укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Последние новости Украины
24 Октября 2015, 08:05  Версия для печати  Отправить другу
×
Примирение с ближним после военного конфликта может проходить тяжелее, чем война – священник из Боснии http://www.segodnya.ua/img/article/6607/78_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6607/78_tn.jpg Украина Отец Дарко Джого рассказал о том, какой видит ситуацию в Украине, дал богословскую оценку военным конфликтам и ответил на вопрос, может ли Украине помочь боснийский опыт примирения
<p><span>Протоиерей Дарко Джого. Фото vk.com</span></p>
Протоиерей Дарко Джого. Фото vk.com

Примирение с ближним после военного конфликта может проходить тяжелее, чем война – священник из Боснии

Отец Дарко Джого рассказал о том, какой видит ситуацию в Украине, дал богословскую оценку военным конфликтам и ответил на вопрос, может ли Украине помочь боснийский опыт примирения

Протоиерей Дарко Джого, декан Богословского факультета имени святителя Василия Острожского Университета Восточного Сараево приехал в Киев на XII Международную конференцию по случаю 400-летия Киевских духовных школ.

— Что Вы знаете о ситуации в Украине и каким видите ее будущее?

— В Украине я третий раз. В прошлый раз был здесь два года назад, когда Киевская Духовная Академия подписала с факультетом договор о сотрудничестве. Сейчас я был приглашен на очень важное событие в нашем научном мире – на Международную конференцию в честь 400-летия Киевских духовных школ.

В Боснии, в западной части страны, есть своя украинская община. Украинский народ очень гостеприимный. Я чувствую себя в вашей стране, как дома. Есть такое ощущение, что в Украине особенно рады тем, кто приезжает из бывших югославских республик.

Конфликт на Востоке Украины показал, что сейчас у Православной Церкви недостаточно сил, чтобы остановить войну. Между сербами и болгарами тоже есть история ожесточенного конфликта, хотя эти два народа считаются православными.

Нам порой кажется, что наша православная идентичность спасет нас сама по себе. Это не так. Мы должны понять, что православие обязывает нас видеть в единоверцах других национальностей своих братьев. У нас есть такая поговорка: если не примешь брата за брата, то примешь иностранца за государя. Если мы не будем развивать наше православное братство, наша судьба окажется печальной. И в этом будем виноваты в первую очередь мы сами.

— В мире конфликты очень часто возникают именно между государствами-соседями. При этом Православные Церкви занимают миротворческую позицию. Но такая позиция не всегда устраивает то или иное патриотически настроенное общество.  

— Ошибочно полагать, что единства можно достичь не церковным общением, а какими-то политическими методами. Если бы все православные – независимо от страны проживания – видели друг в друге, прежде всего, братьев по крови Христовой, не было бы никаких конфликтов. И никто не смог бы манипулировать нашими патриотическими чувствами. Проблема в том, что для многих из тех, кто считает себя православными, более значительными являются другие идентичности – этнические, политические, социальные.

Война может произойти в любой точке мира, но мы страдаем как с войной, так и без нее. Если мы будем понимать, в чем смысл этих страданий, учиться на своих ошибках, тогда мы станем лучше и сможем в будущем избегать того, что заставляет нас страдать.

— Что Вы можете сказать о войне в Боснии в 1990-годах и о военном конфликте в Украине, как богослов?

— Иногда о боснийской войне говорят, как о религиозной – между православными сербами, хорватами-католиками и мусульманами. Но дело в том, что в начале 1990-х большинство из нас не были верующими людьми, включая военных. Другие рассматривали религию как форму национальной идентичности…

Случается, кто-то играет на религиозных и на патриотических чувствах людей, стараются вызвать "благородную ярость", чтобы человек взял автомат и стрелял в другого человека. Конечно, когда наша родина, дом, семья оказываются в опасности, мы обязаны их защитить. Но вместе с тем мы не должны быть теми, кем легко манипулировать, играя на патриотических и религиозных чувствах. Я думаю, эта проблема существует и в Украине.

По Закону Божьему, добро невозможно делать злыми методами. Политики зачастую пытаются использовать какие-то положительные чувства людей в корыстных целях. Или зло пытаются преподать под видом добра. Но непрямое зло – это дьявольский способ. 

— За эти почти два года – начиная от событий на Майдане, заканчивая военным конфликтом на востоке Украины, наш народ прошел испытания, которые у многих открыли те качества, о которых люди в мирное время и не подозревали. Каждый человек, любящий свою страну, хочет для нее мира и процветания. Что, по-вашему, каждому украинцу нужно сделать для этого?

— Знаете, в этом и состоит разница между Западом и нами. Мы нередко хотим каких-то грандиозных изменений, а когда понимаем, что ничего глобального сделать не можем, часто отказываемся и от малых дел, за которые несем личную ответственность.

У нас есть такая шутка. У мальчика спрашивают, кто из его родителей решает главные вопросы. Он отвечает, что мама серьезными делами не занимается – она заботится о том, где взять деньги, как жить семье, где отдохнуть и так далее. А вот папа берет на себя основные проблемы: что будет с миром, какими будут отношения между США и Китаем, есть ли жизнь на Марсе...

Всякое государство будет сильным и процветающим, если каждый его гражданин будет порядочным на своем месте, и в добрых отношениях со своими соседями.

— Может ли Украине помочь боснийский опыт примирения?

— Один из уроков войны – это то, что процесс примирения может проходить тяжелее, чем даже сама война. В военных условиях мир делится на черное и белое, и мало кто думает, что будет потом. После войны разломы бывают еще больше. Конечно, с течением времени ситуация выравнивается. Когда меняется общественно-политический контекст, и война перестает быть приоритетом, примирение будет проходить быстрее.

У нас война закончилась двадцать лет назад, но ее последствия все еще чувствуются. На каком-то уровне эти последствия всегда остаются. И вылечить их нелегко. Мне кажется, решению этой проблемы должна посвятить себя Украинская Православная Церковь.

— Что еще не преодолела Босния на пути к полноценному примирению?

— Остаются страдания людей, которые потеряли на войне своих близких. Это лечится в Церкви. Но вопрос в том, сколько людей готовы принять такое лечение.

— Как в Вашей стране обстоят дела с переселенцами?

— Лично я переселялся три раза. Я не знаю, что отвечать, когда у меня спрашивают, откуда я. Думаю, с той же проблемой в будущем столкнутся многие переселенцы в Украине. Переселившись хотя бы раз, у вас появляется не только новый социальный статус, но и формируется особая ментальность. Впрочем, с христианской точки зрения, мы все своеобразные "переселенцы". И все здесь, на Земле, готовимся к жизни вечной.

— Что бы Вы пожелали украинскому народу?

— Я бы пожелал в первую очередь, конечно же, мира, и чтобы те, кто сегодня находятся в ссоре, помирились. Мир начинается от соседа. Еще желаю, чтобы каждый украинец перечитал "Маленького принца" Экзюпери. Когда мы будем относиться ко всем людям, как к братьям, изменится многое. 

Интервью предоставлено Центром информации УПЦ

Читайте также:
Украинские богословы обменяются опытом с учеными из пяти стран мира
Митрополит УПЦ Антоний: церковь должна давать только церковную оценку происходящему, но не политическую
Захват церкви на Тернопольщине. Политолог: Делить храмы - это абсолютная антигосударственная глупость
Можно ли совместить истинную веру и походы к ясновидящим


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Анна Горпинченко, Евгений Середа
Вы сейчас просматриваете новость "Примирение с ближним после военного конфликта может проходить тяжелее, чем война – священник из Боснии". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: