Сергей Сак, внук поэта: "Отец хотел, чтобы Андрей Малышко стал сапожником"

22 Октября 2008, 18:31

Внучатый племяник Андрея Малышко о том, почему дед мог растрощить игральные карты у него на голове, сердился, что мама, его бабушка, ходила босой, за что чуть не сжег их родовое гнездо и как больше вего любил "писательский суп".

Сергей Сак; фото Ю. Кузнецова
Сергей Сак; фото Ю. Кузнецова

Городок Обухов в 50 км от Киева жители называют краем Малышко. Именно здесь, в небольшом домике, построенном еще его дедом Никитой и родился знаменитый поэт. "Поместье" Малышко когда-то объединяло три огромные усадьбы, теперь же превратилось в 13 соток. Однако семье его внука, Сергея Васильевича, работающего водителем, этого вполне достаточно. Главное, что хата сохранилась — в ней теперь музей. А семья Сергея Сак живет здесь же, во втором доме, построенном отцом Андрея Малышко.

— Жаль, прямых потомков Андрея Малышко не осталось, — говорит Сергей Васильевич. — У него была только одна дочь от первого брака — Валентина, но детей у нее не было. Зато были "потомки по духу" — это моя мама — Ольга Малышко, его племянница. Они понимали друг друга с полуслова. Мама была духовным преемником Малышко, и все, что о нем здесь сохранилось, сделано благодаря ей.

— Каким поразил вас знаменитый дед?

— Удивительно, что такой высокоинтеллектуальный человек больше всего любил играть в подкидного дурака. Если играем и я в паре с дедом, не дай бог как-то не так походить — было мне "на орехи". Малышко мог и карты на голове раскрошить. Он страсть как не любил проигрывать и страшно сердился, если это случалось. Крику было! Говорят, половецкая кровь в нем играла тогда. Правда, быстро успокаивался. Нрав у него в отца — Самийла Малишко. Тот хотел, чтобы сын был сапожником, как и все в семье. Обучал его ремеслу, однако Андрей не поддавался. Деда Самийло считал, что у Андрея с юности "мухи в голове", какое там сапожничанье! Сначала был категорически против занятий поэзией, мол "стихи стихами, нужно владеть ремеслом!". Однако и у Андрея характер был боевой. Когда отец запретил ему ехать в Киев заниматься литературой, тот зажег головешку, поднес к соломенной крыше и сказал: "Не отпустишь, хату спалю!" Словом, в Киев он практически бежал, рассказав о свои дальнейших планах только своей маме Ивге. Видно не зря моя прабабушка называла его "Оратель", расшифровывая для себя непонятное ей слово "оратор". Он действительно был оратор от бога. Никто резче него не выступал на заседаниях. Начальство ему было ни по чем.

— Читала, что он даже в Лукьяновской тюрьме сидел...

— Это после войны, когда в Киев приехал Каганович, Малышко назвал его организатором голода 1933 года и "знищителем". Потом приехал к матери, попросил стол накрыть. Только поесть не успел — приехали из спецотдела и увезли в Киев. Оттуда вернулся спустя 3 дня, весь серый. И сказал только: "Оттуда, где был, я мог и не вернуться". Говорят, спас его Хрущев, они еще с фронта были знакомы. Никита Сергеевич называл его "солнцем украинской поэзии", обожал "Пісню про рушник" и опекал. Только не очень это помогало. За то, что после плохого доклада тернопольского депутата, Малышко с трибуны заявил: "Ви зрозуміли, що він там цвенькав?", его отправили в ЦК на разборку. Вообще, за словом в карман не лез. Как-то Твардовский предложил: "Зачем тебе эта украинская литература, переходи к нам, будешь знаменитым русским поэтом". И Малышко, при всем уважении к другу, послал его матом.

— При этом именно Малышко уличил Сосюру в буржуазном национализме, после чего тот не написал ни строчки и вскоре умер...

— Малышко всю оставшуюся жизнь не мог себе этого простить. Перед смертью Сосюры на коленях просил у него прощение. И на похоронах вместо доклада, завизированного в органах, заговорил о том, кто на самом деле убил Сосюру. Его сразу отвезли к министру по идеологии. После того Малышко больше не писал.

— Андрей Самийлович был видный мужчина. Много ли возле него было женщин?

— Со своей первой женой Дариной Лившиц они работали в редакции газеты. Тогда заведено было, если ты политик или писатель, жениться на еврейках (у власти было много евреев). В 1937-ом появилась дочь Валентина. Дарина очень любила Малышко, и ее в семье Малышко очень любили. Но сам поэт такого чувства к жене не испытывал. И после войны вернулся с фронта не один, а с золотоволосой красавицей — генеральской дочкой. Они еще тогда с моей мамой, Ольгой Сергеевной, по кинотеатрам бегали. Но когда Малышко увидел, как баба Ивга его пассии ноги моет — страшно разгневался. Вскоре они разошлись. В Киеве за ним ухаживала только баба Ивга, приезжая его любимый супчик варить.

— Говорили, что она босая ходила по Крещатику...

— Да, выйдет из поезда, обувь через плечи перекинет, так идет к Андрею. И только перед квартирой сына обувается. Потом в Союзе писателей его долго выспрашивали: "Ты что маме ботинки не можешь купить?" Только у бабы Ивги был один ответ: "Я так лучше землю чувствую, она мне сил придает". И лишь спустя почти 10 лет появилась Любовь Забашта — женщина, с которой он провел всю оставшуюся жизнь. Хотя не забывал о первой жене и дочери, помог Валентине стать поэтессой, однако обида преследовала дочь. Когда Малышко не стало, возникли проблемы с наследством. У Малышко была квартира и дача в Конча-Заспе. У Валентины тоже была квартира в центре Киева, однако она не могла простить, что все осталось его второй жене. И в Обухов она после того ни разу не приезжала, а когда в Союзе писателей отмечали юбилеи поэта, она специально садилась отдельно от родни Малышко.

В 6 ЛЕТ ДЕВЧАТА ПРИГЛАШАЛИ ЕГО БЫТЬ "МУЗЫКОЙ" ПО ВЕЧЕРАМ

В октябре этого года ему исполнилось бы 96 лет. Уже в 6 лет Андрей Малышко настолько здорово играл на гармошке, что девчата приглашали его быть "музыкой" по вечерам, а молодожены — гармонистом на свадьбу. Жил в Киеве с 1952 по 1970 на улице Ленина (Богдана Хмельницкого) №68. Ряд его поэзий на музыку П. Майбороды стали известными песнями, а самая популярная "Песня про рушник" — народной. В Киеве именем поэта названа улица, которая у большинства ассоциируется с "Детским миром", что расположен здесь. Малышко обожал смешные игрушки. Как-то дочь Валентина подарила ему заводного мишку. Отец радовался, как младенец. А от мишкиных "па" и сам начинал пританцовывать. Да не просто, а подбоченясь, подпевая себе и выкрикивая: "А давай, давай, это же Малышко подвыпивший танцует..."

РЮМКА НАГРЕВАЛАСЬ

"Дед всегда ходил в вышитой рубашке. Часто ездил вместе с Максимом Рыльским и Остапом Вышней на рыбалку, охоту. Компанейский был страшно. К маме в Обухов всегда приезжал с друзьями. Вытягивали большой стол, баба Ивга ставила любимый его "писательский" суп на картошке с луком и шкварками, потом вареники, чесночок, водочка — и начинали песни петь. И еще Малышко любил говорить тосты, превращавшиеся в целые доклады. Потому его рюмка постоянно нагревалась, а друзья частенько томились от голода и ожидания".

ПРАВНУЧКА РИСУЕТ ПОЛИТИКОВ

Только правнучка Малышко — Ольга Сак решила связать свою жизнь с творчеством. Она — художник-оформитель. Победила в конкурсе на лучший герб Обухова, из более 100 вариантов выбрали именно ее. Ольга использовала беспроигрышный вариант — в основу герба положила обуховский рушник — тот самый, который опоэтизировал Малышко. Обожает живопись маслом. Не так давно прославилась серией картин известных политиков. "Особенно мне полюбился Янукович в образе Винни-Пуха и Луценко в образе Купидона", — признается Ольга. Кстати, на аукционе эти картины были в большинстве своем проданы. Черновил купил несколько картин. Шуфрич купил сам себя.

Вы сейчас просматриваете новость "Сергей Сак, внук поэта: "Отец хотел, чтобы Андрей Малышко стал сапожником"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...