укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Последние новости Украины
10 Июля 2009, 07:33  Версия для печати  Отправить другу
×
Жена Кучмы, узнав о победе мужа, решила: это шутка http://www.segodnya.ua/img/article/1659/94_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1659/94_tn.jpg Украина 15 лет назад Кучма выиграл выборы у Кравчука. Главы их штабов рассказали о закулисье кампании.
В эфире. В 1994 году страна впервые увидела дебаты кандидатов. Фото Укринформ
В эфире. В 1994 году страна впервые увидела дебаты кандидатов. Фото Укринформ

Жена Кучмы, узнав о победе мужа, решила: это шутка

15 лет назад Кучма выиграл выборы у Кравчука. Главы их штабов рассказали о закулисье кампании.

10 июля исполняется 15 лет второму туру президентских выборов в Украине, в результате которых Леонид Кучма сменил на посту президента Леонида Кравчука.

Напомним, что к лету 1993 года Украина пребывала в тяжелейшем экономическом кризисе. Мифы о том, что "стоит нам только отделиться от москалей, которых мы кормим, то все у нас будет "сало в шоколаде", рухнули. В стране была галопирующая инфляция, зарплаты и пенсии платили нерегулярно.

В июне 1993 года шахтеры Донбасса объявили о бессрочной забастовке, требуя проведения референдума о доверии президенту и парламенту. Верховная Рада пошла навстречу горнякам и назначила на сентябрь проведение плебисцита. Однако вскоре его отменила, назначив на весну 1994 году досрочные парламентские, а на лето 1994 года досрочные президентские выборы. Леонид Кравчук вначале решил на них не соглашаться и попросту отменить. Однако он не нашел поддержки в этом у министра внутренних дел Андрея Василишина и главы СБУ Евгения Марчука. Они сказали, что не готовы к подавлению выступлений в случае массовых акций протеста. Именно это и заставило Кравчука согласиться на выборы. Основным его конкурентом стал экс-премьер-министр Украины Леонид Кучма. Если Кравчук позиционировал себя как "розбудовнык державы", опираясь на Западную Украину, то второй обещал придать русскому языку госстатус, восстановить связи с Россией и поднять с колен экономику. Его базовым регионом стала юго-восточная Украина.

Кучма показывает "корочку" кандидата. Фото "Укринформ"

Эти выборы стали первыми, которые показали региональный раскол Украины. На западе страны очень боялись прихода к власти "промоскальского Кучмы", и даже расшифровывали его фамилию как "Коммунисты Украины Чекають Московського Агента". Правда, в отличие от выборов 2004 года, кандидат юго-востока победил в четырех центральных украинских областях (Кировоградской, Полтавской, Черниговской и Сумской), чего Виктору Януковичу через 10 лет добиться не удалось.

О том, как проходили эти выборы, специально для "Сегодня" вспоминали руководитель избирательной кампании Леонида Кравчука Николай Михальченко и начальник избирательного штаба Леонида Кучмы Дмитрий Табачник. Характерно, что оба они говорят о схожих фальсификациях на выборах, но обвиняют в них противную сторону.

"СДЕЛАЛИ СТАВКУ НА ЧИНОВНИКОВ И ПРОИГРАЛИ"

Михальченко: "Работали мы просто за обычную зарплату"

"Говоря о президентской кампании Леонида Кравчука 1994 года, начинать нужно с выборов 1991 года, — рассказывает "Сегодня" руководитель избирательной кампании Кравчука Николай Михальченко. — К тем выборам Леонид Макарович был хорошо подготовлен. Единственным его слабым местом были знания в области рыночной экономики, однако с помощью специальных занятий этот пробел удалось устранить. Главным нашим конкурентом был Вячеслав Чорновил, лидер Руха. Но сам лагерь национал-демократии раскололся из-за амбиций и хуторянской психологии их лидеров. Мы прогнозировали, что Чорновил возьмет не больше 30%. В итоге он получил еще меньше, а Кравчук получил более 61% в первом туре".

ШТАБУ НЕТ! "Ситуация же в 1994 году складывалась не в нашу пользу. Во-первых, одна из групп советников Кравчука убедила его отказаться от проведения классической избирательной кампании и сделать ставку на админресурс — руководителей областей и районов. Они даже не дали сформировать избирательный штаб, на чем лично я, на тот момент занимавший пост руководителя службы внутренней политики в администрации президента, и мой коллега Константин Продан настаивали.

Во-вторых, вместе с первым туром президентских выборов прошли первые и последние в Украине всенародные выборы руководителей областей. В итоге, чтобы удержаться на своих местах, они занимались на уровне своих регионов не избирательной кампанией Леонида Макаровича, а своей собственной. А вот Кучма, когда с ними встречался, то обещал им, что губернаторов будут назначать, а не избирать, чтобы они спокойно работали. При этом каждому он обещал, что губернатором будет именно он. Этим самым он перетащил многих на свою сторону. В-третьих, Кравчук долго колебался, а выдвигать ли свою кандидатуру, и часть элиты перешла на сторону Кучмы. В-четвертых, группа его помощников убедила его перед вторым туром, что стратегию менять не надо. Мол, голоса тех, кто не прошел во второй тур, распределятся между ним и Кучмой 50 на 50 (в первом туре, который прошел 26 июня 1994 года, Кравчук набрал 38% голосов, а Кучма всего 31%. — Прим. Ред.).

Я же был с этим несогласен. Считал, что нужно добиваться поддержки партий. Ситуация и с социалистами Мороза, и с коммунистами Симоненко была неоднозначной. Они с равной степенью недоверия относились и к Кравчуку, и к Кучме. Причем к экс-премьеру даже больше, так как считали его авантюристичным. Я договорился о встрече с руководителями партий. Однако неожиданно президент от нее отказался. В итоге коммунистам и социалистам в регионы была негласно спущена команда поддержать Кучму.

Говорят, что якобы команда Кравчука первой стала позиционировать Кучму как пророссийского кандидата, тем самым как бы лишив себя поддержки на юго-востоке. Но это неправда. Так себя позиционировал сам Леонид Данилович. Это не нравилось в Западной Украине, поэтому они поддержали на выборах Кравчука. В Донбассе президента поддержала часть бизнеса. Но представители ВПК, которые тогда активно разворовывали свои предприятия, и угольные бароны поддерживали Кучму". (На самом деле это не совсем так. И.о. премьер¬-министра при Кравчуке был тогдашний неформальный "вождь" донецкой элиты Ефим Звягильский, руководитель шахты имени Засядько. У Звягильского были напряженные отношения с "днепропетровцем" Кучмой, и он понимал, что в случае прихода его к власти он потеряет пост премьера. Поэтому и Звягильский, и большинство других представителей донецкой элиты, в том числе и "красные директора", тогда на выборах активно работали на Кравчука. Например, главой его штаба в Донецкой области был директор Донецкого металлургического завода Владимир Следнев. Однако это никак не повлияло на выбор населения Донбасса, которое в подавляющем большинстве проголосовало не за "националиста" Кравчука, а за Кучму. — Прим. Ред.)

ФИНАНСИРОВАНИЕ. "Как такового его не было. Раз выборы предполагалось провести силами аппарата, то и работали мы просто за обычную зарплату. Конечно, были и спонсоры, но их деньги шли на разного рода публикации. А вот Кучму финансировала Россия. Напрямую ему деньги не давали, однако ему давали нефть. И разница между ценой ее покупки и ценой продажи уходила на кампанию".

ФАЛЬСИФИКАЦИИ? "В ходе этих выборов произошел первый случай массовой фальсификации. Просто Кравчук не захотел обнародовать информацию об этом. Когда подсчитывали голоса после второго тура, то очень долгое время не приходили данные из трех областей — Днепропетровской, Донецкой и Луганской. В итоге они пришли с опозданием в 2—3 часа. Только вместе с этими данными вышло, что Кучма победил". (Касательно задержки в Донецкой области, то, учитывая позицию тогдашней донецкой элиты (см. выше), вряд ли можно говорить о фальсификациях в пользу Кучмы. — Прим. Ред.)

ТАБАЧНИК: "КУЧМА ДУМАЛ, ЧТО ПОБЕДИЛ КРАВЧУК"

Табачник: "На всю кампанию мы потратили не больше 1 млн долларов"

ВЫДВИЖЕНИЕ. Леонида Даниловича много раз уговаривали выдвинуть свою кандидатуру в президенты. Решение им принималось очень тяжело. Если провести историческую аналогию, то Леонида Кучму можно сравнить с Борисом Годуновым, которого трижды призывали на царство, и он трижды отказывался. Уговаривали его разные группы людей. Решающую роль сыграли его коллеги по директорскому корпусу – "красные директора" из Днепропетровского, Донецкого и других регионов, которые были

разочарованы экономической политикой Кравчука, и поэтому штурмовали с этим предложением Кучму. Решение созрело у Леонида Даниловича на рубеже 93-94 годов, а окончательно было принято 9 декабря 1993 года на съезде промышленников и предпринимателей, когда он баллотировался на пост президента УСПП. Тогда администрация Леонида Кравчука засуетилась и пыталась выдвинуть кандидатуру бывшего премьера Витольда Павловича Фокина, пытались также уговорить тогдашнего вице-премьера Василия Ивановича Евтухова не уходить с должности, которую должен был занять Кучма. Но, несмотря на давление, Леонид Данилович возглавил эту организацию.

Вторым этапом стало его выдвижение кандидатом в депутаты. Вот тут мне уже пришлось выдержать целую баталию с его друзьями и земляками из Днепропетровска. Последние уговаривали его баллотироваться по тому округу, по которому он победил в 1990 году. Это был жилой район в Днепропетровске, по сути, построенный Кучмой.

Мои же стратегия и замысел отличались. Я считал, чтобы сделать заявку на президентские выборы, необходимо получить ошеломляющую победу. Нужно было стать депутатом Верховной Рады по абсолютному количеству проголосовавших "за". Это должна была быть мощная политическая акция, а в городе-миллионнике такой результат получить невозможно. Я, конечно, понимал, что в своем округе он победит, но это будет победа или во втором туре, или в первом, но с порядка 50% голосов. А нужен был туркменский вариант – 99,9% голосов. И вот тогда я стал уговаривать Леонида Даниловича баллотироваться по самому большому территориальному округу Украины – по Новгород- Северскому, где находилась его малая родина. Большой округ в те времена насчитывал более 100 тысяч человек.

Днепропетровцы страшно упирались – директор "Южмаша" Юрий Алексеев, и нардеп Олег Петров – мне говорили, что я веду дело к поражению. Но мне удалось выиграть, так как я внушил Леониду Даниловичу, что победа должна быть абсолютно ошеломляющей. Перед этим, правда, сделали разведку боем. Мы объездили округ на его убитой двадцать четвертой "Волге". Когда Кучма почувствовал, что земляки готовы встать за него горой, он согласился. И в марте 1994 года он победил. Причем его результат был первым среди всех 450 депутатов Верховного Совета. "За" проголосовало 97% при явке 96%. Так вот, в президенты его выдвигала не партия, а собрание избирателей в Новгород–Северском.

КАМПАНИЯ. Избирательный штаб Кучмы располагался на Крещатике в офисе УСПП. Он был крохотным, в его работе принимало участие не более 20 человек. Все занимались всем. В штаб входили Виктор Михайловский, Виктор Воронин, Леонид Новохатько, Василий Ткаченко, Владимир Малинкович (они писали материалы для прессы и делали аналитику, заготовки для интервью). Мой родной брат Михаил Табачник работал секретарем избирательного штаба, отвечал за связь с территориальными штабами.

Давление со стороны Кравчука было столь высоко, что долгое время мы не могли найти Кучме доверенное лицо даже в Донецкой области, так все боялись. Им стал аспирант Владислав Теличко, который потом был назначен первым заместителем губернатора Донецкой области.

Ставку мы делали на 15 областей Юго-Востока и Центра Украины, в которых поддержка Кучмы была полностью гарантирована, хотя он пару раз был и на Западе Украины. Кампания началась 28 апреля, а сбор подписей нужно было завершить до 12 мая. Это власть делала специально, ведь тогда были объявлены большие выходные, аж 2 недели. Всего нужно было собрать 100 тысяч подписей. Это была единственная возможность для команды Кравчука сбить Кучму, как говорится на взлете. Поэтому мы собирали подписи с тройным запасом. Мы собрали их около 300 тысяч. Еще одним условием было собрать подписи в двух третях областей Украины, т.е. в 18 областях.

Труднее всего было их собирать на Западной Украине. Так, генерал-лейтенант из Генштаба в Ивано-Франковской области по заданию министра обороны отобрал у офицера (нашего доверенного лица) все собранные там подписи (их было свыше 5 тысяч). Порвал и приказал сжечь прямо на плацу подписные листы.

Еще была интересная ситуация. Один крупный директор предприятия (он сегодня действующий депутат) обещал собрать подписи по Запорожской области. В своих базовых областях, кстати, мы ставили задание собрать по 25 тысяч в каждой. Так вот, он как исчез 28 апреля, так 13 мая только появился. Однако средней руки бизнесмены подхватили упавшее знамя и собрали нужное количество по Запорожской области. Там возглавлял работу Вячеслав Никулин.

Кстати, сдавал я подписи вместе с Виктором Ворониным в ЦИКе до глубокой ночи. Сначала они считали подписи. Если находили неверно оформленную подпись, то браковали весь листок, а там было 40 подписей. Однако когда число принятых подписей перевалило за 150 тысяч, они стали считать просто листами и принимать подписи пачками. В общем, к утру мы сдали 260 тысяч подписей. Еще оставался мешок, но я сказал, что хватит уже мучиться, потому что наступает рассвет

ФИНАНСИРОВАНИЕ. Избирательная кампания Кучмы, которая длилась всего три месяца с апреля по июнь включительно, была романтической и волонтерской. В штабе никто не работал за деньги – ни технологи, ни аналитики, ни пресс-служба. Работали люди, которые, идя на кампанию, взяли отпуска на работе. Сейчас в это невозможно поверить, но тогда в месяц на областной штаб тратили 300-500 долларов, а вообще вся кампания с учетом полиграфии и прочих трат, думаю, обошлась нам в 1 миллион долларов.

Люди работали от души. Сейчас этого никто не понимает, но когда в штаб привозили напечатанные листовки, то мы снимали пиджаки и галстуки и шли их разгружать. Возвращались в помещение мокрые и черные.

АГИТАЦИЯ. У нас была непритязательная агитация. Кандидат Леонид Кучма на плакатах был изображен в водолазке и в скромном костюме. Лозунги кампании были простыми и понятными – восстановление экономических связей и сближение с Россией, экономический подъем, предоставление русскому языку государственного статуса. В нищей стране, где зарплаты тогда составляли 3-5 долларов на человека, черно-белые плакаты Кучмы, отпечатанные чуть ли не на оберточной бумаге, в соседстве с цветными, отпечатанными на финской бумаге плакатами Кравчука, говорили сами за себя ярче и доступнее, чем любая агитация.

Мы размещали наши материалы, прежде всего, в местных газетах. Я помню, например, что моя статья "Как обрезали крылья Леониду Кучме" была опубликована по Украине в 160 газетах разного уровня – в основном городских и областных. Некоторые издатели и журналисты центральных газет нас также поддерживали. При этом не за деньги. Например, главный редактор "Независимости" Владимир Кулеба. Его помощь была ценна, потому что в это время, например, в "Киевских ведомостях" о Кучме давали дозированную информацию, а беседы Сергея Кичигина с Кравчуком печатались из номера в номер. "Сельские вести" поддерживали только Александра Мороза.

Избирательная ситуация была уникальна еще и потому, что в Украине было всего 3 телеканала – УТ-1, УТ-2, УТ-3. Все они были государственными и полностью управлялись администрацией Кравчука. Кучму же на телевидение вообще не пускали. Поэтому наше ноу-хау – это ставка на только что появлявшиеся тогда местные приватные телеканалы, которые с удовольствием давали интервью Леонида Даниловича (справедливости ради стоит сказать, что Кучму поддерживали и на российских телеканалах, которые в то время были среди украинцев намного популярнее центрального киевского ТВ. Уже став президентом, Кучма учел этот опыт и перекрыл прямую трансляцию телеканалов из Москвы на Украину, чтобы больше никакой оппозиционер их помощью не воспользовался. Кстати, Табачник отрицает, что Россия на государственном уровне тогда поддерживала Кучму и говорит, что все это — провокации националистов. — Прим. Ред.).

В нашем штабе тогда работал Александр Волков. Он был состоятельным человеком. Ему принадлежал киевский канал "Гравис", который давал о Кучме положительные сюжеты. Так власти ничего лучше не придумали, как закрыть канал и отобрать у него лицензию. В журналистской среде это вызвало большое неприятие.

На государственных каналах Кучма выступил всего 2 раза – перед первым и перед вторым туром выборов по 20 минут. Перед вторым туром, когда снимали выступление Кучмы в рабочем кабинете на "Южмаше", он был сильно простужен. Делали съемку ребята с заводской студии. Выступать он должен был по-украински, поэтому ударения делал неправильно. Я писал текст фломастерами на больших перекидных листах и расставлял ударения. Записывали буквально по одной фразе. Простуженный Кучма держался героически. С ним с 12 часов дня до глубокой ночи было сделано 50 с лишним дублей. Я все время их браковал – то манжет нужно было поправить, то ударение было сделано неправильно. Он злился – и очки швырял, и телевизионщиков, когда я выходил покурить, выгонял из кабинета. "Да не могу я больше, сил никаких нет", – кричал Леонид Данилович, когда я возвращался в кабинет. Профессиональному актеру невероятно тяжело сделать 50 дублей, а тут директор завода с температурой и с насморком.

Потом эти кассеты мы повезли машиной в Киев в Гостелерадио, располагавшееся на Крещатике. За рулем был Андрей Деркач, который менялся с моим братом Михаилом. У нас было 4 копии выступления. Председатель Гостелерадио Николай Охмакевич, друг Кравчука еще со времен ЦК КПУ, спрятался. Вместо себя он оставил своего первого заместителя Зиновия Кулика. А тот тоже не хочет принимать кассету – все никак не мог появиться в своем кабинете. Тогда мы взяли его в осаду. Я сидел на центральной лестнице, а на Пушкинской, где был второй выход, сидел Андрей Деркач. Проходит уже 4,5 часа (по требованиям ЦИКа нужно сдать выступление в определенное время и в определенный день, иначе потеряешь телеэфир), тут смотрю, идет Кулик, видит меня и с удивлением говорит: "Так вы до сих пор меня ждете?". А я такой же был замминистра, как и он. Я ему отвечаю: "Да, Зиновий Владимирович, уже 4,5 часа подряд. Вот вам кассета с официальным обращением кандидата Кучмы. И не думайте, что она может размагнититься. У Деркача есть вторая кассета, у брата третья. Есть еще четвертая и пятая".

ДЕБАТЫ. Впервые между кандидатами в президенты были теледебаты. Во время их проведения на Майдане стояли 2 телекамеры. Я понимал, что в телеэфире Кравчук, как опытный политбоец, будет держаться лучше. Нужно было подстраховать Леонида Даниловича. Эфир начинался в 7.30 вечера. А мы уже с 12 часов дня были у телекамер, взяв их в осаду – там были все наши друзья, студенты, сочувствующие. Первым задавал Кравчуку вопросы мой родной брат. Мне потом Леонид Данилович говорил, что "когда я увидел Мишу на большом мониторе, я чуть с кресла не упал". Он знал его бойцовский характер и думал, что он что-нибудь такое Кравчуку зарядит. И, действительно, Миша, представившись студентом, а оно так и было, спросил у президента: "Леонид Макарович, вот вы говорите, что за время вашего президентства жить стало лучше. Я этого не чувствую. Может быть, лучше стало жить лично вам и вашему окружению?".

А вот Леониду Даниловичу задавали только те вопросы, в которых он был силен. Понимая, что все 1,5 часа дебатов могут пройти в одни ворота, окружение Кравчука (а рядом с ним были и глава его администрации, и министр внутренних дел) дало команду вылавливать в толпе на Майдане усатых и в вышиванках товарищей, так сказать, потенциальный электорат Кравчука. Расталкивая наших, их подводили к микрофону. Но пока суд да дело эфир уже закончился, и я считаю – Кучма его тогда с блеском выиграл.

Кстати, во время кампании Кучма брал несколько уроков сценического мастерства у Михаила Резниковича, главного режиссера Театра Леси Украинки. Последний рассказывал ему, как входить в разговор, как привлекать внимание людей. Мне кажется, эти занятия очень помогли Леониду Даниловичу.

 

Передача власти. Кравчук и Кучма в день инаугурации второго президента. Фото "Укринформ"

США. Еще одним важным моментом избирательной кампании была наша поездка в Америку по приглашению Национального института Демократической партии. Это, по сути, была попытка американцев познакомиться с Кучмой. Формально в делегацию он вошел, как только что избранный народный депутат. У него были очень интересные встречи в Сенате, Палате представителей и в администрации президента. Американцы расспрашивали его о реформах и о видении взаимоотношений с Россией, Европой и США.

Я увидел там впервые, как срабатывают тайные пружины американской дипломатии. Устроить официальную встречу с Клинтоном американцы не могли, это выглядело бы поддержкой оппозиционного кандидата. С вице-президентом Альбертом Гором также нельзя. Самая высокая из заявленных встреч была с помощником президента по вопросам

национальной безопасности Энтони Лейком. Кроме Кучмы на встрече был я и переводчик. Я тогда поразился, какой небольшой у третьего лица в администрации президента кабинет. Встречу назначили перед самым обеденным перерывом. Уже прошло 40-45 минут, она близится к завершению. И тут открывается дверь, заходит высокий, красивый, в шикарном костюме мужчина. По фотографиям мы его узнали. "Здравствуйте, господин Кучма! Я вице-президент США Альберт Гор. Я вот шел по коридору и зашел к своему другу Лейку". Официальной встречи не было, но они проговорили с Кучмой минут 40. Набор вопросов был тот же. Кучма говорил, что Украина должна быть открыта и Западу, и России.

После визита образ Кучмы, как страшного противника Америки, который пыталась лепить кравчуковская дипломатия, отпал. А ведь доходило до идиотизма. Было, например, 2 наших посла, которые в западной прессе заявили, что если президентом станет Кравчук, то Украина продолжит нормально развиваться, а если – Кучма, то будет раскол и гражданская война. Уже потом после победы их пришлось отозвать.

РОССИЯ. Туда Кучма ездил во время кампании 2 раза в основном для участия в телеэфирах. Один раз со своим другом Аркадием Вольским, президентом Российского союза промышленников и предпринимателей. Во второй раз он давал интервью ОРТ уже индивидуально. У него были еще встречи с Черномырдиным. Разговоры о том, что Россия ему какую-то помощь предоставляла – блеф и выдумки националистов.

ЧЕРНЫЙ ПИАР. Его тогда не было. Всем "черным пиаром" занимался я лично. Он был очень смешной. Мы через "Интерфакс" часто размещали социологические опросы. Типа того, что социологический центр "Одуванчик" или "Аленький цветочек" провел опрос по Херсонской области, в ходе которого выяснилось, что там с огромным отрывом лидирует Кучма. На втором месте Кравчук, на третьем – Мороз. Цифры брались с потолка. Это делалось для того, чтобы вселить в людей уверенность в победе.

ПАЦИФИСТ. Я несколько раз во время кампании сказал, что единственный человек, который может помешать нам, победить, это наш кандидат. Почему? Кучма наотрез в своих выступлениях отказывался критиковать Кравчука. Мол, это недостойно, ведь я работал с ним премьер-министром. Я буду лучше говорить избирателям о том, что я буду делать.

ПОБЕДА. Первый тур выборов состоялся 26 июня. Мы думали, что победим, но победил Кравчук. Согласно социологическим исследованиям они шли одинаково, но все дело было в явке избирателей. Западная Украина оказалась более политизированной, поэтому и явка там была выше. Перед вторым туром мы не агитировали, а нагнетали ситуацию с тем, чтобы на участки пришел Юго-Восток. И когда в ночь с 9 на 10 июля (сразу после завершения второго тура) стало известно, что Донецкая, Харьковская, Днепропетровская и Одесская области добавили явку на 2-3%, то я понял, что мы победили. Ведь Кравчук исчерпал свой ресурс на Западной Украине, там уже и участвовало 99%, и проголосовало 97%. Тогда я сказал: "Ребята, посылайте за бутербродами и водкой. Мы победили!".

Клятва. Новоизбранный президент присягает на Библии. Фото "Укринформ"

КУЧМА НЕВЕРУЮЩИЙ. Кучма не верил в победу. Перед вторым туром он отказался оставаться в Киеве, и вообще уехал в Днепропетровск. Я говорю: "Леонид Данилыч, вы должны быть здесь!", а он отвечает: "Нет, поеду домой. Дома и стены помогают". И голосовал у себя, на улице Куйбышева в Днепропетровске.

В 7 часов утра (10 июля) на всех каналах радио появились первые новости, в которых утверждалось, что победил Кравчук. И эту новость передавали до 12 часов, в том числе и российский "Маяк".

В 7.30 я провел пресс-конференцию, на которой заявил, что победил Кучма. При этом блефовал. Чтобы ошеломить количеством цифр, я, имея предварительные подсчеты наших штабов, называл цифры вплоть до единиц. Например, в Донецкой области Кучма набрал 2 300 716 голосов и так далее. А мне кричат: "А в Житомирской области?". А я им отвечаю: "Да, пожалуйста – 294 тысячи 557 голосов".

Людмила Николаевна Кучма безумно переживала за мужа. Она считала, что идея с президентством Леонида Даниловича обречена на поражение. Она даже как-то мне в сердцах сказала: "Вот вы заварили эту кашу, а нам жить в этой стране и неизвестно, как оно еще все обернется".

Так вот, в Днепропетровск я позвонил перед пресс-конференцией. Трубку взяла Людмила Николаевна. Я ее поздравил, дословно сказав: "Вы жена президента Украины". Она охнула и сказала: "Димочка, ну, разве можно так шутить и в такую рань". Я ответил: "Да какие шутки". Она продолжает: "Да перестань, мы уже слышали семичасовые новости, где сказали, что Кравчук впереди". Потом трубку взял Леонид Данилыч. Судя по голосу, он смирился с тем, что проиграл. Говорю ему: "Поздравляю! Вы – президент Украины!". Он : "О чем ты говоришь, второй выпуск новостей говорят, что президент – Кравчук". Я ему начинаю доказывать, что он выиграл и разрыв с Кравчуком у него 7%. Только ближе к 12 дня мировые агентства стали передавать, что победил Кучма. Председатель ЦИК Иван Емец позвонил Кучме после 11 часов и официально сообщил предварительный результат.

То, что вначале говорили о победе Кравчука объяснялось тем, что власть передавала в прессу предварительные результаты. Надеялись "дофаршировать" до победы. Кстати, последней сдала данные Львовская область. Я тогда позвонил губернатору области Горыню и сказал, что Кучма – президент, поэтому не надо дописывать в результаты Кравчука еще 4 состава Лычаковского кладбища, это не поможет и срочно передавайте в Киев результаты.

Мы просили Кучму прилететь сразу, но он ответил, что еще день хочет побыть простым человеком. Прилетел он на самолете "Южмаша" только 11 числа в аэропорт "Жуляны". Потом поехали на дачу к Волкову обедать. А вечером сели готовить первую пресс-конференцию, состоявшуюся 13 июля в "Украинском доме".


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Чаленко Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Жена Кучмы, узнав о победе мужа, решила: это шутка". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: