укр
Віталій Квітка
Свято імені нас
Главная Последние новости Украины
26 Ноября 2007, 17:02  Версия для печати  Отправить другу
×
Закулисье шахтерских трагедий: как психологи подавили "отцовский бунт" на "Засядько", кого шахтеры называют "Бабой Ягой" и почему спускаются в забой без трусов http://www.segodnya.ua/img/article/826/30_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/826/30_tn.jpg Украина "Сегодня" узнала, что творилось на шахте Засядько после крупнейшего в истории Украины взрыва.
Закулисье шахтерских трагедий: как психологи подавили "отцовский бунт" на "Засядько", кого шахтеры называют "Бабой Ягой" и почему спускаются в забой без трусов

Закулисье шахтерских трагедий: как психологи подавили "отцовский бунт" на "Засядько", кого шахтеры называют "Бабой Ягой" и почему спускаются в забой без трусов

"Сегодня" узнала, что творилось на шахте Засядько после крупнейшего в истории Украины взрыва.

В дни аварии на шахте Засядько работали не только спасатели, но и психологи МЧС из Донецкой, Харьковской, Днепропетровской, Луганской и Запорожской областей. Именно им, а не милиции, на второй день после взрыва удалось остановить обезумевшую от горя толпу родственников погибших, когда отчаявшиеся люди собирались физически расправиться с почетным президентом шахты Ефимом Звягильским.

"КОГДА РЫДАЕТ МУЖЧИНА…" "Мы работали в зале с людьми, когда за нами прибегает кто-то из спасателей и говорит: "Срочно нужны психологи к администрации шахты!" – вспоминает старший психолог ГУМЧС Донецкой области Марина Ткач. – Я помчалась туда: у людей сдали нервы, многие в истерике, и я понимаю, что милиция здесь не поможет – ведь запретами и силой здесь ничего не сделаешь. В таких случаях надо постараться погасить эмоции, а для этого – понять, кто людей подстрекает. Ведь в экстремальной ситуации действует цепная реакция: истерика или паника у одного – то же самое начинается у всех. Это как в детском саду: плачет один ребенок – его тут же подхватывают остальные. Мужчину, поднимавшего бунт, определить было нетрудно. Он кричал, что во всем виноват директор шахты и что его покрывают. У этого человека в шахте погиб сын, он, как и многие, был вне себя от горя. Я не помню, как именно мне удалось его увести подальше от всех, но пока мы с ним говорили, пока он плакал – люди потихоньку успокоились. Уже никто никуда не бежал, не кричал: люди просто сидели и плакали".

"Я никогда не забуду мужчину, который требовал вернуть живым его сына, – вспоминает старший психолог ГУ МЧС в Луганской области Наталья Борисова. – Когда плачет женщина, это более естественно. Но когда рыдает пожилой мужчина, которого невозможно успокоить – это совсем другое. Из разговора я поняла, что он верующий. И мы вдвоем, взявшись за руки, стали молиться за его сына. Говорю ему: "Вы же верите, что человек не умирает? Значит, вы все равно встретитесь со своим сыном, рано или поздно". И это помогло. Он почти сразу успокоился: в нем появилась уверенность, что сын все равно будет жить – пускай на небесах…"

ЧАЙ, ПЕРЧАТКИ И МЯЧИКИ. Специальный "чемодан психолога" – разработка харьковских специалистов из Университета гражданской защиты Украины – стал в дни работы на шахте почти незаменимой вещью. В нем – то, без чего работать с родственниками погибших было бы невозможно. Кроме традиционных успокоительных средств и специальных медикаментов, здесь есть и вещи неожиданные. К примеру, резиновый мячик. "Человек в состоянии стресса, сам того не замечая, очень сильно сдавливает что-то руками – он таким образом борется с ужасом. Уже через несколько часов работы у наших девочек запястья были в синяках. В таких случаях мячик и может пригодиться", – объясняют психологи. А чая по словам психологов в первый день ушло 80 литров.

Или вот перчатки и марлевая повязка – для работы с телами погибших в морге. Казалось бы, зачем это нужно психологу? "Часто бывает так: в морге паталого-анатом только дотрагивается до тела погибшего – и у близкого человека появляется агрессивная реакция: он бьет по рукам: "Не трожь моего!" Поэтому здесь помогает психолог – ему родственники погибших доверяют намного больше", – говорит Виталий Христенко, ведущий научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории экстремальной и кризисной психологии Университета гражданской защиты Украины.

ГАСИЛИ СВЕЧИ И ГНАЛИ СВЯЩЕННИКОВ. В те дни, вспоминает Виталий Евгениевич, приходилось следить и за тем, чтобы никто из родственников погибших не зажигал свечей. Это могло спровоцировать самые разные реакции – от истерики до агрессии: у большинства людей, потерявших близких, даже после оглашения списков теплилась надежда, что мужа или сына найдут живым. А еще строго следили за тем, чтобы рядом с пострадавшими не оказалось священников. "Их присутствие на месте трагедии лишило бы многих последних сил и последней надежды, – объясняет Виталий Христенко. – На второй день после взрыва пришли католические священники, но почти сразу же и ушли – им пришлось объяснить, что отпевать здесь пока некого, люди еще надеются увидеть живых родственников".

НЕ ФАТАЛИСТЫ, А ОПТИМИЗМЫ. Мнение о шахтерах как о фаталистах психологи считают ошибочным. "Я бы скорее называл их оптимистами", — говорит психолог Василий Лефтеров, — Они каждый день готовятся к самому худшему, и их семьи провожая их в шахту психологически готовы ко всему. Но, в тоже время они настраиваются на то, что "меня и моего близкого бог убережет". Специалисты считают, что у шахтеров нет каких либо психических отклонений вызванных работой на шахте, при этом они добавляют, что монотонная работа на шахте притупляет чувство опасности. "Человек не может быть постоянно в страхе, поэтому срабатывают защитные механизмы", — рассказывает Лефтеров, Но, то, что сейчас пришлось пережить шахтерам не просто психологическая травма, а железное психологическое увечье". По мнению специалистов, если пережившие аварию "застрянут на "стадии горя" то до конца жизни у них будут депрессии.

РЕКЛАМА НА ГОРЕ. Кроме психологов МЧС, с родственниками погибших работали психотерапевты из государственных и частных клиник. Допускать – особенно последних – на место трагедии было, пожалуй, одной из самых грубых ошибок, считает Виталий Христенко. Многие "врачи" из коммерческих клиник приходили к шахте… в надежде сделать себе рекламу. К примеру, людей просили поставить подписи в каких-то бумагах, которые на самом деле оказывались благодарственными письмами в адрес клиники. "Я видел такую ситуацию: пожилая женщина успокаивала свою дочь, у которой в шахте погиб муж. И тут к этой бедной матери подходит такой "специалист" и на ухо ей шепчет: "Не хотите ли вы записаться к нам на платные курсы?" Очень многие просто пиарились на человеческом горе", – рассказывает Виталий Христенко.



Кроме того, рассказывают спасатели, методы, которые применяли психотерапевты к убитым горем людям, зачастую были не то что неуместны – категорически недопустимы. "Когда возникает чрезвычайная ситуация, ни у кого ведь не возникает мысль прислать на место трагедии стоматологов или гинекологов. Так же и психотерапевты с их методами работы, были, на мой взгляд, абсолютно неуместны на шахте, – считает Виталий Христенко. – Например, психотерапевт подходит к женщине, которая бьется в истерике и сейчас потеряет сознание. Он ей: "Сейчас я буду оказывать вам психологическую помощь. Потом делает паузу и выкрикивает: "Сейчас как дам в лоб!" Для работы в кабинете такие парадоксальные методы годятся, иногда они эффективны, но не в данной ситуации! Или, например, людям предлагали делать дыхательные упражнения, которые в данном случае тоже противопоказаны – просто потому, что человек может потерять сознание. Вот после похорон эти методы, может, и были бы к месту, но не тогда!"

20 ШАХТЕРСКИХ ЖИЗНЕЙ – УСЛОВНЫЙ СРОК

Новые аварии на шахтах порождает безнаказанность за предыдущие ЧП, считает следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Виктор Сандыга.

Виктор Васильевич знает, о чем говорит: ему было поручено расследовать уголовное дело по факту взрыва метана на той же шахте имени Засядько 31 июля 2002 года, в результате которого погибли 20 горняков.

Менее чем через неделю был арестован Николай Глушко, начальник участка взрывных работ ПР-4. Ему предъявили обвинение по статье 272-2 УК Украины — нарушение ответственным лицом правил безопасности во время выполнения работ с повышенной опасностью, повлекшее гибель людей.

С тех пор прошло более пять лет. Ни Глушко, ни заместитель техдиректора шахты по сотрясательным взрывам, ни четверо других обвиняемых, которые привлекались к уголовной ответственности, не понесли наказания.

По словам Виктора Сандыги, виной всему судебная волокита. Дело поочередно, сменяя друг друга, слушали несколько судей. Приговор, оглашенный шестерым обвиняемым, прозвучал только в феврале нынешнего года и предусматривал от 2 до 4 лет... условно! Сейчас дело находится уже в Верховном Суде, и неизвестно, какая его ожидает участь. А неугомонного следователя один из судей решил сам допросить в качестве свидетеля, пытаясь таким образом "выбить" из затянувшегося марафона.

— Если им удастся отстранить меня от расследования, — не скрывает горечи старший советник юстиции, — то не удивлюсь прекращению дела по статье 6, пункту 2 УПК Украины — за отсутствием состава преступления.

Когда случился взрыв, Виктора Сандыгу представлял лично заместитель генпрокурора Александр Медведько, ныне генеральный, характеризовавший своего следователя, как хорошо разбирающегося в специфике труда на предприятиях угольной отрасли. Теперь Виктору Васильевичу намекают на заслуженный отдых. Но он говорит: "Пока не доведу начатое до конца, и виновные не ответят по закону, — на пенсию не уйду. Мне совесть не дает спокойно смотреть в глаза женам и детям погибших на шахте".

ПОЧЕМУ "ЗАСЯДЬКО"?

Сейчас у комиссий, работающих на шахте имени Засядько, нет четкой версии, объясняющей причины страшной трагедии. По словам ученых, метан мог быть внезапно выброшен в выработки, либо скопиться в них из-за интенсивных добычных работ. Но сам по себе газ не взрывается, для этого нужна искра. Она могла возникнуть по следующим причинам:

НЕИСПРАВНОЕ ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ

Высоковольтный кабель, проложенный вдоль шахтных выработок, мог был поврежден случившимся до взрыва обвалом (большим или не очень), а его искрящиеся оголенные провода воспламенили метано-воздушную смесь.

ИСКРЫ

Воспламенить опасный газ могли искры, высеченные металлом о твердые породы, либо металлом о метал. Предполагают, что взрыв произошел либо в забое, либо в бункере, куда ссыпается уголь. В последнем случае искру мог высеч стальная деталь случайно попавшая в уголь.

ЭФФЕКТ НИПЕЛЯ

По мнению ученых, если при бурении был вскрыт газовый резервуар, то выходящий под давлением метан мог нагреть до критической температуры стенки скважины (так нагревается ниппель велосипедной камеры при накачивании) — сработал отрицательный эффект Джоуля-Томсона. Тем более, что машинное масло капнувшее на стенки высверленного отверстия значительно увеличивает вероятность возгорания.

КУРЕНИЕ

Взрыв могло инициировать курение. Несмотря на жесткие запреты, и смертельную опасность в некоторых шахтах Донбасса время от времени ловят курильщиков. Однако, шахтеры Засядько, уверены ,что у них на шахе такого быть не могло: "мы таким курильщикам еще наверху головы отбиваем".

ДИВЕРСИЯ

Среди шахтеров поговаривают, что взрыв могли организовать. Нашелся человек который за деньги для своей семьи взорвал себя и своих товарищей. Шахтное руководство называет эту версию бредовыми слухами, тем более что для взрыва одного подрывника мало, нужна еще метано-воздушная смесь взрывоопасной концентрации, а угадать когда именно она появится в выработках, невозможно.

Фото С. Ваганова"ПРЕДСТАВЬТЕ, ЧТО ВЫ ШЕСТЬ ЧАСОВ РАБОТАЕТЕ ПОД КУХОННЫМ СТОЛОМ..."

Условия, в которых приходится работать шахтерам, можно сравнить разве что с адом — жара, густая пыль, теснота. Неудивительно, что средний срок жизни горняка 54 года, у среднестатистического украинца — 66 лет.

"ХОЧЕШЬ ЖИТЬ — СТАРАЙСЯ ДУМАТЬ!" "Представьте, что вам в течение шести часов приходится работать под кухонным столом или же ползать между креслами в кинозале. В таких условиях трудятся шахтеры, — рассказал нам бывший горноспасатель, профессор, завкафедрой "Природоохранная деятельность" ДНТУ Виктор Костенко. — Человеческий организм не выдерживает. Накапливается усталость, голова перестает работать". По мнению ученого, именно этот фактор зачастую и приводит к трагедиям, травмам. У шахтеров даже есть поговорка: "Хочешь жить — старайся думать!".

БЕЗ ТРУСОВ. Кроме того, с увеличением глубины растет температура. На глубине она +30—35 С есть шахты, на которых приходится "давать уголь" и при +50. "Это как тропики. Пот льет градом, тяжело руку поднять, не то что работать, но люди и к такому привыкают", — говорит председатель Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец. Шахтеры работают в калошах (или обрезанных сапогах-"чунях"), каске, и... поясе, на который повешен аккумулятор от шахтной лампы-"коногонки" (коногонами в старину называли шахтеров, которые на конных повозках возили уголь под землей, по одной из версий, первые модели шахтного фонаря имели аббревиатуру КНГК, отсюда и название — КоНоГонКа). Трусы уменьшают теплоотвод, и от них во многих шахтах отказываются.

Среди шахтеров ходит легенда, что однажды студенток-геологов отправили на практику в шахту. Девушки, охая, ползли по лаве, а когда наконец смогли нормально поднять голову, то дружно завизжали — перед их лицами мерно покачивались черные от угольной пыли шахтерские... интимные части тел.

ПЫЛЕВАЯ БУРЯ. Кстати об угольной пыли. "Иногда пыли столько, что видимость — метр, мелкие осколки хлещут по глазам, тяжело дышать, работать приходится в респираторах, это как пыльная буря в замкнутом пространстве", — описывает Волынец. Въевшуюся в кожу пыль отмыть невозможно, особенно ту, что оседает вокруг глаз. Даже после бани ресницы и веки выглядят, словно накрашенные тушью, и видя шахтеров, гости Донбасса удивляются: "У вас так много гомосексуалистов..." Подобные условия труда сказываются на здоровье. "Еще 20 лет назад если человек умирал от сердечной недостаточности — это считалось экзотикой, сегодня это стало обыденным явлением — пошел в шахту и не выдержало сердце", — сказал нам Костенко. Кстати, донбасские врачи говорят, что, рано выйдя на пенсию (после 10—20 лет подземного стажа), шахтеры, не знают, чем себя занять, попросту спиваются.

ЗАВАЛЕННЫЕ ГОРНЯКИ ИНОГДА БЬЮТ СПАСАТЕЛЕЙ

После взрыва на шахте им. Засядько все работы в поврежденных выработках были приостановлены. Единственными, кто регулярно опускался в объятые огнем шахтные коридоры, были горноспасатели. "Иногда задымленность такая, что не видно даже своей руки, ребята идут в связке. Идут в неизвестность, из которой можно не вернуться", — рассказал нам бывший горноспасатель Виктор Костенко.

ТЕПЛОВЫЕ ЛОВУШКИ. По его словам, в выработках после аварии могут быть тепловые ловушки, зоны с большой температурой. "Командир отделения регулярно смотрит на термометр, и если температура поднимается быстрее, чем на один градус в минуту — надо возвращаться. Но бывает так, что разворачиваешься на 180 градусов, а температура растет еще быстрее", — вспоминает случай из своей практики Костенко. Ошибка может стоить человеческих жизней. Так, в 1993 году на донецкой шахте им. Скочинского из-за просчета руководителя горноспасательных работ погибло отделение горноспасателей, к ним пошли на помощь другие и также попали под взрыв, всего тогда погибли трое шахтеров и 23 горноспасателя.

КУЛАКИ И ПЕСНИ. По воспоминаниям горняков, бывает и так, что плененные завалом шахтеры не рады спасителям. "Однажды выработку затопило, и чтобы пробраться к людям, пришлось надевать водолазные костюмы. Увидев, как из темноты появляются страшные "чудовища" в скафандрах, шахтер помутился рассудком и накинулся на них с кулаками. С большим трудом его эвакуировали", — вспоминает Костенко. Но чаще случается наоборот, бывают случаи, когда на поверхности для горняков накрывают столы — отдельно для шахтеров, отдельно для горноспасателей, но через время их сдвигают, и начинается общий праздник с объятиями и песнями. Хотя, увы, чаще спасенных людей везут в больницы".

ШАХТЕРСКИЙ СЛЕНГ В отличие от монотонного, тяжелого шахтерского труда, шахтерский фольклор ярок и разнообразен. Одно из его проявлений — переименование шахтного оборудования, которое буквально искрится от ярких и забавных прозвищ.

Баба Яга — канатная дорога.

Баран — ручное сверло, две ручки которого напоминают рога.

Белые каски — начальство, у обычных шахтеров каски оранжевые.

Белые рубахи — начальство уровня замдиректора и выше (каждый раз при спуске им выдают новую рубаху).

Бутылек, Кошелка — традиция покупать по выходу на-гора трехлитровый бутыль самогона или кошелку с выпивкой.

Гнидники — несвежие портянки.

Карета — вагонетка для перевозки людей.

Коловая — книга нарядов, выход на работу в которой отмечается "1".

Копытные — деньги, доплачиваемые за дорогу к месту работы (шахтерам порой приходится преодолевать по несколько километров от ствола к забою).

Котылик, шабарик — круглое бревно, стойка.

Матюгальник — средство громкоговорящей связи, селектор.

Намордник — респиратор.

Понедельничек — увесистый большой молоток.

Порожняк — пустая вагонетка.

Пятнадцатка в голове — помешательство (звено цепного конвейера из 15 колец при обрыве может попасть в голову и тем самым нанести увечье).

Рачковые и торчковые — рожковые и торцовые гаечные ключи.

Спаситель, спасатель — самоспасатель, индивидуальное устройство, генерирует кислород.

Табулька — индивидуальная зарплатная ведомость.

Тормозок — еда, которую берут на работу.

Упряжка — один выход на работу.

Ширялка — специальный жетон, который засовывают в автоматизированную систему учета выхода на работу.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Влад Абрамов, Гончарова Наталья
Вы сейчас просматриваете новость "Закулисье шахтерских трагедий: как психологи подавили "отцовский бунт" на "Засядько", кого шахтеры называют "Бабой Ягой" и почему спускаются в забой без трусов". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: