укр
Главная Последние новости Украины
17 Февраля 2016, 09:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Украинский бизнес: время для возрождения http://www.segodnya.ua/img/article/6922/12_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6922/12_tn.jpg Украина Патетическое заглавие не должно ввести в заблуждение: это не очередная "программная" статья, которыми изобилует украинское медиа-пространство. 
Украинский бизнес: время для возрождения

Украинский бизнес: время для возрождения Точка зрения

Патетическое заглавие не должно ввести в заблуждение: это не очередная "программная" статья, которыми изобилует украинское медиа-пространство. 

Это не очередные лозунги "за все хорошее против всего плохого". Это – попытка начать дискуссию на тему спасения отечественной экономики в условиях, близких к катастрофическим. 

Без преувеличения можно сказать, что в своей новейшей истории Украина никогда не находилась в столь сложной ситуации, как сейчас. В самом начале независимости ситуация была сложной, но были и внешняя помощь, и сплоченность народа, и некий потенциал, оставшийся в наследство от СССР, – в первую очередь индустрия, которая вытянула экономику и даже позволила предпринять первые реформаторские шаги, направленные на обеспечение перехода от плановой экономики к рыночной.

Кризис начала 90-х к 1996 году был, по большому счету, перейден за счет старых резервов. Новые силы – украинский бизнес – проходили этап становления и еще не могли выступить в роли движущей силы общества. Период первичного накопления капитала характеризовался появлением крупных финансово-промышленных групп, зачастую именуемых "олигархами", ставшими следствием диких приватизационных процессов в постсоветском обществе с проекцией интересов на политическую и государственную систему.

К началу 2000-х олигархи, ставшие основой тогдашней власти, одновременно превратились в тормоз для развития Украины, ее общества и экономики. Украина стала заложницей олигархических схем и структур. Майдан 2004 года вошел в историю как "бунт миллионеров против миллиардеров": представители зародившегося в сложном противостоянии с олигархической системой особого класса — людей бизнеса — не желали мириться с действительностью, при которой процветали коррупция, система фаворитов, рейдерские схемы — и полное отсутствие защищенности от пресловутых олигархов. Тогда, в 2004-м, казалось: сейчас все изменится. Сейчас поменяется система.

Не поменялась. В 2006 году были зафиксированы около 700 фактов мелкого и крупного рейдерства. Антирейдерское законодательство вводить никто не собирался. Инвестиции в Украину тормозились преимущественно из-за того, что государство не могло гарантировать инвесторам (иностранным — что тут говорить о внутренних!) элементарное соблюдение законов. Попытки проголосовать в Верховной Раде за антирейдерские законы по аналогии с принятыми у наших соседей, неизменно наталкивались на преграды в виде недобросовестных лоббистов.

А далее начинаются кадровая чехарда и противостояние между институтами власти. Здесь уж было не до развития бизнеса. Выборы, роспуск парламента, досрочные выборы, подготовка к новым выбором (неудачная попытка Виктора Ющенко распустить парламент в 2008 году), старт президентской кампании. Все это — на фоне начавшегося мирового кризиса и украинско-российского энергетического противостояния... "За год перед выборами умирает экономика",,-- сказал один американский экономист. Было не до развития бизнеса.

Приход к власти Виктора Януковича и его команды ознаменовался попытками реставрации олигархической системы и наступления на интересы бизнес-кругов. Осень 2010 года прошла под знаком протестов против нового Налогового кодекса. Год спустя Николай Азаров, премьер правительства Украины, откровенничая в одном из интервью, сказал: "Сегодня 300 компаний в Украины наполняют бюджет на 90%, а 30 000 остальных — на 10%". Этим он аргументировал то, что не стоит делать ставку на малый и средний бизнес — давайте, делать ставку на крупный бизнес и отдавать ему основные преференции.

Подобная модель была признана тупиковой в Европе в XIX веке, в США — в первой половине ХХ. Демонополизация и деолигархизация должны произойти, но власти всегда боялись проблемы с наполнением бюджета за счет крупных промышленно-финансовых групп.

Сегодня сложилась уникальная ситуация, когда кризис создает поле для новых возможностей. Экономике Украины некуда падать — индустрия разрушена, старые связи разорваны, многие секторы экономики приходят в упадок и многие производства будут вынуждены перепрофилироваться. То, чем пугали еще несколько лет назад, — мол, подумайте о последствиях отказа от старой модели опоры на олигархат, — стало действительностью. Сегодня надо не бояться, а созидать нечто новое.

Олигархический капитал в системе украинского ВВП сегодня занимает приблизительно 27,5% -- и в ближайшие годы будет наблюдаться тенденция к снижению этого показателя. То есть, постепенно в Украине будет создаваться поле для расширения возможностей неолигархического бизнеса европейского типа. Понятно, что возродить промышленность в том объеме, в котором она обеспечивала развитие страны до 2014 года, не удастся — деиндустриализация Украины, к сожалению, носит объективный характер и вызвана не только войной. Европейская интеграция,  заложенная в основу нашей государственной идеологии, предвидит радикальную переориентацию экономического потенциала на новые формы, и наши экономисты постоянно говорили о том, что в процессе продвижения в Европу мы будем вынуждены потерять некоторые шахты, заводы и фабрики. Говорить о том, что когда-нибудь мы достигнем показателей 2003 года в экономике, когда 40% ВВП обеспечивала украинская металлургическая отрасль, вообще не приходится.

Можно прогнозировать, что, учитывая аналогичные пути развития других государств, мы сможем позволить себе промышленность, обеспечивающую до 25% ВВП. Еще около 20% в структуре украинской экономики составит сельское хозяйство. Говорить всерьез о том, что Украина может превратиться в аграрную страну, с развитым агропромышленным комплексом, который обеспечит стране устойчивое развитие, — утопия. В мире нет ни одной по-настоящему мощной страны с доминированием аграрного сектора.

Но надо быть готовыми к тому, что 55--60% экономики будет занимать сфера услуг, и именно она  принесет государству крупнейшие доходы. До сих пор в Украине сфера услуг существовала на задворках экономического процесса. А ведь сфера услуг — это не только ателье, прачечные и парикмахерские. Это и кинематограф, который может приносить в год прибыль не меньшую, чем две "Криворожстали", вместе взятые. Это и строительная отрасль. Это и телекоммуникации. Одним словом, все то, что определяет сегодня облик современного урбанизированного общества и то, за что мы любим Европу и Запад вообще. Западная цивилизация — это, в первую очередь, общество, ориентированное на развитие сферы услуг, о чем не стоит забывать.

Именно сейчас украинский бизнес получает поле для маневра и шанс выйти на сцену в качестве  силы, способной диктовать свои условия и защищать свои интересы. То есть Украина переживает эпоху, которую Европа пережила в первой половине XIX века, — именно тогда произошли серьезнейшие потрясения, известные как "буржуазные революции". Буржуазия (средний класс) осознала в себе силы и возможность управлять государством и выступила против старой системы, базированной на дворянско-сословной основе. В 2014 году Украина совершила свою буржуазную революцию, открыв путь к развитию бизнеса и частной инициативы.

Что необходимо в данной ситуации?

Во-первых, необходимо, особенно учитывая ошибки прошлых лет, не дать возможности пустить эти процессы на самотек. Нужна авторитетная структура, авторитетный центр, способный координировать действия бизнеса, обеспечить взаимопомощь, единую информационную систему, единую систему солидарных действий в противостоянии с олигархическими структурами и коррупционными схемами, увы, процветающими в государстве, особенно на региональном уровне.

Во-вторых, бизнесу нужна фигура или институт, являющийся своеобразным омбудсменом, защищающим права бизнеса на разных уровнях, в том числе на уровне Кабинета министров, Верховной Рады, Президента. Особенно это касается защиты от проверяющих структур, поскольку не секрет, что во многих регионах проверки превращаются в элемент рэкета. Не стоит также упускать из виду, что в ближайшее время возможно столкновение интересов украинского бизнеса и объективно более сильных европейских корпораций, которые в условиях полномасштабного вступления в силу Договора об ассоциации между ЕС и Украиной могут повести наступление на украинский рынок, вытесняя украинских производителей. Поэтому омбудсмен должен быть и лоббистом — в первую очередь лоббистом принятия законов, позволяющих защитить интересы отечественного бизнеса, добиться введения национальных квот и пересмотра некоторых дискриминационных норм.

В-третьих, необходимы поиск и расширение рынков, которые в силу разного рода причин сегодня утеряны. В 2012 году Виктор Янукович совершил большую ошибку, выведя из ведения Министерства иностранных дел торгово-экономические миссии. Началась серьезная путаница: переданные на баланс Министерства экономического развития и торговли ТЭМы перестали демонстрировать эффективность: изначально посольство является центром сосредоточения всей информации, в том числе экономического характера. ТЭМы перестали получать объективную и своевременную информацию и, в свою очередь, возникли проволочки в плане информирования отечественного бизнеса о возможностях и тенденциях. Плюс радикальное сокращение аппарата в миссиях за рубежом привело к тому, что во многих странах мы лишились возможности объективно изучать конъюнктуру рынка. Эта ситуация должна в корне поменяться. Нужны средства для воссоздания старой модели деятельности ТЭМ, нужны дополнительные средства для поддержки торгово-экономических миссий — и бизнес (уверен!) будет готов создать специальный фонд для этой цели.

В-четвертых, нужен единый мозговой центр, способный аккумулировать оперативную информацию, изучать мировой опыт, давать рекомендации, формировать предложения для изменения законодательства, учитывая опыт и интересы именно представителей украинского бизнеса. То есть необходима концентрация усилий для того, чтобы достичь определенного успеха.

Мы можем долго говорить о том, что нам не нравится олигархический строй и сами олигархи. Мы можем снова и снова выходить на Майдан. Но без объединения украинского бизнеса в единую системную структуру с единым пониманием целей и принципов нам не удастся выжить.

Сегодня на кону будущее украинской экономики, которую невозможно воссоздать по старым лекалам. Наступает время, когда украинский бизнес может совершить настоящую экономическую революцию в стране и построить европейское общество, не дожидаясь отмашки из Брюсселя.

Я не претендую на истину в последней инстанции, но понимаю, что нам стоит попробовать, стоит приложить  усилия и изменить судьбу Украины, сделав ее успешной и процветающей.

Главное — не бояться!

Александр Дубовой


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Вы сейчас просматриваете новость "Украинский бизнес: время для возрождения". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"