укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Новости политики Власть в Украине
12 Июля 2012, 13:48  Версия для печати  Отправить другу
×
Владимир Фесенко – о жертвах и победителях депутатских боев, бронепоезде регионалов и нервном срыве Литвина http://www.segodnya.ua/img/article/3728/66_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/3728/66_tn.jpg Власть Политолог рассказал, чем политсилы будут завоевывать избирателя и чего украинцы ждут от мажоритарщиков
Владимир Фесенко. Фото operkor.net
Владимир Фесенко. Фото operkor.net

Владимир Фесенко – о жертвах и победителях депутатских боев, бронепоезде регионалов и нервном срыве Литвина

Политолог рассказал, чем политсилы будут завоевывать избирателя и чего украинцы ждут от мажоритарщиков

Известный политолог Владимир Фесенко назвал главные козыри партий на выборах в Верховную Раду, объяснил популярность новых политсил и описал сценарии, при которых Литвин остается в кресле спикера или теряет свой пост.

— 45% украинцев не собираются идти на выборы, а каждый третий активный избиратель не решил, за кого голосовать. Какие козыри есть у основных политсил (ПР, "Батькивщина", "Удар", КПУ, "Украина – Вперед!", "Свобода" ), чтобы завоевать не определившийся электорат?

— Главный козырь Партии регионов – комбинация социальных инициатив (повышение зарпалат, пенсий, выплата "Витиных тысяч"), а также активная социальная работа мажоритарщиков по округам, плюс административный ресурс и языковой вопрос. По моим оценкам, в июне он уже дал регионалам рост рейтинга около 2%. Такие результаты дает КМИС, а других значимых факторов, влияющих на рейтинги, в июне не было. Правда, могло фоново сказаться и Евро 2012 как демонстрация успешного менеджмента и реализация инфраструктурных проектов.

Оппозиция попытается реализовать формат электорального контраста (выбор только между оппозицией и властью), на который они пошли, создав объединение "Батькивщины" и "Фронта змин". Однако не все оппозиционно настроенные избиратели на это реагируют. Объединенная оппозиция будет мобилизовывать протестно настроенных избирателей. Ставка будет сделана на то, что настоящая реальная оппозиция – это только объединенная оппозиция. Но вопрос в том, как они донесут это электорату, насколько это удастся. Кроме того, объединенная оппозиция будет использовать любые конфликтные поводы. Яркая иллюстрация – реакция на языковой закон. Однако проблема в том, что схема мобилизации электората по национальному принципу будет использоваться не только объединенной оппозицией. "Свобода" также прибегнет к этому методу и будет показывать, что она еще более радикальная. Так что на этой теме будут играть как минимум два активных участника выборов.

Что касается новых политических сил – партии Виталия Кличко и партии Натальи Королевской, общий фактор, на который они будут делать ставку – это как раз запрос на новые лица. Тезис о том, что мы – новая оппозиция, будет звучать у Виталия Кличко. Он дистанцируется от объединенной оппозиции, но при этом главный акцент будет сделан на личности лидера – известности самого Виталия, его спортивных успехах. На сентябрь, к тому же, запланирован его новый бой – в Москве.

На новизне также будет играть и Наталья Королевская, но несколько иначе. Ее главный фактор, который уже показал определенную действенность – это, конечно, масштабный информационный сигнал, рекламно-информационная кампания. Важную роль играет и тот факт, что сама Королевская дистанцируется и от власти, и от оппозиции, выступая в роли третьей силы. При этом она использует оппозиционную риторику. Ее партия отходит от классической схемы противостояния с властью, делая акцент на экономической проблематике, тем самым показывает, что ее не интересуют разборки между властью и оппозицией, в том числе и по языковому вопросу. Среди новых политтехнологических "фишек" – Народный список, который также должен демонстрировать новизну этой политической силы.

"Свобода" будет использовать языковой вопрос, показывать, что она более решительная сила, чем объединенная оппозиция. Кроме того, партия будет использовать национальные протестные настроения, которые распространены на Западе Украины, а также характерны и для некоторых центральных украинских регионов.

Коммунисты будут делать ставку на активную рекламу и социальное недовольство у значительной части избирателей, в том числе тех, кто раньше голосовал за Партию регионов. Этих избирателей они попытаются привлечь на свою сторону, играя на социальной проблематике. Будут присутствовать в агитации КПУ и традиционные идеологические темы, к примеру, ностальгия по советским временам, антиолигархическая риторика.

— Какие методы ведения предвыборной кампании будут наиболее актуальны в этом году, учитывая, что в игру вступают не только партии, но и мажоритарщики?

— Технологии ведения кампании принципиально отличаются в мажоритарных округах и по партийным спискам. Конечно же, партии основной акцент будут делать на информационную рекламную кампанию, телевизионную рекламу, плюс рекламу стационарную (бил-борды). Мы уже это видим: и по Королевской, и по Партии регионов, и по объединенной оппозиции. Ставка будет также сделана на личности лидеров, хотя у регионалов, возможно, меньше сыграет этот фактор, поскольку они ориентируются скорее на общепартийный имидж.

Мажоритарка – совсем другое дело. Здесь важна работа в полях и непосредственный контакт с избирателем. Избиратель от мажоритарщика ждет другого: прежде всего, насколько кандидат будет помогать и насколько он может быть полезен и сейчас, и в будущем. Поэтому кандидаты с ресурсом будут стараться показать себя в решении разнообразных социальных задач, от образования до медицины, демонстрировать, что могут работать в округе. Тут могут быть и масштабные проекты. Вот Порошенко, к примеру, построил в Виннице фонтан. Кто-то сможет помочь с оборудованием больницы или решать проблемы для школ в округе. Кроме того, будет сделана ставка на использование различных информационных поводов: 1 сентября, День учителя и прочее. Кандидаты постараются организовать праздники, поздравления, раздать подарки. Это очень действенный фактор. Набор действий в округе на самом деле известен. Вопрос – только в технологичности кампании: насколько она будет масштабна, каким будет охват избирателей. Я уже не говорю об агитации и пропаганде через региональные СМИ. Это, естественно, тоже будет использоваться.

Есть и относительно новый инструмент, который все больше будет задействован, причем и в партийной пропаганде, и кандидатами-мажоритарщиками. Это интернет, работа в социальных сетях. Интернет активно использовался и в предыдущих избирательных кампаниях, но сейчас резко выросла аудитория социальных сетей. Особенно активно этот фактор будет использоваться в крупных городах.

— В последнее время политики оперируют термином праймериз, насколько это уместно в нашей стране?

— Тема с одной стороны правильная, потому что это один из механизмов внутрипартийной демократии, один из вариантов работы с избирателями еще до выборов. Но это и модная тема. Сегодня праймериз активно используются, к примеру, при выборе кандидата от партии на президентских выборах, как было во Франции. Когда выдвигали кандидата от Соцпартии, которым стал Олланд, это еще и было использовано для сбора средств в партийную кассу, поскольку каждый участник праймериз платил небольшую сумму – один евро. Но поскольку было три миллиона участников, вот, считайте, уже три миллиона в предвыборный фонд Олланда.

В России также использовали тему праймериз. Общероссийский Народный фронт привлек значительное число кандидатов, которые не были формально связаны с Единой Россией, но были достаточно авторитетны в различных социальных слоях. Сейчас активнее всего эту тему использует Наталья Королевская (партия "Украина – Вперед!" формирует Народный список, в который могут подать документы все желающие. Кандидаты могли в течение одной минуты высказать свои идеи на шоу Савика Шустера, которое транслировалось по Первому национальному каналу. Сейчас идет голосование за лучших, победители попадут в список кандидатов в депутаты). В этом вопросе очень важно избежать имитации, как было в свое время у Тигипко, когда была реклама и стояли палатки для проведения праймериз, но реального голосования не было. Сейчас идет более предметная демонстрация конкретных людей (кандидатов) через телевидение, чтобы получить больше доверия. Таким образом им (партии Королевской) легче привлечь к себе новых лидеров, как они пишут в своей рекламе, и, с другой стороны, расширить число потенциальных избирателей, показать свою новизну и свое отличие как от власти, так и от старой оппозиции. Партия только формируется, им "с колес" нужно наращивать мускулы, искать людей. Многие думают: а вдруг и мне повезет, стану депутатом.

Оппозиция тоже свои списки открывает, но они по разным причинам не смогут задействовать процедуру праймериз. Тут все-таки объединение ряда политических сил, есть квотный подход к формированию списка.

Однако в полной мере у нас никто не готов провести настоящие праймериз на парламентских выборах. Это достаточно сложная и дорогая процедура. Может, она будет внедрена на президентских выборах.

— С вашей точки зрения, есть ли запрос у общества на новые лица в политике, если да, то кого ждет или, по крайней мере, хочет видеть народ? Чего ждут украинцы от политиков?

— В Украине есть запрос на новых политиков и новые политические силы. Потому, как на дрожжах, поднялся рейтинг партии Кличко и резко повысился рейтинг Королевской. Этот запрос появился не сегодня. Давайте вспомним президентскую кампанию 2009 – начала 2010 года и успех Тигипко, голосование за ряд других новых кандидатов. Тогда уже подсчитывали, что примерно 25% избирателей проявили готовность голосовать за новых политиков. Сейчас добавился еще один очень существенный фактор – недоверие значительной части избирателей и власти, и оппозиции. Довольно многие люди критически воспринимают деятельность нынешней власти, в то же время негативно оценивают и власть предыдущею, которая сейчас представляет оппозицию. Эти люди – потенциальные избиратели новых политических сил. Какая-то часть из них не придет на выборы, а другие ищут – за кого голосовать. И в роли приемлемой и достаточно адекватной альтернативы двум главным конкурирующим лагерям они видят те политические силы, которые возглавляются известными и популярными лидерами. В одном случае это Виталий Кличко, который является известным спортсменом, и, к тому же воспринимается не как политик. В другом случае – Наталья Королевская, которая благодаря активной политической деятельности, участию в ток-шоу стала достаточно известным человеком. Часть сторонников Тимошенко стали воспринимать ее как некую наследницу Юлии Владимировны. Даже уход Королевской из "Батькивщины" не перебил симпатии к ней части сторонников этой политической силы. Как оказалось, весной нынешнего года вслед за Королевской ушла и некоторая часть избирателей, которые не приняли объединение "Батькивщины" и "Фронта змин". Они, возможно, увидели в Королевской реинкарнацию Тимошенко. Конечно же, надо принимать во внимание, что у Королевской была проведена мощнейшая информационно-рекламная кампания. И хотя эта кампания по-разному и неоднозначно воспринимается профессионалами в области рекламы и политтехнологий, тем не менее, есть результат. А это означает, что сигнал попал на почву, которая была готова к его получению. У Королевской сработала ее работа с малым и средним бизнесом, активные связи с этим социальным слоем. Апрельский (2012 г.) опрос Центра Разумкова показал, что первая волна рекламы привлекла к Королевской внимание людей, которые были связаны с бизнесом, представляли средний класс. Затем уже социальный состав сторонников Королевской стал более разнообразным. Вот сейчас власть и оппозиция сошлись на теме языка. А "Украина – Вперед", напротив, делает акцент на экономической проблематике. Те избиратели, которых больше волнуют социально-экономические проблемы, могут в этом плане последовать за Королевской.

— Маститые партии (ПР, "Батькивщина", КПУ) имеют разительную разницу в рейтингах в разных регионах (восток и юг – за ПР и КПУ, запад и центр – за "Батькивщину"). Смогут ли новички с нынешней программой позиционировать себя как партию всей страны и каковы их шансы на прохождение в парламент?

— Традиционно, и это не секрет, Партия регионов опирается на русскоязычных избирателей юга и востока страны. И сейчас с помощью "языкового закона" ПР напоминает, что она партия русскоязычных. Оппозиция больше опирается на украиноязычных избирателей, большая часть ее сторонников сконцентрирована в Западной Украине и в части регионов центральной Украины. Но вот у новых политических проектов – и у партии "Удар", и у партии "Украина – Вперед" ситуация с электоратом более разнообразная. У Кличко есть сторонники и на востоке, и на западе Украины. Причем демонстрация оппозиционности Виталием Кличко принесла ему дополнительные голоса с Западной Украины. Но при этом есть и потенциальные риски. Среди сторонников "Удара" есть немало людей, которые выступают за то, чтобы русский язык имел статус государственного. И поскольку Виталий Кличко по языковому вопросу присоединился к объединенной оппозиции, как эти люди будут реагировать на "языковой конфликт" – пока вопрос открытый. Для Кличко есть риск потерять часть своих избирателей. У Королевской, благодаря активной рекламе и дистанциированию от "раскалывающих общество тем", поддержка достаточно равномерно распределяется по всей стране.

Перспективность новых политических проектов заключается в том, что они хотя бы частично снимают региональное противостояние. Эти проекты воспринимаются как менее идеологизированные. К примеру, большинство представителей оппозиции – выходцы из центральных и западных регионов. Они продвигают программные постулаты, связанные с идеологией национальной демократии, только в более современных формах. В этом плане прослеживается родовая связь Народного руха Украины 90-х годов, "Нашей Украины", потом "Батькивщины" – с нынешней объединенной оппозицией. А новые политические силы выходят из этой парадигмы противостояния востока и запада. Они на других вещах делают акцент. Сработает ли это – посмотрим.

— Помогут ли партиям повысить рейтинг драки и блокирование трибуны в Верховной Раде? Или, наоборот, больше выиграют политсилы, которые останутся вне этих конфликтов

— Люди, с одной стороны, критично воспринимают баталии в Верховной Раде. Драки депутатов не красят ни политиков, ни страну, ни парламент. Однако давайте не забывать и о другой стороне этой ситуации. Дело в том, что наши люди привыкли воспринимать политику как шоу. Программа Савика Шустера, другие аналогичные проекты способствовали тому, что политику стали воспринимать как острый публичный конфликт, где участники могут друг друга оскорблять, и дело может дойти чуть ли не до драки. Несколько "боев без правил" в стенах Верховной Рады способствовали формированию такого имиджа украинской политики не только внутри страны, но и за рубежом. И кто-то к этому нормально относится, кому-то это даже нравится, но большинство воспринимает отрицательно.

Тут еще есть третья сторона проблемы. Через конфликты с использованием силы достигается определенный психологический эффект на уровне подсознания. Кто окажется сильнее – тот формирует имидж победителя. Проигравшую сторону это деморализует: если проиграли в парламенте, если вас там не просто голосованием, но и физической силой побеждают – все, некуда деваться. Однако ставка на физическое подавление своих оппонентов вызывает и рост негативных эмоций, идет нагнетание оппозиционных настроений.

Выигрывает в таком случае либо тот, кто победил, либо тот, кто не вмешивался в конфликт. К примеру, в мае, когда была драка в парламенте во время голосования за закон о языках, но он не был принят, ни Партия регионов, ни оппозиция на этом очков не заработали. А рейтинги партии Кличко и Королевской несколько выросли. Тогда, конечно, сработала и реакция части избирателей на объединение оппозиции. Часть прежних сторонников "Батькивщины" и "Фронта змин", не поддержавших их объединение, перешли на сторону партий Кличко и Королевской. А вот в июне мы увидели несколько иную ситуацию. В начале июня был проголосован в первом чтении законопроект Кивалова – Колесниченко, это дало небольшую рейтинговую прибавку ПР. То есть, победившая сторона получила свои дивиденды. А оппозиция сейчас пытается использовать языковой конфликт как мобилизующий фактор.

От таких физических парламентских конфликтов все-таки пора уходить. Они являются одним из проявлений кризиса украинского парламентаризма. Если мы хотим стать нормальной европейской страной, то и парламент постепенно должен европеизироваться, а парламентские драки – скорее проявление азиатщины.

— Когда вы прогнозируете пик предвыборной борьбы за кресла в Раде?

— Во время избирательной кампании возможны появления новых конфликтных тем – таких, как языковой закон. Кстати, для оппозиции лучше было бы, если бы эта тема появилась хотя бы в сентябре. Сейчас, в середине лета, тяжело удержать массовые протестные настроения, тот протестный Майданчик, который возник возле Украинского дома. Но кто знает, может быть, осенью появятся и другие конфликтные темы, которые вызовут новый всплеск эмоций.

Финиш избирательной кампании традиционно будет острым. Тут может быть и выброс компромата, и различные обвинения в адрес друг друга.

Но мне кажется, что пик противостояния будет не в ходе избирательной кампании, а сразу после окончания выборов. Такая вот нестандартная ситуация. Потому что возникнет вопрос о признании результатов выборов. И если, допустим, оппозиция проигрывает выборы по партийным спискам, то вряд ли она признает результаты голосования. А вопрос о признании выборов будет иметь большое значение как фактор наших дальнейших отношений с Западом, повлияет на подписание соглашений с Евросоюзом. Потому всплеск страстей после выборов тоже вполне возможен

— Какой эффект оказало заявление об отставке спикера Верховной Рады Владимира Литвина? Какие могут быть последствия такого шага?

— Своим эмоциональным заявлением об отставке Владимир Михайлович напомнил мне известного шекспировского героя Гамлета: "Быть или не быть". Такой вот украинский Гамлет. Седой, правда, и в кресле руководителя парламента. Парадокс ситуации заключается в том, что Литвин подал заявление об отставке, но уходить с должности председателя Верховной Рады не хочет. Он действительно был недоволен голосованием за закон о языках во втором чтении. Скорее всего, он даже находился в ситуации нервного срыва по поводу того, что языковой закон проголосовали вопреки его воле. И, видимо, вопреки неким договоренностям, которые были у Литвина с руководством Партии регионов. Как Литвин сам сказал, его кинули. Надо понимать, что округ Литвина – это западная Житомирщина, а там вопрос языка далеко не последний. Он и сам украиноязычный, монопольный государственный статус украинского языка – это его идеологическая позиция.

Принятие закона о языках вызвало очень острую эмоциональную реакцию Литвина. Но при этом чувствовалось, что Владимир Михайлович не хочет уходить и как опытный политик надеется на процедурные ловушки, которые он сам создал в свое время. По регламентным нормам в процедуре отставки спикера и избрания нового руководителя парламента необходимо участие не менее 300 народных депутатов. Это делает ситуацию патовой.

Литвин хочет поторговаться: и по поводу языкового закона, и по поводу своего будущего. Чем закончится эта игра – вопрос открытый. Главная проблема Литвина – и это классическая проблема украинских политиков: как бы самого себя не переиграть. Все сейчас понимают: Литвина оставили на посту спикера, но это был жест доброй воли со стороны парламентского большинства. Мол, Владимир Михайлович, мы тебя понимаем, но успокойся и давай жить мирно.

Если Литвин не подпишет языковой закон и откажется идти на комбинацию, где он по каким-то причинам не сможет временно исполнять обязанности спикера (будет в отпуске или поедет на лечение) и временно передаст право подписи своему первому заместителю, тогда, неизбежно станет вопрос о смене спикера. Насколько законно, корректно передавать подписание законов, проголосованных парламентом, первым заместителем председателя ВР – вопрос к юристам. Но это было бы выходом из ситуации и для Литвина, и для регионалов.

Возможен вариант, что руководство Верховной Рады заставят подписать этот закон судебным решением. То есть если Литвин сам не подписывает, то во исполнение судебного решения этот закон подписывает его заместитель. Еще один сценарий, который сейчас проявляется, – это решение Конституционного Суда по поводу нынешней конфликтной ситуации с вопросом о подписании законов спикером ВР и процедуре голосования при избрании руководства парламента.

На всякий случай регионалы уже заявили о возможности проведения внеочередной парламентской сессии. Для них внеочередная сессия, на которой они могут сменить председателя парламента, – это как бронепоезд на запасном пути, который они могут использовать, если другого выхода не будет.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Вы сейчас просматриваете новость "Владимир Фесенко – о жертвах и победителях депутатских боев, бронепоезде регионалов и нервном срыве Литвина". Другие Власть в Украине смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: