Сделать стартовой
26,47
29,62
УКР

Александр Панкратов-Черный: "Когда выкатывался из-под колес поезда, похудел — ого-го!"

Звезда "Мы из джаза" рассказал "Сегодня" о том, как любит проигрывать в казино, своих маленьких гонорарах, как плачет, когда "летают" каскадеры и как прыгал под поезд с Мироновым.

Фото "Сегодня"
Фото "Сегодня".

— Александр, вы, говорят, не только актер, но и поэт?

— Просто я так выражаю себя: как актер — на сцене, в кино, а как поэт — в стихах выражаю свои мысли. Сценической площадки мне для этого мало, поэтому и пишу.

— Сумма гонорара в кино оказывает влияние на выбор роли?

— Да нет. Я уже нахожусь в том положении, когда гонорар мало интересует. Например, я снимался у Геральда Бежанова — гонорар очень маленький, но мне нравилось работать. Я уже не в том возрасте и не в том градусе профессиональном, чтобы ориентироваться только на деньги.

— Александр, вы азартный человек?

— В какой-то степени — да. И в работе я бываю азартным, и в казино частенько хожу, также болею за футбол, за хоккей. Очень часто азарт выливается в иносказания, не подлежащие публикации и не свойственные речи интеллигентного человека.

— В казино часто выигрываете?

— Нет, нечасто. Но бывает, везет. Казино — это ведь расслабление, отдохновение, выброс отрицательных эмоций, накопившегося душевного напряжения, умственного переутомления, освобождение от отрицательной энергетики. Иногда даже приятно и проиграть. Даже и такое бывает!

— Поклонницы сейчас оказывают больше внимания, нежели раньше, или меньше?

— Ой, я стараюсь не обращать на это внимания.

— А как ваша жена Юлия относится к вниманию фанаток?

— Нормально, профессионально. Юля кинематографист, киноредактор, киновед, выросла в кинематографической семье, живет с кинематографистом, поэтому относится совершенно нормально, она очень хорошо знает меня.

— Вы прислушиваетесь к мнению жены о ваших работах? Вам это помогает или, может, мешает?

— Иногда помогает, потому что у нее оценки профессионала, и для меня очень важно, что, на ее взгляд, хорошо, а что — не очень. В своих оценках, во всяком случае относительно меня, она не ошибается.

— А что в вашей жизни берет верх — интуиция или здравый рассудок?

— Чаще всего полагаюсь на интуицию, потому что в каждом человеке есть некое чувство самосохранения. Помню, в Свердловске у нас с Женей Мироновым были съемки фильма "Перед рассветом", мы ждали ребят-каскадеров из Петербурга, которые должны были нас дублировать, выкатываясь из вагонов-теплушек военной поры, но ребята не приехали. А железнодорожный состав стоил очень дорого, нужно было успеть произвести съемки за один день, и режиссер Ярополк Лапшин спросил: "Ребята, а вы сами как? Сами не рискнете?" И мы с Женей рискнули. У него в руке был пистолет, а у меня трехлинейная винтовка со штыком. Мы не знали, как нужно выкатываться из-под колес идущего поезда, но интуитивно я чувствовал, что это может получиться. Получилось. Получилось три дубля. Но я похудел при этом — ого-го!

— Адреналина в кровь добавили!

— Да, конечно. Но обидно было то, что тогда мы с Женей бедствовали, у меня хоть актерская ставка была высокая, а он начинающий артист, зарплата копеечная, но мы надеялись, что нам доплатят за трюки. Ничего подобного! Ну, это ладно. Больно, когда ребята-каскадеры делают за меня какие-то трюки. Например, когда Саша Карин и Антоша Дронов прыгали с семиэтажного здания — у меня просто слезы на глаза наворачивались! К сожалению, прыгали они тоже за копейки.

— То есть работа того не стоит?

— Вы знаете, я считаю, что актерская работа не стоит дороже работы каскадера. Потому что труд каскадера — постоянный риск. И вот там нужно руководствоваться именно разумом. Помню, как-то я беседовал с Александром Иншаковым, президентом Академии каскадеров, и сказал ему, что, вот, был один паренек-каскадер у нас в фильме "Мы из джаза", его бросали на стол, и он должен был лететь по этому столу, сметая все на своем пути. А на столе стояли тяжелые бронзовые канделябры. И парень полетел, все канделябры сшиб, а один не успел зацепить и получил этим канделябром по голове. И Саша Иншаков сказал: "Значит, этот каскадер не очень хороший профессионал. Значит, что-то недодумал".

Особую гордость я испытываю, когда — хотя и редко — трюки делаю сам. В частности, в фильме "Караван смерти" все рукопашные бои я работал сам. Пограничникам очень понравилось, что я оказался талантливым в освоении и исполнении данных трюков, полностью убедил их и в жизни, и с экрана, что это делаю я сам.

СБЕЖАЛ ИЗ ДОМА И ПРОСЛАВИЛСЯ В "СИБИРИАДЕ"

Будущий артист родился в деревне Конево Алтайского края. В 1969 г. окончил актерский факультет Горьковского театрального училища. Актер вспоминает: "Жили мы бедно — мать одна нас растила. Да и когда я в 13 лет убежал из дома в театральное училище поступать, лучше не стало. Мама с сестренкой присылала мне каждую неделю посылку с кусочком сала, картошкой и огромным письмом". Долгое время считавшийся незаметным провинциальным актером, Панкратов-Черный внезапно становится известным после того, как в 1978 году снялся в роли Сашки в фильме А. Михалкова-Кончаловского "Сибириада". Лучшие фильмы с его участием — "Мы из джаза", "Где находится нофелет?". Последняя картина с его участием — 2005 года — "Продается дача".

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Александр Панкратов-Черный: "Когда выкатывался из-под колес поезда, похудел — ого-го!"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Кравченко Андрей

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь