укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Мировые новости
12 Января 2012, 11:25  Версия для печати  Отправить другу
×
В Узбекистане иномарки не рекомендуются, а еду власти раздают мешками (фото) http://www.segodnya.ua/img/article/2834/73_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/2834/73_tn.jpg Мир Корреспонденты "Сегодня" побывали в стране, которая до сих пор живет по принципам СССР
Столица. На крыше Дворца Форум — танцующие журавли (символ свободы). Внутри — люстры Сваровски. Фото: С. Николаев
Столица. На крыше Дворца Форум — танцующие журавли (символ свободы). Внутри — люстры Сваровски. Фото: С. Николаев

В Узбекистане иномарки не рекомендуются, а еду власти раздают мешками (фото)

Корреспонденты "Сегодня" побывали в стране, которая до сих пор живет по принципам СССР

К двадцатилетию развала Советского Союза "Сегодня" решила узнать, как теперь живут республики СНГ. Мы уже побывали в России, Южной Осетии, Грузии и Казахстане. А сегодня читайте наш репортаж из Узбекистана.

В Узбекистане президент Ислам Каримов — и царь, и бог. Он руководит государством более 20-ти лет (с тех пор, как в 1989 году был назначен первым секретарем республиканского ЦК Компартии). Заподозрить местного лидера в приверженности либеральным ценностям сложно. Глава государства правит железной рукой, оппозиция задавлена, а политическая система страны напоминает советскую с примесью азиатской специфики. В то же время, Ислам Каримов пытается на свой лад провести модернизацию страны и сделать ее экономику самодостаточной. А в последние годы активно вкладывает деньги в образование, медицину и строительство.

Смотрите ФОТО Узбекистан: как живется в бывшей республике СССР

Но процветания народу это пока не принесло — большинство населения живет на нищенскую зарплату (или вообще не имеет работы), в стране царит тотальная коррупция и произвол чиновников. По большому счету, себе в оправдание режим может записать лишь спокойную жизнь (за исключением событий в Андижане в 2005 году). Это особо заметно на фоне соседних Таджикистана (напомним, что в начале 90-х годов там бушевала гражданская война), а также Киргизии, которая за последние 6 лет пережила 2 революции и кровавые этнические чистки (кстати, там народу, несмотря на демократию, живется еще хуже, чем в Узбекистане). Но сохранится ли эта стабильность в будущем?


Ташкент. Каримов надеется, что его столица сможет потягаться с казахстанской Астаной

Нищета, бесправие населения, высокий уровень рождаемости, фактор радикального исламизма и близости Афганистана делают ситуацию в стране потенциально взрывоопасной. Поэтому руководству Узбекистана уже в ближайшем будущем нужно будет предпринять немалые усилия, чтобы удержать ее под контролем. Тем более, что призрак "арабской весны" вовсю ходит по просторам СНГ и уже отметился в соседнем Казахстане. Хотя по сравнению с Узбекистаном люди там живут гораздо лучше. Да и сама страна богаче.

НА ГРАНИЦЕ ДЕКЛАРИРУЮТ ДАЖЕ ГАЗЕТЫ

Мы въехали в Узбекистан из соседней демократической Киргизии. Взяли такси в центре города Ош, и уже через десять минут оказались на границе. Поэтому перестроиться из режима "можно говорить все, что думаешь" в режим "говорить опасно" — просто не успели. Хотя и получили первую информацию о стране еще до входа на КПП. Щуплый кассир из приграничной обменки взял у нас $30 и выдал две перехваченные резинкой увесистые стопки банкнот — чуть больше 54-х тысяч сумов. Судя по всему, инфляция в Узбекистане (так же, как у нас в начале смутных девяностых годов) зашкаливает.

Несмотря на ранний час, на КПП со стороны Киргизии уже собралась пестрая толпа: женщины в цветастых платках и длинных юбках, мужчины с суровым взглядом, старики и дети. Мы внесли свои имена в список ожидающих таможенного досмотра и смирились с мыслью о том, что проведем здесь весь день. Но узбеки оказались на редкость гостеприимными. Посовещались и пропустили нас без очереди! Кто же знал, что, несмотря на "безвизовый въезд", мы надолго застрянем в зале досмотра на узбекской стороне? Не поверите, но декларировать пришлось все носители информации: ноуты, флешки, диски и даже парочку киргизских газет!

Как выяснилось, в Узбекистане пристально следят за тем, чтобы из-за рубежа не просочилась лишняя информация. А СМИ и интернет подвергают жесткой цензуре. По этому вопросу международная общественность уже неоднократно высказывала свое недовольство. Так же, впрочем, как и о содержании в тюрьмах всех тех, кто не пожелал уехать из страны и открыто критиковал действующий режим. Но власти на это не обращают никакого внимания. А все обвинения в свой адрес опровергают. Мол, это неправда!

— Когда СССР развалился, в Узбекистане решили сохранить старую модель управления и оградили страну от влияния извне, — говорит старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князев. — Результат — налицо. За прошедшее время в соседней Киргизии — две революции! А в Узбекистане — тишь и гладь. Если, конечно, не вспоминать андижанские события…

В АНДИЖАНЕ ПОГИБЛО ОКОЛО 1000 ЧЕЛОВЕК

— Отвезем в Андижан! — хватают нас за руки вездесущие таксисты, когда, выполнив все формальности, мы наконец-то выходим из здания таможни. — Отсюда рукой подать — около 30-ти километров. Недорого!

Впечатление Андижан оставляет двойственное. Старый, колоритный город — с узкими улицами, полуразрушенными домами, восточными базарами и мечетями, — постепенно поглощают широкие проспекты. Новостройки, конечно, "с иголочки". Но похожи друг на друга, как близнецы. А значит — неинтересны.

— У нас по всей стране сейчас строительство идет! — объясняет наш таксист. — Президент Ислам Каримов говорит: Узбекистан должен быть модным и красивым!

— А из-за чего у вас в 2005 году стреляли? — спрашиваем мы у него, проезжая мимо здания обладминистрации, где и пролилась кровь

— Я об этом ничего не знаю! — после короткой паузы отвечает водитель. — У нас говорить о таких вещах не принято! Кстати, снимать здание обладминистрации строго запрещено. За это могут и в тюрьму посадить. А посмотреть можете. Раньше этот дом из синего стекла и бетона занимал семь этажей. Но во время восстания сильно пострадал. Теперь осталось только пять этажей.

Между тем, по версии властей, события развивались так: в середине февраля 2005 года в Андижане начался судебный процесс над 23-ю местными бизнесменами, которым вменялось сотрудничество с радикальными исламистами из Афганистана и Пакистана. А уже 14 мая две группы боевиков (в целом, около 80 человек) напали на патрульно-постовую службу УВД и воинскую часть, чтобы забрать оружие. После чего ринулись в тюрьму, освободили всех задержанных и вместе с ними захватили здание обладминистрации. Примечательно, что в ходе операции боевики якобы попросили присоединиться к ним своих родственников. А также потребовали, чтобы правительство освободило их товарищей из тюрем по всей стране. Власть отказала, но предоставила всем желающим коридор в Киргизстан. Мол, не нравится, уезжайте! Бунтовщики согласились. А оказавшись на улице, якобы открыли стрельбу по правоохранителям. Те ответили... Сколько в целом погибло людей в ходе перестрелки — неизвестно.

— У жителей Андижана — свой взгляд на случившееся, — говорит один из узбеков, который на условиях анонимности все-таки согласился поговорить с нами на "больную" тему. — Главная причина случившегося — нищета и безработица (отмечу, что, по официальным данным, безработица в Узбекистане составляет 0,2%, но международные наблюдатели говорят о 25—30%. — Авт.). У нас в городе работа есть только на рынке. Но мест на всех не хватает. Поэтому многие мужчины вынуждены уезжать в Россию на заработки. Люди от этого так устали, что решили устроить митинг. Конечно, среди тех, кто устроил акцию протеста, были и исламисты. Но власть не разбиралась, кто есть кто. Просто приказала правоохранителям открыть огонь и добить раненых. В общей сложности, погибло около 1000 человек. В том числе старики, женщины и дети.

— А правда, что если бы не суд над предпринимателями, митинга могло и не быть?

— Да. Дело в том, что бизнесменов пытали, чтобы они признали свою вину (так же, впрочем, как и многих других задержанных — у нас в стране это обычная практика). Вот их родственники и не выдержали — решили спасти несчастных и позвали на помощь своих друзей. А к ним присоединились все те, кто хотел лучше жить.

Конечно, доказать сказанное наш собеседник не может. Но после случившегося в Киргизию бежало около 3 тысяч человек! Некоторые из них до сих пор живут в этой стране. Другие уехали в дальнее зарубежье. Неужели все они исламисты?

В СЕЛАХ ЛЮДИ ЖИВУТ НА $20 В МЕСЯЦ


Крестьяне. Многие жители страны заняты животноводством

Утром следующего дня мы отправляемся из Андижана в Ташкент. За окном машины проплывают хлопковые поля (урожай давно собран, но местные жители собирают веточки, чтобы растопить тандыр и испечь лепешки). Мелькают поселки, где типовые коттеджи силовиков соседствуют с полуразрушенными домиками крестьян, а яркие базары — с новенькими больницами и колледжами. Правительство не скупится на военных и милицию. Кроме того, вкладывает немалые средства в обучение и медицину. В соответствии с госпрограммой, школы, техникумы и больницы должны быть построены едва ли не в каждом селе.

— У нас бюджетники получают зарплату в районе $100, —делится с нами попутчик Нигман. — А силовики и военные — больше $200. Кроме того, им дают выгодные кредиты на жилье. Либо бесплатно предоставляют коттеджи.

— А cколько денег ежемесячно уходит на питание у семьи из трех человек?

— В провинции цены невысокие. Если жить скромно, будет достаточно $100. Даже если в семье больше двух детей. А в столице все очень дорого. Наверное, и $500 не хватит.

— А какие в Узбекистане пенсии?

— От $100 до $200 (примерно такие, как у нас. — Авт.). В зависимости от стажа, места работы и оклада. Мало, конечно. Ведь у стариков много уходит на лекарства. Но им помогают дети…


Ташкент. В городе царит идеальная чистота. Не только в центре, но и в спальных районах

Вскоре мы въезжаем в город Асака, где находится завод Uz-Daewoo Auto (напомню, завод выпускает Nexia, Matiz и Damas, а также ведет "отверточную" сборку седанов Lacetti). По сути, это единственное крупное предприятие на всей территории той части Ферганской долины, которая принадлежит Узбекистану.

— На заводе зарплаты доходят до $300, — продолжает Нигман. — Но жители Андижанской области, которые не смогли устроиться на предприятие или в госучреждение, бедствуют. Больше $20 в месяц в селе не заработаешь. А малый и средний бизнес у нас даже в городах развит слабо. Только в последние годы начал развиваться в туристической сфере в Самарканде и Бухаре. Недавно правительство разработало несколько программ для становления предпринимательства. Но они еще не действуют. Поэтому беднякам помогают местные органы самоуправления. На похороны и свадьбы раздают еду мешками. Так у нас принято.


Ферганская долина. Здесь люди живут на 20 долларов в месяц

Нигман, естественно, не рассказывает нам о том, что многие обитатели Ферганской долины зарабатывают на транспортировке тяжелых наркотиков. Как известно, "дурь" выращивают в Афганистане и фурами везут в Таджикистан. А оттуда через Узбекистан, Киргизию, Казахстан и Россию отправляют в Европу. Ходят слухи, что власть едва ли не всех стран Центральной Азии имеет непосредственное отношение к этому преступному и очень выгодному бизнесу. Проще говоря, "крышует" его, используя в качестве посредников правоохранителей, и получает львиную долю прибыли. Конечно, доказать сказанное никто не может. Но как иначе? Например, в Узбекистане вооруженные патрули стоят повсюду: на границах областей (где иностранцам приходится регистрироваться), перед въездом и выездом из туннелей и, наконец, на мостах. Здесь и мышь не проскочит! Не то что грузовики с наркотиками…

ЕЗДИТЬ НА ИНОМАРКАХ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ

Поздней ночью мы наконец въезжаем в Ташкент. Нас встречает старый знакомый — бизнесмен Мирзо. Но везет не в гостиницу, а в чайхану есть плов! Оказывается, настоящий узбекский плов можно попробовать либо ранним утром, либо поздней ночью.

В старом заведении в центре города нет света. Но вся стоянка перед ним забита автомобилями. При тусклом свете свечей повар в белом халате мешает в огромном чане смесь риса, овощей и мяса. Все столы заняты посетителями. Мы с трудом находим свободный столик.


В Узбекистане в каждом районе свой рецепт лепешек

— Плов — это лучшее, что у нас есть! — говорит Мирзо. — Если вы его не пробовали — значит не были в Узбекистане. А потом я вам налью немного водки "Хортиця". Я ее специально для вас купил. Плов очень жирный. А хороший алкоголь как раз к нему подойдет.

Пока мы уплетаем плов, Мирзо тихонько рассказывает нам о том, как живется в Ташкенте.

— Ну, о том, что у нас до сих пор людей заставляют выходить на субботники, а в сезон убирать на полях хлопок — вы, наверное, знаете, — говорит он. — А иногда бывает и так: встаешь утром, а магазина, который напротив твоего дома стоял, и след простыл. Почему? Президент Ислам Каримов мимо проезжал и это здание ему не понравилось. Вот его и снесли…

— А еще мы слышали, что он запретил узбекам ездить на иномарках. Неужели правда?

— Прямого запрета нет, — вздыхает Мирзо. — Но это не приветствуется. Мол, нужно поддерживать своего производителя.

Позже эксперты нам объяснили. Путь развития, который избрал Узбекистан (эту модель можно сравнить с СССР), предопределяет замкнутый цикл производства всех товаров. Проще говоря, страна должна как можно меньше покупать и как можно больше производить сама. В этом есть положительные моменты. Большинство предприятий времен Советского Союза здесь сохранились. А некоторые даже были модернизированы. Кроме того, были созданы и введены в эксплуатацию новые заводы и фабрики. В Узбекистане также начали выращивать зерновые культуры, чтобы избавиться от "хлебной" зависимости от РФ и Казахстана. В то же время качество производимых в стране товаров часто низкое. Особенно это касается одежды. А импортные вещи стоят очень дорого. Да и купить их сложно. Мало завозят.


Свадьба. Белые платья невесты не надевают. В Узбекистане чтут старинные традиции и национальные костюмы

— Я, чтобы одеться, с семьей в Киргизию езжу, — рассказывает Мирзо. — То, что у нас производят, носить невозможно! А вот продукты питания качественные. Этого не отнять.

Средняя зарплата в столице — $300. Цены такие же, как в Киеве. А иногда и выше. Как же люди выживают? Во-первых, здесь очень развиты родовые связи. Поэтому богатые члены семьи помогают тем, кто беднее. Во-вторых, львиная доля экономики находится в тени. Например, по слухам, купить автомобиль на заводе можно, лишь записавшись в очередь (прямо как во времена СССР!). А чтобы она двигалась быстрее, надо дать взятку. Непросто обстоят здесь дела и с обменом валют. В банках за 5 гривен вам дадут 1000 сумов, а на рынке — 1500 сумов. Менялы стоят здесь совершенно спокойно — милиция их не трогает. Стоит ли говорить о коррупции? Она процветает во всех сферах жизни страны. По словам Мирзо, для того, чтобы поступить в университет в Ташкенте, нужно заплатить не менее $25 тысяч. Именно столько стоит 1-комнатная квартира в центре города. Дашь меньше — деньги возьмут. Но студентом ты, скорее всего, не станешь!

КИТАЙ — САМЫЙ БЛИЗКИЙ ДРУГ


Памятник на главной площади Ташкента. Тамерлан или Амир Тимур

Утром следующего дня мы отправляемся в сердце Ташкента — на площадь Амира Тимура (у нас этот полководец больше известен как Тамерлан). Вокруг широкие проспекты и тенистые парки. Везде удивительная чистота. Причем не только в центре, но и в спальных районах. Ярко светит солнце, и белоснежные здания госучреждений (многие из них построены из мрамора!) с удовольствием подставляют ему бока.

Мы останавливаемся около новенького дворца Форумов, где президент Ислам Каримов принимает официальные делегации. На куполе здания — два танцующих журавля — символ независимости и свободы. А внутри — люстры из камней Сваровски! Говорят, на их изготовление ушел не один месяц. Откуда у власти деньги на такую роскошь? Ведь люди вокруг одеты более чем скромно…


Самарканд. Для того чтобы оценить эту красоту, нужно приехать

— Экономика Узбекистана держится на двух китах, — говорит старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князев. — Во-первых, страна экспортирует сырье. В основном, газ (кстати, в прошлом году Узбекистан продал так много голубого топлива, что в стране начались перебои с газом, и местные жители были вынуждены отапливать свои дома древесным углем! — Авт.) и редкие металлы. Во-вторых, зарабатывает на своем уникальном географическом положении. Все страны Центральной Азии перевозят свои товары и грузы через территорию Узбекистана.


Самарканд. Посмотреть древний город приезжают туристы со всего мира

— Кроме того, в страну постоянно поступают крупные гранты, — рассказывает еще один эксперт, просивший не называть его фамилию. — Официально на проверку легальности этих средств местные власти тратят около полугода. Но, по непроверенным данным, деньги просто "прокручиваются". Благо, белый и черный курсы валют это позволяют. Такая же история с кредитами. Впрочем, доказать сказанное я не могу…


Базар. Стоит прийти даже ради того, чтобы просто посмотреть

Нельзя не сказать и о том, что Узбекистан активно привлекает инвестиции из-за рубежа. Правда, желающих вкладывать деньги в экономику этой страны не так уж и много. Хотя, согласно местному законодательству, созданные на деньги инвесторов СП на 5—7 лет освобождаются от налогов.

— Дело в том, что негласно Узбекистан проводит хитрую политику, — говорят российские бизнесмены, с которыми мы встретились в Ташкенте. — За безналоговый период инвестор строит предприятие и передает местным специалистам технологии. А набравшись опыта, узбеки под разными предлогами вытесняют его из страны. Такая история произошла с российской компанией, которая построила здесь молочный завод. С турецкими бизнесменами. И даже с американцами! Я думал, будет скандал! Но в США промолчали. Поскольку дорога в Афганистан только одна — через Узбекистан.


Совсем другой мир. Старые дома на окраине Самарканда

Не рискуют местные власти ссориться лишь с Китаем. В последние годы он стал их главным партнером. Они перенимают у Поднебесной высокие технологии и поставляют в эту страну (также, как и в РФ) газ.

БУДУЩЕЕ НЕ ЗА ГОРАМИ

Что же ожидает Узбекистан в дальнейшем? Ясно, что пока у власти будет Ислам Каримов, существенных перемен в жизни страны не произойдет. Но 74-летний лидер не вечный. И сам это понимает. Срок его президентства уже снижен до 5 лет (напомним, ранее он рассчитывал руководить государством 7 лет), и в следующем году в стране должны пройти президентские выборы. А пока Каримов, видимо, подыскивает себе преемника. Но сделать это непросто. Узбекистан до сих пор остается клановым обществом, и стать первым лицом страны здесь сможет лишь тот, кто является компромиссной фигурой для всех семей.

— Скорее всего, это будет глава Службы безопасности Рустам Иноятов или премьер-министр Шавкат Мирзиеев, — предполагает Александр Князев. — Эти люди сейчас реально управляют страной и, видимо, устроят большинство кланов. Кстати, можно бесконечно упрекать Ислама Каримова в создании авторитарного режима, но было бы неверно отрицать тот факт, что благодаря этому режиму ему удалось удержать республику с начала 1990-х годов и не дать ей свалиться в пропасть гражданской войны. А такая опасность существовала. Как вы думаете, что на самом деле случилось в Адижане? Я считаю, что кровавые события, скорее всего, спровоцировал так называемый Ферганский клан. В отличие от близких к президенту родов Ташкента и Самарканда, он не получил свой кусок властного и финансового пирога. И, видимо, рассчитывал путем мятежа добиться для себя определенных преференций. Но в Узбекистане есть и другие недовольные семьи. А их финансово поддерживают крупные диаспоры из-за рубежа: России, Турции, Пакистана, Саудовской Аравии, Казахстана и других стран. Малейшая ошибка — и ситуация снова может взорваться.

Если прибавить к сказанному низкий уровень жизни простых людей, критическую демографическую ситуацию (напомним, в Узбекистане традиционно рожают много детей), инфляцию и коррупцию — становится понятно, что после ухода Ислама Каримова в стране могут начаться народные волнения. И для того, чтобы этого избежать, правительству придется провести ряд экономических реформ.

— То, что в этом государстве задумались о развитии малого и среднего бизнеса — уже шаг вперед, — отмечает Александр Князев. — Но этого недостаточно. "Закрытая" экономика не приведет ни к чему хорошему. Власть уже пытается обеспечить рынки сбыта для узбекской продукции (не зря же была построена дорога в Афганистан!). Но надо решать вопрос экономической интеграции в международное пространство в целом. И начинать "играть" по цивилизованным правилам.

Не исключено, что для этого президент Узбекистана выберет любимое детище премьер-министра РФ Владимира Путина — Евразийское пространство. Во всяком случае, после Адижанской трагедии (когда Запад раскритиковал Ислама Каримова) он сразу же повернулся лицом к России, и узбекский хлопок снова, как и во времена СССР, начал поступать на Ивановские фабрики. Хотя до этого отношения между двумя странами были достаточно прохладными. С другой стороны, отказываться от тесной дружбы с Китаем Ислам Каримов тоже не намерен. В январе 2006 года он подписал протокол о присоединении к Евразийскому экономическому сообществу, членами которого с момента его образования являются пять государств — Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан. Однако в октябре 2008 года приостановил участие в работе органов ЕврАзЭС. А недавно, выступая в Москве на форуме в честь двадцатилетия СНГ, заявил: "Евразийская интеграция — наше будущее, тот путь, то направление, по которому все мы должны двигаться".

— Видимо, в Узбекистане еще не решили, кто им ближе: Россия или Китай, — считает Александр Князев. — Либо думают, как сделать так, чтобы все страны-партнеры были довольны. Но, так или иначе, принимать решение все равно придется. Время не ждет.

УКРАИНЦЕВ В УЗБЕКИСТАНЕ — ОКОЛО 100 ТЫСЯЧ. ИМ ТАМ НЕПРОСТО

История Узбекистана тесно связана с Украиной. Первые упоминания о поселившихся на этой земле украинцах появились в середине XVIII века. Тогда наши соотечественники занимались земледелием. А уже в советские времена в основном работали на производстве и занимались наукой. Сейчас в этой стране проживают около 100 тысяч этнических украинцев. В основном, в Ташкенте, Бухаре и Самарканде. Причем приходится им здесь нелегко.

"Узбеки знают, что славяне — хорошие специалисты, — говорит 25-летний украинец Сергей из Ташкента. — Но берут нас на работу, только если на это место не притязают их родственники и друзья. Поэтому найти хорошую работу непросто. У меня, например, высшее экономическое образование. Но я уже полтора года сижу дома...".

Об украинцах местные жители отзываются очень хорошо. Особенно они благодарны нашей стране за помощь во время землетрясения 1966 года в Ташкенте. Тогда около 3 тысяч наших инженеров и строителей участвовали в восстановлении столицы Узбекистана.

Кстати, кроме украинцев здесь также много белорусов и россиян. Славяне в Узбекистане держатся вместе и часто заключают браки. "Конечно, многие из нас хотели бы уехать на Родину, — говорит 56-летний украинец Игорь Петрович. — Но квартиры в Узбекистане намного дешевле, чем в Украине. Вот и сидим здесь...".


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Золотухина Инна
Вы сейчас просматриваете новость "В Узбекистане иномарки не рекомендуются, а еду власти раздают мешками (фото)". Другие Мировые новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: