Интервью с главным иконописцем Киевско-Печерской лавры: "Поначалу мы даже жили в келье лавры"

21 Июля 2017, 07:36

Владислав Горецкий рассказал о начале реставрации храмов

Успенский собор. Владислав занимался восстановлением росписей в алтарной части. Фото: из архива Владислава Горецкого
Успенский собор. Владислав занимался восстановлением росписей в алтарной части. Фото: из архива Владислава Горецкого

Любая православная святыня немыслима без икон и фресок, тем более Киево-Печерская лавра. Такую богатую художественно-декоративную роспись и отделку, как в Лавре, сложно и встретить. Потому неудивительно, что следующим гостем нашей рубрики "Киево-Печерская лавра — 30 лет возрождения" стал киевский художник, иконописец Владислав Горецкий, которого монахи называют главным иконописцем Лавры. Владислав Викторович с коллективом талантливых художников сотрудничает с Лаврой с 1994 года. Именно с его появлением и началось возрождение храмовых росписей главной святыни православия Украины.

— Владислав Викторович, расскажите, как вы оказались в Лавре, как познакомились с настоятелем?

— Прежде я писал иконы для Введенского монастыря, настоятель которого и показал мои работы владыке Павлу. Владыка как раз искал художников для восстановления обители. Мне трудно сказать, почему владыка Павел остановил свой выбор на мне, ведь я прежде не расписывал храмы, но всегда об этом мечтал.

Большинство таких работ начинается именно с доверия. И я благодарен владыке, что он поверил в мои силы, дал путевку в жизнь. Это теперь меня знают, у меня бригада опытных помощников, а тогда, 23 года назад, все началось именно с доверия, которое мы настолько старались оправдать, что поначалу даже жили в Лавре.

Нам выделили монашескую келью, в которой тогда даже и отопления не было. Зимой мы дрова рубили, чтобы грубку натопить и согреться. Но это было особенное время. Я же киевлянин, мог ездить домой и не оставаться в Лавре, но уезжать оттуда домой и не хотелось — такая благодать была! Мы видели то, что не видят миряне.

Аннозачатьевский храм. Первый, который начали расписывать после открытия монастыря. Вход — собор Киево-Печерских святых. В куполе — страсти Христовы
Аннозачатьевский храм. Первый, который начали расписывать после открытия монастыря. Вход — собор Киево-Печерских святых. В куполе — страсти Христовы
Аннозачатьевский храм. Первый, который начали расписывать после открытия монастыря. Вход — собор Киево-Печерских святых. В куполе — страсти Христовы
Аннозачатьевский храм. Первый, который начали расписывать после открытия монастыря. Вход — собор Киево-Печерских святых. В куполе — страсти Христовы

— В каком стиле расписана Лавра? Можно ли сказать — вот он, лаврский стиль росписи…

— Как такового единого иконописного стиля в Лавре нет. Обычно росписи соответствуют стилю архитектурному. Храмы Киево-Печерской лавры построены в основном в стиле украинского барокко, однако барочных росписей здесь почти и нет, они не сохранились. Только Надвратная церковь в Верхней лавре (Троицкая надвратная церковь), все остальные храмы расписаны в разных стилях.

Я считаю самыми аутентичными для Лавры росписями — центральную часть Крестовоздвиженской церкви, над Ближними пещерами. Это начало-середина XIX века, стиль барокко. Такой же стиль икон можно встретить в пещерных храмах. Тогда как, например, Трапезный храм — это уже модерн, который был популярен в конце XIX — начале ХХ века. Все привыкли к тому, что Киево-Печерская лавра — это пещеры. И если мы зайдем в притвор Ближних пещер, то увидим росписи начала XIX века — думаю, это и есть тот самый "лаврский стиль", о котором вы спрашиваете.

new_image13_31

Успенский собор. Единственный придел, который уцелел после взрыва в 1941 году

new_image14_28

— Нам рассказывали, что в советское время большинство фресок в пещерах были замазаны какой-то краской, которую невозможно размыть, и фрески не подлежат восстановлению. Не знаете, что это была за краска?

— Именно пещерные росписи не я восстанавливал, но знаю, что в советское время фрески чаще закрашивали эмалью для пола, она очень стойкая. А с масляной живописи эту эмаль снять уже невозможно.

— С какого храма началось восстановление росписей Лавры?

— С Аннозачатьевской церкви, где вход в Дальние пещеры. Тот храм вообще не был расписан. Во второй половине XIX века был сделан эскиз росписи, но этот проект не был осуществлен. Храм находился в критическом состоянии. Чтобы избежать оползней, прежде отреставрировали его архитектурно. Стены технологически подготовили под росписи, и дальше он перешел в наше распоряжение. Как такового проекта не было, мы создавали его с нуля. Оригинальные иконы этого храма — начала XVIII века.

Это, кстати, и есть украинское барокко в иконописи. Но мы все же решили выполнить росписи в стиле модерн, как выполнен Трапезный храм. Мы ориентировались на лучшие образцы живописи конца ХIХ века (Владимирский собор).

new_image15_12

Крестовоздвиженский храм. Обновление фресок в Царских Вратах

— А кто продумывал сюжетные линии, какое именно событие должно быть в том или ином месте храма?

— Все сюжеты благословлял владыка Павел. Например, на входе — княгиня Ольга и князь Владимир, как основатели православия в Киевской Руси. Далее — соборы святых Дальних пещер, Ближних пещер — кто веру православную нес людям и был примером.

Месторасположение фресок всегда подчинено логике, имеет сюжетную линию. Вот тут прообраз Божией Матери Неопалимая Купина, здесь сон Иакова. По низу — пророки, которые предвещали пришествие Христа — Давид и Даниил, далее Иоанн Предтеча, который крестил Христа. В куполе — ангелы Господни со страстями (с копьем и со свитком, с гвоздями и губкой Голгофы, а также с терновым венком).

Единственное уязвимое место Аннозачатьевского храма — это грибок. Храм долго стоял в запустении, а влага для любого здания — первый враг. Грибок обнаружили в самой кирпичной кладке. И чем мы только не пытались его вывести! Но влажность не только нам создавала трудности. Помню, в алтаре положили красивейший паркет, но из-за влажности он через время просто вздулся. Пришлось менять паркет на камень. В итоге красиво очень, но строители порядком намучились.

new_image16_10

Успенский собор. Восстановлены Царские Врата

— Говорят, первый блин всегда комом…

— Нет, когда есть благословение наместника — даже первый блин комом не становится. Так как он был первым, он был особой вехой в моем творчестве. Многие работы выполнены в традиционной технике старых мастеров, без применения современных технических средств. Все росписи — уникальны, хотя соглашусь, плотность орнамента и живописи очень большая, но это только подчеркивает сюжетную значимость росписей.

— Сколько времени вы расписывали Аннозачатьевский храм?

— Пять лет. Иконостас оригинальный старый, мы его восстановили и написали для него иконы по старым архивным фото. Роспись стен храма имеет свои особенности, это особый вид отделочных работ. Это искусство, а в искусстве всегда есть множество нюансов. Вся красота храма зависит от его росписи, от качества живописи. Пишу, как чувствую. Когда есть благословение владыки — работать легче, так как есть ощущение духовного заступничества и поддержки. Иконописец от себя ничего не делает. Хотя конечно, нужно понять и вникнуть в сюжет, а потом только реализовывать.

В чем плюс этого храма — все орнаменты нами разработаны, все делалось не по трафаретам, а вручную. Орнаменты разрабатывались именно под определенное место в храме, все фрески — авторские, а не копии. В этом уникальность Аннозачатьевской росписи.

(Продолжение читайте 4 августа)

Автор:

Анастасия Белоусова

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования