Станислав Говорухин: "Мой зритель жив, но он умер для проката"

19 Марта 2008, 18:49

Режиссер "Десяти негритят" и "Ворошиловского стрелка" рассказал "Сегодня" о том, какие ему нравятся женщины и какие не нравятся фильмы, почему ему пришлось снимать последний фильм на Канарских островах и на что ему жаловался Александр Абдулов.

Станислав Говорухин, фото М.Львовски
Станислав Говорухин, фото М.Львовски

Суровый романтик

Станислав Говорухин родился: 29 марта 1936 г. в г. Березники Пермской обл.

Ровно полвека назад в 58-м окончил геологический факультет Казанского университета. Работал геологом, был альпинистом. Потом был журналистом и режиссером Казанской телестудии. Владеет немецким, французским языками. Режиссерское образование получил во ВГИКе (мастерская Я. Сегеля). По распределению в 66-м году попал на Одесскую киностудию. С 1987-го – режиссер "Мосфильм". Снял 13 художественных, 4 публицистических фильмов и документальное кино "Александр Солженицын" (1992). Автор 12 киносценариев, в том числе фильма "Пираты ХХ века" (1978).

Запомнился зрителям и своими ролями в кино: "Асса", "Среди серых камней", "Анкор, еще Анкор", "Женская логика", "9 рота", "Радости и печали маленького лорда".

Проявил себя как политик. Никогда не состоял в КПСС, а после перестройки стал одним из лидеров Демократической партии России (ДПР). Говорухин несколько раз избирался в Государственную Думу РФ. В марте 2000 года баллотировался на пост Президента России. Самым счастливым днем своей жизни считает 26 июля 1969 г., когда вертолет, в котором он летел, врезался в гору. Чудом удалось выжить лишь некоторым пассажирам.

Женат вторым браком. Сын (от первого брака) – Сергей Станиславович, внук – Станислав. Сергей Говорухин – режиссер, генеральный директор независимой киностудии "Гандвик". 2 февраля 1995 года в Грозном, при возвращении со съемок вместе со съемочной группой был обстрелян чеченскими боевиками, в результате чего получил сквозное огнестрельное ранение верхней правой голени, позже перенес ампутацию ноги.

Все художественные фильмы режиссера Говорухина:

"Вертикаль" (1967), "День ангела" (1968), "Белый взрыв" (1969), "Жизнь и приключения Робинзона Крузо" (1972), "Место встречи изменить нельзя" (1979), "Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна" (1981), "В поисках капитана Гранта" (1986), "Десять негритят" (1987), "Брызги шампанского" (1989 ), "Ворошиловский стрелок" (1998), "Благословите женщину" (2003 ), "Не хлебом единым" (2005), "Артистка" (2007), "Пассажирка" (2008, в производстве).

Кинопублицистика: "Так жить нельзя" (1990), "Россия, которую мы потеряли" (1992),

"Час негодяев" (1993), "Великая криминальная революция" (1993)

- У вас уже четвертая подряд картина посвящена женщинам. Это случайное совпадение или намеренный выбор темы?

- Да, действительно в последних картинах в центре внимания женщины. Почему? Наверное, пришло время отдать долг женщинам – существам высшего порядка, в моем понимании. Но при этом картины не только о них. Сейчас я снимаю фильм "Пассажирка" по мотивам рассказов одного из моих любимейших писателей Константина Станюковича. Главная героиня, как следует из названия – женщина, но в целом это морская история, которую я уже давно хотел снять. Раньше на нее не давали денег, а сейчас режиссеры вынуждены их доставать сами и я подумал, если достану, то почему бы не "поимпровизировать" сейчас. Мне хочется показать, каким был и должен стать русский флот, в назидании нынешней молодежи и нынешним морякам. Ну, и конечно, не обойдется без любви…

- Если бы 40 лет назад вашу заявку одобрили, и вы начали снимать "Пассажирку", кого вы бы пригласили на главную роль?

- В конце 60-х я хотел снимать в роли пассажирки Марину Влади, а в роли горничной – Наташу Гундареву. Наташа тогда только начинала, только-только ее звезда начинала всходить. А Марину… Потому что мы дружили с Володей Высоцким, и она читала эту повесть. У нас была такая совместная идея. Ну вот, не получилось. Госкино в то время не приветствовало фильмы без большой идеи, и на "пустячок" так просто денег не выделяли.

- По каким критериям сейчас вы выбирали главную героиню? Веру Андреевну Кларк у вас играет, в принципе не профессиональная актриса, а 24-летняя модель Анна Горшкова...

- Это зависит от вкуса режиссера. Вот вы видели мой фильм "Благословите женщину" (в главной роли Светлана Ходченкова – прим. авт.)? Я люблю женщин такого плана. Мне, я честно могу сказать, отвратительны, непонятны, да и не симпатичны вот эти вот нынешние безгрудые тощие "селедки". Да еще когда молодые девушки себя, у которых конституция совсем другая, все таки хотят вернуться вот в это стадо и стать такими как все, начинают садится на диету, пытаясь соответствовать образцам "высокой моды". Это мне совсем противно. Поэтому и выбор такой… А вообще режиссеру лестно не только снять удачный фильм, который полюбился бы зрителям и жил долго, но и открыть артиста или артистку, которые бы засветились и потом стали звездами. Эта задача всегда привлекала меня. Я же открыл многих. Еще детьми у меня в "Приключениях Тома Сойера и Гекльберри Финна" снялись Влад Галкин и Маша Миронова. А в "Ворошиловском стрелке" стразу три молодых пацана сработали, сыгравшие там главных мерзавцев. Марат Я даже, если честно опасался, что этой картиной испорчу им дальнейшую карьеру. Но, слава Богу, обошлось. Вот, Леша Макаров, в основном героев добрейшей души играет, а Марат Башаров вообще с экранов не сходит.

- Вы оставляете своим актерам простор для импровизации или у вас на съемочной площадке суровый диктаторский режим?

- Если артист способен, если он талантлив, если он хорошо чувствует материал, в этой схеме, которую ему очертил режиссер, то почему нет? Всегда приветствуется. Да и себе позволяю похулиганить даже в самом серьезном фильме. Но это же всё заранее не планируется… Бывают кадры, которые иначе как озорством режиссерским не назовешь. Иногда это в масть, иногда ни к селу, ни к городу.

- Вместе с запуском этой картины вам удалось осуществить еще одну свою давнюю мечту – снимать на знаменитом паруснике "Крузенштерн"…

- Да, хотя это и было не самое удобное для парусных съемок время и место. Но у "Крузенштерна" свой график, выбирать не приходилось. Нам же еще нужно было декорировать корабль: мы поставили трубу, потому что уже двигатель был паровой, поставили мостик таким, каким он был, и прочие всякие детали, которых сегодня нет на современном судне. Мы снимали в океане возле Канарских островов и почти месяц не могли там поймать ветра в паруса. На парусном судне вся съемочная группа из 50 человек, разумеется, жить не могла – там и четверых то, разместить негде, поэтому пришлось нанимать судно сопровождения. Экспедиция вышла очень дорогой. Одно горючее только для того, чтобы корабли могли дойти до места съемок, стоит около 700 тысяч евро. А еще аренда двух кораблей. И за вход-выход в порт 5 тысяч евро. Это, кстати, что на Канарах, что в Ялте. Одинаково. Хотя условия совершенно разные. Здесь в Крыму, учитывая эти условия с отсутствием оборудования и всякой подготовленности, низким уровнем обслуживания должно стоить 5 евро. И если бы мы захотели снимать, предположим, в Ялте, нам бы это обошлось еще дороже. Здесь вообще сумасшедшие цены начинаются, какая-то глупость.

- Другие проблемы, например, морская болезнь съемкам не мешали?

- Я же раньше много снимал на море и никогда морской болезнью не страдал. Здесь вот на Черном море я месяц плавал на паруснике "Товарищ", когда мы снимали с болгарами фильм "В поисках капитана Гранта". Еще я снимал на теплоходе – ходил тут такой, когда вас еще не было, перекрашенный, с вязью на борту "Цесаревич". Еще "Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо". На Ялтинской киностудии была "Эспаньола", теперь из нее, кажется, сделали ресторан. Много, очень много я снимал и снимался на море. Здесь в Ялте каждый год сидело 10-15 групп съемочных из Москвы в основном. И я помню, как они нас все время встречали, потому что у нас были красивые девушки на пароходе, знаменитые артисты…

- Даже в "Ассе" у вас не обошлось без морской прогулки. Кстати, Сергей Соловьев не собирался воскресить вашего Крымова во второй части, которую он сейчас заканчивает снимать?

- Нет, нет, всё убили Крымова и слава Богу. Хотя я, когда узнал о продолжении, говорил ему в шутку: "Чего ж, Серега, давай с реанимации начни". Не верю я в этот проект, нельзя войти в одну и ту же воду дважды. И я не помню примеров, чтобы история получалось интересной. Повторение пройденного, – не верю я в это. И вообще я не очень люблю сниматься. Если честно, по-настоящему как актер чувствовал себя комфортно только у Сережи Соловьева в той же "Ассе". Сейчас вот, мелькну в "Пассажирке", Но не потому что захотел вдруг сыграть, а просто из экономии средств картины. Группа так решила: "Станислав Сергеевич, чего мы повезем на корабль артиста из-за маленькой роли. Сыграйте вы этого консула" Вот и пришлось надеть мундир. Но это по сути массовочная роль. И приглашать не нее актера действительно не экономично.

- В своей работе вы по-прежнему обходитесь без спецэффектов и компьютерной графики, потому что категорически против того, чтобы развлекать зрителей?

- Кино – должно быть развлекательным и увлекательным. Но этого же можно добиться и без спецэффектов. Каков был девиз Жюль Верна, на котором воспитывались десятки поколений? "Воспитывать, развлекая". В романе "Дети капитана Гранта" Жюль Верн умудряется рассказать молодому читателю и о химии, и об астрономии, и о физике, и о биологии, и минералогии, и о прочем. Так что фильм не будет интересным, если он не будет увлекательным. Да, конечно, надо развлекать, но только для того, чтобы этот фильм сильнее запал в душу, сильнее подействовал. Благородное, высокохудожественное, но скучное кино, я не люблю еще больше, чем этот низкого пошиба кинематограф. Это еще вреднее, на мой взгляд. Да и потом, это вообще не искусство. Это как, если говорить о скучной книге. Толстой говорил о скучной книге так: "Это как жилы в мясе, пожуешь, пожуешь и выплюнешь". И таких фильмов, к сожалению, очень много: пожуешь, пожуешь и выплюнешь или не досмотришь. Сегодняшние фильмы, если говорить о молодежи, ничему хорошему не научат. Не выполняется главная задача, которую должен ставить перед собой художник, будить добрые, благородные чувства. "И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал". Вот – это девиз каждого художника. А чему хорошему может научить сегодняшнее кино? Нет, оно может разбудить только низменные инстинкты и никакие струны в душе не заденет.

- А есть хоть какие-нибудь работы последнего времени ваших соотечественников коллег-режиссеров, которые вам как зрителю понравились?

- Да, есть. Я в восторге от последней картины Михалкова – "Двенадцать", при том, что не являюсь его другом. Но я умею быть объективным. Это – настоящее искусство, мощная, талантливая картина. Он всегда умеет поставить игру актеров. Еще, навскидку, назову фильмы – "Коктебель", "Свободное плавание", "Остров", "Кукушка"…У фильма "Кукушка", на мой взгляд, были все шансы получить "Оскара", а номинировали почему-то "Дом дураков"… Это фильмы, не относящиеся к потоку коммерческого, потребительского кино, которое к искусству не имеет никакого отношения. И такого "ширпотреба" – подавляющее большинство. Вы, наверняка, видели этого "потребителя", если в кинотеатрах бываете. Обязательно с поп-корном сидит, умудряется во время сеанса SMS отправить, по телефону поговорить, за пивом из зала выйти… Где уж тут ему идею фильма уловить?. Главное – зрелище. А еще много людей просто привыкли сидеть у телевизоров и перестали отличать плохое от хорошего. У нас же одновременно показывали "В круге первом" Глеба Панфилова и новую экранизацию "Золотого теленка". Я правда не виделэтого "теленка" с Меньшиковым., но мои друзья говорят, что без обморока смотреть не удается. И что характерно – рейтинг у лабуды был выше! А все, что касается, так называемых, кассовых фильмов, мне не просто не нравится, а глубоко противно – все эти "гамбиты", "дозоры", "статские советники" и "бои с тенями". Это кино изначально рассчитано на "кассу". А кто сегодня ходит в кино? Процентов семьдесят – это подростки. Им надо подкинуть какую-то дурь и быстро собрать "кассу". И еще есть одно течение в нашем кинематографе, так называемое фестивальное кино, которое чаще никто и смотреть не будет. Такое кино изначально сделано для высоколобых критиков, в основном больных людей, сдвинутых на сексуальной и психической почве. Через пару лет зрители и не вспомнят название фильма, которому вручили тот или другой приз… Все перепуталось в нашей жизни сегодня: многим неизвестны духовные радости, они существуют на уровне физиологического прозябания. И во многом это оттого, что во все сферы искусства полуграмотные люди ринулись, а настоящие таланты забываются, унижены, плохо зарабатывают. Но всему судья – время: фильмы, восхваляемые сегодня критиками, через два года никто не может вспомнить. А есть фильмы, которые год от года молодеют и которые сегодня не теряют актуальности: "Осенний марафон" Данелии, "Я шагаю по Москве", фильмы Рязанова и многие другие. Поэтому и я к критике своих фильмов серьезно не отношусь. Даже считаю, что критики сейчас в некотором смысле являются тормозящей системой в развитии кинематографа. Они положительно оценивают ложное искусство. Это трагедия общества, когда общественный вкус вывернут наизнанку. У меня сегодня иллюзий нет: положение со зрителем катастрофическое. Мой зритель жив, но для прокатчиков он умер.

- Ну а то, что Сокуров или Звягинцев предлагают зрителям, как вам?

- Честно сказать, мне трудно представить человека образованного, много читающего, который смотрит сокуровскую мутотень. Я вообще считаю, что фильмы Сокурова, равно и восхваляемого критиками Тарковского, вообще не имеют никакого отношения к кино, это все мистификации какие-то… Хотя их фильмы называют одним словом — искусство. По мне уж лучше тогда смотреть "Антикиллер".

- В вашей "Артистке" одну из последних своих ролей сыграл Александр Абдулов…

- Саша, как бы в шутку, часто жаловался, что я его только в "массовке" снимаю, а на главные роли не приглашаю. Но этого происходило только от его постоянной занятости – он же был "многостаночником": сам что-то ставил, где-то снимался, играл в театре, задумывал фестивали, помогал восстанавливать церкви. Только поэтому он у меня снимался в таких небольших, но, согласитесь, ярких ролях, таких, например, как Энтони Марстон в детективе "Десять негритят". И приглашая его сниматься в "Артиске" я позвонил ему и сказал: "Саша, ты все жалуешься, что я тебя в массовках снимаю, вот наконец-то есть для тебя роль со словами. Ты как – согласен?". И он не читая сценария ответил: "Согласен". Он вообще редко читал сценарий. В "Десяти негритятах" его ведь, если помните, убивают первым. Вот он дочитал до того места, где его убили и всё – дальше не читал сценарий. А потом на съемках всю картину допытывался у всех: "А кто же убийца?". И ему все морочили голову. . Все ему морочили голову.

- Вы уже знаете, чем займетесь после "Пассажирки"?

- Пока, честно говоря, и судьба "Пассажирки" туманна. Мы уже несколько раз останавливали съемки. И сейчас уже в долг снимаем, нет уверенности, что фильм выйдет в этом году. А потом я бы хотел снять какую-нибудь историю с юмором, но драматургии хорошей нет.

- То есть юмор "суровому Говорухину" не чужд?

- А что хорошие юмористы обязательно должны быть веселыми людьми с улыбками до ушей? Вы Чарли Чаплина когда-нибудь видели улыбающимся? В кино он никогда не улыбался. Или Михаил Зощенко? Он был очень мрачный человек. Кстати, "Артистка" – это довольно смешная история. Я был несколько раз на показах и судя по тому, что зал хохочет бесконечно, можно считать, что это комедия. Хотя мы снимали лирическую историю. И "Пассажирка" с юмором, несмотря на то, что это романтическая история…

Вы сейчас просматриваете новость "Станислав Говорухин: "Мой зритель жив, но он умер для проката"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Львовски Майк

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...