укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Последние новости Украины
28 Июля 2011, 09:33  Версия для печати  Отправить другу
×
Из Испании наших выгнал кризис, из Израиля — террор, а из Турции — женихи http://www.segodnya.ua/img/article/2588/71_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2588/71_tn.jpg Украина Почему украинцы бегут с чужбины обратно на родину.
Татьяна. Не захотела быть домохозяйкой в Германии. Из семейного архива Т. Омельченко
Татьяна. Не захотела быть домохозяйкой в Германии. Из семейного архива Т. Омельченко

Из Испании наших выгнал кризис, из Израиля — террор, а из Турции — женихи

Почему украинцы бегут с чужбины обратно на родину.

Сегодня многие спят и видят, как бы уехать из Украины куда-нибудь на ПМЖ. Но заграничная жизнь не каждому приходится по вкусу и по зубам. Подтверждение тому — истории украинцев, которые вернулись на родину. Почему им не удалось пустить корни в чужой земле?

Во-первых, из-за менталитета. Большинство наших героев, говоря о причинах своего возвращения на родину, называли свою нелюбовь к особенностям национального характера. Из-за чего им было тяжело влиться в местную жизнь или просто перехотелось в нее вливаться.

Вторая по частоте упоминания причина — это кризис. В 2008 году он выбросил за борт заграничной жизни двух наших героев: упали заработки, а жить с затянутым поясом все-таки легче на родине.

Третий фактор — это амбиции. Бросая в Украине престижную работу, народ уезжал в поисках еще лучшей жизни за рубежом. Но, как оказалось, чтобы дорасти хотя бы до того уровня материального благосостояния, который был в Украине, за границей нужно было попахать, причем на самых нижних ступеньках карьерной лестницы. Ну а кто-то просто захотел открыть свое дело, что своему гораздо проще сделать, чем иностранцу.

Также украинцы возвращаются из соображений безопасности, убегая от терактов. Особенно много таких возвращенцев из Израиля, где в начале 2000-х прокатилась волна террора. Ну и, конечно, ностальгия. Без нее в эмиграции — никуда, но кому-то ее удается пережить, а кого-то она гонит назад, на родину.

"ЛЮДИ ИЗ СССР — ТРЕТИЙ СОРТ"

Литературного редактора Татьяну Омельченко в Германию привела любовь… к классическим немецким писателям. "Мне хотелось узнать о той стране, где были созданы любимые мной литературные шедевры, — рассказывает Татьяна. — Поэтому после окончания вуза в 2007-м я уехала в эту страну по программе Au pair plus". Она рассчитана на год, а ее участники все это время живут в одной из немецких семей, ухаживая за детьми и выполняя несложную работу по дому. А отличие этой программы от обычной Au pair в том, что ее организаторы должны были помочь девушке поступить в немецкий вуз. "В семье, куда я попала, была мама и двое детей, — вспоминает Татьяна. — За свой труд (уход за детьми и работу по дому) я получала очень немного — 125 евро в месяц, а свободного времени почти не оставалось — только воскресенье. Свой небольшой заработок я тратила на экскурсии в другие города Германии". Пожив так в Германии с полгода, девушка передумала поступать в университет и оставаться там на постоянное место жительства.

ХОЛОДНЫЕ НЕМЦЫ. Почему? "С одной стороны, Германия — красивая и комфортная для жизни страна. Но с другой, — для немцев эмигранты из бывшего СССР — люди третьего сорта, — рассказывает девушка. — Приведу пример. Однажды я с ребенком делала домашнее задание по математике. Он допустил в нем множество ошибок, и я попросила его исправить их. Он сказал мне, что я — не права. А на мой вопрос "почему?" услышала в ответ: "Потом что ты — украинка, а я — немец!".

ЖИЗНЬ ЭМИГРАНТА. Как говорит Татьяна, найти хорошую работу эмигранту в Германии очень сложно. А большинство тех девушек, которые остались там учиться после окончания программы, вынуждены содержать себя, работая домохозяйками или выполняя другую физическую работу. "Я так жить не захотела, — говорит Татьяна. — В итоге вернулась в Украину раньше срока".  

"ХОЧУ ОБРАТНО"

Денис Ковальчук эмигрировал в Германию в 1990-м году, когда ему было 11 лет. "Помню свои детские впечатления после приезда: меня поразило изобилие товаров на полках в магазинах, — вспоминает Денис. — Но в первые годы мне было сложно. Одевался я очень скромно, по сравнению с немцами, да и говорил на "ломанном" немецком, что часто становилось поводом для различных шуточек. Поэтому в основном я общался с иностранцами — турками, албанцами и другими. А немцы... У меня есть пару друзей из их круга, но я до сих пор не могу понять всех особенностей их менталитета. Например, у немецких супругов может не быть общей семейной "кассы": у каждого свой бюджет".

ВОЗВРАЩЕНИЕ. Вернулся Денис в Украину 6 лет назад, чтобы открыть свой бизнес. "Здесь это можно было сделать с меньшими деньгами, чем в Германии. Да и приезжая сюда иногда к своей старшей сестре, я видел, что Украина развивается. Поэтому решил инвестировать средства сюда", — говорит он. Но, по словам мужчины, по итогу это решение его разочаровало.

СЛОЖНОСТИ АДАПТАЦИИ. "После возвращения я не мог адаптироваться года два. Да и заниматься бизнесом здесь очень сложно: не получается спланировать все наперед, потому что в любой день законодательство может кардинально поменяться, — продолжает Денис. — А некоторые вещи меня поражают до сих пор: в магазинах или госучреждениях могут ни за что нахамить, здесь много берут взяток, а медицина оставляет желать лучшего. Я был в шоке, когда доктор дал мне список медикаментов, которые нужно было купить для операции сестры, ведь это все должно быть в больнице. "Если бы не моя украинская супруга, (она не хочет уезжать) и деловые партнеры, которых я не могу оставить, то вернулся бы обратно".

"УЕХАЛ ИЗ-ЗА КРИЗИСА И ПРЕСТУПНИКОВ"


Ностальгия. Артем скучал по гречке и украинцам. Из архива А. Литвиненко

Киевлянин Артем Литвиненко уехал жить в Буэнос-Айрес (Аргентина) в 2004 году. Туда его пригласил старший брат, который эмигрировал на несколько лет раньше и открыл там свое дело — сеть магазинов техники. Артем возглавил один из них. "Бизнес развивался хорошо. В месяц у меня было $2000. Их хватало на комфортную жизнь с головой. Но если материально все было хорошо, то морально было тяжеловато, — рассказывает Артем. — Поначалу очень скучал по друзьям в Украине. Чтобы компенсировать недостаток общения с украинцами, я почти каждые входные уезжал на посиделки закрытого клуба украинской диаспоры "Веселка".

Но в 2008 году Артем вернулся в Украину не из-за этого. "Грянул кризис, и бизнес стал убыточным, — говорит он. — Но были и другие минусы в аргентинской жизни, которые заставили меня вернуться домой. Прежде всего это криминогенная обстановка. В Буэнос-Айресе есть "черные районы", в которых живут эмигранты из Парагвая, Перу и Боливии. Их не любят местные, и найти хоть какую-то работу им почти невозможно. Поэтому они вынуждены зарабатывать себе на жизнь в том числе криминалом".

О своем возвращении на родину Артем не жалеет. "Назад мне не хочется, — говорит он. — Хотя какого-то осадка от этих 4-х лет на душе не осталось. Украинцев здесь причисляют к европейцам, а не к "русской мафии", как в других странах. К тому же эта страна напоминает мне США: каждый может найти здесь свою нишу. Я знаю многих украинских эмигрантов, которые открыли здесь либо небольшие швейные мастерские, либо просто магазинчики".  

"В УКРАИНЕ — БЕЗОПАСНЕЙ"

Украинка Валентина К. уехала в Израиль за своим мужем в 2004 году. "Мы прожили там 4 года, но потом вернулись: оставить своих родителей, у которых я была единственной дочкой, я не могла, — рассказывает женщина. — К тому же эмиграция в моем возрасте (мне было тогда 44 года) — это психологически очень сложно".

Но более типичная ситуация для возвращенцев из Израиля — они приезжают к нам вести бизнес (конкуренция меньше, чем в Израиле, а прежние связи, в том числе и этнически-родственные, помогают) или на позиции топ-менеджеров. "Меня позвали в Украину руководить крупной компанией, которой требовалось обновление, — рассказывает Виталий Т. — Я сразу согласился — здесь перспективы для меня, как для русскоязычного, открывались куда больше, чем в Израиле. Кроме того, в 2002—2003 годах, когда я переезжал в Украину, все думали, что это дико перспективная страна. Наконец, немаловажный момент — это безопасность. В те годы по Израилю прокатилась волна террора, были жесткие меры безопасности. И когда я приехал в Киев и просто прошелся по Крещатику, где свободно, никого не боясь, гуляли расслабленные люди, я понял — мне сюда надо".

"ПОМАНИЛ БИЗНЕС"

Киевлянка Леся Захарчук прожила в Испании 6 лет. Приехала туда в 2002 году. "Там меня ждал муж, который уже несколько месяцев работал на одном из мясокомбинатов, поэтому каких-то бытовых сложностей у меня не было, — вспоминает Леся. — Но морально было тяжеловато. Я только что закончила педуниверситет, диплом на руках, а приходилось убирать в домах испанцев. Но, получая в конце месяца зарплату, я чувствовала себя человеком. Ведь за 2 часа уборки мне платили месячную зарплату учителя в Украине. Плюс бальзамом на душу были уроки русского языка, которые я давала в одной частной школе".

Через пару лет, когда Леся выучила испанский, она с мужем стала работать на мясокомбинате. "Присваивала категории свиным тушам. Каждый день выстаивала по 15 часов. Но терпела, потому что эта работа мне давала возможность официально закрепиться в стране, — рассказывает девушка. — Выдержали 2 года такой жизни и уволились. И буквально через неделю нам предложили офисную работу в испанской компании, которая занималась экспортом мяса. Потом здесь же мужу поступило еще одно заманчивое предложение: возглавить филиал этой компании в Украине. Правда, дело это так и не удалось открыть: ниша мясного бизнеса в Украине была плотно занята, но муж понял, что хочет заняться своим делом. А легче его было открыть в Украине. Поэтому в 2008 году мы сорвались с насиженного места и вернулись в Киев. Муж сейчас занимается производством колбасок, я тоже не сижу на месте: преподаю испанский, который за 6 лет жизни в Испании для меня стал, как родной".

С Испанией семья концы не обрубила. У Леси и ее мужа есть вид на жительство, право на работу. "Думаю, со временем вернемся на свою вторую родину, — говорит девушка. — Здесь очень плохая экология. Да и условия жизни несравнимо хуже: грязные парадные, обшарпанный общественный транспорт — можно долго перечислять. Мне иногда просто не хочется выходить из своей квартиры. Раньше я этого не замечала, потому что не с чем было сравнивать. А теперь все бросается в глаза. Единственное, что нас, конечно, очень сильно держит, — это семья. Мои родители никогда не захотят уехать на ПМЖ из Украины".

"ВИНОВАТ КРИЗИС"


Эмигрант. Евгению удалось стать "своим". Из архива Е. Карачуна

Администратор нескольких талант-шоу на одном из украинских телеканалов Евгений Карачун уехал из Украины в Испанию в 1998-м году из-за экономического кризиса. "Я как раз к этому времени выучился на инженера-строителя, и мне "светили" 800 грн. в месяц в каком-то проектном институте. Меня такая перспектива не устраивала, поэтому решил махнуть на заработки за границу, — рассказывает Евгений. — Тогда в Испании жили мои знакомые, поэтому я уехал к ним по туристической визе и просто остался там. Тогда каждый год происходила легализация эмигрантов. Для того чтобы получить вид на жительство, нужно было подать в Минтруда подтверждение о том, что ты живешь в Испании не меньше чем 4 месяца, что я и сделал".

Пока же вида на жительство не было, Евгению приходилось тяжело. Он зарабатывал себе на хлеб на полевых работах и на строительстве. Параллельно учил язык. На разных подработках Евгений познакомился с инженерами-киношниками. Поначалу помогал устанавливать декорации для съемок, а потом уже стал заниматься организационной работой в кино (к примеру, набирал массовку). И на такой работе неплохо зарабатывал — 2000 евро. Пока не грянул кризис. "Сразу стало меньше телевизионных проектов, и заработки упали до 800 евро. Поэтому я в 2008 году вернулся в Украину, — рассказывает Евгений. — А если бы не кризис, то забрал бы свою украинскую семью туда: мне в Испании было так комфортно, что для меня она стала второй родиной".  

"НЕ ХОТЕЛА ЗАМУЖ ЗА ТУРКА"

Три года назад харьковчанка Юлия Конончук вернулась из Cтамбула, где прожила 7 лет. Туда девушка уехала после 1-го курса по стипендиальной программе для студентов-филологов. Там окончила Университет Мармара и решила остаться жить. "Я хорошо знала несколько иностранных языков, у меня было высшее образование (его наличие очень ценится в турецком обществе), поэтому найти работу было несложно. В разное время работала помощником руководителей турецких компаний. Доходы позволяли снимать мне квартиру с подругой и жить, не думая о постоянной экономии", — рассказывает девушка.

Местные жители относились к иностранке с уважением, однако годы проходили и, по словам Юлии, пришлось решать, оставаться ли дальше в этой стране. "С одной стороны, здесь можно было профессионально реализоваться, — рассказывает Юлия. — Но с другой, — я ясно чувствовала, что эти люди не близки мне по духу". Более того, живя в Стамбуле, девушка познакомилась с семьей украинских эмигрантов и часто бывала у них в гостях. "Общение с ними еще больше усилило мою тоску по Украине, — говорит Юля. — К тому же я хотела создать свою семью, но не с турком. Ведь я понимала, что ребенка придется воспитывать в другой религии и по другим принципам, которые не во всем мне нравились. К примеру, в большинстве семей не принято всесторонне развивать своих детей, отдавая их на кружки".

Каждый раз приезжая в Украину к своим родным и близким, девушка осознавала, что сильно отдаляется от них, а чаще приезжать она не могла. Поэтому она все же решила вернуться домой.

"МАЛО ПЕРСПЕКТИВ"


В Канаде. Эвелине не понравился менталитет. Из архива Э. Пейзак

В 2004 году киевлянка Эвелина Пейзак уехала в Канаду и прожила там около 2-х лет. "Идея эмигрировать появилась еще в студенческие годы. Тогда мне казалось, в Украине нет никаких перспектив, — рассказывает Эвелина. — Одна женщина посоветовала поехать в Канаду (у нее туда уехала сестра). Поэтому мы с моим уже бывшим супругом подали документы в посольство, а разрешение на выезд на ПМЖ получили только через 4 года". За период ожидания они с мужем достигли немалых карьерных высот: женщина на тот момент работала ассистентом руководителя крупной украинской компании в сфере телекоммуникаций, а ее спутник возглавлял отдел по продажам. И в Канаде молодая семья мечтала достичь еще большего уровня благополучия.

ЖИЗНЬ В КАНАДЕ. Однако не все сложилось гладко. "Чтобы зарабатывать на жизнь, моему мужу приходилось вкалывать с утра до ночи в пиццерии. Где-то через год он "продвинулся" и стал устанавливать кухонную мебель, — рассказывает женщина. — Я тоже перепробовала несколько работ: снялась в рекламных роликах, была менеджером по продажам, работала продавцом в магазине и каждый раз надеялась, что удастся построить карьеру с нуля. Но, увы, не получилось. К примеру, в том же магазине: несмотря на то, что я делала успехи, мне намекнули, что повышение мне "не грозит".

На двоих Эвелина с супругом зарабатывали чуть больше 3000 канадских долларов. Этой суммы не хватало, чтобы снять хорошее жилье. "Поэтому нам пришлось жить в старом районе в неуютной квартире с фанерными стенами, — говорит Эвелина. — Мы платили за нее 650 канадских долларов. А квартира получше стоила в 2 раза больше". По словам вернувшейся эмигрантки, они с мужем не привыкли так жить. "Находясь в Канаде мы поняли: чтобы достичь там того, что мы уже имели здесь, в Украине, нужно было потерять еще лет 10, — подытоживает Эвелина. — Я не хотела терять столько времени. К тому же, как раз тогда мое бывшее руководство сделало мне хорошее предложение. Я приняла его и мы вернулись в Украину". 


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Токарчук Елена, Колб Людмила
Вы сейчас просматриваете новость "Из Испании наших выгнал кризис, из Израиля — террор, а из Турции — женихи". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: