укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Последние новости Украины
21 Августа 2008, 14:13  Версия для печати  Отправить другу
×
Бывшие железнодорожники 17 лет живут в… вагоне http://www.segodnya.ua/img/article/1238/90_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1238/90_tn.jpg Украина Железнодорожный вагон, который исколесил весь Союз, отправляясь в любую точку странны неизменно из Белокаменной, стоит в казатинском тупике, что в Винницкой области, с двумя бессменными пассажирами Яремчуками внутри уже 17лет.
Любовь Яремчук. Приспособила купе проводника под кухню. Вместо туалета — холодильник; фото Н.Финклер
Любовь Яремчук. Приспособила купе проводника под кухню. Вместо туалета — холодильник; фото Н.Финклер

Бывшие железнодорожники 17 лет живут в… вагоне

Железнодорожный вагон, который исколесил весь Союз, отправляясь в любую точку странны неизменно из Белокаменной, стоит в казатинском тупике, что в Винницкой области, с двумя бессменными пассажирами Яремчуками внутри уже 17лет.

Баба Люба ставит на плиту картошку в мундирах. Готовить завтрак она любит когда в доме убрана постель и вытрет пол. Пять комнат-купе вагона семьи Яремчуков имеют разное назначение. При входе, в "купе проводника" — кухня. Дальше — мамина спальня. В ней, как полагается в СВ — только две нижние полки. Верхние были когда-то, но их из-за неудобства сняли. Потом — горница, со всем скарбом, который есть в "доме": горки пуховых подушек, очень цветастые занавески и хрусталь. Дальше по коридору — купе сына Анатолия. Только на его столике стоит телевизор. Дальше — кладовка с закрутками, а вместо туалета — холодильник и разная домашняя утварь. Так что бегать за продуктами, когда готовит обеды, хозяйке приходится через весь вагон.

Достаточно просторно, как для пассажиров. Достаточно убого, как для постоянных жильцов. В таком состоянии Любовь Ивановна прожила больший кусок своей жизни. Анатолий — всю жизнь. Ему 45. Здесь же недавно умер и муж бабы Любы. Как и жена, он многие-многие годы проработал на передвижных электростанциях. В Советском Союзе таких было 36 — агрегатов на рельсах. Руководство посылало их в те края, где было низкое напряжение в сети, где надо было побольше тепла и света. Машинисты этих электростанций были специалистами высшего класса — под напряжением они умели регулировать подаваемый их электростанцией ток. Задерживались в общем-то ненадолго, год-другой подсобили — и дальше. А где всего на полгода требовалось.

— Нас всюду Москва посылала, — вспоминает Любовь Яремчук. — Каждый раз как съезжали с одного места, приезжали в столицу — и получали новую командировку: Тюмень, Иркутск, Красноярск... Москва перепрописывала нас в каждом новом месте, организация подготавливала жилье. Но жили в вагончике, рядом со станцией, а на морозные зимы работников станции расселяли по общежитиям. Один раз даже поселили в семейное общежитие. Это было самое комфортабельное жилье, которое помню. Работали мы с мужем вместе. Зарабатывали хорошо.

О своем детстве сын бабы Любы говорить не любит. Вспоминает, что ему везде было плохо, просил родителей переехать на Украину, жить ДОМА. Плакал. А потом как-то свыкся. Вырос и выучился ... на машиниста передвижных электростанций. Когда Союз распался, электростанции распродали. А семью невостребованных специалистов направили в Украину, на их родину. Москва вежливо попросила руководство энергоучастка в Казатине выделить работягам жилье.

— Нас в этом вагончике поселили временно, и это "временно" длится уже семнадцатый год, — вздыхает баба Люба. — Единственный раз 13 лет назад нам предлагали квартиру — на четвертом этаже дома без лифта. Но мы отказались из-за моей болезни ног. Муж умер четыре года назад. Мы с сыном коротаем дни в вагоне. Летом железо раскаленное, так я выхожу и всю ночь на лавочке под вагоном кукую. Или в тамбуре сижу. Зимой похуже — отопление остывает быстро — приходится несколько раз на ночь вставать, подбрасывать угля. Проспать нельзя — чтобы в трубах не замерзла вода. Думаю сейчас: зря мы тогда от квартиры отказались, что нам в Казатине предлагали. Но я бы туда не смогла бы подниматься. Я не могу поверить, что пахавшей всю жизнь, мотавшейся на заработках семье НЕ ПОЛОЖЕНА ДОСТОЙНАЯ КВАРТИРА. Я не могу поверить, что это — конец.

РОДНЯ НЕ ХОДИТ В ГОСТИ. В вагоне нет туалета, техническую воду берут от энергоучастка железной дороги, питьевую сын Анатолий приносит из колодца за путями.

Баба Люба продолжает стучать в двери начальников железной дороги, местной власти и депутатов. В больнице, где к ней относятся лучше всего, ей говорят: "Стучите, Любовь Ивановна, во все инстанции. Такой пассажирке, как вы, не могут не открыть". И она верит.

— Самое печальное, что в этот дрянной вагон ко мне отказывается приходить моя родня. Пятеро нас братьев и сестер, у них дома у всех. Похолодели отношения наверное тогда, когда мы только в отпуск вырывались. Ой, как тяжко, что за всеми поисками счастья (пока здоровье было, старались заработать тогда) мы сыну невесту не нашли. Он скромный, молчаливый. Но какая девушка придет жить к нему в вагон? — вздыхает бывшая машинистка.

Наталья Финклер


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Вы сейчас просматриваете новость "Бывшие железнодорожники 17 лет живут в… вагоне". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: