укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Последние новости Украины
19 Февраля 2008, 08:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Виктория Мамонтова: "В тайской тюрьме у меня открылся дар ясновидения" http://www.segodnya.ua/img/article/946/67_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/946/67_tn.jpg Украина Украинка, осужденная 7 лет назад к смертной казни в Таиланде, уже в этом году может выйти на свободу.
Тюремная самодеятельность. Вика — вторая справа; фото из личного архива
Тюремная самодеятельность. Вика — вторая справа; фото из личного архива

Виктория Мамонтова: "В тайской тюрьме у меня открылся дар ясновидения"

Украинка, осужденная 7 лет назад к смертной казни в Таиланде, уже в этом году может выйти на свободу.

Украинка, приговоренная в 2001 году тайским судом за хранение наркотиков к смертной казни, которая была заменена пожизненным заключением, а затем 33-летним сроком, считает дни, когда возвратится на Родину — такая "карта" ей может выпасть уже в нынешнем году.

После предыдущей, первой встречи в мае прошлого года в Центральной женской бангкокской тюрьме, где 36-летняя харьковчанка Виктория Мамонтова отбывает наказание за тягчайшее по тайским законам преступление — хранение наркотиков, прошло 9 месяцев. Внешне Вика нисколько не изменилась, хотя в ее жизни и произошли события, которыми она поделилась на днях во время еще одного долгосрочного свидания с "Сегодня".

Наша газета, напомним, единственная из СМИ получила возможность посетить "зону", куда тайские власти определили Мамонтову и содержат почти семь лет. Первоначально украинке вынесли смертный приговор, но благодаря настойчивости украинских дипломатов и уполномоченного по правам человека Нины Карпачевой, высшую меру Виктории заменили пожизненным заключением. Впоследствии, учитывая раскаяние нашей соотечественницы, стремление искупить вину трудом и ее личное ходатайство перед королем Рамой IX о помиловании, тайский апелляционный суд смягчил наказание до 33 лет и 4 месяцев, а затем, на основании амнистии, еще скостил его на 5,5 года.

В апреле прошлого года Нина Карпачева направила прошение в секретариат Тайного совета короля о дальнейшем сокращении срока для нашей соотечественницы, а в августе — представление на имя Виктора Ющенко, заручившись его поддержкой в борьбе за судьбу Виктории. В августе 2007-го президент Украины обратился к королю Таиланда с просьбой о ее помиловании. Дарованная Рамой IX по случаю своего 75-летия амнистия приблизила долгожданную свободу нашей узнице еще на 10 лет.

Таким образом стены исправительного учреждения Мамонтова покинет в 2025 году. А может, и раньше — такая перспектива обсуждалась на недавней встрече посла Украины Игоря Гуменного (чей срок полномочий уже завершен) и заместителя секретаря Тайного совета короля Читтрапатом Краирикшем.

По словам тайского чиновника, процедура рассмотрения требует определенного времени, а в связи с постигшей тайский народ тяжелой утратой — безвременной кончиной сестры короля, в период 100-дневного траура — ходатайство будет рассмотрено не ранее середины апреля.

И все же шанс выйти из женской тюрьмы Бангкока в этом году у Виктории есть...

ВИНУ ПРИЗНАЛА И СЧИТАЕТ, ЧТО ИСКУПИЛА ЕЕ. Фабула дела Мамонтовой до банальности проста и драматична: в сентябре 2000 года чернокожий приятель-нигериец по имени Майкл, с которым познакомилась в Бангкоке, узнав о ее желании продлить отдых в Таиланде, вызвался подсобить с визой. А взамен как бы невзначай попросил привезти ему в Индонезию спортивный рюкзак. О содержимом высказался туманно — мол, некие ингредиенты для медпрепаратов, выпуск которых наладил в Джакарте. Любопытства ради Вика заглянула внутрь и обомлела, обнаружив двойное дно, а в нем целлофановые пакетики с подозрительным белым порошком. Догадалась — героин (как потом выяснилось, 1 кг 293,3 г). Испугавшись, рюкзак выбросила, а наркотики спрятала за водосточной трубой под подвесным потолком в апартаментах, которые временно снимала.

ПОДСТАВИЛИ ИЛИ ВЫСЛЕДИЛИ? Позвонив Майклу в Джакарту, заявила, что рисковать не намерена. Тот завелся, стал угрожать расправой, в конце концов обещал $5 тысяч, лишь бы доставила груз. Получив категорический отказ, отомстил несговорчивой курьерше — сообщил о ней, естественно, анонимно, полиции (это версия Мамонтовой, которая расходится с правоохранительной — есть данные, что Вику "пасли" задолго до этих событий. — Авт.).

За ней явились прямо в номер, подослав для прикрытия горничную. Сразу наркотики не нашли, а когда таки извлекли завернутые в плотную ткань кулечки, начали допрашивать, откуда и как к ней попали... Она не увиливала, рассказала и об африканце, и о рюкзаке. Ей дали подписать протокол, причем без перевода с тайского, а через некоторое время привезли в суд и огласили приговор. Наркостатья в уголовном кодексе Таиланда одна из самых строгих в мире и карается высшей мерой. Продержали без месяца год в камере смертников. С ужасом вспоминает: "Молилась Богу, чтобы ночь быстрее закончилась, и наступило утро..."

Затем — апелляция, пожизненное заключение. Еще один суд, и новый вердикт — 400 месяцев тюрьмы. По амнистии за примерное поведение ей "скостили" 5 с лишним лет. На май прошлого года, когда Вика давала "Сегодня" первое интервью, срок заключения равнялся 27 годам и 9 месяцам. После этого она снова была частично амнистирована, и хотя карточку на голубой тюремной блузе пока не поменяли, реально осталось отбыть 17 лет.

Она верит, что обретет свободу раньше, может быть, даже в этом году. Потому что за нее вступился уже и президент Украины, а не только омбудсмен и дипломаты. Ведет себя в тюрьме хорошо, справедливо рассудив, что нарушителей нигде не жалуют и снисхождение за красивые глаза не дарят. Признала свою вину и считает, что искупила ее. И ждет помилования и возвращения в страну, чье гражданство для нее не пустой звук.

В неволе Вика не упала духом. Напротив, изучила тайский язык, успешно трудится художницей в арт-руме, увлекается аэробикой, выступает в художественной самодеятельности. Замечаний от администрации не имеет, хотя в обиду не даст ни себя, ни подруг.

В УКРАИНЕ ПО НАРКОСТАТЬЕ ДАЮТ ОТ 8 ДО 12.

 

Оторванной от дома соотечественнице все эти годы в меру сил помогали дипломаты — бывший временный поверенный Ростислав Билодид, экс-посол Игорь Гуменной, консулы — бывший Сергей Бурьян и особенно нынешний Александр Кротенко, 4-летнее пребывание которого в этой стране завершается летом. Александр Викторович, ежемесячно навещающий Вику (чаще тюремное руководство не позволяет) стал для нее почти родным. Как он оценивает перспективы узницы освободиться условно-досрочно?

— Деятельность по гуманизации уголовного права в отношении осужденных, а также передачи граждан, отбывающих наказание в других странах, в Таиланде замедлилась в связи с парламентскими выборами, состоявшимися в конце прошлого года, и формированием нового правительства, — говорит г-н Кротенко. — Сейчас эта законотворческая работа возобновлена. Секретариат тайного совета короля ожидает ряд экспертных заключений департамента исправительных учреждений, центральной женской тюрьмы, где находится Мамонтова, после чего, как нас заверили, по делу Виктории и будет принято окончательное решение. Я не исключаю благоприятного исхода. За подобные преступления в Украине предусмотрено лишение свободы от 8 до 12 лет. В бангкокской тюрьме она провела уже более 7. Тайская сторона заявляла, что свою роль призвано сыграть и личное обращение к королю Раме IX президента Украины.

ВИКТОРИЯ МАМОНТОВА: "К нам приезжали местные тележурналисты, хотели взять у меня интервью, но начальство не позволило, потому что хорошо знает – мне палец в рот не клади, и о царящих здесь порядках всю правду-матку выложу".

— Здравствуйте, Вика! Что в вашей жизни изменилось за девять месяцев после нашей предыдущей встречи?

— Да как вам сказать? По-прежнему живу надеждой побыстрее выйти отсюда, увидеть маму, свой дом... Быстрее вернуться в Украину, зажить полноценной жизнью...

— А какие события произошли, о которых можно рассказать нашим читателям?

— В декабре король Рама IX отмечал свое 80-летие. Он пользуется большим уважением у тайцев, и в нашей тюрьме к юбилею тоже решили сделать ему подарок — на огромном 75-метровом тканом полотне изобразить все этапы его жизненного и трудового пути, начиная от детства, юношества, возмужания и до зрелых лет. Эта кропотливая работа длилась около трех месяцев. Прежде чем браться за кисть, краски, пришлось много прочитать о короле и его семье, переворошить гору литературы и лишь затем попытаться переложить все это на ткань и бумагу. Получилась как бы разножанровая летопись богатой биографии этого человека и истории всего Таиланда времен его правления... Интересная, захватывающая работа... Нас никто не заставлял ею заниматься — все было добровольно. И если подарок попал по назначению, то думаю, адресату понравилось то, что в итоге получилось...

— Еще что-то скрашивало ваше пребывание здесь?

— Были соревнования по танцам, в которых и я участвовала, и выступила неплохо. Маме отправляла фотографии, не знаю, правда, получила она их или нет... Еще к нам приезжали тайские тележурналисты, снимали репортаж из тюрьмы. Почему-то проявили повышенный интерес к нам, европейкам, хотели и со мной пообщаться. Но начальство запретило — видимо, понимая, что я не буду молчать о некоторых сторонах тюремной действительности, условиях, в которых здесь содержат узниц, знают ведь, что мне палец в рот не клади. И посоветовало брать интервью у своих, местных.

— Вы прошлый раз рассказывали, что и спать на земляном полу вповалку приходится, и по команде переворачиваться, и о проблемах с питанием осужденных — ничего с тех пор не поменялось?

— Ну, а как? Это же тюрьма. Спасибо Нине Карпачевой — после ее общения с представителем Международной организации по правам человека Human Rights в меню стало больше белого риса и вообще качество питания улучшилось. Ну, а об остальном, к примеру, быте, гигиене, говорить не стану. И вы об этом уже писали.

— Кстати, газета "Сегодня" с той статьей вам попала?

— Да, мне прислала ее мама.

— Как же цензура пропустила? Вы ведь говорили, что в тюрьму не разрешают присылать ни газет с новостями, ни журналов — только иллюстрированные издания аполитичного характера...

— Эти правила существуют и поныне. Поэтому мама сделала ксерокопию, вырезала фотографии, на которых были изображены я и здания тюрьмы, наклеила текст на листик бумаги и в таком виде прислала. Дошло. Вы обо всем написали объективно.

— Занятно! А знаете, та публикация о вас была воспринята неоднозначно. Кое-кто увидел в ней попытку обелить вас — мол, защищают человека, который справедливо наказан, тогда как в Украине десятки и сотни уличенных в наркоторговле смиренно несут свой тяжкий крест...

— Я прекрасно осознаю, что совершила преступление, и должна за это ответить по законам страны, где это произошло. И вины с себя не снимаю. Но отбывать наказание на чужбине, за тысячи километров от родных, близких, не имея возможности хотя бы изредка видеться, общаться с ними, гораздо труднее, чем дома. Понять это может только тот, кто сам оказался в подобной ситуации. Поэтому ни на кого не обижаюсь. Сама во всем виновата. И чисто по-человечески благодарна тем, кто не оставил меня наедине с моей бедой. В том числе и вашей газете. Ну, а тем, кто считает иначе, повторю прописную истину — от сумы и от тюрьмы не зарекайтесь...

— Друзья за это время новые появились у вас?

— Представьте себе, да. Не совсем друзья, а все-таки... Недалеко отсюда есть мужская тюрьма Бан-Куан. Среди прочих осужденных там за вооруженное нападение на банк отбывают наказание трое россиян. Один из них, Феликс Черемник, каким-то образом узнал обо мне и прислал письмо. Завязалась переписка. У этого парня мать где-то в Украине живет, не помню точно, в каком городе. Он и книжки на русском присылал... А в нашей тюрьме есть девушка, которую зовут Нила. Фамилия Дугинов, хотя правильнее, наверное, Дугинова. Она родом из Одессы. Вышла замуж за чернокожего, уехала к нему, родила. И — тоже попалась на наркотиках. Уже, вроде, и не украинка, но и не африканка. Она тут давно. Сейчас староста группы. Навещает ее только свекор, да и то редко...

— Что маме вашей, Вика, сказать, когда в Украину прилечу?

— Попросите, пожалуйста, об одном — чтобы обязательно дождалась. Скажите еще, что я ее очень-очень люблю и помню каждую минуту. То, что испытала здесь, никому не пожелаю. Время, проведенное в тайской неволе, научило терпению, выдержке, сделало сильнее, мудрее. А Нине Карпачевой скажите, что картину, которую обещала, обязательно ей нарисую и пришлю. Только бумагу хорошую найду. На полотне будет всего три персонажа: две акулы, крупная и помельче, притаившиеся, словно для коварного броска, в глубине океанариума, а лицом к ним — женщина. Хищников и человека разделяет лишь хрупкая преграда — тонкая полоска стекла. Кажется, вот-вот треснет, и беды не миновать. Такой вот символ-предостережение, чтобы всегда помнить об опасности...

ПРОФИЛЬ. Имя: Виктория Мамонтова. Родилась: 10 мая 1971 года в Харьков. Оканчивала среднюю школу №124 и КГУ имени Шевченко

В ТЮРЬМЕ СТАЛА ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНИЦЕЙ. Тайская "зона" живет по своим, раз и навсегда установленным канонам. Разницы между европейками и местными практически нет, впрочем, и дружбы между ними тоже особой не наблюдается — каждая, по сути, сама по себе, убийца, наркокурьер или воровка.

— Здесь нет такого, чтобы кто-то себя превозносил, а кто-то кого-то унижал или подчинял своей воле, — говорит Вика. — Женщины-офицеры этого не позволяют, пресекая на корню любую попытку спровоцировать конфликт, драку. Впрочем, ссор избежать не удается, но зачинщиков стараются сразу усмирить, развести, применяя для самых агрессивных даже дубинки. Самым жестоким наказанием считается грязная физическая работа — чистить и убирать туалеты, подметать асфальт...

Тайцы, по словам Мамонтовой, в целом люди миролюбивые, к спорам и разборкам не склонные. Если острые ситуации и возникают, предпочитают не ругаться, соглашаются, но сделают все равно по-своему, так, как задумали. Этому стоит поучиться — себе дешевле и для здоровья лучше.

Вика открыла в себе здесь дар разгадывать сны. Не только свои, но и чужие. К ней приходят и спрашивают, что означает то, и что это, и она интуитивно расшифровывает, что будет и чем сердце успокоится. Тайки шутят: "Как ты скажешь, так и будет — скажи что-то хорошее".

А она сама, не обделенная талантами, учится у таек пластике танца, волшебству музыки, восприятию мира и окружающей действительности. Потому что это только кажется, что жизнь за решеткой замирает.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Александр Ильченко
Вы сейчас просматриваете новость "Виктория Мамонтова: "В тайской тюрьме у меня открылся дар ясновидения"". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: