Вот-вот настанет конец эпохи нефти: что будет дальше

27 Января 2018, 10:00

Уже к 2040 году могут появиться новые торговые пути, мировые лидеры и даже государства

Вот-вот настанет конец эпохи нефти: что будет дальше

Нефти на мировом энергорынке остались считанные годы, а значит, нефтедоллары теряют позиции. По прогнозам ОПЕК, к 2040 году она окончательно потеряет вес как энергоресурс (потребителем останется химпромышленность).

"Найдена реальная замена: энергия солнца, ветра и термоядерная, — объясняет экономист-кибернетик Андрей Ставицкий. — Они по себестоимости уже приближаются к стандартным источникам энергии, а спустя несколько лет станут даже дешевле".

А пока суд да дело, странам-добытчикам черного золота остается лишь перестраиваться, причем быстро. Временем, отпущенным на адаптацию, и нефтедолларами пользуются по-разному. Одни правительства начали реструктуризацию экономик и приучают граждан к мысли, что золотая жила иссякает, а другие продолжают проедать шальные деньги. Итог стараний и нереализованных возможностей увидим уже скоро: по прогнозам, уже через 20—40 лет геополитические расклады на планете изменятся: появятся новые лидеры, экономики и, возможно, государства.

Первые жертвы нефтерынка

Российский Резервный фонд (который был сформирован из доходов от экспорта нефти и газа) истрачен — на покрытие дефицита бюджета, и с 1 февраля 2018-го, как сообщило министерство финансов России, прекращает существование. Его основной задачей было обеспечивать выполнение расходных обязательств государства, если поступление нефтегазовых доходов в бюджет недостаточно. Фонд национального благосостояния РФ сократился на 14% — а ведь он должен был стать гарантом пенсионного обеспечения на долгие годы, софинансировать добровольные пенсионные накопления граждан РФ, и обеспечивать сбалансированность бюджета Пенсионного фонда. Теперь шансов выполнить эту миссию поуменьшилось.

Экономика Венесуэлы, экспортные доходы которой более чем на 90% зависели от продажи нефти, не первый год в плачевном положении.

"Когда рынок нефти был на пике, правительство ввело огромные соцрасходы, — объясняет эксперт по энергетике Украинского института будущего Андриан Прокопив. — В 2014-м цена нефти упала до уровня, когда себестоимость добычи почти с ней сравнялась, а соцобязательства приходилось поддерживать. Последовал виток инфляции".

Венесуэла, единственная в регионе, закончила 2017 год с отрицательными экономическими показателями. ВВП страны, согласно докладу МВФ, по итогам 2017 года сократился на 12%, инфляция достигла 653%, а в 2018 году превысит 2300%. За экономическим кризисом прогнозируемо последовал кризис политический.

"Сверхдоходы обернулись крупными неприятностями, когда случилась голландская болезнь (эффект, следующий за бумом в добывающем секторе. — Ред.)", — объясняет Прокопив.

new_image4_430

Сжиженный газ. Крупнейший потребитель — Япония, 100% импорта

Кто заправляет рынком нефти

Две трети запасов нефти контролируют страны ОПЕК (крупнейшие игроки — Алжир, Венесуэла, Иран, Ирак, Кувейт, Катар, Ливия, ОАЭ, Саудовская Аравия). Два других важных игрока — США и Россия. Сегодня эти страны подгоняют объемы добычи и цены на черное золото так, чтобы обходилось без резких скачков, но еще несколько лет назад бодались: когда США начали применять альтернативные технологии нефтедобычи, Саудовская Аравия обвалила цены, ища порог, за которым Штатам станет невыгодно добывать нефть и газ из сланцевых пластов. Фокус не удался: рынок наполнился дешевой нефтью, а потом оказалось, что и она скоро будет не нужна.

"$150 за баррель стимулировали покупателей искать альтернативу. Технологии в разработке электромобилей и альтернативных источников энергии продвинулись неимоверно", — констатирует Андрей Ставицкий, доцент кафедры экономической кибернетики КНУ им. Шевченко.

В течение этого года цена за баррель, по прогнозам, будет держаться на уровне $60 плюс-минус 10. Но нефтерынок это уже не спасет: страны Европы договорились до 2030 года отказаться от использования невосстанавливаемых ресурсов вообще, Китай планирует сделать это до 2035-го.

"Производители нефти понимают: 50% потребления ресурса приходится на авто (даже самолеты потребляют всего около 1%). И когда ЕС откажется от двигателей внутреннего сгорания, активная фаза продаж кончится, — объясняет Ставицкий. — За оставшиеся 10 лет они намерены продать остатки за любую цену и переходить на другие источники доходов. И инвестируют в это немалые деньги".

План Б: развитие и налоги

По словам Ставицкого, бюджеты многих стран зависят от нефти, но не критично.

"Когда она кончится, проведут девальвацию и найдут новую точку баланса. Вопрос лишь в том, насколько ощутимо обесценится валюта, — объясняет экономист. — Хотя Венесуэле сбалансировать бюджет так и не удалось: ее экономика не стала эффективной".

Нефтяным странам следует делать упор не на добычу ресурсов, а развивать все отрасли равномерно. Но соблазн жить по старинке велик: газ позиций не теряет. Поэтому ожидать развала РФ в связи с крахом нефтерынка, по словам экспертов, не приходится: она наращивает объемы продаж газа.

"Ее сильная сторона — в низкой себестоимости добычи газа (удобное расположение месторождений), — объясняет Андриан Прокопив. — А стратегия на газовом рынке правильная: кроме "Газпрома", появилась газовая компания "Новатэк".

Они запустили терминалы для сжиженного газа и намерены продавать его в Китай и Японию". Это гарантирует РФ экспортную выручку, хотя, безусловно, $450 за тысячу кубометров уже никто не даст.

ДЬЮТИ-ФРИ. Саудовская Аравия, нефтяной гигант Персидского залива, с тех пор, как нефть стала втрое дешевле (с ее же подачи), нарастила госдолг.

"За счет нефтяных доходов она финансировала тьму внутренних и внешних проектов", — говорит Андриан Прокопив.

Когда грянул кризис, только Катар и Кувейт, по его словам, удержались на плаву: вовремя спохватились.

"Население многих стран получало энергоресурсы по цене, далекой от рыночной, и средства на дотирование кончились. Тогда Катар и Кувейт начали сворачивать соцпрограммы и инвестировать в доходные отрасли", — говорит он.

Нефтяные барыши позволили странам Персидского залива почти не брать налогов с граждан, говорит Александр Богомолов, эксперт Института востоковедения им. А. Ю. Крымского НАНУ.

"В СА, Катаре, Бахрейне, Кувейте, Омане, ОАЭ не существовало привычных нам налогов (высоких НДС, импортных и экспортных пошлин). Бизнес работал свободно, а неприбыльный сектор, который обычно содержится за счет фискального, кормила нефть, — рассказывает он. — Сейчас СА пытается ввести эти налоги, и процесс болезненный".

Оно и понятно: часть населения субсидировалась сверхвысокими зарплатами в госсекторе. Соотношение КПД работников к их зарплатам там совершенно неадекватно, говорит Богомолов, особенно если сравнить с показателями в Европе.

"СА развивает собственное производство, постепенно передает нефтебизнес в частные руки, — перечисляет Богомолов. — Присматривается к туризму: от паломничества в Мекку доходы шли только политические".

Но, опасаясь иранского сценария, власти стараются не перегибать: недавно король выделил $13 млрд, чтобы уменьшить эффект от роста цен.

Взор в будущее: роботы, курорты и космос

В Саудовской Аравии нефтедолларами, пожалуй, распоряжаются эффективнее всего: там выдали план трансформации экономики с целью избавления от нефтяной зависимости Vision 2030. В обозримом будущем должны появиться курорты примерно на 50 островах в Красном море. Близ провинций Амладж и Эль-Джауф уже к 2022 году создадут заповедник, центры дайвинга, объекты исторического и культурного наследия. Теперь СА — чуть ли не главный ньюсмейкер в сфере инноваций. В конце прошлого года саудовские компании подписали меморандум о намерении построить суперсовременный комплекс по переработке сырой нефти в химпродукты. Стоимость проекта — $20 млрд, и он — часть планов по диверсификации экономики. Также намерены построить город будущего в пустыне под названием Неом. В голые пески вложат около $500 млрд, чтобы вырос соперник Дубая на 26 000 кв. км на Красном море (для сравнения: площадь Киева — около 850 кв. км, Пекина — 18 808 кв. км). Это будет "инновационный хаб, который станет глобальным центром пересечения цивилизаций", — говорится в презентации. Физическую работу здесь будут выполнять роботы, их количество превысит объемы живых людей. Город заживет по правилам цифровых технологий, альтернативной энергетики и биотехнологий.

Еще страна планирует инвестировать $1 млрд в космический конгломерат Virgin Group (основатель — миллиардер Ричард Брэнсон).

"Это партнерство отражает стремление королевства к всестороннему экономическому развитию на научной основе", — объяснили первые лица страны.

Да что там: даже в сельское хозяйство, энергетику и IT-сектор Украины бизнесмены из СА не прочь вложить более десятка миллиардов.

Своя наука: попытки пока неудачны

Владимир Стасив много лет проработал в странах Ближнего Востока консультантом и мало верит, что все грандиозные задумки удадутся своими силами. По его словам, в СА молодежь до 40 лет даже не задумывается, что будет в "посленефтяную эпоху".

"Государство гарантирует обучение за границей, работу и высокие зарплаты. Но в СА качество человеческого капитала — одно из самых худших из всех, что я видел, — признается Владимир. — Одно из направлений разработанной королем стратегии диверсификации экономики — его развитие".

В стране, населенной бедуинами, к нефтяному фонтану были не готовы: всю высокотехнологическую работу доверили экспатам.

"А саудовцы оказались не у дел. Тогда королевство установило квоту — 80% штата любой компании должны составлять местные. Арабы, зная, что им работа гарантирована, работают спустя рукава, им прощают прогулы, опоздания и некомпетентность", — описывает ситуацию Владимир.

Поэтому сегодня минобразования ищет пути, чтобы готовить специалистов из своих.

"Но я мало видел толковых саудовцев, которые стремились получить образование. Они были как раз из тех, кто помнил, как бедно жили деды без нефти, и потому хотели обеспечить себе будущее дипломом", — делится впечатлениями Владимир.

Примерно та же картина, по его словам, в ОАЭ, где экспаты составляют уже 80% населения.

БУДУЩЕЕ НАУКИ. Не факт, что и там усилия увенчаются успехом.

"Наука требует не так денег, как коллективного ею занятия, научной среды, традиций. В Украине они закладывались столетиями, а инвестиции нужны последовательные, — объясняет Александр Богомолов. — Пример стран Персидского залива показывает, что даже за миллиарды невозможно основать собственную науку без этого".

По словам востоковеда, тамошние вузы оборудованы лучше европейских, но в серьезных делах арабы на своих не полагаются.

"Так, делать сверхсложные операции едут в Европу или страны бывшего СССР. Своим медикам не доверяют — и небезосновательно", — говорит эксперт.

Вышло так, что собственные талантливые кадры, обучившись за границей, там и оставались, их теперь пытаются перекупить и вернуть. Но, как и прежде, нефтяные страны покупают чужие технологии: собственные пока миру не демонстрируют.

new_image_598

Neom. Станет пересечением сфер интересов стран региона

К 2030: трубы на металлолом

"Даже Китай пересаживается на электромобили, а это был мегаавторынок!" — говорит Андрей Ставицкий.

Африка не в счет: мало городов и автомобилистов. А Латинская Америка от Европы не отстает: так, в Чили за кратчайший срок выстроили столько солнечных электростанций, что электроэнергию давали бесплатно.

"Африка опоздает. Но как только туда станут сбрасывать б/у автомобили и остатки нефти — последуют развитие, инвестиции, борьба за территории, ресурсы и повторение всемирного сценария", — считает эксперт.

По его мнению, произойдет смена торговых путей — танкеры и трубопроводы останутся не у дел, нефтяные страны в определенной степени утратят покупательскую способность, и торговые связи нарушатся.

"У Китая появится шанс реализовать еще один потенциал: пока 80% населения живут на трети его территории, на остальной смогут добывать энергию альтернативно, — объясняет эксперт. — Сохранив внутриполитическую стабильность, страна может стать региональным лидером, возможно, сформируются новые военно-политические и экономические блоки"

К слову о блоках: по словам Богомолова, не только РФ тратит бешеные деньги на вмешательства в чужие дела.

"СА — до зубов вооруженная страна. А в 2017 году король подписал с США еще один дорогостоящий контракт на поставку оружия, — говорит востоковед. — Самостоятельно и в коалиции с ОАЭ, королевство активно вмешивается в сирийский и йеменский конфликты. Поддерживает вооруженные формирования и Катар — можно сказать, благодаря ему свергли режим Каддафи в Ливии, также он вовлечен и в сирийскую войну".

Но эти расклады изменятся.

ПРОЦЕСС НЕОБРАТИМ. Разведанных запасов нефти хватит минимум до 2050 года.

"Но решение о переходе к альтернативным источникам энергии принципиально, — говорит Ставицкий. — Мировой автопром уже переориентировался. Норвежские тенденции двигаются на Восток, и, думаю, через 10 лет 20—30% водителей Украины пересядут на электромобили".

Нам придется выполнять нормы ЕС согласно договору об Ассоциации. Пусть не в 2030-м, а на 6—7 лет позже, но Украина тоже перекроет ход двигателям внутреннего сгорания. А трубопровод сдать на металлолом — содержать дорого и бессмысленно.

new_image3_508

Поля солнечных батарей. Есть уже во многих областях Украины

Вы сейчас просматриваете новость "Вот-вот настанет конец эпохи нефти: что будет дальше". Другие Новости экономики смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Татьяна Негода

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...