укр
Віталій Квітка
Свято імені нас
Тетяна Острікова
Чому ревуть ФОПи, якщо 3200?..
Главная Мировые новости
5 Августа 2009, 08:41  Версия для печати  Отправить другу
×
Год после войны в Грузии: бум свадеб и села-призраки http://www.segodnya.ua/img/article/1684/87_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1684/87_tn.jpg Мир Мы узнали, как сейчас живут грузины и осетины
Цхинвали. Главный корпус единственного вуза Южной Осетии до сих пор стоит разрушенный. Фото И. Плиев
Цхинвали. Главный корпус единственного вуза Южной Осетии до сих пор стоит разрушенный. Фото И. Плиев

Год после войны в Грузии: бум свадеб и села-призраки

Мы узнали, как сейчас живут грузины и осетины

ПЯТИДНЕВНАЯ ВОЙНА: ГОД СПУСТЯ

8 августа 2008 года грузинские войска начали массивный артобстрел столицы непризнанной республики Южная Осетия. Эта война, забравшая жизни, — по данным ЮО, около 1500 осетин (правда, по данным следственной комиссии правительства РФ, подтверждена гибель пока только 162 человек), 215 грузин и 64 военнослужащих России, — продолжалась пять дней. Грузинская армия была разбита и покинула не только ЮО, но и Абхазию. Уже год продолжается хрупкое перемирие, которое в последнее время постоянно нарушается. "Сегодня" выяснила, как живут сейчас люди по обе стороны фронта.

"ПОСЛЕ НИКАРАГУА У НАС БУМ СВАДЕБ"

Осетины получили дешевый газ, свет и воду, а также целый микрорайон от Лужкова

Инал Плиев, Цхинвали

Вот уже год по нам почти не стреляют. Вот уже год можно спокойно ходить по Цхинвалу, не прячась за домами из-за опасений, что тебя убьет шальная пуля или снайпер. Главное, мы не просто получили спокойную жизнь — мы получили признанное государство. После освобождения российскими войсками нам понадобилось время, чтобы оправиться от шока и стресса, на смену которым пришла зима без газа. Не могу сказать, что все последствия уже миновали. Но из бытовых благ вернулось электричество, которое до сентября 2008 года грузины могли сутками не давать: мы протянули ЛЭП из РФ. Начали прокладывать новые дороги, которые бы связывали наши села без захода в Грузию. Прокладываем и независимый от Грузии водопровод, поскольку все последние годы Цхинвал и окрестности порой неделями сидели без воды. Протянули из РФ и газопровод. Газ для нас будет дешевый — $200 за 1 тысячу куб. м, а раньше мы у грузин вынужден были покупать по $590. В Цхинвале стало больше свадеб, особенно бум наблюдался после признания нас Никарагуа (по международным нормам, для признания независимости достаточно решения двух стран). В городе стали чаще проводиться концерты, разные мероприятия.

БАЗАРЫ. На базары Цхинвала вернулись овощи и фрукты, мясо и молоко, которых раньше было мало, — до войны сообщение между селами и столицей было заблокировано грузинскими блокпостами, через которые даже в соседнее село можно было прорваться лишь за взятку. Всю зиму мы ели только привезенный из РФ хлеб, крупы, картошку, ведь грузины уничтожили весь наш урожай: по полям прошлись "Градом" и танками, кое-где сгорели целые сады. А сейчас идешь на базар, душа радуется: все есть. А ведь у нас в высокогорных районах растет самая вкусная картошка, наверное, на всем Кавказе.

Оживают лишь осетинские села, а деревни в ЮО, где большинство составляло грузинское население, остаются селами-призраками. До 8 августа 2008 года Тбилиси заблаговременно эвакуировало оттуда свои семьи и разместило полицейских. Российские войска их выгнали, а потом в эти села пришли мародеры. То, что не было разрушено войной, уничтожили грабители. Из Грузии приехали, кстати, около 20 тысяч беженцев-осетин.

ПАМЯТЬ. О войне в Цхинвале напоминает многое, хотя подбитые грузинские танки уже утилизировали. Всего полностью было разрушено или сожжено более 680 частных домов, около 20 многоэтажек надо полностью разобрать и строить заново. По словам президента Эдуарда Кокойты, в этом году успеем построить лишь 360 домов, не считая подарок, который нам делает правительство Москвы, — микрорайон "Московский". Главный корпус единственного высшего вуза ЮО — госуниверситета им. Тибилова — в этом году не примет студентов: он так и стоит сгоревший и разрушенный. Вокруг здания, которое на момент войны впервые после развала СССР перенесло капремонт, до сих пор ведутся споры: надо ли его восстанавливать, или лучше снести и построить новое. Остальные корпуса вуза восстановлены1 сентября откроются и все школы. В прошлом году уцелевшие школы вынуждены были учить в три смены.

Микрорайон "Московский" в Цхинвале — подарок Юрия Лужкова

Есть и коррупция. Несколько министров включили непострадавшие дома родных в списки для восстановления: хотели ремонт за госсчет. Кокойты попросил Счетную палату России прислать своих инспекторов для проверки расходования средств. Своих специалистов по выявлению коррупционеров нет.

Грузия. Дома для беженцев, которые построили на деньги ЕС

БУДУЩЕЕ. На границе с Грузией по-прежнему идут обстрелы и провокации. Госграница ЮО уже надежно охраняется совместно с РФ после подписания соответствующего соглашения между нашими странами. У нас остались к Грузии территориальные претензии. Это Трусовское ущелье, входящее сегодня в состав грузинского административного края Мцхета-Мтианети. Это исконно осетинская земля, которая по непонятным причинам в советское время как-то перешла под администрацию Тбилиси. Да, есть вероятность, что Грузия вновь на нас нападет. Но сейчас мы уверены, что до Цхинвала война не дойдет. Русские войска остановят агрессора прямо на границе и уничтожат его.

"КТО-ТО ИЗ ЖУРНАЛИСТОВ УТОЧНИЛ: "ЭТО ВОЙНА?"

 

Руслан Ярмолюк, журналист телеканала "Интер", 8 августа оказался в эпицентре войны — в Цхинвали. Год спустя он поделился с "Сегодня" своими воспоминаниями об этом дне.

"3 августа в СМИ появилась информация о том что на границы непризнанной республики участились столкновения. Надо ехать. Правда, тогда никто и предположить не мог, что все будет так — с танками, самолетами и артиллерией... Прилетели в Владикавказ. Таксист с нас сдер 4 тысячи рублей (по тому курсы $140) за 150 км. Водитель попался уж очень боязливым, вот и ехали мы пол дня этих 150 км. Уже на перевале ближе к ЮО начала попадаться военная техника. Одиночные машины РФ. Первый блок-пост проехали. С собой только паспорта и аккредитация ЮО. Россияне долго смотрели наши документы, все интересовались зачем туда едем. Пересекли границу ЮО и на первом же блок-посту нас задерживают, забирают паспорта. Сидим ждем. Через час нас под конвоем отвезли на заставу. Вот тогда и обратил внимание, все солдаты в боевой готовности. У каждого по два рожка, оружие. Блок-посты укреплены бетоном и мешками. Усилены техникой. На заставе нам устроили допрос под запись. Пришли сотрудники контразведчик и начали все выпрашивать. Долго смотрели паспорта. Сделали копии, куда-то все время звонили. У все невыспанные и уставшие лица. Мы показали свои аккредитации они позвонили в Цхинвал.Там подтвердили. Потом, когда нас отпустили, солдатики сказали: "Пошла вторая ночь, когда грузинские войска обстреливают военные части, в горах диверсанты, а тут еще украинцы. Сначала приняли вас за наемников".

Мы приехали 6 августа вечером. Поселились в единственной гостинице в центре Цхинвали. Там уже были российские журналисты. Где-то на окраине постреливали но точно никто не знал что происходит.7 утром мы взяли такси, поехали на самый северный пост КПП. Не успели выйти из машины, как пришлось падать на землю: над головами засвистели пули. Кто стреляет, мы не видели. Но перестрелка усиливалась. От нас в метрах 400 уже начиналась грузинская территория. Мы лежали в посадке. Хорошо виден город и попадания по домам. Мы добрались на корточках к машине и рванула назад к КПП. За бетоном прячуться солдаты южноосетинской армии. Мы в такси и на скорости влетаем в город. Выходим, на улицах пустынно. Можна было услышать как ветер переворачивает бумагу, лежащую на земле. И вот из частного сектора, который от нас в метрах 50, выходит старик. Он медленно идет к магазину. Хлебная лавка закрыта, но старик еще не знает, что продавца нету и не будет пять дней. Спрашиваю: "Страшно?" Улыбнулся, так и отвечает: "Страх уже давно ушел. Жена тяжело больна, лежит в доме в двадцати шагах, дети давно разъехались, вот и жить уже не для кого".

   Дома кажуться брошенными. Они как привидения. Стучу в железную калитку. Она все в дырах от пуль. Минут пять и мы слышим шаги. Нам открывает Гавриил Гаглоев. Ему 82-ва. Он всю ночь пролежал на полу под подоконником. Это и спасло ему жизнь – в комнату залетело пять пуль. Через час мы оббивали порог военкомата. К нему начали подтягиваться резервисты. Одни с оружием, другие без. Среди них были и совсем мальчишки, лет по 17-ть. Они все были решительно настроены дать отпор грузинским войскам. Но оружия не выдавали. По крайней мере в военкомате."Вы откуда?", — спрашивают нас. "Из Киева". И тут затягивается пауза. Глаза наливаются кровью, рука тянется к оружию. Объясняю: мы приехали, чтобы самим убедиться в достоверности той информации, которая начала появляться в СМИ, особенно грузинских. С такой реакцией солдат мы сталкались все пять дней войны. Солдаты потом сами к нам подходили и жали руки, ведь все дни мы были с ними. И все видели. И смерть и горе и страх, который съедал ополченцев, когда на них двигались грузинские танки.  

В центральную больницу начали поступать раненые. За стуки их было 17-ть. И большинство – мирные люди. "Госпиталь — хорошая мишень. Он возвышается над городом. Его хорошо видно и всегда простреливается", — поделился главврач Надар Какоев. Самое простреливаемое место операционная на третьем этаже. При нас рабочие как раз снимали стекло и заставляли проем мешками с песком. "Они должны уберечь и врачей, и пациентов от пуль", — говорит Надар. — А вот убережет ли от снарядов и ракет?" И тогда это оказались пророческие слова. В сумерках 7 августа уже отчетливо были видны вспышки артиллерии и взрывы на окраинах.

На 23.30 7 августа у нас была назначена встреча у командующего объединенного миротворческого контингента Марата Кулахметова. И когда вся пресса выстроилась перед казармой, воздух разорвал свист и взрыв упавшей недалеко ракеты от "Града". Из окон посыпались стекла. Загорелась крыша. Военные растерялись. И тут на город полетели снаряды и ракеты. Стоял жуткий свист. И взрывы. Жилые дома, как свечи, вспыхивали в ночи. "Грузинские войска начали полномасштабные боевые действия", — заявил Кулахметов. Кто-то из толпы журналистов уточнил: "Это война?" — "Война", — еле выговорил Кулахметов. И журналисты побежали в гостиницу за своими вещами. Захватив рюкзак, на корточках с третьего этажа гостиницы в подвал. На головы посыпалась штукатурка. Бахнуло так, что все стекла вылетели в миг.

Все журналисты — это единственные постояльцы гостиницы — спустились в подвал. Ну и началось. Планы. Что делать? Куда идти? Мнения разошлись. Часть склонялась: надо рвать когти на территорию миротворцев, там хоть оружие есть. Другая заявила: останемся здесь. В 4 утра начало светать. Мы все-таки выбрались из гостиницы с вещами и побежали к миротворцам. И тут замираем от увиденного: в части двери распахнуты, все горит, техника на улицах и в боксах горит, повсюду воронки от снарядов. Нет российских миротворцев. В конце части у забора несколько целых зданий и автомобиль ЗИЛ. Туда и бежим. А там солдатики копошатся у бункера. Мы втискиваемся в узкое отверстие входа, а там на скамьях сидят миротворцы с оружием в бронежилетах. Места нам освобождают неохотно. Но самое страшное было впереди: через час-два к бункеру потянулись люди из ближайших домов. Женщины, дети, старики. Напуганные, заплаканные, голодные. Люди ложились друг на друга в два ряда, дети сидели на руках у журналистов. Все телефоны отключены — бьют наводкой по связи.

В 10 часов утра пятницы наступает пятиминутное затишье. Выбираемся на поверхность, чтобы хоть немного подышать. И вот случилось то, чего все боялись: одна из местных включила телефон, чтобы позвонить родственникам во Владикавказ, и сообщила, что прячется вместе с сотней других людей в бункере на территории части. И через 5 минут вновь ударили "Грады". Снаряды так плотно ложились, что люди начали прощаться друг с другом, дети судорожно сжимали в объятиях родителей. Обстрел продолжался два часа, но всем он показался вечностью.

В Цхинвали ворвались грузинские танки. Два из них утюжат центральную улицу в 100 метрах от нас, за ними идет пехота. Украинские Т-64 с грузинскими танкистами обрушили свою огневую мощь на улицы и дома. Без бронежилетов и касок лежим на полу. Головы поднять не можем — свистят пули и осколки. Рев гусениц приближается. Грузинский танк заехал в часть. Прямой наводкой бьет по уцелевшим зданиями. Рядом лежат еще три журналиста и оператор. Все, не сговариваясь, включили телефоны и отправили по одному SMS. Я написал жене: воспитай хорошо дочь. И на пол. Этот расстрел я не забуду никогда, да и российские коллеги, лежавшие рядом, то же самое. Спасли ополченцы, принявшие бой на улице и подбившие из РПГ два танка. Грузинские танкисты, успевшие выскочить из объятого пламенем танка, не успевают убежать. Их прикладами добивают до смерти ополченцы, на глазах которых эти танкисты расстреляли "Жигули" с семьей с двумя маленькими детьми. Бои шли еще два дня. Лишь в 7 утра воскресенья наступил перелом. Выбегаем в город и не верим глазам: по улицам двигаются российские танки и БМП. Спасение! Да, именно так мы это воспринимали. Потом мы снимали позицию грузинских войск, разбомбленных российской авиацией. Картина до сих пор стоит в глазах. Дорога, ведущая в город, забита сгоревшей техникой. Танки наши, украинские, Т-72. За них мы наслушались от южноосетинских солдат столько, что на несколько лет хватит. Мы говорили с бойцом Амераном Квайсаком, который подбил первый танк. Когда он узнает, что мы из Украины, — сразу нецензурная брань. Но быстро успокаивается: видит, что мы такие же, как и он, — люди в осажденном городе".

"ЕСЛИ БУДЕТ ВОЙНА, Я ПОЙДУ ВОЕВАТЬ"

Фридон Дочия, Georgian Times

Приближается скорбная для каждого грузина дата — годовщина начала российско-грузинской войны. Почему-то российское руководство, а заодно и российские СМИ утверждают, что якобы война в Цхинвальском регионе началась 8 августа, но она началась 5 августа. Именно в этот день усилились провокации со стороны осетинских сепаратистов и заодно российских миротворцев, а в ЮО незаконно была введена 58-я армия РФ — 10 тысяч человек. 5-го числа был расстрелян грузинский патруль, полицейские получили ранения.  Наша сторона не ответила на эти провокации огнем, пошли другие провокации и начались обстрелы тех сел, которые контролировали грузинские миротворцы, начали палить по блокпостам грузин-миротворцев. Когда Саакашвили осетинам и заодно русским предложил перемирие, а в ответ прозвучали выстрелы, и с нашей стороны, конечно, последовал ответ. Но когда наши войска очистили все близлежащие к Цхинвали высоты, россияне начали бомбардировать наши территории. Особенно с завидным ожесточением они бомбили Гори, куда во время Второй мировой войны в 1942 году были эвакуированы отец президента РФ Дмитрия Медведева с сестрой и матерью. Итог таков: русские очистили от грузин территорию так называемой Южно-Осетинской автономии, которая была искусственно образована после 1921 года, то есть после оккупации демократической Грузии большевистской Россией. Российские СМИ распространяли информацию,  будь-то украинцы воевали на стороне грузин. Я лично звонил представителям УНА-УНСО и они заявили, что их представителей в районе боевых действий нет, но помочь грузинам они готовы, если их позовут.

     Российское военные и после подписания Соглашения о прекращении огня продолжали оккупацию территории Грузии. В частности, после подписания с президентом Саакашвили Соглашения они заняли несколько городов и населенных пунктов Грузии, которые к зоне конфликта никакого отношения не имели. В Грузии годовщину пятидневной войны встретили новым обострением ситуации. На этот раз войска РФ передвигаются к так называемой границе ЮО и уже заняли деревню Квеши Горийского района и перенесли приграничные столбы за село. "Видимо, Россия хочет захватить всю Грузию, — заявил нам тбилисец Коте. — Если будет война, я пойду воевать. Оружие — достанем. Сами же оккупанты его и продадут".

Годовщину войны решили отметить "Маршем мира" вблизи зоны конфликта. Но эту инициативу в Цхинвали восприняли враждебно: почему­то посчитали, что грузинская сторона планирует под видом мирной акции идти в сторону Цхинвали и устраивать провокации. "Да, мы готовимся к 7 августа, но ничего провокационного предпринимать не собираемся. И не надо нас пугать войной. Война не начнется. Пусть пугают пугливых, а Грузия не боится защищать свои границы!", – подчеркнул недавно министр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили. Москва такие заявления делает с целью, устроить провокацию, а потом все это свалить на нас, но у них ничего не получится. Все в Грузии понимают, что если вблизи от административной границей грузины проведут какого­либо типа демонстрации с лозунгами деоккупации, это разбудит медведя.

В Гори, который подвергся мощной российской бомбардировке, годовщину отметят открытием мемориала и минутой молчания. Здесь следов войны не сыщешь, все, даже воронки от бомб, заделали буквально через месяц после войны. Отремонтирован и единственный в мире музей Иосифа Сталина, который в результате бомбежек лишился стекол. "Мы все сделали сами за свои деньги. Власти не захотели нам помогать, — рассказал директор музея Роберт Маглакелидзе. — Вернули из Тбилиси эвакуированные экспонаты, в том числе шинель и сапоги Иосифа Виссарионовича. Сейчас к нам приезжают иностранцы, в основном из США, Великобритании и Франции. Но их стало в разы меньше, чем было до войны, — нет стабильности в регионе".

Из Цхинвальского региона у нас насильственно перемещенных лиц 70 тысяч. Для них на деньги, выделенные Европой и США, уже построены семь тысяч коттеджей вокруг Гори. По словам беженки Эльзы Блиадзе из села Кехви (осетинки, которая замужем за грузином), власти торопились расселить всех людей до холодов, поэтому на красоту не было времени. "В первую очередь Богу, конечно, благодарны, что живы остались. Ну и властям, что дали кров. В этих домах у нас две комнаты с кухней и баня. Ничего, нормально, жить можно", — говорит Эльза. 

В Цхинвальском регионе все грузинские села сравняли с землей. Например, в поселке Курта собираются строить военный аэродром. В остальных селах, наверное, будут размещены российские военные базы и построены военные городки.

НИЧЕГО ЕЩЕ НЕ РЕШЕНО

Версии начала войны у осетин и грузин кардинально разнятся. По версии Осетии и России, война началась с того, что в 00.10 часов 8 августа грузинские войска начали обстрел Цхинвали из установок "Град", а ближе к утру пошли на штурм города. Россия, выполняя свою миротворческую миссию, вынуждена была применить силу, чтобы остановить агрессию грузин. Также в РФ обсуждалась версия, что за войной стоит республиканец Д. Маккейн, который с помощью своего советника в команде Саакашвили Р. Шойнемана развязал эту войну, которая бы могла ему поднять рейтинг в президентской кампании.

По данным же грузин, дело было иначе. Саакашвили вечером 7 августа был настроен на перемирие, но поздно ночью получил информацию, что в ЮО входит колонна из 150 танков, начался обстрел грузинских сел, и Михо приказал нанести ответный удар.

В то же время на международном уровне пока находит подтверждение только российско-осетинская версия. Комиссия ЕС по расследованию конфликта установила, что войну развязала Грузия. Никаких доказательств пребывания российских войск в ЮО накануне конфликта комиссия не нашла. К аналогичному выводу пришла и комиссия Конгресса США. Во многом это помогло России нивелировать негативный международный резонанс от ее действий во время войны, а также особенно от признания независимости Южной Осетии и Абхазии. За это и ЕС, и США подвергли Москву резкой критике, многие заговорили о начале новой холодной войны, но... все обошлось лишь громкими заявлениями. Ни Европа, ни Америка санкций против России не ввели.

В то же время очевидно, что ни одна из сторон "пятидневной войны" не решила свои задачи полностью. Россия нанесла военное поражение Грузии, показала, что "русские своих на войне не бросают" (даже если Запад просит), но Саакашвили сумел удержаться у власти и сейчас усиленно перевооружает армию. Южная Осетия и Абхазия получили признание независимости со стороны России и Никарагуа, но и только. Для остального мира они по-прежнему изгои. Грузия же так и не присоединила к себе отколовшиеся республики, но от этой мысли не отказалась. На Кавказе по-прежнему завязан очень тугой узел противоречий. И рвануть может в любой момент.

НЕТ ХУДА БЕЗ ДОБРА

В Грузии распространено мнение, что помощь Запада (в общей сложности — 2 млрд долларов), оказанная после войны, помогла Грузии практически не почувствовать на себе последствий мирового кризиса. Курс доллара стабилен, часть промышленности переключилась на обслуживание восстанавливаемых объектов, сокращаемые рабочие тут же пополняли бригады, которые строили дома для беженцев. Кризис в Грузии прогнозируют этой осенью, поскольку поступления из-за границы иссякли, а с экономикой — все плохо.

О НАТО грузины уже особо не мечтают. "Из-за войны нам отказали в присоединении к ПДЧ, значит, мы не скоро попадем в НАТО, — считает президент медиахолдинга Georgian Times, президент грузинского центра стратегических исследований Малхаз Гулашвили. — Правда, сторонники Саакашвили заявляют, что рано или поздно из-за постоянных провокаций РФ НАТО вынуждено будет нас принять. Но это нереально. Я думаю, что в таком случае Москва даст очень жестокий отпор, им не нужны западные спецслужбы рядом со взрывоопасными Чечней, Ингушение, Дагистаном. Что касается Саакавшили, то для него нет худа без добра. Пусть он и потерял часть своей территории, но поначалу вокруг него сконсолидировалось все грузинское общество. И до сих пор идеей противостояния с русскими оккупантами он привлекает на свою сторону больше сторонников, чем было до 8 августа. Колоссальную поддержку он получил на международной арене. И сейчас Саакашвили умело использует этот конек, чтобы Запад продолжал быть на его стороне: все время заявляет, что против него Россия готовит переворот".

КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА: 3 ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ УКРАИНЫ

1. АНТИНАТО. И без того ненастроенные принимать в НАТО Грузию и Украину страны Западной Европы получили дополнительный аргумент — военно-политическую нестабильность в регионе. И если до кавказской войны еще говорили о присоединении наших стран к плану действий по членству в НАТО, то после нее открыто стали заявлять, что Грузия с Украиной к вступлению в Альянс неготовы. "А представьте, если бы Грузия уже была бы членом НАТО? Нам что, пришлось бы воевать с Россией из-за прихоти Саакашвили?" — вопрошали в евростолицах.

2. АНТИКОАЛИЦИЯ. Кавказская война стала последним гвоздем и в гроб "оранжевой" коалиции. Безусловно, она лишь наложилась на тайные планы Тимошенко — Медведчука лета-2008 о союзе с ПР, но именно декларация Рады о грузино-осетинском конфликте была тем пунктом, который рассорил НУНС и БЮТ публично. НУНС хотел назвать агрессором Россию, БЮТ отказался это делать. В результате ВР не приняла никакой декларации, а НУНС вышел из коалиции. А Тимошенко начала дрейф в сторону России, за что заслужила от Ющенко обвинения в предательстве.

3. АНТИЮЩЕНКО. Позиция Ющенко, который однозначно выступил на стороне Саакашвили, окончательно отпугнула от него большую часть украинской элиты, которая не хотела ссориться с Россией. Тем более что пример Саакашвили показал — Запад, в случае чего, на помощь не придет. Также провалилась попытка Ющенко нарастить свой рейтинг, разыгрывая карту "российской угрозы", "осетинского сценария в Крыму" и прочее. Эффект получился обратный. Оказалось, что "российская угроза" не консолидирует украинский народ, а раскалывает его. Часть населения поддержало Россию (юго-восток), часть посчитала, что лучше вообще в чужую войну не влазить, потому также не одобрила курс президента (центр). Лишь на людей на Западе страны "тезисы Ющенко" произвели впечатления. Но разочарование в Викторе Андреевиче даже там было настолько велико, что на его рейтинги это влияния не оказало.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Ирина Ковальчук
Тэги: мир
Вы сейчас просматриваете новость "Год после войны в Грузии: бум свадеб и села-призраки". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: