укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Последние новости Украины
21 Апреля 2008, 07:30  Версия для печати  Отправить другу
×
Лазаренко уже не заказывал "отца" гривни http://www.segodnya.ua/img/article/1050/96_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1050/96_tn.jpg Украина 10 лет убийству Вадима Гетьмана: фамилию экс-премьера из числа заказчиков в приговоре исключили. Все версии громкого расстрела — в расследовании "Сегодня".
Павел Лазаренко уже не числится заказчиком убийства Гетьмана
Павел Лазаренко уже не числится заказчиком убийства Гетьмана

Лазаренко уже не заказывал "отца" гривни

10 лет убийству Вадима Гетьмана: фамилию экс-премьера из числа заказчиков в приговоре исключили. Все версии громкого расстрела — в расследовании "Сегодня".

Завтра — ровно 10 лет, как в подъезде своего дома по улице Суворова в Киеве был расстрелян самый известный и влиятельный банкир Украины Вадим Петрович Гетьман. К этому моменту он возглавлял созданную им же Украинскую межбанковскую валютную биржу, а ранее руководил Национальным банком Украины, другими финучреждениями. Его называли и называют "крестным отцом" (в профессиональном плане) экс-банкира, а ныне — президента Украины Виктора Ющенко, одним из "родителей" нашей гривны, честным и неподкупным...

На момент своей гибели Гетьман формально еще был народным депутатом Украины, хотя очередные выборы в парламент весной 1998-го проиграл. Но с проигрышем не смирился, начал по этому поводу судебную тяжбу. Возникла версия: расстреляли, чтобы не вскрыл злоупотребления на выборах. Выдвигались и другие, пока в 2001-м году не просочилась информация из ГПУ: поймали убийц, бандитов из Донецко-Луганского региона, в жизни не "пересекавшиеся" с Гетьманом. Но вот заказчик...

Сначала об это говорили шепотом, но потом, когда в 2002-м дело дошло до суда, а в 2003-м — до приговора, заговорили вслух: дескать, помешал банкир экс-премьеру Павлу Лазаренко в каких-то делах, он якобы и его "заказал". Суд при этом основывался на некоторых показаниях (правда, людей, будто бы лично контактировавших с Лазаренко и его помощником Кириченко, уже не было в живых), а также на документах о денежных переводах, сделанных с фирмы, руководимой Кириченко.

Убийство взял на себя Сергей Кулев, но после приговора внезапно от всего отказался и заявил, что его заставили оговорить себя. В Генпрокуратуре считают, что это "происки" адвоката, работающего на Лазаренко. Это интересная тема сама по себе и послужит основой для отдельной публикации в одном из ближайших номеров. А пока мы расскажем, как убивали Вадима Гетьмана и как следствие вышло на убийц, какие есть еще версии и кому он мог помешать...


Убийцы. Сергей Кулев (стоит) и Вадим Болотских

Рассказывает Галина Каныгина — председательствовавшая в процессе 2002—2003 гг. в Луганском апелляционном суде, в ходе которого судили участников донецко-луганской банды, обвинявшихся в убийствах народных депутатов Евгения Щербаня, Вадима Гетьмана и ряде других жестоких преступлений (ныне Галина Владимировна — судья Верховного Суда Украины).

О БАНДЕ. Приговором суда признано, что для убийства народного депутата Украины Вадима Гетьмана в начале марта 1998 года руководителями преступных группировок, действовавших на территории Донецкой и Луганской областей, а также одним из жителей Донецка, была организована новая банда. Фамилии этих организаторов в приговоре не указаны, так как в отношении их было отказано в возбуждении уголовного дела в связи с их смертью на момент раскрытия преступления. Но согласно постановлений следователя, этими лицами были: Евгений Кушнир, Валерий Пушняков и Леонид Фещук. Они вовлекли в состав банды Сергея Кулева, Эдуарда Косыгина и Сергея Володченко.

О ЗАКАЗЧИКЕ. В фабуле обвинения, признанного судом доказанным, заказчик убийства назван лицом, материалы в отношении которого находятся в отдельном производстве. Этим лицом убийство было заказано в январе 1998 года и профинансировано. В частности, по этому вопросу судом была допрошена свидетель Снитко (вдова ныне покойного днепропетровского "авторитета" Мильченко по прозвищу "Матрос", которого, по некоторым данным, хорошо знал днепропетровец же Павел Лазаренко. — Авт.). Она поясняла, что после смерти мужа, в конце 1997 года, зимой, ей позвонил Петр Кириченко (в те времена — правая рука Павла Лазаренко. — Авт.) и попросил телефон Кушнира. Ей известно, что они созвонились. Причины интереса со стороны Кириченко ей не известны. Это было до открытия банковского счета на её имя в Антигуа. Деньги на этот счет ей перечислял Кириченко.

О ЛИЧНОСТИ КУЛЕВА. В ходе процесса прокурор задал Кулеву вопрос: мол, убийство Доброславского можно объяснить криминальными разборками за сферы влияния. Но почему он совершил убийство добропорядочного банкира? На что Кулев ответил, что после убийства Доброславского ему уже было все равно. Дело в том, что вместе с Доброславским погибли еще несколько человек. Возможно, Кулев тогда переступил некую моральную грань, за которой действительно скрывалось уже безразличие... Хотя у всего состава суда сложилось впечатление, что Кулев, рассказывая об убийстве Гетьмана, не только говорил искренне, но даже и раскаивался, пытался снять груз с души.

О ГОНОРАРЕ УБИЙЦАМ. Что касается денег, обещанных за убийство, то предполагалось, что они должны были пойти на развитие легального бизнеса. Валерий Пушняков, к примеру, уже подыскивал помещение для цеха по разливу минеральной воды. Кроме того, согласно показаниям Кулева и ряда свидетелей, которым была обеспечена безопасность, заказчик убийства обещал содействие в их экономической деятельности. И сам Кулев показывал, что он за совершенное убийство рассчитывал на будущие дивиденды от легального бизнеса, а не разовый гонорар.

ОБ ОТКАЗЕ КУЛЕВА ОТ ПОКАЗАНИЙ. Во-первых, в период досудебного и судебного следствия он не отказывался от своих показаний. Наоборот, говорил, что каждый должен получить "по заслугам" за совершенные преступления. То, что сейчас называют отказом от показаний (после вступления в силу приговора), носит непроцессуальный характер.

Я вообще могу не обращать внимания на то, что происходит после принятия судом решения, после вступления приговора в законную силу, после того, как Верховный Суд в порядке кассации рассмотрел наше решение и оставил приговор в силе. А обращения от имени Кулева написаны не его языком. Более того, они написаны лицом, которое не знает обстоятельств дела и искажает даже показания Кулева.

О МОТИВАХ УБИЙСТВА. На досудебном следствии и в суде были допрошены соратники и друзья Гетьмана. И они показали, что погибший при жизни являлся высококлассным финансовым специалистом, который был в состоянии отслеживать и расшифровывать движение банковских счетов и крупных сумм. Который понимал, откуда и куда идут деньги, какие из них получены законным, а какие — нелегальным путем. Но это все предположения. Истинная причина может быть установлена лишь при рассмотрении дела в отношении заказчика убийства.


Подъезд. Здесь убили Гетьмана, а теперь висит мемориальная доска

УБИЙЦА БЫЛ В ПАРИКЕ, А ЕГО НАПАРНИК — В ЖЕНСКОМ ПЛАТЬЕ. В материалах Луганского апелляционного суда подробно расписаны действия убийц Гетьмана. "Сегодня" удалось с этими документами познакомиться.

Итак, в апреле 1998 года был разработан план убийства с использованием "Браунинга" и ТТ с глушителями. Роль одного из непосредственных исполнителей была отведена Кулеву с его согласия. И 22 апреля около полудня Валерий Пушняков на ВАЗ-2109 с похищенными номерами привез Кулева, а также Ильченко, который ранее следил за домом Гетьмана в женском платье, на автостоянку возле дома № 13 по улице Шота Руставели, где жил банкир. Их также сопровождали Володченко и Косыгин на автомобиле ВАЗ-2107.

Ильченко, в гриме и женском платье (брючный костюм серо-коричневого цвета), в парике из светло-русых волос до плеч, вооруженный "Браунингом" с глушителем (лежал в сумке), вышел из машины и занял позицию неподалеку от подъезда Гетьмана. Его задачей было следить, чтобы внезапно не появились вблизи работники милиции, наблюдать за подходами к дому, а также непосредственно застрелить банкира, если тот окажет активное сопротивление Кулеву. Последний и Пушняков оставались в "девятке", ожидая сообщения от других членов банды, которые следили за местом работы Гетьмана, о том, что банкир выехал домой. Косыгин и Володченко в "семерке" ждали Пушнякова, Кулева и Ильченко во дворе дома №5 по улице Царика, чтобы увезти их после совершения преступления.

Примерно в 19.30 Пушнякову на "мобилку" сообщили: Гетьман выехал домой. Кулев в парике, под которым скрывались наушники рации, вошел в подъезд №4, поднялся на ступени, ведущие на второй этаж, и стал ожидать банкира. Ильченко от подъезда отошел подальше...

УБИЙСТВО. Увидев, что Гетьман вошел в подъезд и направился к лифту, убийца сошел со ступенек и стал у него за спиной. Как только банкир вошел в лифт, Кулев тоже наступил туда одной ногой и открыл стрельбу из ТТ с глушителем. Он произвел шесть выстрелов (а всего было 7 патронов), последний из которых был контрольным в голову. Гетьман погиб на месте, в лифте (обнаружили его потом на третьем этаже). Примерно через полчаса в квартиру родителей поднималась дочь Гетьмана. Она почувствовала в подъезде странный запах, но решила, что это запах сварки...

Кулев, застрелив жертву, засунул пистолет за пояс и прошел на автостоянку, где в "девятке" ожидал Пушняков. Чуть позже в машину сел Ильченко, и они поехали на улицу Царика. Там Ильченко и Кулев пересели в "семерку" к Косыгину и Володченко. Сложили в сумку оружие и парик Кулева. Впоследствии Кулев вывез "Браунинг" в Польшу и спрятал там. А ТТ и одежду Ильченко и Кулева Пушняков передал еще одному "авторитету", чтобы тот их подбросил кому-то и следствие пошло бы ложным путем.

Косыгин и Володченко своей вины в указанном преступлении так и не признали, но суд посчитал ее доказанной. По приговору Луганского апелляционного суда от 16-17 апреля 2003 года оба получили по 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Пушняков вскоре после убийства Гетьмана погиб сам, Ильченко исчез (есть подозрения, что и он убит). Кулев же приговорен к пожизненному заключению.


Место убийства. Работают криминалисты

"СЛЕДСТВИЕ НАШЛО СЛАБОЕ ЗВЕНО..."

"Сегодня" из достоверных источников удалось узнать, каким образом следственная группа Генпрокуратуры во главе с Николаем Дробиняком, расследуя уголовное дело № 50-1916 по факту убийству Вадима Гетьмана, вышла на исполнителей и организаторов этого преступления.

Произошло это в начале 2001 года, когда следователи плотно работали с уже изобличенным в соучастии в убийстве нардепа Евгения Щербаня (ноябрь 1996 года) московским киллером Вадимом Болотских. Зародилось подозрение: а не причастен ли Болотских и к расстрелу Гетьмана? Впрочем, вскоре выяснилось, что эта версия ошибочна, но зато стало известно, что ранее, в 1997 году, Болотский побывал в Киеве и от Кушнира, его "коллег" Рябина и Алиева ("Маги") узнал, что те запланировали убийство некоего известного банкира, даже показали Вадиму дом, где тот жил. Используя эту информацию, следователи предположили, что Гетьмана могли убить члены банды Кушнира.

Следствие нашло еще одного свидетеля, назовем его М., который после определенной работы с ним показал, что в феврале 1998-го в Братиславе встретился с Кушниром, который предложил за деньги помочь с подбором исполнителей убийства Гетьмана, заявив, что заказ сделан от имени одного высокопоставленного и очень влиятельного лица (оно было названо). М. передал предложение Валерию Пушнякову, который за 50 000 долларов взялся организовать убийство банкира. Свидетель М. сам отказался в этом участвовать, но позже от того же Пушнякова узнал, что тот принял участие в убийстве.

Что-либо узнать у Кушнира уже было невозможно, ибо того кто-то ранил 25 марта 1998 года близ Донецка, а 2 мая он скончался в СИЗО. Убит был в том же году и Валерий Пушняков. Следователи стали отрабатывать его связи и вышли на Сергея Кулева, дружившего с Пушняковым и возглавившего "осиротевшую" банду после гибели последнего. Поначалу Кулев отрицал свою причастность к убийству Гетьмана, но следствие ему не поверило. И решило сначала доказать участие Кулева в других преступлениях (в частности, в убийствах луганских "авторитетов" Доброславского, Калюжного и других), о которых Сергей был подозрительно осведомлен в деталях. А уж потом вернуться к самому громкому — расстрелу банкира...

Нашли "слабое" звено в бывшей банде Пушнякова-Кулева, некоего Н. И тот вскоре написал явку с повинной о том, как убивали упомянутых "авторитетов" члены этой банды, в том числе он сам и Кулев.

21 июня 2001 года Кулеву предъявили обвинение в убийстве Калюжного и других. Под давлением доказательств он признал свою вину и, понимая, что теперь его ждет пожизненное заключение, а сотрудничество со следствием даст послабления в тюремном содержании, дал показания о своем участии в убийстве Гетьмана.

"ОБЕСПОКОЕННЫМ ОН НЕ ВЫГЛЯДЕЛ..."

Одним из тех, кто видел Вадима Гетьмана буквально перед самой гибелью, был известный журналист, кино- и телепродюсер Александр Ткаченко. Вот что он рассказал для "Сегодня":

— Мы с Вадимом Петровичем встречались периодически, обсуждали обстановку в стране, телевизионные проблемы... И та наша встреча 22 апреля 1998-го во второй половине дня была из этого ряда. Запланирована она была заранее, где-то за день-два. После нее Вадим Петрович если не сразу, то очень скоро уехал домой. Планы на будущее у него были вполне "живые": на выходных он собирался встретиться с друзьями, приготовить свое любимое блюдо — борщ с косточкой... Каких-то опасений за свою жизнь он не высказывал и обеспокоенным не выглядел. Да он был и не из той породы людей, которые привыкли жаловаться. Конечно, Вадим Петрович был возмущен прошедшими выборами в парламент, считал свой проигрыш нечестным, с горечью вспоминал эту ситуацию... О версиях его гибели принципиально говорить не буду, гадание на кофейной гуще — не моя специальность. Скажу лишь, что уход Гетьмана — большая потеря для страны, для ее политической и экономической жизни.

"СЧИТАЮ, ЧТО КУЛЕВ ПРОСТО ВЗЯЛ НА СЕБЯ ВИНУ В УБИЙСТВЕ..."

Адвокат Виктор Никазаков в свое время защищал интересы в суде Павла Лазаренко, а за пару недель до гибели Вадима Гетьмана стал представителем банкира по некоторым искам (в связи с нечестно, по мнению Гетьмана, проигранными им выборами в парламент). Вот что Никазаков рассказал "Сегодня":

— После гибели Вадима Петровича меня пригласили на заседание биржевого комитета. Там был весь цвет тогдашнего банкирства (но Ющенко не было, ибо он в то время возглавлял НБУ и не был членом комитета). Меня спросили, можно ли продолжить наши исковые процессы. Я ответил, что защищать честь и достоинство могут не только сам "задетый" человек, но и его близкие родственники. Члены комитета проголосовали решение, что они предложат вдове Гетьмана подписать иск и продолжить тяжбу. Но это оказалось лишь словами, больше ко мне никто с упомянутыми вопросами не обращался. Впрочем, потом до меня дошли вполне достоверные слухи, что как раз Виктор Ющенко был против продолжения тяжбы. Мотивов его позиции (если это правда) я не знаю.

УСПЕХ ДЛЯ ЛАЗАРЕНКО. Безусловно, я не верю в ту версию, по которой заказал устранение Гетьмана Павел Лазаренко. В приговоре изначально не раз упоминалось имя Павла Ивановича как заказчика. После многих усилий мы, юристы, представляющие Лазаренко, получили ответ из Верховного Суда, что это, мол, опечатка. И в последней версии приговора он значится, как лицо, материалы относительно которого выделены в отдельное производство. Считаю, что это для Павла Ивановича успех в такой ситуации.

Я полагаю, что осужденный за убийство Сергей Кулев просто взял на себя эту вину. По тем материалам, которые есть, нельзя сказать, что известен какой-то заказчик убийства. Но можно точно сказать, что это — не Лазаренко. Интересы Павла Ивановича и группы Вадима Петровича никогда не пересекались.

Что касается моих предположений о том, кто же убил Гетьмана, то они с течением времени не раз менялись. На сегодня, считаю, есть три непроверенных никем направления. Первая версии: вскоре после убийства Гетьмана банк "Украина" попал под влияние определенных людей и вскоре оказался банкротом. Полагаю, что при жизни Гетьмана такого не случилось бы. Вторая версия: Гетьмана убрали для того, чтобы он авторитетом и финансами не мог поддержать ставленника этой бизнес-группы (скорее всего, Ющенко) на грядущих в 1999 году президентских выборах. Но у меня сейчас эта версия вызывает большие сомнения, уж больно она проста и нарочито очевидна. Третья версия — чисто экономическая, корни преступления надо искать среди тех, кто выиграл финансово от гибели Гетьмана. Но это сложный вопрос, ответа на него у меня нет — кто выиграл. А может, никто...


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Корчинский Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Лазаренко уже не заказывал "отца" гривни". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: