Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Эдуард Безродный: "Хороший спектакль — это когда небо открывается"

16 ноября 2008, 15:44

Соколинская Алена

Ведущий актер и режиссер Харьковского театра Шевченко рассказал "Сегодня" о том, как его фамилия помогает ему в жизни, как мечтает вернуться в детство, как Харьков "выживает" таланты и что никогда не попадет в рай.

Эдуард Безродный и Майя Струнникова, фото А.Пайсова

Эдуард Безродный и Майя Струнникова, фото А.Пайсова

— Недавно с удивлением узнала, что Безродный — это ваша настоящая фамилия. Я думала, что сценический псевдоним.
— Да, это фамилия, но бабушкина. Дедушка по отцу был Лебедев — мы родственники известного актера Евгения Лебедева. Но дед был военным врачом и под Питером попал в плен, лечил немцев в концлагере в Германии. А после победы его, конечно же, расстреляли. И когда родился мой папа, то его отца уже не было в живых, и бабушка поменяла фамилию на девичью, чтоб не преследовали семью. Когда я получал паспорт, то мог вернуть себе фамилию Лебедев, но решил остаться Безродным — мне с этой фамилией везет, и она очень театральная. "Эдуард" означает "охраняющий род", а Безродный — тот, у которого нет рода. По сути, это является моим театральным кредо — тот, у кого нет ничего, это и охраняет.

— Получается, у вас актерство "на роду написано"?
— Да, именно так. Я с детства мечтал быть актером, очень любил Евгения Леонова и рисовал его в школьных тетрадках. А после школы поступил в театральный институт.

— Но ваше амплуа отличается от ролей Леонова, мне кажется.
— Зритель запомнил его как комика, но он синтетический актер, очень разноплановый — например, в фильме "Старший сын" он трагик, и какую роль ему не дай — она будет хороша. Я стремлюсь быть таким актером и сам.

— А тяжело было "вписаться" в Харьковскую театральную среду?
— Все сложилось легко — я поступил сразу, причем с самым высоким баллом среди всех абитуриентов. Я пел, танцевал, читал отрывки и монологи. Еще я свободно владею украинским с детства — хотя семья русскоязычная, но украинский очень люблю. А уже на втором курсе стал играть в театре Шевченко. Первая роль была в спектакле по Тургеневу "Холостяк". Во втором спектакле "Сны Кристиана" я играл уже главную роль.

— Принято считать, что Харьков "выжимает" из себя талантливых людей, это так?
— Я согласен абсолютно. Харьков — это территория мещанская, театр и искусство здесь нужны единицам. А большинству сильных мира сего, тем, кто решает судьбу искусства в Харькове, не нужен театр, тем более — современный, экспериментальный. Например, хотя у нас мизерная зарплата, нам вчера еще хотели ее урезать вполовину! Это же ужас!

Реклама

— Неужели вы когда-то уедете из Харькова?
— Меня постоянно приглашают работать в Киев и в Москву. Четыре года назад я полгода играл в театре в Берлине. Было очень интересное предложение и пришлось там пожить. После этого мне предложили контракт на пять лет, хорошие деньги — но я отказался, мне здесь лучше! Я люблю этот театр, который создал Курбас, люблю этот город, хочу ходить в то кафе, которое люблю, со своими друзьями. Важно то, что ты любишь. Я по национальности не русский, не украинец, а "слобожанин" — я бы записал это в графе паспорта.

— А как вы относитесь к языковой проблеме в нашем городе — есть вообще эта проблема?
— Как раз в новом спектакле "Чичиков и Ко" мы занимаемся исследованием языка на территории Слобожанщины. Мы играем его на трех языках — украинском, русском и суржике. Причем суржик — это язык, который больше всего здесь распространен! Я заметил, что для сегодняшних детей говорить на украинском не престижно, они чуть ли не стесняются. Это для них не язык Интернета, это не язык их любимых боевиков, поэтому дети в моем спектакле говорят на русском. Еще в постановке есть "зеки" — они говорят на "фене" и тоже только на русском, ведь на украинском "фени" нет. И сны в спектакле и пьяные разговоры — тоже на русском, все, что из подсознания.

В тренде
Русский самолет-шпион над США и прощание с all inclusive : главные события недели
Фото: Depositphotos

— И как же вы в спектакле решаете эту проблему?
— Я только делаю маленький шажок, только поднимаю проблему, хотя поднимать — это уже что-то. А вообще-то, если решать, то ни в коем случае нельзя навязывать украинский! Выход только один. Давать ход украинской современной культуре. И когда появятся у детей, молодежи свои кумиры, свои любимцы среди украинских авторов, украинских актеров, то они сами захотят говорить на языке. И не надо будет титры на украинском под фильмами писать — я считаю, это полный маразм.

— Что вас вдохновляет на творчество, есть какие-то эмоции, впечатления может быть?
— Да, для меня есть две основные темы. Первая – это бесконечность детства. Самое главное происходит с человеком в период с 6 до 9 лет. И потом всю жизнь это только повторяется, любой человек это чувствует, только я еще и на бумагу переношу. И вторая моя тема литературная и театральная – это тоска по раю. Я знаю, что я настолько грешный человек, что я никогда не попаду в рай. Но тоска за этим есть.

— Вы уже известны не только как актер и даже режиссер и писатель, но еще и как художник и музыкант — столько разных талантов в голове не укладывается.
— Да, рисую и играю — я закончил музыкальную школу, песни пишу. Были выставки моих работ, хотя я больше занимаюсь инсталляцией и неустойчивой скульптурой. В "Радио-точке" у меня есть скульптура из сахара — когда ее заливают вином, она тает. Но все, что я делаю вокруг актерства — пишу, ставлю как режиссер, рисую — это все моя игра! Это мой путь к актерству, я хочу к нему подойти с разных сторон научно, как алхимик.

— Но алхимики хотели создать искусственных людей, а при чем здесь театр?
— Театр тоже создает синтетические миры, организмы. Люди платят за то, чтобы окунуться в другой мир, в иную реальность. Поэтому театр интереснее, чем телевидение, кино, — это живая мистификация.

— А как по-вашему отличить хороший театр от плохого?
— То, что я говорю о мистическом пространстве, — это, конечно, создается только в хороших спектаклях! В плохом спектакле нет ничего. Критерий хорошего спектакля — это когда открывается небо, и на человека снисходит благодать высших сфер.

ПРОФИЛЬ: Эдуард Безродный родился 1969 года в пос. Кочеток под Харьковом

МЕЧТАЕТ ПОСТАВИТЬ ПЕЛЕВИНА
Ведущий актер театра Шевченко, режиссер, сценарист. Окончил Харьковский театральный институт. Жена — актриса Майя Струнникова, родилась в Ивано-Франковске. Вместе уже 15 лет. Эдуард Безродный — лауреат многих фестивалей, лауреат премии имени Курбаса (2005 г.), о которой говорит: "Это то, чем я горжусь". Поставил больше 10 спектаклей в театре Шевченко и на других сценах Харькова и Украины, наиболее известные — "Маугли" (2000), "Регди Энн" (2001), "Радиоточка" (гран-при в Мюнхене в 2007 году), "Весна" и новый спектакль "Чичиков", где Безродный выступает как актер, сценарист, постановщик и режиссер в одном лице, делая настоящий авторский театр. Пишет пьесы и прозу — скоро будет театрализованная читка новой повести "Вечная юность Максима" об украинской панк-культуре в одном из клубов Харькова. В планах — поставить Пелевина, повесть "Миттельшпиль". Рассказ о маньяках-трансвеститах, которые играют в шахматы — и каждый раз, когда убивают фигуру, гибнет живой человек.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...