Наши солдаты скучают по портянкам, называют швабру Машкой и молятся на кошек и собак

5 Декабря 2007, 08:00

У них нет средств на топливо, и страшно представить, что завтра война — украинские судна не смогут выйти в море. Но завтра, к счастью, праздник — День Вооруженных Сил Украины.

Подготовка к бою. Понарошку, но экстренно на "Сагайдачном" за 30 минут; фото В.Лазебника
Так и живут. Теснота, потому и опоздали на построение; фото В.Лазебника
Отдушина. Зверушки на корабле — сушества канонизированные; фото В.Лазебника
Приспособились. В части сделали специальные сушилки для носков; фото В.Говорухи
Глух и нем. Солдаты говорят, что кормят их лучше, чем в санатории; фото В.Говорухи Майор. Павел Яременко 15 месяцев отслужил в Ираке в миротворческом персонале; фото А.Яремчука
Майор. Павел Яременко 15 месяцев отслужил в Ираке в миротворческом персонале; фото А.Яремчука

Потому, давайте о хорошем. К тому же, побывав в четырех воинских частях, мы убедились, что хорошее в нашей армии таки есть.

Главным образом это офицеры. Наступающий год объявлен годом военно-морских сил. Потому с них и начнем.

Деньги на горючее даются лишь для участия в международных операциях, а не как раньше и для внутренних учений. Но офицеры умудряются учить молодняк всем премудростям даже в таких условиях. Потому я не судила строго морячков флагмана украинского флота — фрегата "Гетьман Сагайдачний", когда на завершающем этапе экстренной подготовки корабля к бою — отшвартовывании они перепутали "лево-право". В целом ведь они успели привести в порядок все системы за положенные 30 минут. Или экипаж корвета "Тернополь". Во время НАТОвских операций в Средиземном море он получил 5 баллов из 5. А ведь, корабль оснащен техникой, которая на западе давно лежит в музеях, и температуру в корабле в июне нельзя было снизить меньше, чем до плюс 70 градусов, поскольку нет системы терморегуляции. Я, к примеру из-за этого замерзла, ночуя в каюте в прошедшие выходные — зимой здесь наоборот собачий холод.

50% моряков ныне — контрактники. Большинство из них — материальной выгоды ради. Мол, на гражданке с работой туго, с жильем еще хуже. А тут, хотя в кубриках на 4 человека места меньше, чем в купе поезда, все же не на улице, 4-х разовое питание, и на 1200 гривен зарплаты ежемесячно, да с оплачиваемым отпуском в 30 дней, можно еще и в вузе каком учиться, что треть новобранцев и делает, и без обиняков говорит о выгодах. Возможно именно из-за отсутствия выгоды дисциплина хромает именно у "срочников". На утреннее построение в 6.10 на фрегате "Гетьман Сагайдачний" часть из них явилась с почти 15-минутным опозданием, а часть — не пришла вовсе. И пожурить их внеочередными нарядами вряд ли удастся — ведь те или иные наряды им и так достаются каждый день. Офицеры вспоминают прежние времена, когда ту же скорость подъема быстро повышали с помощью спичек. За 45 секунд, пока горит, успел — молодец, нет — пожалуйте отжаться 45 раз от пола. Теперь за такую физкультуру запросто сажают за решетку. Но есть на кораблях и романтики. К примеру, 29-летний Петр Захарко с Львовщины, который забросил священнослужительство и подался на флот — на корвет "Тернополь" исключительно из любви к соленным далям. А так же — кормильцы. Как морячок с того же корабля, просивший себя называть. Кроме него в семье шестеро братьев и сестер, а родители пенсионеры. Парень почти все заработки шлет домой.

Только на наших кораблях нечистоты из туалетов сливаются прямо в прибрежную воду, и для электроэнергии сжигается топливо даже в бухте и еще много "и". Но когда в минувшую субботу в честь открытия учений на всех суднах одновременно под бой колоколов поднимались флаги, я почему-то повторяла, как мантру: "Зато даже у американцев нет такого артиллерийского комплекса, как на "Сагайдачном". И даже расплакалась от гордости. А почему бы и нет?

МАШКА И ГОЛЯК — ДРУЗЬЯ МОРЯЧКА. Новичков любят просить принести жаренных балясин (рейки на трапе), трансовую доску (край кормы) — для нарезки хлеба или звать на чай на клотик (верх мачты). Особо доверчивые выполняют даже такие команды: "Закрой иллюминатор! Дельфин вскочит и проводку перегрызет!", и отвечают на вопрос: "Сколько мичманов (офицеров) помещается в шпигате (отверстие)". Не сразу здесь поймешь, что говорят, даже если не собираются "подколоть". Скажем: баночка — стул, галяк — веник, обрез — тазик, машка — швабра, шприц — доктор, болт, маслопуп — механик, дятел — связист, циркуль — штурман, румын — минер. А как-то дефицит пресной воды, не ведомый ни одному западному судну, заставил экипаж корабля "Тернополь" хохотать сквозь слезы. Выбежал в коридор неглиже капитан 2-го ранга — Стив Вильямс, который жил у них на борту. Морячки, не особо знающие английский, один за другим предлагали голому гостю "джус". Не сразу, но выяснилось, что американцу не хватило воды в душе. Хотя ее подавали 10 минут, а не как своим — 1—2 часа. Самое спартанская и одновременно романтичная традиция — посвящение в моряки. Человек должен выпить с плафона пол-литра морской воды. Пролил хоть каплю — пьешь новую порцию.

ЗВЕРЬЕ В ИЛЛЮМИНАТОРЕ. В чисто мужской да еще военной компании не до сантиментов. Вот почему в состав экипажей входят и четвероногие. Заботясь о них, можно выплеснуть застоявшуюся нежность, они дарят живую эмоцию, и ты понимаешь — ты еще жив.

Усатый Грек с корабля "Тернополь" — первый дегустирует съестные запасы, его пропускают вперед себя даже моряки с высокими чинами. А о том, как кот, уходя на городской рынок, возвращается на судно, здесь могут хвастать часами. Его подобрали еще котенком в Греции во время участия в НАТОвских операциях. На фрегате "Гетьман Сагайдачний" командир как-то приказал не пускать на его палубу Машу — бабушку нынешних котят. Наутро Маша принесла под его каюту крысу. С тех пор у кошки было право заходить не то, что на палубу начальника, а и даже в каюту без спроса. А этим летом экипаж корабля "Константин Ольшанский" обнаружил, что забыл своего водолаза Малыша уже, когда был аж в открытом море. Моряки с других кораблей, говорили, что пес, не найдя судна, лаял, скулил и куда-то умчался в итоге. "Ольшанцы" провели почти спецоперацию по поиску любимчика, нашли его аж на другом берегу бухты, куда тот от безнадеги перебрался на ... пассажирском катере. Потратили время и драгоценное топливо. Что было когда моряки и пес встретились, и отшвартовались уже вместе, мои рассказчики без дрожи в голосе говорить уже не могли.

ЗА СЛУЖБУ В ДЕСАНТЕ КИЕВЛЯНЕ ДЕРУТСЯ. Воздушно-десантные войска всегда считались одной из наиболее важных частей Сухопутных войск — аэромобильные бригады воевали в тылу противника. В Украине из 15 боевых бригад — две аэромобильные и одна парашютно-десантная. Они в постоянной боевой готовности и наиболее быстро реагируемые роды войск. Например, 95 отдельная аэромобильная бригада в Житомире уже через 5 суток после объявления тревоги готова в полном составе приступить к выполнению задания в реальных боевых условиях. В ее составе есть и разведчики, и артиллеристы, и снайперы, и саперы, и связисты, и пожарные, и даже химики.

В осеннем призыве в бригаду пришли служить 732 солдата. "Мы отбираем наиболее крепких ребят из военкоматов, после президентского полка, милиции и пограничников, — рассказывает замкомандира бригады, майор Александр Пухальский. — Носить голубой берет по-прежнему престижно. Столичные ребята дерутся, чтобы у нас служить". Сейчас призывники осваивают первые навыки десантника — готовятся к прыжкам на воздушно-десантном комплексе на разных тренажерах, учатся правильно укладывать парашют. Кстати, чтобы получить голубой берет солдат должен совершить минимум 1 прыжок с парашютом, марш-бросок на полигон (около 40 км) и отстреляться на оценку не ниже "хорошо". А в общем в течение службы солдат обязан выполнить не менее 5 прыжков. За каждый прыжок премия — 10—15 грн. (у американцев $100). В 95 бригаде есть рекордсмен по прыжкам — подполковник Сергей Котляр. На его счету более 2 тысяч приземлений. Интересно, что с каждым годом сюда приходит все больше женщин. Сейчас из 1800 военнослужащих в бригаде 137 дам — в основном дочери или мужья военных.

Солдаты в части на жизнь не жалуются: питание в коммерческой столовой с разнообразным меню, и зарплата чуть выше, чем в других сухопутных войсках: солдат получает 71 грн., сержант — 91 грн. в месяц. Контрактники и офицерский состав — от 1000 до 2500 тысяч гривен. "Сейчас, конечно, не та служба, — сравнивает майор Пухальский. — За год мало чему можно научить солдата. А раньше бойцам устраивали настоящие курсы выживания: маршброски на сотни километров, ориентирование ночью, закрывали столовую на два дня, и солдаты в лесу добывали пропитание: готовили ужей, жаб, зайцев, а самые ленивые ели хлеб и пили отвар из дубовой коры. А чтобы приучить воина не бояться крови, мы договаривались с моргом и водили солдат на вскрытие или убивали бродячих собак". Но и сейчас в ВДВ остаются лишь самые живучие. Ведь не зря чуть ли не каждый второй офицер служил в Ираке. Майор, замкомандира артдивизиона Павел Яременко утверждает, что служба миротворцем для него — один из самых значимых периодов за 17 лет в армии. "Я уезжал, когда дочери не было и трех месяцев, — рассказывает Павел, — жена с трудом отпустила. Я 15 месяцев отслужил в Ираке, в штабе многонациональной дивизии, готовил к службе иракских солдат. Я получал по $ 2,5 тыс. в месяц, и месяц защитывался за три. Меня поощрили наградами и грамотами. Сожалею лишь, что миротворческий персонал, в отличие от контингента, не имеет права на получение статуса "Участник боевых действий". Хотя наша база порядка 30 раз обстреливалась террористами и двое моих сослуживцев были тяжело ранены". После службы в Ираке майор вернулся на ту же должность в бригаду, а заработанные риском для жизни деньги, оставил в госбанке до лучших времен.

О ЧЕМ ГОВОРЯТ СОЛДАТЫ. В 90-е годы военные из 95 аэромобильной бригады сами разработали знаки отличия для поощрения лучших бойцов: "Рекс"— для солдат, "Следопыт" — для офицеров. Заработать такой шеврон было престижнее очередного воинского звания, а потеря приравнивалась к дисбату. Его выдавали по итогам полевых учений. Командир указывал на карте, например, Бердичев, 16.00. И если солдат опаздывал хоть на минуту, обед высыпался на землю. Но зато выполнивших задание парили в бане и кормили до отвала. А в зенитно-ракетной бригаде солдаты как-то делали самогон в огнетушителе и кипятили воду в плафонах от люстры. На сленге десантника: крокодил — воздушно-десантный тренажер, рюкзак чмошника (РЧ) — вещмешок, мазута— солдаты других родов войск, дискотека — работа на моечной, сникерс— грузик для укладки парашюта. А на сленге авиаторов: морг — санчасть, Айболит — врач санчасти, чопок — "чрезвычайная помощь оголодавшему курсанту", фанера — курсанты авиации.

ВРАГ СОЛДАТА ТЕЛЕФОН. Зенитно-ракетная бригада, что под Киевом, считается самой мощной из подобных по вооружению и численности личного состава.

Сегодня в бригаде более полусотни призывников. Новобранцы говорят, что к жизни по расписанию привыкли быстро, а условия казармы максимально приближенны к домашним. Двухъярусные кровати — вчерашний день, руководство говорит, что много солдат травмируются, слезая с верхней полки, потому — только отдельные "опочивальни". В отличие от советских, современные защитники имеют в казарме DVD-плеер. В солдатской кинотеке ужасы и комедии, а любимый фильм все же про войну — "Грозовые ворота". А вот недавнее армейское новшество — носки вместо портянок разочаровало солдат. Парни говорят, что ноги теперь потеют больше, да и стирать носки приходится часто и самостоятельно, а не в прачечной, как было ранее с портянками. За порядком в части следят с помощью наглядных примеров. В казарме вместо доски почета, доска под названием "Такого могло не произойти". А в воспитательных целях злостных нарушителей дисциплины водят на "показательные суды" провинившихся военных, чтоб напрочь отбить охоту выходить за рамки закона. "Главный солдатский враг — мобильный телефон, — говорит Руслан Тимченко, замкомандира по гуманитарным вопросам. — Сообщения от девушки или соскучившихся родителей может расстроить эмоциональное состояние парней." Известен случай, когда в одной армейской части солдат повесился после SMS своей барышни: "Больше не люблю". Чтобы избежать подобного, с вечера воскресенья и до вечера пятницы телефоны призывников хранятся в сейфе у руководства. Командование бригады сетует, что сейчас на контрактную службу идут немногие. Но зато полностью укомплектован резерв из гражданских, которые периодически приезжают на учения в часть, а в военное время смогут пополнить боевые ряды.

ЗАПИСКИ ДОЧКИ ПОЛКОВНИКА. Высокопоставленная должность отца, в подчинении у которого находится несколько десятков курсантов, всегда давала возможность решить немало бытовых вопросов его детям. Дочь полковника — Лена М. исключением не стала:

"Когда мне было лет 5 и родители задерживались на работе, из садика меня забирали курсанты. По первой моей просьбе они составляли компанию в любых детских играх, взрывали хлопушки прямо у нас в квартире и тут же убирали последствия от них. До прихода родителей няня-курсант кормил меня "волшебным ужином". В меню была картошка пюре с чудо узорами, нарисованными вилкой. Незамужние воспитательницы в детском саду с неподдельным ажиотажем просили папу достать им пригласительные на армейскую дискотеку. Взамен я получала особенную заботу с их стороны, а это дополнительные десерты к обеду и отсутствия тихого часа. А под новый год воспитательная служба училища отца присылала на дом офицера наспех переодетого в Деда мороза. В школе все те же курсанты отрабатывали за меня положенную летнюю практику. А в новой квартире помогли сделать ремонт. На первых курсах института самые ответственные из них сопровождали меня на вечерние концерты. Как жаль, что военные, и мой папа не исключение, рано уходят на пенсию. Ведь чем старше я, тем больше бытовых проблем. И решать их теперь приходится без помощи папиных курсантиков".

Смотрите ФОТОРЕПОРТАЖ

Вы сейчас просматриваете новость "Наши солдаты скучают по портянкам, называют швабру Машкой и молятся на кошек и собак". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Авторы:

Ионычева Наталия, Шелест Леся, Токарева Мария

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования