Энн Хэттэвэй: "Я бы у Бартона и говорящий гриб сыграла!"

4 Марта 2010, 07:20

Звезда картины "Война невест" актриса Энн Хэттэвэй пообщалась с "Сегодня" после мировой премьеры "Алисы в Стране Чудес" в Лондоне.

«Алиса...». У Бартона сыграла Белую Королеву-пацифистку
«Дьявол носит Prada». Энн стали приглашать на взрослые роли
«Война невест». Дралась за день свадьбы с блондинкой Кейт Хадсон

— Откуда ты взяла образ Белой Королевы? Где ты нашла вдохновение, чтобы сыграть эту роль?

— Вообще-то ниоткуда. Она была слишком специфичной. Я просто попыталась сама представить себе, какой бы была Белая Королева, если бы она существовала в реальном мире. Какое бы у нее было бы поведение, как бы она держала себя, каким бы был ее костюм. И когда я стала себе это представлять, мне пришло в голову, что она должна любить магию, загадочность, отсюда — плавные движения руками (начинает странно заламывать руки, как Белая Королева в фильме. — Авт.)... Затем я поняла, что она должна быть такой невинной...

— Вообще я сейчас поймал себя на мысли, что выглядит это так, будто ты разговариваешь со своими руками, смотришь на них, а они подсказывают тебе, что говорить.

— Слушай, круто! А ведь точно! Я как-то и не подумала об этом! Надо будет взять на вооружение эту идею. Спасибо! Но, впрочем, я, когда играла, чтобы так двигать руками, представляла себя марионеткой. Смысл здесь в том, что мой персонаж полностью живет для других людей, служит им, а себе как бы и не принадлежит…

— Твой персонаж получился весьма специфичным...

— Я уверена, что мы все знаем людей, которые хороши и прекрасны в отчаянии. Знаешь, такие "жертвы" очень нежны, в то же самое время они скрывают что-то, какие-то свои внутренние силы... И я играла эту роль, исходя из того, что проблема этого образа вот в чем — все вокруг много ждут от нее, от Белой Королевы, ждут спасения Зазеркалья, а она пытается соответствовать этим запросам, удовлетворять их... Но при этом она все же понимает, что на самом деле не соответствует ожиданиям, боится разницы между собой и своей сестрой, пытается избежать стычки с ней, но это все равно неизбежно, предопределено... И я попыталась все это пережить, прочувствовать, чтобы получился реалистичный, живой персонаж.

— А ты читала книгу Льюиса Кэрролла? В смысле, с чего ты начала думать над ролью, воображать свою Королеву?

— Читала, конечно. Когда мне было 6 или 7 лет. Я тогда была весьма поражена! А когда я прочла сценарий, я влюбилась в него, там было много переработок книги Льюиса Кэрролла — взяты только ведь, по сути, персонажи, а события совсем другие, но мне все равно было безумно интересно и приятно побывать в мире Кэрролла.

Вообще началось все с того, что я попыталась представить себе Зазеркалье — мир, где логика поступков отличается от нашего мира, и людей, которые выражают чувства открыто, спонтанно, необузданно. Я исходила из таких вещей. А Тим Бартон сконцентрировал меня на том, что через Белую Королеву нужно еще показать и ее сестру — Красную Королеву. Контраст характеров и поведения мог бы максимально четко выкристаллизировать жесткость образа Красной Королевы. И вот, с моей помощью нужно было раскрыть разницу личностей, показать этот контраст.

— Белая Королева в твоем исполнении получилась слишком уж слабой что ли…

— Моя героиня на самом деле, по философии сценария, была в прошлом замучена Красной Королевой, ее собственной сестрой, многие из ее близких были убиты, да и сама Белая Королева потерпела поражение в битве. Это была ее глубокая драма и, вероятно, это одна из причин, почему она по фильму против насилия.

— Она вообще-то, эта Королева, слишком уж против насилия. Она отказалась драться с главным монстром, как-то уж это даже трусливо…

— Ты что, думаешь, этим моя героиня себя унизила?!

— Мне так показалось. Когда ты сказала Алисе: "Я не могу сражаться, потому что дала клятву не обижать ни одно живое существо", мол, ты иди за меня повоюй, то я вот подумал: эта Белая Королева — та еще штучка.

— Ну ты даешь… Я это понимаю иначе: думаю, что это — пацифизм. А плохого в пацифизме ничего нет! И я думаю, что родители Белой Королевы воспитали ее такой, видя, во что превращается ее сестра, какой жестокой Красная Королева становится... Вот родители сестер-королев и хотели, чтобы Белая очень бережно относилась ко всем живым существам. Поэтому для моей героини неприемлемо было силой захватывать трон. Мне кажется, это важная часть сюжета — ведь есть люди, не способные себя защитить, в реальной жизни тоже нужны лидеры для тех, кто не может вот так просто встать и пойти бороться за себя, за свою свободу, ценности и идеалы самостоятельно. И как раз Алиса становится таким лидером. Другой, очень важный аспект этой истории — хроника становления лидера. Трансформация обычного человека в героя — это ведь захватывает! Это как раз была роль Алисы. И, знаешь, я обожаю, когда видишь в фильме, как люди встают вслед за вождем на борьбу за себя, это ведь значит, что в людях есть сила и им нужен всего один смелый человек, чтобы активировать это качество в них. Правда, для того чтобы зажечь такой фитиль в обычных людях, их лидер, вождь, должен пользоваться большим доверием.

— Кстати, о лидерах. А как тебе вообще с режиссером Тимом Бартоном работалось?

— О, невероятно весело! Он очень забавный, у него потрясающее чувство юмора, из него прямо-таки прет энергия, при этом ему легко довериться из-за его личности, а также из-за его фильмографии. Когда работаешь с ним, понимаешь, что он — мастер, и что его советам точно можно верить. Мне приятно было находиться на съемочной площадке каждый день. Я была готова помогать ему во всем, чего бы он ни захотел. Даже если бы мой персонаж был не таким ярким, я бы согласилась поработать с Бартоном. Да, на самом деле, даже если бы он попросил меня сыграть роль говорящего гриба, я бы стала грибом! Я была счастлива поработать с Тимом над "Алисой", и он меня ни капли не разочаровал.

— Вот, о говорящих грибах...Тяжело ли было работать в зеленой комнате, необходимой для создания спецэффектов, где нет живых актеров, с которыми надо строить диалоги, где нет предметов, на которые, по сценарию, нужно смотреть?

— Да, несколько непривычно. Чтобы нам, актерам, помочь, по заказу Бартона техники сделали макеты всех объектов, анимированных персонажей, чудовищ, строений, чтобы мы представляли себе, как и что должно выглядеть. На специальном экране, где было прорисовано компьютерное изображение тех мест, где мы находились, техники показывали нам, где стоит твой персонаж. Затем Тим много помогал — он все держал в голове, рассказывал, где впоследствии дорисуют деревья, где, например, ступеньки находятся. Но тут все зависит уже от воображения и возможностей актера, как он выступит. Мне кажется, я все же не совсем могла себя представить в сказочном мире, находясь в зеленой комнате.

— То есть тебе в точности Тим говорил, где и что должен делать твой персонаж?

— Нет, в реальности какой-то совсем уж армейской точности не было. Тим был очень открыт для идей о том, в каком месте и что должен сделать персонаж и как нужно изменить место событий, чтобы лучше раскрыть героя и ярче показать ситуацию.

— Даже не могу себе представить, как это — играть в фильме, где половина персонажей — нарисованные, причем их ведь нарисуют уже после того, как тебя снимут...

— С нами были актеры, которые озвучивали цифровых персонажей. Они на съемочной площадке разговаривали с нами, чтобы получался диалог. Но все равно, когда, например, по сценарию я разговаривала с собачкой, я на самом деле держала в руках зеленый шар, это было нелегко — ты смотришь на зеленый шар и пытаешься говорить с ним, пытаешься представить себе ощущение от того, что ты держишь в руках живую собачку. Но команда техников и Тим Бартон делали все, чтобы нам было легче насколько это возможно.

— Что самое интересное было в работе над фильмом?

— Мне... (в этот момент в открытое окно в номере отеля, где проходит интервью, доносится громкий ор какого-то демонстранта из Гайд-парка, который в граммофон призывает всех желающих послушать "настоящую правду" о чем-то. — Авт.). Что это он говорит?! Это что, у него работа такая? Стоять там на углу и орать? Он мне спать утром мешал! Теперь вот пытается влезть в мое интервью!

— Эээ… Ну, я не знаю, я не из Лондона вообще-то.

(Энн подбегает к окну и в шутку, пытаясь докричаться до граммофонщика, орет: "Эй, хоть сейчас перестань, не надо твою политику!!!". — Авт.) Да, что ты сейчас спрашивал?

— Впечатления от рабочего процесса…

— А, да! Вообще я мечтала поработать с Тимом с тех пор, как впервые посмотрела его "Жучиный сок" (легендарное кино Тима Бартона. — Авт.), еще когда я была маленьким ребенком. И, должна тебе сказать, это было потрясающе — просыпаться утром и думать: "Я же иду сниматься в фильме Тима Бартона!". Это, наверное, был любимый момент каждого дня, пока мы работали над фильмом. Я имею в виду: Господи, мне не нужен гонорар, я сама могу дать вам миллион, ведь я получаю такой кайф от того, что я — часть этого! Знаешь, каждый актер хочет поработать с Тимом. А Белая Королева — это же великая партия, фантастическая роль, это большая честь для меня, что мне досталась такая привилегия.

Еще мне очень нравилось также наблюдать за работой каждого члена съемочной группы над фильмом, ведь очень захватывающе наблюдать, как персонажи как бы проникают в тела людей, как актеры входят в образ, как Джонни Депп начинает говорить с шотландским акцентом с утра на площадке. Я была так поражена всеми, что думала — я таки и вправду попала в Зазеркалье!

— Ну а все-таки твой личный опыт касательно твоей роли?

— Очень интересно было, как люди работали над моим макияжем, волосами. Знаете, я бы не сказала, что в этом фильме как актриса я была такой уж крутой. Но, вот например, мой макияж — это же был сам по себе образ. Когда мы начинали снимать фильм, я просто села перед зеркалом и сказала гримеру: "Делай что хочешь, я играю Белую Королеву, но у меня должны быть длинные белые волосы", — так я себе изначально воображала свой персонаж. Сначала я даже предполагала, что мои волосы должны лежать на моем лице, мы много экспериментировали вместе с гримером, желая максимально удовлетворить Тима, придумать образ настоящей кэрролловской Белой Королевы. Мне кажется, у Бартона ведь экстремально развито чувство персонажа, настоящий он или нет. И вся наша команда работала каждый день, стараясь удовлетворить требовательные запросы Тима в смысле реалистичности и аутентичности персонажей.

— Так что, гример что ли придумал, как должна выглядеть Белая Королева?

— Лишь отчасти. Во всем фильме ведь был дух эстетики Тима, его влияние было огромным на всех, кто был занят в кинопроизводстве, и на все — включая мою прическу.

— Ты в последнее время существенно изменилась, как актриса, стала сниматься в больших блокбастерах…

— Я вообще-то не пыталась как-то активно попасть в большие блокбастеры! Просто, может, так логически получилось. Я просто люблю играть, люблю быть актрисой — меня так возбуждает работать с производителями фильмов, которых я уважаю, которые вдохновляют меня. Знаешь, я люблю и театр, я бы с удовольствием играла бы и на театральной сцене. Я бы сыграла и в фильме, бюджет которого составляет всего 5 долларов, если бы это было интересное для меня приключение, если бы сценарий меня впечатлил.

— Тим Бартон все время работает, по сути, с одной группой актеров. Все они вместе — и Джонни Депп, и Хелена Картер — сыграли у Бартона уже в целой куче фильмов. Как тебе было вливаться в их коллектив?

— Да, это действительно невероятно... Когда я познакомилась с ними, они произвели на меня впечатление эдакой рок-группы. Во-первых, они сами по себе все знаменитые, как рок-звезды, да и команда их сработалась и прославилась так, как "Битлз" или "Роллинг Стоунз". И чувство было такое, как будто они взяли да и позвали меня поучаствовать в своей записи. То есть, когда меня позвали сниматься с ними, первая мысль была: "Вы что, меня разыгрываете?! Да, блин, возьмите меня, пожалуйста!". Все они — фантастические ребята. Никто не может быть более хорошим, более открытым, более импульсивным... Я сразу же почувствовала себя частью команды и чувствовала себя так каждый день.

— Захватывающий там есть момент, где Белая Королева готовит магическое уменьшительное зелье, колдует... Ты никогда не пыталась приготовить что-нибудь эдакое магическое, может, в детстве?

— О, я магию практикую постоянно! Вообще у меня был момент Белой Королевы на моей кухне. Сразу после съемок я готовила на кухне что-то и не могла найти свою соль, которая, в общем-то, стояла передо мной, но я ее не видела, и я начинала озираться по сторонам (разводит руки в стороны, как бы пытаясь что-то найти на полках вокруг. — Авт.). Я огляделась по сторонам, а затем почему-то воскликнула: "Ооо, соль!" (резким движением сводит руки вместе перед собой. — Авт.), посмотрела вниз перед собой, увидела соль и чуть не заплакала — "ура, Белая Королева все еще со мной!". Эх, классно было бы махнуть рукой и крикнуть заклинание — "ДЕНЬГИ!" — и, чтобы бац! — и перед тобой куча баксов! Или так вот — махнешь рукой — грязные тарелки, прочь! И чтобы они пропали... Эх! Если бы у меня была магическая сила, я бы сейчас тарелку помыла для тебя.

— Да ладно тебе, тарелка. А на самом деле, если вот взять "Алису…", какую из магических способностей из этого фильма ты хотела бы иметь?

— Я бы хотела уметь исчезать, как Чеширский Кот, это было бы весело. И если бы существовал такой особый магический пирожок, я бы хотела кусочек для улучшения памяти. Потому что у меня — ужасная память. Особенно на имена людей. Хотела бы иметь магическую порцию, которая бы помогла мне с этим.

— Вообще ты удовлетворена своей работой над "Алисой"? И, в принципе, своим актерством?

— Абсолютно! Знаешь, у меня есть работа, которую я люблю, я одна из тех счастливчиков на планете, которые могут сказать, что они занимаются именно тем, чем хотят. Я думаю, это самое главное. Это классный у нас сейчас промотур. Не всегда так бывает. Знаешь, я во многих фильмах снялась, но тяжело бывает иногда ездить по премьерам, когда ты не веришь в фильм, когда ты разочарован им — тяжело тогда говорить людям: "Идите, посмотрите, что у нас получилось, вам понравится! Я, блин, так счастлива быть частью этого, я так уважаю всех, кто задействован в этом!". Классно, что в этот раз играть роль не приходится!

ТЕЗКА ЖЕНЫ ШЕКСПИРА

Имя: Энн Хэттэвэй
Родилась: 12.11.1982 в Нью-Йорке (США)

Будущая актриса родилась в семье юриста и актрисы. Ее назвали Энн — и она стала полной тезкой жены Шекспира Энн Хэттэвэй. В 2001—2003 гг. играла в детских фильмах компании Disney, например — "Дневники принцессы" режиссера Гарри Маршалла. В 2002 году озвучивала роль в мультфильме "Возвращение кота" режиссера Хироюки Морита. В этом же году играет роль Мэделайн Брэй в экранизации романа Чарльза Диккенса "Николас Никлби" режиссера Дугласа МакГрета. В 2004 году актриса снимается в "Заколдованной Элле" режиссера Томми О’Хейвера и сиквеле "Дневники принцессы-2". Ей предлагали роль в картине "Призрак Оперы", но из-за недостатка времени Энн отказалась. В 2005 году актриса сыграла в награжденном тремя "Оскарами" фильме "Горбатая гора" Энга Ли, выступив в роли жены ковбоя-гомосексуалиста. В 2009 году Хэттэвэй была номинирована премиями "Оскар" и "Золотой глобус" за роль в картине "Рэйчел выходит замуж".

Вы сейчас просматриваете новость "Энн Хэттэвэй: "Я бы у Бартона и говорящий гриб сыграла!"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...