"Главная причина ситуации в Украине – отсутствие реформ перед Евромайданом": интервью с Иваном Миклошем

26 Декабря 2017, 07:49

По мнению словацкого реформатора, положение начнет исправляться, когда экономика Украины будет расти быстрее экономики Польши или Словакии

Иван Миклош. Фото: Л. Князька-Ханова/"Сегодня"
Иван Миклош. Фото: Л. Князька-Ханова/"Сегодня"

Иван Миклош – известный словацкий политик и реформатор, украинский русин по происхождению. В 1990 году, в возрасте 30 лет, он стал советником вице-премьер-министра Словакии по экономическим реформам. В 31 год возглавил Министерство приватизации. С 1998 по 2002 год занимал пост вице-премьера по экономике и министра финансов. Причем в 2004 году английский журнал "Euromoney" по результатам опроса читателей назвал Миклоша лучшим министром финансов в мире. С 2002 по 2006-й и с 2010 по 2012 год Иван Миклош возглавлял Министерство финансов Словакии.

Благодаря реформам, которые, начиная с 1998 года, разрабатывал и реализовывал Иван Миклош, Словакия из экономически слабой страны с высоким уровнем коррупции за несколько лет превратилась в одну из наиболее успешных пост-социалистических стран с развитой экономикой, став в 2004 году членом Евросоюза.

С 2014 года Иван Миклош консультирует украинских политиков по экономическим вопросам, а с 2016-го, по предложению президента Украины Петра Порошенко, еще и возглавляет Группу стратегических советников по поддержке украинских реформ – SAGSUR (Strategic Advisory Group for Supporting Ukrainian reforms).

Сайт "Сегодня" расспросил известного политика о реформах в Украине, успехах и разочарованиях и о том, каких изменений нам ожидать в следующем году.

- Иван, расскажите, как Вы оказались в Украине.

- Я приехал в Украину в первый раз после Евромайдана, в марте 2014 года, когда ЕБРР проводила здесь первую крупную конференцию о необходимых реформах. Я говорил о реформах в Словакии, которые проводил, когда был вице-премьером и министром финансов. Словакия считается одной из самых успешных стран в плане реформ, так же, как Польша, балтийские страны, Грузия.

Осенью того же года, после парламентских выборов в Украине, я получил предложение от правительства Арсения Яценюка работать здесь в качестве советника министра финансов Наталии Яресько и министра экономики Айвареса Абромавичуса Я согласился. Ну, а в 2016 году, когда сменилось правительство, новый премьер-министр Украины, Владимир Гройсман, предложил стать его главным экономическим советником. И практически в то же время президент Украины Петр Порошенко предложил стать советником Лешеку Бальцеровичу, и нам совместно – основать группу стратегических советников. Эта группа – SAGSUR – работает с весны 2016 года. На протяжении года мы возглавляли ее вместе с Лешеком Бальцеровичем.  Через год, как и планировалось изначально, у Лешека закончился контракт, он уехал из Украины, и теперь я один руковожу группой.

SAGSUR – маленькая группа из 10 человек, в которую входят украинские, словацкие и польские эксперты. Мы анализируем ситуацию и даем рекомендации по ряду наиболее важных экономических вопросов. Таким, как публичные финансы (бюджет. – Ред.), пенсионная реформа, налоговая система, государственные предприятия и приватизация, энергетическая политика, здравоохранение, судебная система.

- Из тех иностранных специалистов, которые взялись помогать Украине сразу после Майдана, многие уже покинули страну. Кто-то устал, кто-то разочаровался. У кого-то возникли конфликты, кто-то уехал без объяснений. Создается впечатление, что из той команды Вы задержались в Украине дольше всех. Вас все устраивает? Работа приносит удовлетворение?

- Доволен ли я работой в Украине? И да, и нет. С одной стороны, я доволен, потому что у меня очень хороший контакт с премьер-министром по поводу реформ. Я вижу, что он настроен проводить реформы и делает все, что в его силах и компетенции, чтобы ускорить процесс.

Относительно доволен я и тем, что Украина сегодня, в последние три года, начала делать настоящие реформы. Действительно менять экономическую систему. Это происходит в первый раз за всю историю. И за эти три года, что прошли после Майдана, сделано больше, чем за 20 лет до него. То, что проводилось до Майдана, – это не были реформы. И в этом главная причина того, почему сейчас в стране такая экономическая и социальная ситуация. Конечно, добавила проблем и российская агрессия, но все-таки главная причина, я считаю, – это отсутствие реформ перед Евромайданом.

Но с другой стороны, я недоволен. Потому что я хотел бы видеть более быстрый прогресс в реформах.

- Почему реформы идут не так быстро, как могли бы?

- Я считаю, причины прежде всего политические. Реформы – это, конечно, больше экономическая проблема, но и политическая тоже. Не только в Украине – во всех странах мира.

Сами реформы – как и что менять – сегодня уже не являются такой уж большой технической проблемой. Мы знаем, что работает, что не работает. Есть опыт успешных стран. Но во всех странах мира, в том числе и в самых развитых, реформы тесно связаны с политикой. Потому что очень часто реформы предполагают непопулярные меры.

Люди боятся реформ. И это тоже характерно для всех стран. Везде и всегда люди испытывают аверсию к риску (от лат. aversion – отвращение, неприятие). Поэтому во всех странах мира существуют популисты и демагоги, которые злоупотребляют этим страхом людей к новому, к изменениям. И именно поэтому от реформаторов требуется политическая смелость. Готовность делать реформы, несмотря на политический риск. Но таких реформаторов не бывает мног