Ироничный карандаш Харькова

3 Июня 2008, 12:54

Персонажи, вышедшие из-под карандаша харьковчанки Татьяны Зеленченко, веселили читателей легендарного журнала "Крокодил" и пропагандировали борьбу с пьянством в Союзе.

фото Е.Остапченко
фото Е.Остапченко

По словам художницы, страсть к графике, к иронии, к карикатурам появилась у нее еще в студенческие годы. Все началось, говорит она, с плакатов, пропагандирующих борьбу с пьянством. "Это была вечно актуальная в нашей стране тема. И заодно — тема моей дипломной работы. Помню, меня, тогда бесстрашную студентку, отправили в Ленинград, в объединение "Боевой карандаш". А за мной как раз ухаживал молодой человек, увы, любивший выпить. Вот я и решила бороться с этим пороком любыми средствами", — вспоминает Татьяна Борисовна. Идеи для своих плакатов она выискивала повсюду, стараясь как можно реалистичнее показать вредные последствия алкоголя. "Мне нужно было что-то шокирующее, и я отправилась в медвытрезвитель. Там хоть и отнеслись ко мне скептически, но клиентов своих показали. По городу тогда ездила будка, которую в народе называли "Алло, мы ищем таланты". Вот она и собирала алкоголиков, и когда будка подъезжала к лечебнице, художники могли фотографировать своих "героев", — продолжает художница. Увы, вылечить от пьянства своего ухажера девушке тогда не удалось, зато плакаты получились отличными. С этого, собственно, и начался творческий путь харьковчанки.

РОКОВАЯ ВСТРЕЧА. Вскоре после этого юная выпускница харьковского Худпрома познакомилась с популярной писательницей Викторией Токаревой. Первый ее рассказ "День без вранья", говорит Зеленченко, она прочла еще в шестом классе и "буквально заболела им". "Я приехала в Москву, адрес узнала в адресном бюро и нагло явилась к Виктории Самойловне. Прямо с порога стала показывать ей свои рисунки к ее книгам. Писательница, представьте, с интересом рассматривала все это, делала замечания, но в основном рассказывала о своей личной жизни — что, мол, она очень счастливый человек, у которого все есть, и любимый мужчина, и ребенок...", — рассказывает художница. "На прощание Токарева подарила мне свои рукописи. Был прекрасный теплый вечер, идти к родственникам в шумную и душную коммуналку на Чистых прудах не хотелось. Вот я и села на скамейку в скверике и стала читать. И тут я поняла, что не может счастливый человек быть автором таких рассказов. Вернувшись в Харьков, решилась написать об этом Токаревой и получила большой искренний ответ. С этого и началась моя дружба с писательницей", — признается Татьяна Борисовна. Так получилось, что именно Токарева помогла юной художнице пробиться в люди.

ХУДОЖНИК НА КОНВЕЙЕРЕ. Защитив диплом, Татьяна по распределению попала на парфюмерную фабрику. Как оказалось, мыть бутылки. То есть официально брали ее как художника по упаковке. Но на самом деле, ни в каком художнике фабрика не нуждалась, потому что все заказы по этой части традиционно отправляла в Торговую палату. А вот рабочих рук не хватало. Два месяца выпускница уже тогда престижного Худпрома простояла у конвейера: мыла флакончики, клеила на них этикетки. А потом… снова написала Токаревой и со скандалом уволилась. Разумеется, все случилось не в один день, но на жалобы талантливой девочки известная писательница отреагировала в своей манере — быстро и четко: "Приезжай покорять Москву!" С трудом отпросившись на три дня, Таня приехала. Токарева тут же с энтузиазмом взялась устраивать жизнь своей юной приятельницы. Виктория Самойловна прихватила Татьяну на свидание с Георгием Данелией. Токарева и Данелия в это время вместе работали над сценарием фильма "Совсем пропащий". Но Данелия, который сам неплохо рисовал, вежливо посмотрел рисунки, сказал что-то незначащее и тут же забыл о них. После Токарева помчалась по издательствам вместе со своей протеже. Молодого графика встречали доброжелательно, но вопрос долгосрочного сотрудничества упирался в место жительства: "Им было нужно, чтобы я жила в Москве, а я жила в Харькове". Почему не переехала? Пресловутый квартирный вопрос. "И потом, я не выдерживала их темпа. В Москве все спешили, бежали, не оглядываясь по сторонам. И в буквальном, и в переносном смысле. А через несколько лет я вышла замуж, у меня родилась дочь, и вопрос уже сам собой закрылся", — объясняет Татьяна Борисовна.

ПРИЗНАНИЕ. "В "Крокодил" я пришла с карикатурами перестроечной тематики. Наверное, я была очень наивна, раз меня так поразили разоблачения тех времен. Карикатуры мои не подошли, а вот иллюстрации к "Двенадцати стульям" Ильфа и Петрова понравились. Мне тут же предложили написать краткую автобиографию, а "крокодильский" художник Владимир Мочалов моментально нарисовал шарж на меня. Оказалось, мои рисунки решено поместить на обложку… восьмимартовского выпуска. Мужчинам женщины кажутся достойными внимания только раз в году. Но так началось мое многолетнее сотрудничество с журналом". Больше десяти лет Татьяна Зеленченко забрасывала "Крокодил" идеями и карикатурами, а взамен исправно получала гонорары: за каждую опубликованную сатиру журнал платил по 60-80 рублей. Кстати, те рисунки с обложки увидели в Киеве, и издательство "Дніпро" предложило художнице проиллюстрировать оба знаменитых романа Ильфа и Петрова.

А в Харькове, между тем, тоже была жизнь. И даже в некотором роде художественная. "Художник Павел Брозголь, с которым меня познакомила учительница, объяснил мне, что надо поступать в Союз художников, и я честно старалась. Ведь времена были такие, что, не будучи членом Союза, даже кисточку купить было весьма проблематично. Выставки, интересные заказы — все шло только через Союз. Однако путь туда оказался долгим и тернистым. Меня несколько лет "забывали" предупредить о единственном дне приема документов, на обсуждениях ругали мои выставки. Причем, не столько с художественной, сколько с идеологической точки зрения. Озверев, я создала серию сатирических лубков о "творческой жизни творцов". И — чудо! — ими заинтересовались в Киеве. Так что в Союз меня все-таки приняли. Правда, теперь в этом уже нет никакого смысла. Художник свободен и бесправен".

ФОРТУНА С РОГОМ ИЗОБИЛИЯ

Сейчас, как и раньше, Татьяна Зеленченко продолжает рисовать. Недавно она закончила оформление серии книг "Россия в романах" для одного из российских издательств. Совсем скоро в Харькове выходит книга о японской кулинарии — тоже с иллюстрациями Татьяны Борисовны. "Ох, а сколько не опубликовано еще… "Мастер и Маргарита" — почти двадцать лет работы, "Гаргантюа", целая серия, посвященная эмиграции, цикл неопубликованных детских книг по украинской этнографии… В харьковском областном технологическом центре ОРТ я разработала авторский курс по компьютерной графике. Учила слушателей не только нажимать на кнопки. Ведь компьютер — всего лишь инструмент в руках художника. Недавно я даже написала учебник по этому курсу, но пока нет денег на издание, он остается в электронном виде. А еще я задумала картину — "Фортуна". Такая колоритная тетка с рогом изобилия, на колесе. Она прикатила и звонит в дверь, но дома никого нет. Ведь так обычно и бывает. Но иногда — по-другому. Надо ценить то, что имеешь!" — констатирует художница.

Вы сейчас просматриваете новость "Ироничный карандаш Харькова ". Другие Новости Харькова смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Остапченко Елена

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования