укр
Олег Волошин
Берега Междуморья
Главная Последние новости Украины
10 Декабря 2007, 07:59  Версия для печати  Отправить другу
×
Европейский суд: Как доказать свою невиновность http://www.segodnya.ua/img/article/847/21_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/847/21_tn.jpg Украина Беспредел. Адвокатам выбивают зубы, на школьников вешают убийства, врачам не дают положенных льгот. Лишь немногие из них добились правды в украинских судах
Из тех, кто по сути убил Светлану Зайцеву (слева) никто не наказан. Фото из семейного архива
Из тех, кто по сути убил Светлану Зайцеву (слева) никто не наказан. Фото из семейного архива

Европейский суд: Как доказать свою невиновность

Беспредел. Адвокатам выбивают зубы, на школьников вешают убийства, врачам не дают положенных льгот. Лишь немногие из них добились правды в украинских судах

Украина снова на первом месте среди стран бывшего Союза по числу обращений в европейские суды наших соотечественников. А по наблюдениям некоторых правозащитников, мы опередили даже самих европейцев. Но не потому, что научились отстаивать свои права, как, скажем, американец, который спешит в суд даже, когда сосед облил из ушат всего лишь его кошку, а из-за бездействия, а порой откровенной несостоятельности судов украинских.

Мы заговорили об этом именно неспроста — сегодня весь мир отмечает Международный день защиты прав человека. Для Украины это не праздник, а скорее день памяти. Тем, кто так и не дожил до оправдательного вердикта, не дождался, когда найдут настоящих преступников и кто потерял остатки здоровья в борьбе за свое имя и за право быть услышанным. Истории некоторых наших героев — с хорошим концом. Настолько, насколько они, конечно, могут быть в данной ситуации хорошими. Трагические — правозащитники принципиально не называют "судьбами". "Не может быть такого написано на роду, надо бороться, — говорили они нам в один голос. — Зачем люди устраивают акты самосожжения? Это же абсурд — надо жечь правонарушителей, а не себя". Конечно, "жечь" — это эмоции. Но ведь и в самом деле, многие ли из нас устраивают "разбор полетов" хотя бы поставщикам еле теплой воды? Впрочем сами правозащитники признают, что перед беззаконием уязвимы даже юристы. На днях у одного из них охрана столичного супермаркета выхватила сумки, разбросала продукты, их начальник крикнул: "Не тот!" и те побежали шерстить дальше. "Какое там извините, — рассказывал он нам в редакции. — Но бороться надо!"

МАЛЫШКА ТЕПЕРЬ РАЗГОВАРИВАЕТ С МОГИЛОЙ МАМЫ

Из тех, кто по сути убил Светлану Зайцеву никто не наказан. Следователь стал замом прокурора в другом городе. Прокурор ушел с почетом на пенсию, и уже там получил выговор. Судья продолжает работать на прежнем месте. "Хоть не повысили в должности", — грустно шутит адвокат. Речь о донетчанке — маме троих деток, на которую повесили убийство, и которая умерла, заразившись в тюрьме туберкулезом.

В 2000-м Светлана Зайцева шла мимо места убийства своего знакомого. Милиционеры предложили ей подержать сумку убитого. Естественно, остались отпечатки пальцев. Утром девушку вызвали в милицию. Приехала домой она через две недели. Перед этим, как рассказывает ее бабушка Евдокия Оболенских Свету предупредили о том, что она должна оговорить себя, но об этом бабушка узнала гораздо позже. "Зашла я в дом, внучка стоит в наручниках. Говорит: "Я убила парня, ничего не спрашивай, я защищалась. Дай что-нибудь покушать и теплые вещи", — вспоминает бабушка.

Тогда Светлане Зайцевой было 22 года, у нее было два малыша: 4-летний Женя и Аня 3-х лет. Они остались со Светиными бабушкой и дедушкой — ее мама в тот момент жила в России. Ей — сердечнице, которой в этом году еще раз поменяли искусственный клапан, решили пока не говорить. А когда мама через год увидела дочь, то не узнала — Светлана немыслимо исхудала от туберкулеза, который подхватила в СИЗО. С бабушки Евдокии для передачи продуктов в СИЗО №5 брали деньги. Вскоре в соседнем районе Макеевки нашли настоящих убийц, устроили очную ставку. Дескать, это могла быть преступная группировка, в которой состояла и Светлана. Убийцы сказали, что понятия не имеют, кто такая Света и ее освободили. Уже потом она рассказала бабушке, как ее пытали, чтобы она дала признательные показания. Избивали, надевали на голову целлофановый пакет и ждали, пока она потеряет сознание. Самым страшным оказалось обещание палачей в погонах отобрать детей. Бабушка рассказывает, что придя домой, внучка бросилась в ванную харкать кровью. Жить ей оставалось недолго. Однако самым тяжелым для Светы стало то, что она заразила своего старшенького. За незаконное осуждение Светлане пообещали письменно 2000 гривен, но прокуратура потом бумагу изъяла, и денег не дали. Светлана пыталась наладить личную жизнь, забеременела. Врачи советовали ей оставить ребенка, поскольку так могло восстановиться здоровье. Родилась Танечка. Спохватившись, руководство города выделило Свете квартиру. Но там не было батарей, ванна непригодна, и отсутствовал унитаз. Потому Светлане снимала другую квартиру за свои деньги. "За неделю до смерти она уговорила меня привести деток. Заклинала, чтобы я добилась наказания виновных, отомстила за детей", — говорит ее мама. Умерла Света 3 апреля 2006 года. По словам лечащего врача Людмилы Тарасенко, которая знала Светлану с детства, если бы девушка подхватила туберкулез на воле, как это пыталась доказать прокуратура, то она бы давно от него излечилась.

Кроме того, по заверениям врача, Светлана всегда имела отменное здоровье. Известный украинский адвокат Сергей Салов взялся доказать, что дети Светланы должны получить компенсацию от государства. И судья Ворошиловского районного в г. Донецке суда Геннадий Мищенко вынес решение: по 500 тысяч гривен на каждого истца, в сумме 2 млн. грн. (сумма исковых требований составляла 4,5 млн грн. за моральный ущерб.). Ответчики — Главное управление Госказначейства в Донецкой области и прокуратура области. Но казначейство обжаловало решение суда. Мол, компенсация за моральный ущерб положена только Светлане, а раз ее нет, то и платить некому. Но ведь вместе со Светланой пострадала вся ее семья, в особенности зараженные детки. Сейчас старший Женя и средняя Анечка проходят курс лечения в Святогорье. А младшенькая Таня, которой нужна операция на глазу, пока сидит дома с бабушкой и прабабушкой, прадедушка за время разбирательств умер. Детки не перестают плакать за мамой, хотя прошло уже больше двух лет. А младшей Танечке, которой на момент смерти мамы было всего два года, страдает от нехватки ее любви больше всех. И каждый раз, когда журналисты предлагают ее бабушке съездить на могилку, Танюшка просит взять ее с собой. "Я хочу ей что-то рассказать", — раздирает сердце видавшим виды корреспондентам девчушка.

"МНЕ ВСУНУЛИ В РУКАВ НАРКОТИКИ"

Адвокат Владлена Карингтона за "хранение и употребление наркотиков" освободили условно, но адвокат хочет снять судимость в принципе. Ведь дело было сфабриковано.

"Два года назад я отказался покрывать перегон ворованных авто, — говорит Владлен. — Вскоре был украден грузовик соседа — известного политика. Обвинили меня. Пришли с обыском, изъяли документы на мою машину (у Владлена она была той же марки, только пассажирская. — Авт.), и тут же их порвали. Вырезали серийный номер и отдали его хозяину грузового микроавтобуса. От приговора спасла запись видеонаблюдения за стоянкой, где четко видно, что угнан грузовое авто. А год назад люди из милицейской машины перекрыли мне дорогу, заломили руки и всунули в рукав наркотики. Без санкции прокурора они вообще не имели права на обыск. В отделении мне выбили зубы, разбили губу, отказали в адвокате и в "скорой" для снятия побоев, с этой же целью держали три месяца в СИЗО. Моего адвоката не допустили в зал заседания, и хотя экспертиза показала, что наркотики я не употребляю, меня приговорили к 2,5 года лишения свободы. А через неделю выпустили, как условно освобожденного. Уже два месяца моя жалоба лежит в ВС, говорят рассматриваем, и бросают трубку. Я выложу все материалы сфальцифицированного дела в "инет". Но для подачи иска в Европейский суд мне не дают копию протокола в Апелляционном суде".

ЧТО ДЕЛАТЬ?

В Украине существует огромное число законодательных и нормативных актов, которые регулируют те или иные правоотношения и которые подчас противоречат один другому. Таким образом они оставляют лазейки для правонарушителей, и в них путаются сами юристы. Потому ни один комментарий правозащитника не обошелся без совета подключать к защите своих прав масс-медиа. Мол, не редко только общественный резонанс и огласка могут столкнуть дело с мертвой точки.

— Если вам всучили некачественный товар, понизили ниже нормы температуру воды в кране, беспричинно отрезали электроэнергию, то:

  • обратитесь к продавцу товаров, который предоставил услуги, с письменным заявлением, а в компанию, "нагревшую" на услугах, еще и заявление, в котором зафиксировано их недополучение и которое подписано другими жильцами дома;
  • если на вашу претензию никто не отреагировал, идите за защитой прав в региональные государственные органы по защите прав потребителей. Там обяжут продавца или компанию заменить товар на качественный или вернуть вам деньги, а в случае невыполнения требований, смогут сделать это в судебном порядке;
  • когда же вас не слышат даже там, то подавайте иск и судитесь.

— При задержании работниками милиции без причин:

  • изобразите испуг и предложите деньги взамен на свободу. При этом деньги, мол, привезут родственники и им надо позвонить. "Родственниками" в идеале должны быть юристы или журналисты. По закону, во время задержания вы имеете право звонить кому угодно и встречаться с адвокатом;
  • подайте жалобу в прокуратуру. Лучше если это сделает адвокат;
  • срок задержания без решения суда не может превышать 72 часа. Но учтите, что вам могут дать буйную подсадную сокамерницу, она спровоцирует вас на драку. Даже если вы будете сохранять спокойствие, вам могут "пришить" побег, плевок в лицо "опера", а лучше подготовить бумаги о том, что вы сломали сокамернице руку, а это уже уголовное дело. И таким образом вас могут продержать в СИЗО минимум месяц, а дальше пиши-пропало. Потому-то правозащитники советуют налегать на испуг и немедленное привлечение журналистов с юристами.

— когда отказывают в присвоении статуса участника боевых действий, войны, инвалида, ликвидатора, пенсионера, а также льгот, связанных с ним:

  • обратитесь с заявлением в госорган, который присваивает статус — медико-социальная экспертную комиссию, управление труда и "собес". Ответить вам обязаны не позднее, чем через 31 день;
  • в случае отказа, подавайте жалобу в вышестоящую над указанными органами организации;
  • еще через месяц, если организации бездействовали, обращайтесь в суд с административным иском.

— покушение, убийство, кража, авария:

  • по возможности запаситесь фото- и видеоматериалами, подтверждающими правоту, свидетелями и, конечно, наймите адвоката. И подайте заявление в орган внутренних дел или прокуратуру по месту вашего жительства или по месту совершения преступления.
  • если через 10 дней там не приняли ни одного из решений: возбудить уголовное дело, отказать в его возбуждении, направить ваше заявление в другой орган внутренних дел или прокуратуры, то идите с заявлением в вышестоящую инстанцию.
  • судитесь.

— над человеком проводят суд или он уже осужден и приговорен к лишению свободы, и над ним издеваются работники СИЗО или исправительной колонии.

  • обзвоните журналистов, потребовал бы встречи, приехал бы с прессой;
  • человек подает жалобу в региональное Управление Государственного департамента по вопросам выполнения наказаний, орган прокуратуры области по надзору за соблюдением законов при выполнении судебных решений в уголовных делах;
  • действеннее будет, когда такую жалобу, независимо от жалобы человека, подадут еще родственники и адвокат.

Примечание: Одна из главных ошибок защищающихся — порядок обращения к правонарушителям. Все заявления, предложения, жалобы надо обязательно направлять в письменном виде, с указанием даты и своей подписью. Органы, в которые вы обращаетесь обязаны предоставить обоснованный ответ на все поставленные в вашем обращении вопросы. Обращение по телефону или даже личное общение с чиновником не является действенной защитой нарушенных прав. Если вы подаете обращение лично, то требуйте его регистрации в канцелярии. Отказ в рассмотрении обращения или отказ в предоставлении помощи является основанием для привлечения "отказников" к гражданской, административной или уголовной ответственности. Орган или должностное лицо, которые приняли неправомерное решение по вашему обращению, обязаны возместить моральный и материальный ущерб. Правда в судебном порядке.

ЭКС-ЗАКЛЮЧЕННЫЙ ХОЧЕТ ЗАЩИЩАТЬ ЛЮДЕЙ

Киевлянина Владимира Чухрая освободили из тюрьмы в марте этого года. Он отсидел аж восемь лет за убийство, которого... не совершал. Уголовное дело закрыли всего месяц назад. И не по причине "непричастности", а лишь "недоказанности". И только по счастливой случайности настоящий убийца объявился сам. Апелляцию, которую Владимир с адвокатом подавали в прокуратуру Дарницкого района столицы, суд отклонил. Но Володя намерен очистить имя в ВС, а если не поможет, то — в международном в Гааге.


Владимир Чухрай. С клеймом "сидел" не может найти хорошую работу. Фото В.Лазебник

Никакой компенсации ему не выплатили. Люди в погонах, которые незаконно посадили его за решетку, и сейчас работают в "органах", даже получают очередные чины. У Владимира сыплются зубы, гепатит В стал хроническим, упало зрение. Ему с трудом удалось найти более-менее оплачиваемую должность — работает без выходных по ночам таксистом. Платят в среднем 2 тыс. грн., минус бензин и 120 грн. за аренду автомобиля. Перед тем он несколько месяцев безрезультатно оббивал пороги учреждений и фирм. За пару дней служба безопасности одной компании, где наконец Владимиру пообещали место, навела справки и отказала. Мечту — выучиться на юриста, чтобы защищать права людей, Володя не теряет надежды таки воплотить: "Мне обещали помочь с поступлением, жду марта, когда смогу экстерном закончить 11-й класс и поступать. Хочу не в Киеве учиться, а где-то в области, все же дешевле".

Восемь лет назад некто убил владелицу киоска. РОВДшники повесили дело на друга Владимира. Тот лишь украл деньги у матери, но в милиции вдруг оказался "убийцей". Друг не только написал личное признание, но и что убивал вместе с Чухраем. На друга Володя зла не держит: "Я же на своей шкуре прочувствовал, как из него выбивали признание. Меня тоже старательно "убеждали": валили и топтали ногами, надевали на голову кулек, туда высыпали пару пепельниц и плотно завязывали. Я чувствовал себя, как в аду. Но мне говорили, что это еще не самое страшное. Один из оперов обещал закопать в лесу".

Напоследок Владимир сказал нам: "Вся жизнь — борьба, но я не собираюсь сдаваться". Если бы в свое время он не боролся, то вряд ли был на свободе. Ведь даже после объявления настоящего убийцы его тогда еще полтора года продержали в тюрьме. Прокуроры считали, что освободить парня сейчас, после того, как он столько отсидел будет... неэтично. Отец Володи сумел пробиться на прием к депутату ВР. Им оказалась женщина, у которой самой четверо сыновей. Она сама ходила с документами от кабинета к кабинету, боясь, что по дороге постановление "потеряется".

ДОКАЗАЛА, ЧТО БЫЛА ВРАЧОМ В ЧЕРНОБЫЛЕ, ЛИШЬ ЧЕРЕЗ 10 ЛЕТ

В 2004 году Европейская комиссия по правам человека постановила, что Украина обязана выплатить Светлане Науменко не позднее трех месяцев 20 000 евро за моральный ущерб, 500 евро за судебные расходы и издержки. По тем временам это была неслыханная сумма, и что немаловажно — Европейский суд до того больше 3 тысяч евро никому не присуждал. Женщину, которая в мае 1986 года работала в зоне отчуждения Чернобыля на "скорой" и стала инвалидом ІІ группы, наше государство десять лет не признавало ликвидатором.


Светлана Науменко. Добивалась статуса "чернобыльца" десять лет. Фото Л.Воронковой

Одесситка судилась, и в 1991-ом ее таки признали ликвидатором, выдали удостоверение, назначили пенсию в более чем 500 рублей (шахтеры и металлурги тогда получали 132 рубля), а также выписали единоразовое пособие в размере 8 тысяч рублей ("Волга" стоила 6 тыс., а кооперативная квартира — 2,5). Но ни пособия, ни пенсии она так ни разу не получила. А еще через год ей даже аннулировали удостоверение. Статус "чернобыльца" Светлане снова дали и снова отобрали в 1995-м. "Я была в шоке, — вспоминает она. — Мы что, игрушки? Я решила — жизнь положу, а докажу, что я человек". Годы тяжб и в конце концов в 1998 году на листочке в клеточку из тетрадки сына Светлана Борисовна написала все, что было на душе, вложила свою "исповедь" в обычный конверт, написала адрес Страсбургского суда, который увидела в какой-то газете, и бросила в почтовый ящик. "Наверное, есть Бог на свете, — улыбается Светлана. — Представляете, письмо дошло!" Кроме денег, назначенных Европейским судом, Светлане дали и квартиру. Правда, не 3-комнатную, как положено, а "двушку" на 11-м этаже (по закону — не выше пятого). Вот и все льготы. А ведь их список для чернобыльца состоит почти из 40 пунктов. И поэтому снова Светлана втянулась в судебные тяжбы — добивается положенных размеров пенсии и матпомощи на лечение. "Придется опять в Страсбург обращаться, — вздыхает Светлана. — Ведь иск мой уже три года в Верховном суде никак не рассмотрят. Да что ж это за государство такое, что против него надо постоянно судиться?!"

УКРАИНА ДОЛЖНА ЕМУ 22 ТЫС. ЕВРО

27-летнему харьковчанину Владимиру Кучеруку удалось выиграть дело против Украины в Европейском суде. За незаконное содержание под стражей молодой человек получит от государства 22 тысячи евро.

Пять лет назад Владимир вместе с компанией влез в чужую квартиру, вынес ковер и телевизор. "Трофеи" парни продали, а на вырученные деньги купили водки. Изрядно выпив, пьяный Владимир избил случайного прохожего, а потом запустил камнем в окно чужой квартиры. В СИЗО Кучерук провел месяц. "Уже тогда у него было заключение психиатров о том, что он с детства болен шизофренией и нуждается в лечении. Через месяц Коминтерновский суд Харькова вынес решение об отмене ареста и необходимости принудительного лечения Владимира", — рассказал "Сегодня" адвокат Аркадий Бущенко, представлявший интересы Кучерука в Страсбурге. Однако в СИЗО Владимир провел еще 10 дней — администрация мотивировала задержку тем, что решение суда не сразу вступает в силу. В общей камере, где содержались несколько десятков человек, у больного случился очередной приступ: на одного из сокамерников он бросился с кулаками. Успокаивали его "тюремными методами" — резиновой дубинкой. Неделю после этого Владимир провел в карцере. Все это время больному не оказывали медпомощь и, как утверждает адвокат, практически не снимали наручники.

"В том, что с человеком, нуждающимся в лечении, настолько чудовищно обращались, виноваты все: и начальник СИЗО, и администрация вообще, и надзиратель. Но больше всех, я думаю, виноват фельдшер учреждения. Поражает, как врач, дававший клятву Гиппократа, мог допустить подобное. Мне кажется, после этого человек должен либо уволиться, либо застрелиться!" — считает Аркадий Бущенко. Когда через 10 дней Владимира привезли в психиатрическую клинику, он долго не мог даже говорить. В больнице Владимир провел год. Его мама Екатерина Яковлевна вспоминать о случившемся категорически отказалась — мол, слишком много пережила, а больше ничего не скажу. Пока сын был в больнице, она оббила пороги всех инстанций, требуя возбуждения уголовного дела в отношении администрации СИЗО за жестокое обращение с ее больным ребенком. После проверки прокуратура оснований для возбуждения уголовного дела не нашла. А через 3,5 года Европейский суд пришел к выводу, что Украина нарушила две статьи Конвенции о защите прав человека: "запрет пыток" и "унижение достоинства человека". Решение вступило в силу 6 декабря этого года, и компенсацию Владимиру обязаны выплатить в течение 3 месяцев.

ИХ УДАЛОСЬ ЗАЩИТИТЬ

Николай Розовайкин, член одесского благотворительного правозащитного фонда "Рутения", член Международной организации по защите прав человека, привел несколько примеров, когда им удалось защитить права человека.

Леонид Ременный:
предъявил иск Одесскому городскому совету, который рассматривался в Малиновском райсуде г.Одессы и административно разрешен в пользу истца. Судья Андрей Дрышлюк 8 ноября 2007 года признал виновным Одесский горсовет и обязал выплатить 1875 грн., то есть минимальный размер морального вреда (минимальная зарплата на день совершения правонарушения в пятикратном размере) из городского бюджета.

Суть спора, предмет иска заключался в следующем. В канун 65-й годовщины обороны Одессы, август 2006 года, 85-летний Леонид Ременный не нашел себя в списке 153-х ветеранов Отечественной войны, участников обороны Одессы в тексте распоряжения городского головы, где их поздравляли с праздником и назначали вознаграждение 300 грн. Это очень оскорбило ветерана, которого знает практически весь город как активного общественного деятеля, автора книги об обороне Одессы. Он обратился в суд и его права ветерана и участника обороны родного города были восстановлены.

Владимир Самошкин:
незаконно уволенный инженер судоремонтного завода в период "дерибана" этого предприятия. С помощью правозащитной организации, участвующей в судебных процессах по искам, поданным Самошкиным, его восстановили в правах, выплатили зарплату за все время вынужденного простоя, судебные расходы и возместили нанесенный моральный вред. В данный момент он продолжает работать в той же должности на том же СРЗ, влившемся в структуру Одесского порта.

Николай Короленко:
В прошлом облсудья в Одессе, сейчас он зам.председателя апелляционного суда г.Киева по уголовным делам, который, по словам Николая Розовайкина, вынужден был перейти в столицу, чтобы избежать давления и издевательств со стороны председателя одесского апелляционного суда. Суть конфликта состояла в том, что судьям областного суда не доплачивали порядка половины зарплаты (в 2003 году это получило большой резонанс). Как утверждает Николай Розовайкин, более 10миллионов грн. бюджетных средств было недоплачено судьям областного суда. Поднявший этот вопрос Николай Короленко с правозащитной организацией чувствовал себя, скажем мягко, неуютно. Результат – его перевод в Киев.

Квартирный вопрос:
В городе N одна семья, в числе многих, решила улучшить свои жилищные условия, и "включилась в новострой". Все, казалось бы, гарантировало успех. Дом возводился, что называется, на глазах. Чтобы побыстрее погасить кредит (проценты все-таки не маленькие), решили ближе к концу строительства продать свою 1-комнатную квартирку, пока пожить на съемной. Когда подошло время получать документы на дом, выяснилось – они не одни хотели жить именно в этой квартире. То есть по-простому, у них имелся двойник. И им стали доказывать, что тот двойник имеет больше прав на это жилье, чем они: какой-то платеж, или документ (думается, с подачи самих продавцов) они оформили раньше, хоть и эта молодая пара все делал в положенные сроки. Так или иначе, но наши герои не получили ни квартиры, ни денег – фирма отказывалась их выплачивать, мотивируя тем, что в "двойнике" их вины нет.

Пройдя все ступени судов – от районного до Страсбургского – ребята выиграли процесс. Единственно сейчас уточняют – квартиру ли они получат, либо им вернут деньги (они, естественно, хотят в соотношении с новыми ценами).

* В связи с тем, что точка в судебном процессе еще не поставлена, правозащитник, сообщивший эту информацию по мобильному телефону, не может назвать ни города, где это происходило, ни истцов, ни ответчиков. Но считает, что люди, оказавшиеся в такой же ситуации, должны знать — бороться нужно и можно.

Александр Рыжиков:
28-летний мужчина чудом остался жив после трагедии в харьковском метро, когда дежурный милиционер открыл стрельбу по пассажирам из табельного пистолета. Старшина застрелил девушку-кассира. Братья Артур и Александр Рыжиковы, пытались защитить несчастную. Одного из них милиционер застрелил, второго – тяжело ранил, после чего застрелился сам. Александр Рыжиков, ставший инвалидом после случившегося, требовал в суде полмиллиона гривен от милиции в качестве компенсации. Удовлетворив иск, суд после апелляции областного управления УМВД пришел к выводу, что управление не должно отвечать за действия своего сотрудника, стрелявшего в мирных граждан, так как милиционер таким образом решал свои личные проблемы, а не служебные. По той же причине суд отказал в иске и вдове Артура Рыжикова. "Получается, что человек в форме может застрелить кого угодно и ему за это ничего не будет – милиция останется ни при чем. Если я в Украине не выиграю дело, дойду до Европейского Суда", – поделился с "Сегодня" Александр Рыжиков.

Игорь Суслов:
Харьковская правозащитная группа судится с Минобороны Украины, обвиняя командование одной из воинских частей в смерти солдата-срочника. Харьковчанин Игорь Суслов умер летом прошлого года – как утверждают правозащитники, из-за халатности и непрофессионализма военных врачей. Парень служил в Болграде Одесской области. "Игоря призывали в армию совершенно здоровым. Там у него начались боли в ноге, он стал буквально таять на глазах. У него три месяца заживо гнила нога, были дикие боли, но ему никто не верил, не хотели даже отправить в госпиталь, и нам никто ничего не сообщал…" – рассказала "Сегодня" мама Игоря Татьяна Николаевна.

После года лечения в Одессе и Киеве Игорь вернулся домой уже инвалидом и вскоре умер. Иск правозащитников до сих пор рассматривает Коминтерновский суд Харькова. Заседания переносятся одно за другим – командование части не является на слушания, да и саму воинскую часть уже расформировали. "К сожалению, подобные случаи у нас остаются безнаказанными. Но если дело дойдет до Европейского Суда, я думаю, у нас есть все шансы его выиграть", – прокомментировала "Сегодня" специалист Харьковской правозащитной группы Инна Сухорукова.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Воронкова Людмила , Ионычева Наталия, Гончарова Наталья, Шелест Леся, Токарева Мария
Вы сейчас просматриваете новость "Европейский суд: Как доказать свою невиновность". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: