укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Последние новости Украины
15 Сентября 2008, 15:52  Версия для печати  Отправить другу
×
Дайверы плавают среди акул и погружают под воду даже инвалидов http://www.segodnya.ua/img/article/1281/85_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1281/85_tn.jpg Украина Одни ныряют, чтобы поснимать пестрых рыбок и полюбоваться кораллами, другие занимаются подводной археологией и исследуют пещеры.
Прибрежные воды Новой Гвинеи. За одно погружение здесь можно встретить около 200 видов морских обитателей. Фото А. Спиридонова
Прибрежные воды Новой Гвинеи. За одно погружение здесь можно встретить около 200 видов морских обитателей. Фото А. Спиридонова

Дайверы плавают среди акул и погружают под воду даже инвалидов

Одни ныряют, чтобы поснимать пестрых рыбок и полюбоваться кораллами, другие занимаются подводной археологией и исследуют пещеры.

По сути, дайвингом (от англ. "дайв"— нырять) занимается и 8-летний мальчишка, смело шагнувший с высокого волнореза в воду и доставший со дна ракушку. Фри-дайвингом — свободным нырянием, без акваланга — промышляли испокон веков прибрежные жители. Массово люди потянулись в дайвинг после создания знаменитым Жак-Ивом Кусто и его другом Ганьяном акваланга. Сегодня дайв, оснащенный по всем правилам, предлагают на любом туристическом побережье. Он моден, доступен, безопасен, и все-таки... был и остается самым экстремальным видом досуга.

Постепенно выделилась категория людей, серьезно "подсевших" на подводные погружения. Для них нет большего счастья, чем опуститься на глубину в десятки метров с тяжелейшими баллонами и ворохом другого снаряжения, суммарный вес которых может достигать 100 кг. Цель — найти, увидеть и заснять на фото или видео то, что никем пока не найдено, не видано и не заснято. Их страсть к открытиям настолько сильна, что нырять могут в любое время года — благо, костюмы и оборудование позволяют это.

Не у всех аквалангистов интересы сходятся. Одни ныряют, чтобы поснимать пестрых рыбок, другие — насладиться коралловыми "лесами". Рэк-дайверы обследуют затонувшие суда — их не смущает, что попав в непроглядную муть, они иногда не видят даже свет собственного 100 Вт-ного фонарика. Подводные археологи исследуют затопленные города, потерпевшие крушение старинные суда и поднимают некоторые находки для музеев. Самые рисковые — техно-дайверы. Это — очень грамотные ныряльщики, для которые не существует ограничений в глубине, они прошли специальные курсы, получили необходимые знания по медицине, технике, психологии и оснащены массой аппаратуры. Но, прежде всего, это — люди, готовые к любому ЧП. Их решения и действия хладнокровны — ведь со 100-метровой глубины вдруг не всплывешь, а из многокилометрового тоннеля пещеры, когда над головой каменный потолок, моментально не выберешься. Устранять неприятность нужно на месте. Результат экспедиций — уникальные фото и видео — можно встретить на дайверских сайтах, выставках, в журналах.

В прошлом году в Украине появились первые дайверы на колясках. В августе на мысе Тарханкут они провели Первый всеукраинский слет любителей подводного плавания для людей с ограниченными физическими возможностями. Его, как и новое направление, организовал одесский дайвер Александр Кушнир.

ПЛАВАЛ В СТАЕ АКУЛ... И ВЫЖИЛ. Александр Спиридонов — технодайвер. "Того, кто занимается техническим дайвингом, трудно заинтересовать примитивной нырялкой, — раскрывает он суть своего увлечения. — Нам подавай что-нибудь особенное и обязательно связанное с преодолением трудностей".

Александр "ушел под воду" еще в 2003 году: "Работа достала своей тупостью, интригами и тоской. При первой возможности уволился и уехал на Палау в Микронезии. Архипелаг оказался раем на Земле и "продвинутым" раем под водой". Поразили отвесные коралловые стены, таинственные пещеры и гроты, стаи акул, косяки удивительных рыб, гигантские скопления золотистых медуз.

К этому времени ему уже было с чем сравнить это великолепие. До Палау нырял у Мальдивских островов, на Красном море у берегов Греции и, конечно же, на Черном море. Всех этих впечатлений было достаточно, чтобы влюбиться в подводный мир окончательно и бесповоротно. "Там все совершенно другое — ты постигаешь трехмерное пространство, перемещаешься вниз-вверх, вправо-влево, головой, боком… Это… как в сексе", — пытается объяснить свою страсть к морю Александр.

Во время погружений случалось всякое. Как-то на дайвера напала рыба-хирург. Александр что есть силы защищался от нее видеокамерой, но увы! Пострадала и камера, и ее владелец. "Скальпелями", расположенными на хвосте, рыба глубоко рассекла руку. Медикам пришлось наложить 11 швов! Наблюдая за касатками в Индонезии, Спиридонов попал в течение, превосходящее по скорости поток самой быстрой горной реки и еле-еле вывернулся. На Галапагосах плавал в стае акул, и там же и его попробовал "на зуб" местный пингвин размером с курицу. Наблюдая горбатых китов в водах Королевства Тонга, Александр оказался в эпицентре любовных ухаживаний 30-тонного кавалера-кита за самкой. Приняв аквалангиста за соперника, самец обрушил на него всю мощь своего могучего хвоста. "Можно подумать, нужна она мне! — вспоминает Александр и в очередной раз ужасается, — а ведь зверушка прошла от моей головы в нескольких десятках сантиметров!"

Но даже это не останавливает любопытного дайвера. Он специально выбирает для погружений самые дикие, еще не убитые западной цивилизацией или местными жителями (привыкшими рыбачить с помощью динамита). Именно там самый красивый подводный мир. Ведь все дайверы — большие эстеты. Иначе зачем бы они носились по морям-океанам?


Спиридонов. Сбежал от земной скуки под воду

ВОПРОС О ГЛУБИНЕ МУЧАЕТ ТОЛЬКО "ЧАЙНИКОВ". Мировой рекорд по погружению с аквалангом (330 метров) принадлежит французу Паскалю Барнабэ. Личный рекорд Спиридонова — 140 метров. Но вопрос о глубине он считает вопросом для "чайников", потому что это для дайва — не главный показатель.

"Красоту можно увидеть и на 5 метрах, — разъясняет технодайвер. — Там же можно по неопытности и утонуть. А 100 метров в Черном море по условиям нельзя сравнивать с сотней метров Красного или Средиземного морей. Во Флориде я погружался в пещеры на глубину не более чем 30 метров, при этом протяженность каждой составляет десятки и даже сотни метров. Это такой лабиринт, что можно часами плавать в десятке метров от выхода, но так и не найти его".

Кроме того, проблема глубины — это проблема всплытия. Неопытный дайвер при панике, видя над головой солнечный свет, может рвануть вверх с глубины 50—60 метров. Это грозит получением тяжелой формы декомпрессионной болезни — из-за быстрого падения давления растворенный в крови азот буквально вскипает и газовые пузырьки закупоривают кровеносные сосуды.

"Когда я был на глубине 98 метров, — приводит пример Александр, — мой подводный компьютер показал, что нужно подниматься со скоростью черепахи — не более 10 метров в минуту. Вместе с декомпрессионными остановками это 110 минут. И этим рекомендациям я неукоснительно следовал".

ПОДВОДНЫЙ АРТЕФАКТ ПОДНИМАТЬ НЕЛЬЗЯ. Для Александра Куракина море — и работа, и хобби. В Одесском филиале Института биологии южных морей НАНУ он — гидробиолог, пытающийся понять, почему в Крыму не хотят размножаться мидии. В клубе дайверов, ищущих затонувшие суда, подводный археолог еще и видеооператор.

Фото из архива А.Куракина
Куракин. Проводит под водой минимум 3 дня в неделю

Началась страсть к морю 30 лет назад, когда мальчик, увлеченный бабочками, вдруг оказался в секции подводного спорта при ДОСААФ. И все, пропал. Сегодня опускается под воду практически через день. Может часами лежать с камерой в засаде в ожидании чего-нибудь интересного.

С 2000 года Александр как член клуба подводной археологии ездит к берегам острова Змеиный. "Там что ни год, то открытие — амфоры, якоря, затонувшие суда..." — хвастается Куракин. Но найти что-нибудь новенькое не так-то просто. Искать старинный корабль "водолазным способом" — все равно, что иголку в стоге сена. За многие десятилетия, а то и века, корпус скрылся под илом и песком, оброс водорослями и моллюсками да и просто разрушился. Вначале изучается литература, документы, в каком месте и что могло произойти, затем получают разрешение на проведение археологической экспедиции. Только после этого начинается поисковая работа.

Артефакт ищут при помощи гидролокаторов, подводных телекамер и эхолотов. И только на следующем этапе под воду спускаются дайверы. "А найдем что-нибудь или нет, зависит от настойчивости и терпения", — утверждает Александр. Если глубина превышает 30 метров, то погружения проходят в три этапа — на 20 минут, на 15 и 11. Больше в течение дня нельзя, иначе организм перенасытится азотом. В прошлом году на глубине 38 метров нашли носовую часть "Лейтенанта Зацаренного", затонувшего во время Первой мировой войны. Дайверы искали долгих шесть лет! В этом году нашли еще неизвестное судно предположительно ХVIII века. Все "воскрешения из небытия" Куракин снимает на видео.

Фото из архива А.Куракина
Подводные археологи. Находками заполняют "белые пятна" истории

Под водой действуют те же правила, что и на земле: забирать археологическую находку с собой нельзя. Нашли? Зафиксируйте на фото и видео в том положении, в каком она находится сейчас. Потом делается точная схема расположения артефакта. "Кое у кого все-таки просыпается инстинкт коллекционера, и он не может удержаться, чтобы не унести с собой какую-нибудь железку, — говорит Александр, — но куда ее потом? Она и неприглядная, и грязная. На трюмо не поставишь. Рассмотреть ее в соответствующей обстановке на видео куда интереснее".

СЕГОДНЯ ПОД ВОДОЙ ПЛАВАЮТ ДАЖЕ ИНВАЛИДЫ. Люди с ограниченными физическими возможностями под водой — новая страница дайвинга. И, судя по тому, как увлечен этим бывший летчик-истребитель, 20 лет проведший в коляске Олег Прохоров, каким новым смыслом наполнилась жизнь художницы Елены Ватан, лишенной от рождения кистей и стоп — удачная страница.

"Под водой, где нет гравитации, тело приятно подчиняется тебе. Оно становится легким и быстрым, а глаза не устают радоваться увиденному. Особенно красиво на Тарханкуте — живность, чистая вода, водоросли", — делится впечатлениями Олег, уже совершивший с десяток погружений в Крыму и Одессе.


Прохоров. Инвалиду помогают скутер и два дайвера

"Побывать в морской глубине — все равно, что слетать в космос, только вместо звезд — крабы, ракушки и водоросли. Мне все это теперь снится. Я почувствовала себя свободной, как рыбка. Столько всего еще хочется попробовать!" — не сдерживает эмоций Елена.

Таких ныряльщиков, как Олег и Лена, обычно сопровождают один-два опытных дайвера. Для Елены, лишенной возможности объясняться под водой "на пальцах", даже разработали специальную систему знаков. При первом же погружении ей повезло — стайки рыб постоянно вертелись рядом, а потом она нашла старинный якорь.

АЛЕКСАНДР ПОДАРИЛ НОВЫЙ МИР. Александру Кушниру — 37 лет. У него есть семья, бизнес и увлечение — подводная съемка. Чего, казалось бы, еще человеку нужно? А оказывается, хорошему человеку недостаточно самому радоваться жизни, для него важно, чтобы эту возможность имели и другие. Особенно те, кто обижен судьбой и в силу неподвижности большую часть жизни проводит в скучных стенах квартиры.


Кушнир. Дарит другой мир

Шел как-то Александр с персональной фотовыставки, и увидел, как в колясках играют в баскетбол люди с ограниченными физическими возможностями. Он поразился тому, сколько динамизма и эмоций в этой игре и спросил: "А подводным плаванием хотите заняться?" Игроки к предложению отнеслись иронично. А Кушнир начал думать, как это сделать. Одному не справиться, нужны помощники на земле и страхующие под водой, помещение для ночевки и повара. Все финансирование взял на себя. Нашел палатки, спальные мешки, раскладушки, купил биотуалеты. Друзья-аквалангисты помогли вывезти первых ныряльщиков в Крым — 7 колясочников. На каждого по два волонтера. Было это в 2007 году. За это время подопечные Кушнира погружались в кировоградские затопленные карьеры, смотрели на затонувшие катера в Одессе.

"Когда видишь глаза человека, который первый раз погрузился в воду... как у него от счастья в 50 лет слезы выступили... Это многого стоит! Ради этого все можно перенести, — говорит Александр. — Ведь они под водой ощущают себя независимыми от своей болезни — летают. Есть и терапевтический эффект".

Но чем дальше, тем погружения становятся проблематичнее: нет денег на костюмы (стоимость одного — 600 долларов) и аппараты, не все просто и с подвозкой к месту погружения и размещением людей. Сегодня 70 % заработанных Александром денег уходит на его идею. На помощь пришел винницкий предприниматель Максим Нидиков. Сам в коляске, он частично переделал купленную базу отдыха под колясочников и обеспечил им бесплатное проживание. Среди подключившихся к этому движению — и киевская "Команда Экс", и еще десяток спонсоров и волонтеров. "Нельзя дать людям надежду, а потом забрать", — говорит Кушнир.

Фото А.Спиридонова

ДАЙВЕРСКИЕ "КОТЯТА", "АЛКАШИ" И "ПАРОХОДЫ". Как у людей любого другого занятия, у дайверов выработался свой сленг.

  • нырялка — погружение;
  • гидра — мокрый или полусухой гидрокостюм;
  • сухарь — сухой гидрокостюм;
  • снаряга — оборудование и снаряжение для занятий дайвингом;
  • колхоз — погружение группами, большое количество дайверов на одном объекте или большое количество ботов, лодок на одном дайв-сайте;
  • резкий дайвер — дайвер-спасатель (из-за произношения английского варианта rescue diver);
  • расколбас, колдубас, болтанка — волнение на море;
  • алкаш — дайвер с высоким уровнем потребления воздуха;
  • пароход — дайвер, который, находясь на поверхности воды в снаряжении, курит;
  • молоко — плохая видимость, обусловленная большим количество взвесей в воде;
  • котята — новички, пробующие совершить первое погружение;
  • топить котят — совершать погружение с новичками в качестве дайв-мастера или инструктора.

×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Сухорукова Елена
Вы сейчас просматриваете новость "Дайверы плавают среди акул и погружают под воду даже инвалидов". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: