Андрей Медведев: "Макинрой называл нас амебами"

9 Июня 2009, 09:56

7 июня исполнилось 10 лет с тех пор, как украинец играл в финале "одиночки" Ролан Гаррос. В пятисетовом матче Медведев уступил Андре Агасси. Накануне этого грустного юбилея Андрей дал нам эксклюзивное интервью

Андрей Медведев. Фото Е.Смертенко
Андрей Медведев. Фото Е.Смертенко

7 июня исполнилось 10 лет с тех пор, как украинец играл в финале "одиночки" Ролан Гаррос. В пятисетовом матче Андрей Медведев уступил Андре Агасси. Накануне этого грустного юбилея Андрей дал эксклюзивное интервью Сегодня|Спорт.

— Андрей, в среду вы анонсировали турнир для политиков и бизнесменов, и на пресс-конференции крутили фрагменты финала "Ролан Гаррос"-2009… Что осталось в памяти от того поединка?
— Я первый раз видел этот матч. И, честно говоря, для меня было открытием, что я так уверенно играл, эйсы подавал... Помню, что было ветрено, что очень сильно волновался… Наверное, тогда была такая жуткая концентрация, что голова не запоминала происходящего. Сегодня смотрел запись и думал, может быть, это какой-то видеомонтаж. На самом деле неплохо ведь играл, чего-то мог еще…

— Вы приехали в Париж уж никак не фаворитом...
— Да, я был тогда 105-м в мире. Приехал себе в клетчатых шортах для туризма. Думал, пару раундов пройду, и будет неплохо. Прошел. Так шаг за шагом и дошел до финала. Психологически было легко. А уже в финале появилось чувство, что могу выиграть, наконец, что-то серьезное. Наверное, поэтому и проиграл. Знаете, я до сих пор не могу спокойно смотреть матчи "Ролан Гаррос". И приезжать туда не хочу. Уимблдон, Нью-Йорк, Мельбурн — пожалуйста. Но не Париж. Тяжело...

Когда Андрей позировал фотографам в Киеве со своим призом финалисту "Ролан Гаррос"-99, кто-то из снимающих попросил: "Андрей, поднимите его над головой". "Такие призы не поднимают — их просто держат", — с грустной улыбкой сказал Медведев.

— Почему все-таки грунт стал самым любимым вашим покрытием?
— Когда я начинал тренироваться, у нас ведь другого ничего не было. Это сейчас нашим теннисистам есть из чего выбирать. Есть прекрасные базы с грунтовыми, бетонными, травяными кортами... Сейчас можно воспитывать игроков и атакующих, и играющих в защитный теннис. Тогда не было такого, но я не жалуюсь. Нам все равно было весело.

— Чем отличаются теннис 10-летней давности и нынешний?
— Скоростью, агрессией... Взять тот же мой финал с Агасси. Посмотрите, мы же играли намного медленнее, чем играют сейчас. С другой стороны, уверяю, что и тогда, и сейчас попасть и закрепиться в топ-5 рейтинга одинаково сложно.

Когда я начинал, были такие игроки, как Джон Макинрой и Джимми Коннорс, которые постоянно критиковали молодежь. Мол, вы не личности, ракетки не ломаете, судей не бьете, наркотики не принимаете, не бухаете. Что вы за теннисисты такие, какие-то амебы. Это было глупо. Мы уже тогда пропагандировали теннис, который отличался от того, к которому они привыкли. И нынешние ребята уже сильно отличаются от нас. Теннис стал более атлетичным, выигрывают те, кто здорово подготовлен физически. Раньше я был одним из первых, кто начал возить с собой на турниры тренера, массажиста, доктора. Сейчас это в порядке вещей. И если у тебя нет команды, то на тебя косятся другие.

А на счет конкуренции, наверное, все-таки сейчас она пожестче. Десять лет назад можно было с большой долей вероятности сказать, кто из теннисистов дойдет до четвертьфинала турнира "Большого шлема". Сейчас сказать, что, к примеру, Федерер будет в финале, никто не рискнет.

— Года два назад "Сегодня" опрашивала наших специалистов: кто из украинцев сможет повторить достижения Медведева? Многие из них говорили, что если Андрей потренируется, то сам сделает это раньше других...
— Что вы... Сейчас это уже невозможно. Во-первых, наши ребята за эти два года сделали очень большой скачок. Саша Долгополов, Сергей Бубка, не говоря уже о Сереже Стаховском. Я видел, как он играл на нынешнем "Ролан Гаррос". Окреп и психологически, и физически, и уверен, в этом сезоне ему вполне по силам попасть в топ-50 рейтинга, а дальше подняться и выше. Наша сборная в Кубке Дэвиса в шаге от попадания в Мировую группу. Когда я играл за команду, мы могли об этом только мечтать.

Да и за то время, когда я занимался бизнесом, у меня появилось много вредных привычек. Вот — курю (Андрей затянулся "Парламентом". — Авт.), и "физика" уже не та. Мне бы понадобились месяцы или даже годы, чтобы я смог играть против них на равных. Заметьте, не выигрывать, а просто сопротивляться.

— Не было идеи стать консультантом или тренером кого-то из наших сборников?
— Все-таки я — не тренер. Да, о теннисе я знаю достаточно, многое испытал на себе, и мог бы помочь. Точечно. Вот на днях мы договорились с Юрием Сапроновым, что я какое-то время поработаю с сестрами Бондаренко. Возможно, это будет на сборе перед матчем Кубка Федерации. Думаю, смогу быть полезен девчонкам. Кстати, в четвертьфинале Мировой группы против итальянок, уверен, что 51% в нашу пользу.

— Вы не участвуете в ветеранских турнирах. Но ракетку в руки все-таки берете?
— Бывает. Недавно играли с друзьями парный матч. И, знаете, такая борьба получилась и такая тяжелая победа, что я получил от нее удовольствие большее, чем от всех своих успешных дел в бизнесе.

А ветеранские турниры я не играю, потому что молодой "ишшо" (улыбается). Туда допускаются теннисисты после 35 лет, а мне 35 только в этом году исполнится. Думаю, обязательно попробую. И надеюсь, за меня будут также болеть, как и раньше. Если это пойдет на пользу популяризации тенниса в Украине, готов хоть весь год играть с ветеранами.

— Вы — совсем не публичный человек. Почему последние годы избегали общения с прессой, тусовки?
— Я воспитывался в Советском Союзе. Меня научили тому, что не стоит акцентировать на себе внимание, если ты не сделал ничего значительного. Я закончил карьеру, занялся бизнесом, в котором у меня не было больших успехов. Хвастаться особо было нечем. А появляться на страницах глянцевых журналов или газет и в очередной раз рассказывать о финале-99 или моей теннисной карьере не хочу. Личная жизнь? Ну она поэтому и личная, что касается только моей семьи. А трубить на всю страну, что у тебя родился сын, тоже не стоит. (Два года назад у Андрея родился сын Дмитрий. — Авт.). Тем более за время своей карьеры я столько времени был под прицелом фото и телекамер, что просто устал от этого.

— Что же изменилось сейчас?
— Сейчас я вышел в люди, потому что понял — могу сделать что-то для тенниса. Знаете, где родился — там и пригодился. Теннису в Украине нужен пиар, и я думаю, что смогу его организовать.

ЦЕЛЬ-2010: ВОЗГЛАВИТЬ ФТУ
За свою 10-летнюю карьеру Андрей Медведев выиграл шесть титулов АТР, юниорский "Ролан Гаррос", играл в финале взрослого парижского "шлема", заработал более $6 миллионов призовых, а в мае 1994 года был четвертой "ракеткой" мира.

О своем бизнесе Андрей не распространяется. Известно, что он одно время занимался мебелью.

На прошлой неделе заявил, что в 2010-м будет баллотироваться на пост президента ФТУ. В 2005 году Андрей уже хотел возглавить украинский теннис, но тогда главой федерации избрали Вадима Шульмана. Медведеву же предложили должность почетного президента. Он согласился и… ушел в тень.

Вы сейчас просматриваете новость "Андрей Медведев: "Макинрой называл нас амебами"". Другие Новости тенниса смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Смертенко Евгений

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования