. долларов за голову. Сами регионалы говорят, что это неправда. И в качестве доказательства приводят довольно малое число перебежчиков (их еле-еле наскреблось чуть больше 10 человек). Причем большая часть из них связана с крупным бизнесом, который таким образом высказывает свою лояльность новой власти. "У нас сейчас уже по-другому ставят вопрос: не мы должны платить нунсовцам или бютовцам за переход в коалицию, а они должны нам платить за то, чтобы мы их к себе взяли. Ну это как торговые марки платят супермаркетам за вход в сеть", — то ли в шутку, то ли всерьез говорят регионалы.

Между тем Виктор Янукович уже заявил, что намерен поменять Конституцию. А для этого нужно 300 голосов. И чтобы довести свое большинство до такого числа, регионалы наверняка будут использовать и кнут, и пряник. И мы еще не раз услышим об очень больших суммах, очень хлебных местах и очень громких уголовных делах, которыми будут прельщать (или запугивать) депутатов.

"МАЖОРИТАРНАЯ" РАДА БЫЛА ДЕШЕВОЙ

Часто в политической коррупции обвиняют партийную систему, которая обязывает фракции проводить торги по созданию коалиции. Однако сейчас уже призабылось, что переход на нее в 2003—2004 годах мотивировался как раз желанием ликвидировать коррупцию в Раде, которая проистекала из полной безответственности депутатов-мажоритарщиков: ведь если сейчас за голосования партия отвечает хотя бы на выборах, то раньше депутат зависел лишь от того, сколько он "вложил" в округ, на котором избирается. Не говоря уже о том, что начиная с выборов 1998 года широко распространилась практика "покупки" округов — когда человек с деньгами ехал в любой регион и выигрывал выборы. Кстати, поговаривают, что первой этот путь проторила Юлия Тимошенко — в декабре 1996-го она стала нардепом на дополнительных выборах по Бобринецкому округу Кировоградской области. Причем получила в незнакомом ей до этого Бобринце 92% голосов.

КОРЫТО НЕ ТАМ. Впрочем, нардеп Тарас Чорновил, депутатский стаж которого 10 лет, сравнивая мажоритарную и партийную Раду, говорит, что при "мажоритарке" размах коррупции был меньше: "На старте созыва депутаты выбирали себе фракцию по политическим или бизнес-интересам. Коррупция начиналась, когда шло размежевание по линии "власть — оппозиция". Помню, в 2002-м, когда первая сессия еще не собралась, Пинзеник насобирал несколько десятков депутатов-одиночек в "Нашу Украину". Но после присяги оказалось, что следом поработал Волков, и все они оказались во фракции "За Единую Украину". Впрочем, не думаю, что тут речь шла о деньгах — скорее о доступе к "корыту", которое находилось не в Раде".

Тем не менее сам Чорновил рассказал и "денежную" историю из той Рады: "В 2001-м, когда отставили Ющенко, некоторым нашеукраинцам предлагали деньги за назначение премьером Кинаха. Все отказывались — как же, это ведь вместо нашего Ющенко! А потом состоялось голосование, и решающие голоса дала фракция Мороза. И я слышал слова одного нашеукраинца, который со знанием дела говорил: "Вот мы идиоты! Мороз взял деньги — и все нормально: пять минут позора, но фракция при деньгах, а он и дальше в оппозиции. Причем говорили, что сумма была до смешного маленькой — речь даже не шла о миллионах".

ИГОРНЫЙ БИЗНЕС: ТАЙНА ЗАПРЕТА


За правое дело! Закон о запрете игорного бизнеса пролоббировал БЮТ — после постановления Кабмина

Наиболее ярким примером эффективного лоббирования последних лет считается закон о запрете игорного бизнеса. Его принятие сопровождалось массированной пиар-кампанией по поводу семей, которые распадаются из-за увлечения людей игровыми автоматами. Между тем, в кулуарах парламента рассказывалась куда более прозаичная подоплека.

В России закон о запрете игорного бизнеса был принят еще в 2007-м. Но запрет вступал не сразу — лишь с 1 июля 2009 года, когда все казино и игровые автоматы должны были оказаться в четырех спецзонах (в Калининградской области, на Кубани, в Алтайском и Приморском краях). Зоны были взяты под контроль российским провластным бизнесом, однако владельцы игорного бизнеса посчитали невыгодным уходить туда, предпочтя перемещение его в соседние страны — прежде всего, в Украину.

И тут, как по заказу, 7 мая 2009 года происходит пожар в зале игровых автоматов в Днепропетровске. Зато следствие пожара — пиар-кампания и постановление Кабмина о запрете игорного бизнеса, 23 июня 2009 года превратившийся в закон. В кулуарах Рады прямо говорили, что Путин "попросил" Тимошенко закрыть казино в Украине.

"Не берусь утверждать однозначно, — комментирует этот слух нардеп-регионал Владислав Лукьянов. — Однако смущает один факт: мы принимали этот закон с тем условием, что в Украине создадут специальные игорные зоны. А поскольку этих зон до сих пор нет даже в проекте, то похоже, что тут не все чисто".

Как рассказал нам один из депутатов-бютовцев, противники этого закона также пытались собрать свое лобби — этот пул собрал около 20 млн долларов. Однако в Раде не нашлось достаточного числа желающих защищать игорный бизнес и идти наперекор воли Путина даже за такую сумму.

ЗАПРОС: ОТ $3 ТЫСЯЧ ДО $1 МЛН.

Конечно, далеко не каждый день формируется коалиция. А потому у большинства рядовых депутатов основной заработок складывается из трех основных частей.

ЛОББИ. Первый из них — лоббирование законов. Конечно, закон закону рознь — есть мелкие законы, которые дают кому-то прибыль, но не затрагивают чьих-то серьезных интересов; тут цена лоббирования может быть и 100 тысяч долларов. Но есть куда более глобальные законы, подготовка принятия которых длится несколько месяцев. По словам одного из нардепов, в таком случае создается лоббистская группа из пяти депутатов — обязательно по одному в каждой фракции, которые занимаются продвижением проекта среди своих. Кроме того, обеспечивается положительное решение по законопроекту всех парламентских комитетов, которые его рассматривают. В конечном итоге, проект, который прошел серьезную лоббистскую обработку, принимается в Раде голосами всех фракций (хотя могут быть лоббисты и противоположной стороны — в таком случае некоторые фракции раскалываются на голосующих "за" и "против").

По оценке депутатов, цена прохождения такого закона — не менее 10 млн. долларов. "А вообще бюджет лоббистов обычно составляет 10% того, что планируют заработать на нем те компании, которые заинтересованы в принятии закона: то есть если вкладывают 20 млн., ожидают получить 200", — добавил один из них. Впрочем, с тех пор как фракции стали формироваться исключительно через партийные списки, возможности отдельных депутатов лоббировать законы резко уменьшились. Заинтересованные в продвижении законопроектов лица все чаще выходят на руководство партий и те просто приказывают своим депутатам голосовать как надо.

ПОСРЕДНИКИ. Также очень распространенный способ заработка — посреднические услуги. Дело в том, что рядовому гражданину, и даже бизнесмену, пробиться с решением вопроса к министру или главе фракции — очень трудно. А вот депутату — гораздо проще. Особенно если министр — бывший соратник депутата по фракции. Поэтому нардепов очень часто используют как связных — донести до влиятельного чиновника чью-то просьбу или организовать встречу. Естественно, не забесплатно. Тарифа тут единого нет. Цифры могут разниться от нескольких тысяч долларов до 100 000 и более. Также через депутатов очень часто передают взятки министрам (это довольно удобно и безопасно — депутат же лицо неприкосновенное).

ЗАПРОСЫ. Этот бизнес также поставлен на широкую ногу, хотя, как поговаривают, допускаются к нему не все депутаты. Грубо говоря, нардепу можно заплатить, чтобы тот оформил запрос на имя силовых структур, правительства или Администрации президента. Стоимость запроса зависит от важности и колеблется от 3—5 до 50 тысяч долларов. Хотя запрос "с сопровождением" (то есть когда не только делается запрос, но и пробивается нужное решение в коридорах власти) при благоприятном исходе может стоить и миллион.

КОЗЫРНЫЕ: БЮДЖЕТ И НАЛОГИ

По закону 1/3 времени депутатам отведена на работу в комитетах. Среди последних тоже есть свой рейтинг привлекательности для нардепов. Наиболее хлебным считается бюджетный комитет. Потому в него стремится гораздо больше депутатов, чем комитет вмещает (33 человека), и везет не всем. Но зато те, кому повезло, имеют возможность исправить главный финансовый документ страны в нужную сторону. И не без пользы для себя. Козырным считается и комитет по налоговой и таможенной политике. "Большинство лоббистских законопроектов выходят из него, — сказал нам один из нардепов. — Это малозаметные законы, в которых разбираются только специалисты, но за которыми стоят серьезные деньги".

Двоякая информация о комитете по правосудию, который назначает судей. По словам одного из депутатов, эти назначения стоят немалых денег, причем все решается именно в комитете, так как Рада проголосует все, что ей предлагают. Но один из членов этого комитета данную информацию опроверг — он утверждает, что при назначениях судей главное для каждого члена комитета — создание своей зоны влияния в судейском корпусе, а не деньги.

УСИЛИТЬ РОЛЬ ФРАКЦИИ

Любая коррупция труднодоказуема. Но парламентская — особо. Взять, к примеру, лоббирование интересов своего округа (депутаты больших фракций часто закреплены за отдельными округами). С одной стороны, дело благородное — депутат заботится об избирателях. С другой, выбив деньги, например, для ремонта дорог, он уже знает, какая фирма будет этим ремонтом заниматься. И эта фирма тоже знает, кому обязана своим подрядом. А потом один из депутатов, выбивший в 2009-м из Стабфонда для округа 38 млн грн. (в 10 раз больше, чем коллеги!), рассказывает в Раде о том, что собирается покупать себе частный самолет "Фалькон"...

По мнению политолога Вадима Карасева, побороть коррупцию в Раде можно, лишь ликвидируя условия для нее. Так, уменьшить коррупцию при попадании в парламент может система выборов по открытым спискам. "Основное ее отличие от закрытых списков — это то, что избиратели могут влиять на то, какое место в списке партии получит по итогам выборов тот или иной кандидат, — объясняет он. — А значит, купить гарантированное 50-е место в списке уже не получится".

Что касается коррупции при создании коалиции, то тут, конечно, следует признать, что измененный на днях регламент, который позволяет депутатам по отдельности вступать в коалицию, безусловно создает условия для коррупции. Конечно, можно принимать или не принимать аргументы сторонников этого закона, когда они говорят, что это единственный путь, чтобы быстро создать дееспособное правительство, покончить с войной президента и премьера и наконец-то начать выводить Украину из политического и экономического кризиса. Но то, что это узаконивает на будущее перекупку депутатов из других фракций для формирования большинства в Раде — это очевидно, а потому рано или поздно, но от такой нормы регламента нужно отказаться.

Но универсальный способ борьбы с коррупцией в Раде — усиления полномочий фракций и уменьшения — отдельных депутатов. "Вплоть до запрета отдельным депутатам вносить свои законопроекты и делать запросы — только у фракций должны быть такие полномочия. Как во многих европейских странах", — считает Вадим Карасев. Логика здесь простая — партии, так или иначе, вынуждены учитывать интересы своих избирателей и, по крайней мере, стараться вести себя прилично. От отдельного же депутата (который сегодня в одной фракции, а завтра — в другой) требовать такого бессмысленно.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Дмитрий Коротков
Вы сейчас просматриваете новость "Рада: от цены места до цены закона". Другие Власть в Украине смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: