укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Мировые новости
6 Ноября 2009, 08:21  Версия для печати  Отправить другу
×
Берлинская стена: 155 километров и 28 лет http://www.segodnya.ua/img/article/1781/31_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1781/31_tn.jpg Мир 9 ноября исполняется 20 лет со дня падения символа холодной войны.
Берлинская стена: 155 километров и 28 лет

Берлинская стена: 155 километров и 28 лет

9 ноября исполняется 20 лет со дня падения символа холодной войны.

Берлинская стена 28 лет была символом холодной войны, разделения Европы на западный и восточный блоки и противостояния социалистической и капиталистической систем. В 1961 году из-за ее сооружения мир стоял на грани Третьей мировой войны, когда на КПП "Чекпойнт Чарли" на Фридрихштрассе в сердце Берлина двое суток в полной боевой готовности друг напротив друга стояли советские и американские танки... Спустя 20 лет о событиях вспоминают очевидцы.

ГДР: "ТЕ МРАЧНЫЕ ХОРОШИЕ ВРЕМЕНА"

9 ноября 1989 года в 19 часов 34 минуты по телевидению выступил представитель правительства ГДР Гюнтер Шабовски. Он огласил новые правила въезда и выезда из страны. Согласно принятым решениям, со следующего дня граждане ГДР могли получить визы для немедленного посещения Западного Берлина и ФРГ. Сотни тысяч восточных берлинцев, не дожидаясь назначенного срока, устремились тем же вечером к стене. Пограничники, не получившие приказов, пытались сперва оттеснить толпу, использовали водометы, но затем, уступая массовому напору, вынуждены были открыть границу.

Это не было неожиданным — уже тогда в стране шло брожение, навеянное горбачевской перестройкой, было ощущение скорых перемен, начинались акции протеста. Кроме того, Венгрия и Чехословакия, где уже прошли "бархатные революции", открыли границу с Австрией и ФРГ, и восточные немцы стали убегать через них на Запад. Так что все ожидали, что вот-вот нечто должно случиться.

КАК БЫЛО. "Вечером 9 ноября я сидел в своей квартире на Борнхольмер штрассе с грузинскими друзьями, — вспоминает 58-летний Эккехард Маас, бывший ГДРовский диссидент. — Вдруг за окном послышался топот. Я выглянул в окно и поразился — люди буквально бежали к Берлинской стене, которая была совсем недалеко от моего дома. Мы тут же выбежали из дома. Когда я добежал, граница уже была открыта, люди просто шли и шли через пропускной пункт, впервые не надо было виз и специальных разрешений, но штамп в паспорте нам все же ставили".

Навстречу восточным немцам бежали западные берлинцы. "Нас встретили незнакомые люди, посадили в автомобиль, и мы в считаные минуты оказались на Курфюрстендамм, в самом центре западного Берлина, который никогда раньше не видели. Это была всеобщая эйфория, мы поняли, что стены больше не будет", — говорит Маас.

Кстати, на тот момент брат и отец г-на Мааса уже жили в Западном Берлине. "А я не хотел уезжать, потому что вся моя жизнь была связана с СССР, с Восточной Европой. Я вырос в деревне, где стояли советские солдаты, я русский язык выучил, сидя с ними у костра. Я с теплом вспоминаю эти дни, теперь такого у нас нет", — рассказывает он. Г-н Маас в то время переводил стихи Булата Окуджавы на немецкий и сам московский бард часто бывал в гостях в его берлинской квартире.

"То, что стена рухнула, тогда показалось мне естественным. Процесс миграции восточных немцев в Западную Германию тогда уже начался. Правительство ФРГ оказало большую финансовую помощь ГДР, а взамен восточным немцам стали разрешать ездить к родственникам. Правда, нужны были важные поводы — свадьба, похороны или что-то подобное. И тем не менее за короткое время более миллиона человек уехали в ФРГ. То есть стена потеряла смысл, и ее прорыв был скорее символическим актом, — рассказывает Эккехард Маас.

ОШИБКИ. По его словам, правительство коммунистической ГДР в тот момент настолько ослабло, что не могло контролировать ситуацию. Эрих Хонеккер отдалился от дел. Кроме того, власти допустили несколько существенных ошибок, которые разозлили население. Так, в демонстрациях с требованием снести стену участвовали тысячи людей. Четвертого ноября на Александр плац собрались 400 000 берлинцев. Полиция во время митинга никого не трогала, но когда люди возвращались домой, то их арестовывали прямо на улицах. "Однажды и меня задержали, отвезли в какой-то огромный гараж, допрашивали и воспитывали", — говорит г-н Маас. По его словам, среди задержанных были и члены СЕПГ (компартия ГДР), некоторые из них вообще не принимали участия в митингах.

"Люди хотели жить как в Западной Германии, ездить по лучшим дорогам на лучших автомобилях, жить в стране, которая казалась им тогда более свободной. Здесь, в ГДР, было полицейское государство. В то же время были и политики, которые предлагали реформировать ГДР, построить лучший социализм, но они проиграли, народ их не слушал. Он хотел очень быстрых перемен", — говорит он.

НОСТАЛЬГИЯ? "Сейчас есть люди, которые жалеют, что ГДР утонул, но я им говорю — вспомните, как вы жили тогда, и посмотрите, как вы живете сейчас, у вас намного больше возможностей. С другой стороны, объективно говоря, сейчас политическая диктатура сменилась экономической, в нынешней ФРГ человек должен себя обеспечивать сам и крутиться, чтобы выжить", — сказал "Сегодня" г-н Маас. Он говорит, что никакой ностальгии по ГДР у него нет, он и сейчас исполняет на немецком песни Булата Окуджавы, начиная свои концертные программы словами: "Те мрачные хорошие времена".

НУДИЗМ И НОЧЕВКА

Западный Берлин, который образовался из американской, британской и французской зон оккупации столицы Германии, официально считался вольным городом, не имеющим никакого отношения к ФРГ, однако на его содержание западными немцами выделялись многомиллиардные субсидии.

В Западном Берлине были свои гражданские органы власти. Например, обербургомистром Западного Берлина был социал-демократ Вилли Брант, будущий канцлер ФРГ, при котором последняя признала ГДР.

Восточногерманские власти только гражданам старше 60 лет разрешали беспрепятственно посещать Западный Берлин. Остальные — только по спецразрешению.

Сотрудникам советских учреждений, расположенных в Западном Берлине, запрещалось там оставаться после 24.00, поэтому на ночь они уезжали в Восточный Берлин.

Восточные берлинцы обожали нудизм, а вот в западной части такой моды не было.

ЕДИНУЮ ГЕРМАНИЮ БЛАГОСЛОВИЛ ГОРБАЧЕВ

Фото АFP
Камрад Гельмут. Договорился с Горбачевым объединить Германию по быстрому

К ноябрю 1989 года "бархатные" революции произошли в большинстве стран Восточной Европы — там пали коммунистические режимы. Все еще кондово-социалистическая ГДР, где запрещалось распространение советских газет перестроечного времени как "идеологически вредных", смотрелась на этом фоне явным рудиментом.

Первым предвестником будущих перемен стало выступление канцлера ФРГ Гельмута Коля на съезде ХДС в сентябре 89-го. Тогда Коль сказал, что его цель — объединение Германии. Тогда это всем показалось шуткой. Но вскоре ушел в отставку многолетний руководитель ГДР Эрих Хонеккер, незадолго до того заявлявший, что стена простоит еще 100 лет. Далее события развивались стремительно.

Девятого ноября пала стена, вскоре в ГДР прошли выборы, на которых победили сторонники объединения, а 3 октября 1990 года Германия воссоединилась.

ЗА КУЛИСАМИ. Сегодня, по прошествии 20 лет с тех пор, стали известны закулисные подробности этих грандиозных геополитических событий. Есть все больше свидетельств того, что договоренности о воссоединении Германии были достигнуты США, руководством СССР и ФРГ еще до падения Берлинской стены. Зачем это надо было американцам — понятно. Падение берлинской стены и поглощение ГДР со стороны ФРГ означало окончательное уничтожение коммунизма в Восточной Европе. Что касается Горбачева, то он уже понимал, что удержать ГДР под своим контролем СССР не может. Но, конечно, Горбачев мог потребовать большую плату за свое согласие не препятствовать процессу объединения. Например, потребовать, чтобы единая Германия стала нейтральным государством и вышла из НАТО (тогда бы наверняка к настоящему времени этот альянс в нынешнем виде уже не существовал и никакого расширения бы на восток не было). Но Горбачева в 89 году вопросы геополитики уже мало волновали. Его больше заботило удержание собственной власти в Союзе, который тогда уже входил в экономический и политический кризис. А для этого ему нужны были значительные финансовые ресурсы. Их и пообещал ему Коль. В 1989—90-х гг. Германия стала крупнейшим кредитором СССР. Но это не помогло ни Союзу, ни Горбачеву. Однако именно это очень помогло Колю быстро поглотить ГДР.

Сейчас мало кто помнит, но тогда против объединения Германии выступали многие европейские политики и если бы СССР занял жесткую позицию, то события могли развиваться совсем по-другому. Маргарет Тэтчер уговаривала Горбачева настоять на том, чтобы минимум 5 лет ФРГ и ГДР существовали раздельно — в Европе в воздухе все еще витал страх перед возрождением великой Германии, которая развязала две мировых войны. Но Горбачев не стал никому мешать...

Нынешние немецкие власти не очень охотно вспоминают о роли СССР в обїединении Германии. "Мне очень не понравилось, что канцлер Ангела Меркель, выступая буквально на днях в американском Конгрессе забыла поблагодарить Михаила Горбачева, СССР и советских диссидентов за то, что не в последнюю очередь именно благодаря им, Германия объединилась, хотя вспоминала в своем выступлении Буша-­старшего, - с горечью сказал "Сегодня" Владимир Малинкович, бывший диссидент, работавший в 80-е в Мюнхене. - Первым шагом к единству было падение Берлинской стены. Ведь только недавно стало известно, что Маргарет Тэтчер просила Горбачева не с оглашаться на объединение ФРГ и ГДР. Вот вы спрашиваете, а мог ли Горбачев воспрепятствовать падению стены, то я считаю, что вряд ли. Перестройка к этому моменту уже прошла через перевал и возврата к прежнему быть уже могло. У людей совсем уже изчезло чувство страха. Мало того, сам Горбачев уже находился между двух огней - радикальной интеллигенцией типа Сахарова и Старовойтовой и консерваторами из КПСС".

ЕВРОПА. Нынче уже очевидно, что опасения европейцев насчет немецкого реваншизма не подтвердились: Германия — примерный член ЕС. Но и надежды на полное объединение Европы — также. Бывшие страны Восточного блока стали частью западного мира. Но этот мир так и не нашел понимания с Россией, без чего Европу по-прежнему нельзя назвать единой. Камнем преткновения стал НАТО и, скажем так, различные взгляды в Москве и в ЕС на вопросы демократии. Россия видит для себя угрозу в расширении Альянса (за это расширение, конечно, надо "поблагодарить" Горбачева). А ЕС не видит в России демократии. Однако позиция той же Германии и других западноевропейских стран за отказ от расширения НАТО на восток и за создание новой европейской системы безопасности (с участием РФ) дает надежду, что европейско-российский диалог все-таки будет результативным. Украине это выгодно — чем лучше будут отношения между Европой и Россией, тем и нам будет спокойнее — наша страна не будет разрываться в метании между двумя центрами силы.

НАШИ ВОЙСКА ВСЕ ЗНАЛИ ЕЩЕ ЗА МЕСЯЦ

На момент падения Берлинской стены в ГДР стоял 500-тысячный контингент советских войск, который в случае начала войны между странами Варшавского договора и НАТО должен был первым вступить в бой. Это были отборные, лучшие части Союза. Однако за всем происходящим 20 лет назад они наблюдали сугубо со стороны. "Когда 9 ноября и в последующие дни люди немцы с обеих сторон стали ломать стену и переходить из Восточного Берлина в Западный и обратно, мы получили строгий приказ в это ни в коем случае не вмешиваться, — рассказывает "Сегодня" очевидец тех событий полковник Василий Харитонов, начальник одного из отделов в управлении Группы советских войск в Германии. — Мы уже за месяц до начала этих событий знали, что руководство СССР в общем-то согласилось на ликвидацию ГДР после встречи Михаила Горбачева с Гельмутом Колем. Помню, после падения стены мы встречались с немецкими офицерами из армии ГДР. Они очень сильно переживали и говорили нам, что скоро будет объединение Германии и поэтому их уволят со службы. Они даже себе не представляли, чем будут заниматься после этого. Переживали очень сильно по этому поводу и их русские жены. Они у многих из них были, ведь немецкие офицеры часто заканчивали наши военные училища".

Был в это время в Германии и народный депутат-регионал Валерий Коновалюк, который служил на севере ГДР в звании лейтенанта. "В эти дни я был по делам службы в Берлине и видел то воодушевление и ликование, которое царило на улицах Восточного Берлина. Это была подлинная революция, в отличие от нашей "оранжевой революции". Немцы сами хотели скорейшего объединения Германии. Я был в офицерской форме. Ко мне подходили берлинцы. Очень уважительно относились, никакой агрессии с их стороны не было. Мы, кстати, дарили друг другу значки. Как дисциплинированный советский офицер в Западный Берлин я не пошел, так как это было запрещено. В первый раз туда я попал под Рождество 89-го года. Разница между двумя частями была разительной, как между Киевом и каким-нибудь районным центром. Первое, что я купил, был сувенир — статуя свободы, но не та знаменитая американская. Выпил пиво и съел сосиски. У меня в те дни также происходило изменение мировоззрения, оно становилось демократическим и открытым".

БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА: ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Почему была построена стена, сколько было убито людей при попытке ее пересечь, тактико-технические характеристики стены.

1. Стена просуществовала 28 лет — с 13 августа 1961 г. по 9 ноября 1989 г. Власти Восточной Германии стали ее сооружать после одобрения этой идеи в начале августа 1961 года на совещании руководителей государств стран-участниц Организаций Варшавского договора.

2. Причиной возведения стены стала постоянная утечка из ГДР квалифицированных кадров, которые уезжали в ФРГ, где уровень жизни был выше (при этом многие западные немцы получали образование в восточной Германии, где оно было бесплатным, а по окончании учебы возвращались обратно). Так, за период только 1961 года на Запад бежали 207 тысяч человек. Делали они это именно через Западный Берлин, куда восточные немцы попадали абсолютно свободно.

3. Государственная граница между ГДР и Западным Берлином составила 155 км, в том числе в пределах города — 43,1 км. В комплекс сооружений, который получил название "Берлинская стена", вошли: сооружение из бетона общей протяженностью 106 км и высотой 3,6 м; ограждения из металлической сетки — 66,5 км; протяженность земляных рвов — 105,5 км; а также 302 сторожевые вышки и 3 контрольно-пропускных пункта.

4. При попытке пересечь стену из Восточного Берлина в Западный без санкций властей, по официальным данным, погибли 125 человек, 200 человек ранены и свыше 3 тысяч арестованы. Восемь пограничников ГДР были убиты или выстрелами со стороны Западного Берлина, или нарушителями границы. Первой жертвой Берлинской стены 24 августа 1961 года стал 24-летний Гюнтер Литфин, последней — Крис Геффрой, который был расстрелян 6 февраля 1989 года. Восточные немцы пытались убежать в Западную Германию на дельтапланах, на воздушном шаре, по верёвке, перекинутой между окнами соседних домов, с помощью тарана стены бульдозером.

5. В течение 1990 года стена была снесена. Однако небольшой кусок в 1,3 км остался как напоминание о холодной войне. Фрагменты стены установлены во многих местах мира: в ЦРУ, музее Рональда Рейгана, в корпорации "Майкрософт".

ГДР СЕГОДНЯ: РАБОТЫ НЕТ, НО РУССКИЙ ЯЗЫК УЧАТ


Социализм здесь не наследил. Западный Берлин выглядит как обычный западный город

Немцы, которым сегодня по 20 лет, родились уже после воссоединения Германии и успели забыть о том, что страна когда-то была разделена. Рассказы о том, что это было похоже на сегодняшнее разделение между Северной и Южной Кореей, вызывают у них только улыбку. В их жизни никогда не существовало ГДР. "Люди моего поколения не видят разницы между западными и восточными немцами. Конечно, она есть, но она не больше, чем разница между жителями земли Северный Рейн-Вестфалия (Кельн) и Баварии (Мюнхен). Что касается тех, кто постарше, они помнят, что 40 лет прожили в совершенно другой жизни", — говорит Янина Ленц, жительница Мюнхена. 


Родные места. Это не спальный район Киева. Это Карл Маркс Аллее — центральная улица Берлина

Однако разница в жизни двух частей уже единой Германии по-прежнему сильно ощущается. Прежде всего на территории ГДР все намного дешевле. Алиса Реймер, жительница Мекленбурга говорит, что стоимость аренды жилья в Восточной Германии значительно ниже, чем в Западной, — квартиру в Лейпциге или Дрездене реально снять за 150—200 евро в месяц, в то время как в Кельне и Мюнхене это в два раза дороже. На 20—30% дешевле и коммунальные услуги. Но есть и другая сторона медали — с работой в Восточной Германии огромные проблемы: после падения стены специалисты уехали на запад, старые социалистические предприятия не выдержали конкуренции с западными, а за 20 лет экономический бум на этих территориях так и не наступил: чего-либо нового для бывшей ГДР власти ФРГ так и не придумали, а немецкие предприниматели с большим удовольствием открывают новые предприятия в Восточной Европе, где рабочая сила намного дешевле.

ЖИЗНЬ. "В принципе никакой видимой разрухи в Восточной Германии ни в селах, ни в маленьких городках нет — все чисто, ухожено, намного лучше, чем в сельской местности в соседней Польше", — говорит Майя Ирха из Берлина. Безработные живут на пособие от правительства в 360 евро, государство оплачивает им аренду жилья, а пенсии стариков — на уровне пенсий в Западной Германии (1000—1200 евро в месяц). "Пенсионеры могут содержать детей и внуков, и в селах так и происходит — молодежь часто живет на иждивении, работы нет", — говорит она. По наблюдениям бывшей украинки Майи, немцы с востока более склонны к философским рассуждения, в то время как западные более практичны и не любят говорить на отвлеченные темы. Возможно, что это следствие русско-советского влияния на восточных землях. Кстати, восточные немцы ("осси") старшего поколения часто считают своих западных собратьев ("весси") более черствыми и меркантильными. А среди западных бытует мнение, что "осси" слишком непредприимчивы, потому и не могут найти работу.  


Чекпойнт Чарли. 80-е годы

НЕ НРАВИТСЯ. Конечно, большинство восточных немцев не хочет возвращаться во времена ГДР, но протест в некоторых слоях населения присутствует. Именно восточные немцы — активисты множества политических организаций "левого" толка, называющих объединение Германии аннексией, которая привела к обнищанию восточных немцев. Германские "левые" отвергают коммунистический тоталитаризм ГДР. Однако они и против ценностей капиталистической Германии — стремления к обогащению, дорогим вещам и бизнес-карьере.

Кстати, три-четыре года назад, когда праздновалось 15-летие объединения Германии, Берлин был охвачен тотальной модой на одежду с символикой ГДР. Футболки и куртки с молоткастым гербом продавались на каждом углу. Сейчас такую одежду найти труднее — мода прошла.


То самое место. Здесь фотографируются туристы

Те, кто постарше, ностальгируют за ГДР, как за страной, где ценились добрые отношения между людьми, а каждого человека ценили на работе. В современной Германии потерять работу очень легко, а найти трудно, в то время как жизнь на государственное пособие позволяет только выживать, а не жить, считают многие из бывших гэдээровцев. "Нам говорят, что предприятия ГДР закрыли потому, что они были неконкурентоспособными. Конечно, Трабант — это не машина, но у нас было много очень хороших заводов, которые производили отличную продукцию. Но их закрыли западногерманские конкуренты", — рассказывает безработный Курт из Дрездена. "Да это все чепуха. Никому эти предприятия не были нужны. Наши люди просто ищут себе оправдание, что они без работы", — возражает ему берлинец Александр.

ПОЧТИ КАК У НАС. О гэдээровском пришлом напоминает и архитектура немецких городов. Росток, к примеру, застроен хрущевками, как киевские Нивки. Правда, за прошедшие 20 лет немцы научились экономить энергию — все эти дома полностью утеплены штукатуркой и пластиковыми окнами. Если говорить о Берлине, то кварталы, построенные в брежневские времена, напоминают Позняки или Оболонь.

Кстати, во многих берлинских школах до сих пор преподают русский язык — после 9-го класса каждый может выбрать его как дополнительный (в довесок к английскому и французскому). Вместо русского в некоторых школах можно выбрать китайский, поэтому большинство предпочитает русский.

МЕСТО, ГДЕ ЕЩЕ МОЖНО ПОСЛУШАТЬ ХОНЕККЕРА И НАСЛАДИТЬСЯ ВИДОМ "ТРАБАНТА"

Фото А. Чаленко
Музейная экспозиция. Так выглядела квартира трудящихся ГДР

В районе Александр плац (это центральная площадь Восточного Берлина) есть Музей ГДР, который очень активно посещается как немцами, так и зарубежными гостями. В его "залах" воссозданы атмосфера и предметы жизни быта граждан "первого государства рабочих и крестьян на немецкой земле". Например, воссоздан дизайн типичной немецкой квартиры, которая в принципе ничем не отличается от обычной советской 70—80-х годов. Посетители, усевшись на диван, смотрят программы гедеэровского телевидения, по которому крутят речи тогдашнего руководителя востоногерманских коммунистов Эриха Хонеккера, произносимые с трибуны партийного съезда, а также фрагменты политических передач, в которых ведущий клянет капиталистические порядки в Западной Германии. Если вы возьмете трубку телефона, стоящего на столике рядом с диваном, то сможете услышать разговоры восточных немцев, подслушанные восточногерманской сепецслужбой — штази.

Также в одном из "залов" можно ознакомиться с устройством знаменитого гедеэровского горе-автомобиля "Трабант". В другом — устроена видеолаборатория штази (на специальном телевизоре можно посмотреть съемку наружного наблюдения за диссидентами). На стендах выставлены предметы восточнонемецкой легкой и пищевой промышленности. Если у западных немцев музейные артефакты вызывают любопытство и смех, то у восточных некоторую ностальгию по прошлому.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Авторы: Чаленко Александр, Малюта Ярослав
Вы сейчас просматриваете новость "Берлинская стена: 155 километров и 28 лет". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: