Киевские художники создали для Херсонеса единственный в мире эмалевый иконостас

23 Мая 2008, 17:15

Супруги Колечко из Киева возродили забытую технику эмалевой росписи и сделали для Херсонеса уникальный иконостас в технике финифти.

Заснеженный город. Сергей использовал доску с Андреевского спуска. Фото Г. Салая
Богоматерь. Эту икону целовали прохожане сразу после монтажа. Фото Г. Салая
Шепот травы. Каждый пусть найдет свою ассоциацию. Фото Г. Салая
Эти две картины должны были стать "близнецами". Но одна из них пробыла в печи на несколько секунд меньше при температуре на 10 градусов ниже. И вот результат - разная яркость красок. Фото Г. Салая
Образы для своих картин Татьяна и Сергей находят в повседневности. Фото Г. Салая
Да Винчи. Один из Татьяниной серии портретов великих людей. Фото Г. Салая
Татьяна и Сергей создают картины, которые хочется погладить. Фото Г. Салая
Иконостас Колечко. Его вырезал из дерева ярославский мастер
Храм в херсонесе, где находится уникальный иконостас, созданный супругами Колечко
Идеи для серии "Молодое вино" Сергею подсказали... лошади. Фото Г. Салая
Татьяна уехала из Киева в Одессу - и нашла там свою судьбу и дело всей жизни. Фото Г. Салая
Звездочет. Идею Татьяне подала девушка в метро с газеткой в руке. Фото Г. Салая
Автор Татьяна Колечко. "Сотворение рыб" - одна из серии "сотворений". Фото Г. Салая

Когда иконостас еще только монтировали, то несколько прихожан, войдя в храм Владимира стали креститься на Богородицу и целовать ножки младенца. Татьяна и Сергей были шокированы — в хорошем смысле. Ведь иконы еще не успели даже освятить. Может, в сравнении с писаными иконами выпуклые, гладкие, с солнечными бликами фигурки показались молящимся более одушевленными и "близкими"?

"Мы к такому не привыкли", — поделился своими впечатлениями от нового иконостаса батюшка. Знает ли он, что именно в эмали (финифти) выполнялись первые православные иконы? Сама техника пришла из Древнего Египта. Там составом стекла и окислов металлов, которые придают цвет, покрывались золотые маски фараонов. Затем из Византии через Грузию рецепты изготовления перекочевали в Киевскую Русь. Наши предки научились писать эмалью лики так искусно, что западные правители частенько приглашали их к себе для проведения, как бы сейчас сказали, "мастер-классов". Упадок пришелся на время татаро-монгольского ига. А все иконы, которыми сегодня хвастают музеи мира, созданы в 15-16 веках представителями Лиможской школы (Франция). Но они — лишь фрагменты иконостасов. И вот благодаря чете Колечко в 2003 году был создан "полноформатный" вариант. Нечто подобное есть в Италии, но там иконы размером всего 38 см в высоту, а в херсонесском храме — 110 см.

ТВОРЧЕСТВО ВСЛЕПУЮ. У эмальеров нет традиционной палитры. Все 10 красок — белые порошки, хранящиеся в баночках. О цвете — красном, синем, зеленом — говорит только номер. Не ошибся ли художник в выборе, выясняется только после обжига. "Всю палитру нужно держать в памяти, — говорит Сергей. — Цвет в печи проявляется, как фотография в реактиве и зависит от многих моментов: толщины слоя краски, температуры, времени выдержки, а еще количества обжигов. Потому технология финифти не любит, когда ей "изменяют" с другой: без постоянной тренировки наработанные навыки быстро уходят".

Интуиция мастера и его опыт — это и есть таинство эмальерства. Есть премудрости и в подготовительной работе. Художник берет медную пластину (эмаль лучше всего связывается с медью, золотом, серебром и платиной) и обыкновенным жирным карандашом из канцелярского магазина (а когда-то это были перевитые проволочки — скань) наносит рисунок. Затем между карандашными линиями распределяется разведенная водой краска-порошок. В печи жирные линии от карандаша выгорают. Приходится потрудиться и чтобы работа выглядела объемной: на лицевую сторону предварительно наносится несколько слоев белой эмали — подкладка, а на обратную сторону слой контрэмали. Температура выгибает медную пластину в сторону более толстой эмали и создает иллюзию чеканки.

ПОД ЗАЩИТОЙ АНГЕЛОВ. С эмалями Сергей и Татьяна Колечко, пишущие маслом, начали экспериментировать 15 лет назад — с подачи другого киевского эмальера Александра Бородая, который однажды привез из Венгрии специальные краски. Творят всегда отдельно — у каждого свой замысел, а значит, и собственная его реализация. Иконостас стал их единственной совместной работой. Оба удивляются, как все им тогда удавалось. Будто от ошибок хранили ангелы. Заготовки разделили на несколько частей, потому что метровые пластины в печь не поместились бы. Но это создало дополнительные сложности: при каждом обжиге пластина расширяется, и это грозило нестыковкой при сборке. Должны были также совпадать объем эмали и цвета. Потому технология в отношении каждого фрагмента повторялась неукоснительно. Все детали отправлялись в печь ровно по 9 раз. Раньше 12 ночи не ложились, и выполнили работу в рекордные сроки: 11 икон за три месяца. "Сложно. Если бы предложили такую работу опять, не согласились бы", — делится Сергей. "А я за ними скучаю", — признается Татьяна.

НЕ ДЛЯ ПРОДАЖИ. "Во время работы никогда не думаем о деньгах. Делаем все, как для себя. Иначе ничего не получится", — объясняет художница. Вот несла женщина цветок — и у Татьяны родилась идея Атлантиды с водой цвета ультрамарин. В троллейбусе девушка держала свернутую в трубочку газету — появился звездочет с телескопом. У Сергея часто рождаются городские пейзажи. Знакомые киевские черты угадываются даже в его абстракциях. Сейчас он завершает серию работ "Молодое вино". Сергей долго искал выражение этой своей идеи. Рисовал грозди винограда, резные листья. А нашел... в силуэтах лошадей. Норовистых, необузданных. Лошадей или вино увидит в эмальках зритель — его право.

"Стараемся не делать работ с сюжетами "в лоб". Каждый должен в них найти собственную ассоциацию. Вот был в гостях католический священник из Европы. Так он во всех наших работах обнаружил библейские мотивы", — смеются Колечко. Они вместе 26 лет. Но если бы не Татьянина интуиция, могли бы не встретиться вообще. Киевлянин Сергей учился в Одессе. А Таня приехала из Таганрога поступать в Киев. Сдала документы. А перед первым экзаменом ей приснился мистический сон. Наутро забрала в приемной комиссии документы и уехала в Одессу. Там и встретила свою судьбу — друга и во всем единомышленника. Вот например, оба любят цветы: Татьяна их выращивает, а Сергей с удовольствием копирует в эмали.

Вы сейчас просматриваете новость "Киевские художники создали для Херсонеса единственный в мире эмалевый иконостас". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Сухорукова Елена

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования