Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Интервью с Александр Курляндским: "Мой волк в "Ну, погоди!" — полнейший неудачник"

18 апреля 2015, 09:00

Мария Рубан

Писатель и сценарист мультфильмов о попугае Кеше и хулиганистом Волке рассказал «Сегодня» о новой книге, где главный герой списан с Путина, как подкупал гаишников и как любимый многими пернатый герой родился благодаря цензуре

Курляндский пишет книги для взрослых и не считает «Ну, погоди!» главным достижением в жизни.

Курляндский пишет книги для взрослых и не считает «Ну, погоди!» главным достижением в жизни.

Реклама

— Александр Ефимович, ваше имя известно нескольким поколениям благодаря мультфильму "Ну, погоди!". Было неожиданностью узнать, что вы пишете книги для взрослых — к примеру, вы издали сатирический боевик "13-я ножка Буша". Над чем вы работаете сейчас?

— В данный момент я работаю над книгой без названия о том, что будет с Россией через два-три года. Естественно, это произведение не серьезное, а фантастическо-сатирическое. Сейчас, на мой взгляд, в нашей стране многое рушится. Поскольку вещь пишется сатиричная, тут все персонажи очень условны и не биографичны. Мой герой, глава страны Вадим Вадимович, не знает, что делать: все дошло до самого края пропасти. И тут в газете промелькнула новость, что на Землю готовят нападение инопланетяне. Он понимает, что на этом событии можно развернуться. А история начинается вот с чего: одна журналистка приходит к астроному брать интервью. И тут во время разговора его "заносит": он сочиняет всякую ерунду. Мол, он заметил в небе космический корабль с пришельцами, которые летят захватить нашу планету. Журналистка принимает его розыгрыш за чистую монету и публикует в газете.

Идея этой работы проста: все разногласия по поводу религии, культуры, цвета кожи и прочего не должны иметь значения. Мы сами не осознаем, для чего ссоримся и создаем атомные бомбы. Всем нам нужно дружить — вот что важно.

3_38

"Ну, погоди!". Аналогий и связей с "Томом и Джерри" не имеет.

— Не волнуетесь по поводу реакции Путина на эту книгу, ведь этот самый Вадим Вадимович явно списан с него?

— Знаете, мое дело — создать продукт и понимать, что он хороший. А какова будет реакция и будет ли это опубликовано, меня это мало волнует. Конечно, хотелось бы увидеть книгу в печати, но для меня это дело второстепенное. Главное, что я что-то создаю и поднимаюсь еще на одну ступеньку вверх. Это произведение для меня — очень сложная и важная вещь, ведь я сильно переживаю за то, что сейчас происходит с нами.

— Волнуетесь из-за политического напряжения между странами?

— Я очень переживаю, и это для меня очень многое значит. Ведь я очень люблю Киев и киевскую анимационную студию. Там сделали несколько моих фильмов, к примеру, "Жили-были матрешки", режиссером которого стал Цезарь Оршанский. И с Давидом Черкасским (советский мультипликатор, режиссер "Капитана Врунгеля". — Авт.) много работали, он мне постоянно передает приветы. Я много раз бывал в Одессе, в Киеве, часто участвовал в фестивале анимации "Крок". Украина — это замечательная страна с замечательными людьми, и поэтому мне очень больно. Я не отхожу от приемника, постоянно слушаю новости.

— Ваши "взрослые" произведения найти на полках книжных магазинов гораздо сложнее, чем детские. С чем это связано?

— Если говорить о рыночном механизме, то меня действительно знают больше как детского автора. И взрослых мои книги интересуют меньше, потому раньше я и делал больший акцент на детскую литературу. Хотя я никогда не позиционировал себя как детского писателя — всегда считал себя автором сатиры для взрослых. И отношение ко мне в издательствах специфическое, наверное, считают, что книги для взрослых — это не мое.

Сейчас для издательства книг неблагоприятное время: тиражи падают, распространяются книжки электронные, но меня это не останавливает. К примеру, у меня есть неизданная история об алмазном человеке — чисто юмористическая вещь. Один неприметный мужчина находит в своем организме алмаз, и когда остальные вокруг узнают об этом, начинают всячески пытаться его присвоить. А еще недавно на "Ленфильме" вышел фильм по моей повести "Моя бабушка — ведьма" под художественным руководством Алексея Германа. Там, конечно, многое изменили, я в производстве не участвовал и пока еще окончательную версию не видел. Но, говорят, довольно хорошо получилось. Так что некоторые неизданные вещи становятся фильмами.

— Если вы не планировали писать детские книги, как же тогда начали их писать? Ведь печатные истории по мотивам мультфильмов "Ну, погоди!" и "Возвращение блудного попугая" очень популярны и издаются уже около 20 лет...

— Собственно, именно с тех пор я и считаю, что стал детским писателем. Тогда возникло издательство "Самовар", для которого я писал. Мы в то время очень дружили с Эдиком Успенским, он был одним из основателей "Самовара". Он же меня познакомил с директором издательства Сашей Шевченко. Как-то Саша мне позвонил и сказал, мол, а можете что-то принести из своего, нам нужны смешные истории. Я взял сценарий "Возвращения блудного попугая", кое-что переделал, что-то подправил, дописал и принес. Когда материал прочли, меня так безжалостно раздолбали — просто в пух и прах! Говорят, это сценарий, а не книга. Я жутко обиделся, думал плюнуть на это все. Но я человек, который не сдается. Добавил сюжетных ходов, доработал — и получилась уже литература.

Успех от "Ну, погоди!" был для нас очень неожиданным. Мы ведь в то время увлекались польской анимацией, и для нас все это казалось слишком грубым. Тем не менее, я не считаю этот фильм главной работой своей жизни.

— Не пытался ли "Союзмультфильм" бороться с вами за образы Кеши, Зайца или Волка, о которых вы продолжали писать? Какова вообще ситуация с авторскими правами?

— Студия не имеет права ни на что претендовать, ведь по законодательству эти персонажи принадлежат нам, авторам. И мы имеем право делать с ними что хотим, пусть хоть в балете у нас те Заяц и Волк танцуют. Другое дело, когда кадр из конкретного фильма используется — тогда уже может вступать "Союзмультфильм".

Помимо книг, сейчас издается много всякой сувенирной продукции с героями наших мультфильмов, и нам даже какие-то крошечные отчисления поступают. Конечно, мы сейчас живем в пиратское время, и за всеми производителями уследить нельзя. У нас даже есть юрист, который всем этим занимается и нас защищает.

— Благодаря вам у советской ребятни появился новый любимец — харизматичный и своенравный попугай Кеша, а еще рыжий мурчащий толстяк Василий. Как родилась идея этой истории?

— По стечению обстоятельств! История была следующая. Мы с режиссером Валей Караваевым как-то увиделись, выпили чайку, раззнакомились, подружились. И приступили к совместной работе над совершенно другим сценарием. Сюжет был такой: от перрона медленно-медленно отходит какой-то старомодный поезд. Пассажиры в старой одежде идут в этот поезд. И тут появляется человек, которого мы условно назвали Чаплин. Он не похож на других: если остальные двигаются как-то вяло, то этот — очень четко. Тут откуда ни возьмись появляется самолет, начинается бомбежка и становится понятно, что разверзлась Первая мировая война. В это время поезд уже начал ускоряться, пассажир Чаплин дергает за стоп-кран, но ручка остается у него в руке. В итоге он бежит к голове состава и видит, что локомотива нет — вагоны движутся сами. Нам эту историю на "Союзмультфильме" зарубили и не пропустили. Стали спрашивать: а паровоз наш или не наш, а что это за пассажир вообще такой? А тогда был такой порядок: если запланированный запуск проекта вовремя не состоялся, то потом он откладывается на год. И вот сидим мы после всего этого с Караваевым, общаемся. Он мне рассказывает, мол, знаешь, а у меня была такая история: вылетел из форточки попугай и не вернулся, потому что им все окна кажутся одинаковыми — он не смог найти нужное. И Караваев предложил сделать вместо задуманного забавный детский фильм о попугае. Мы стали что-то думать и придумали то, что получилось.

5_22

"Возвращение блудного попугая". Основан на реальных событиях.

— Фраза из этого мультфильма "Таити-Таити! Нас и тут неплохо кормят!" стала крылатой. Эдуард Назаров (художник, нарисовавший Винни-Пуха. — Авт.) даже рассказывал, что именно он озвучил ее. Как она родилась?

— Так это я ее придумал (смеется). Я ведь автор юмористического жанра, это моя работа. Это в романтическом жанре можно расписывать: "Герой проснулся, посмотрел на облако, подумал, пошел по улице...". А в юмористическом каждая фраза должна стрелять. И сценарий, который занимает 10 минут, я могу писать две-три недели, ведь каждая реплика должна быть громкой. Возможно, это и есть дар, когда ты входишь в особое состояние. Чтобы создать что-то смешное — мне удалось ощутить себя попугаем и котом. Вот и получилось!

— Сейчас выпускается много мягких игрушек, футболок, чашек с Кешей, Волком и Зайцем. Какие невообразимые сувениры дарили вам с вашими персонажами в знак благодарности?

— Надарили, конечно, всякого, в основном еще тогда, когда мультфильмы были на пике популярности. Каждому мультипликатору это приятно. У меня в мастерской даже место выделено для всего этого. И значков куча, и открывалка для пива в виде гитары, которую держит Волк в одной из серий.

11_08

— Признайтесь, успех мультфильмов подправил ваше финансовое положение?

— Как сказать. Однажды я общался с американским мультипликатором, для которого писал сценарий одной из серий его фильма. Мы ехали на моей машине, и нас остановил гаишник. Я что-то нарушил, он хотел меня оштрафовать. Но я достал свою книгу, представился, инспектор разулыбался, взял книжку, поблагодарил и отпустил. Американец говорит: да если бы ты был в Америке, мы бы хоть сейчас с тобой полетели на Таити! Ты был бы богатым человеком!

За сценарии к мультфильмам я получал гонорары. Но какого-то особого богатства мне это не принесло. Да и никогда я не считал мультипликацию своей основной деятельностью — всегда больше был склонен к литературному творчеству.

— Тем не менее "Ну, погоди!" — это ваш дебют, который сразу же "выстрелил" и прославил на несколько поколений вперед. Помните свои первые дни работы над мультфильмом?

— Конечно, помню. Мы тогда с Аркадием Хайтом, с котором сдружились еще со студенческих времен, были очень популярными эстрадными авторами, писали юмористические и сатирические рассказы, в которых выступали против системы.

Я окончил строительный институт имени Куйбышева и никогда не думал, что писательское дело станет моим, но так получилось. Мы писали тогда для одного известного эстрадного коллектива, и познакомились с Эдуардом Успенским. Эдик нас привел на студию "Союзмультфильма", где нужно было придумать что-то веселое и смешное. Мы начали думать и решили сделать фильм-погоню. Это и смешно, и трюков можно всяких придумать. Потом стали гадать: кто за кем гонится? Лиса за курицей, кошка за мышкой... Придумали Волка и Зайца. Наше изобретение в том, что тот, кто догоняет, не просто сильный, злой и одержимый персонаж, как это обычно придумывают, а полнейший неудачник. Он гонится за слабым, но при этом постоянно попадает в какие-то нелепые истории.

Неожиданно для нас эта история прогремела. Неожиданно в том плане, что мы в то время были увлечены польской анимацией, и нам все наше казалось грубым и неправильным. Но зрители сочли иначе, приняв фильм и полюбив его. Конечно, остальные работники студии очень меня ревновали к успеху.

10_10

Сценарист. Дружил со многими российскими мультипликаторами.

— Насколько известно, режиссер Вячеслав Котеночкин ("Ну, погоди!", "Лягушка-путешественница") хоть и мастер смешных фильмов, но при этом весьма строгий начальник. Это так?

— Не совсем. Он был очень талантливым человеком, а еще весьма музыкальным. Если вы внимательно проглядите мультфильм еще раз, то увидите, как много там танцевальных и песенных номеров, а сами персонажи очень пластичны.

Когда мы приносили Котеночкину сценарий и через неделю интересовались, мол, как там дела, он иногда как заводил: "Да что вы за барахло мне принесли? Тут же все не так!". Мы, конечно, обижались и расстраивались, но шли в мастерскую и переделывали. Это его способ вчитываться в сценарий — он проникал, вживался в него, прочувствовал малейшие детали. Потом он садился рядом и объяснял, что именно не так, почему какие-то моменты сыроваты или неуместны. Но бывало и наоборот, когда он нас приглашал смотреть уже готовый фильм и говорил, что не хватает финала. Тут мне очень приятно признать, что многие финальные сцены придумывал я, и он был ими доволен.

— Диснеевский мульт "Том и Джерри" имеет аналогичный сюжет: герои догоняют друг друга. Многие говорят, что наш "Ну, погоди!" — это копия...

— Тут очень все просто — в те времена мы не видели этот мультфильм. Поэтому "Ну, погоди!" — это исключительно наше достижение. Это все мы изобрели, это наше, доморощенное, родное. Поэтому никаких связей и аналогий не было и быть не может.

— Современные мультфильмы смотрите? Как они вам?

— Очень редко. Иногда наталкиваюсь на какие-то фильмы по телевизору, но не задерживаюсь на них. Какие-то машинки бегают... А почему они бегают, что у них за характеры? Все непроработанное, безликое какое-то. Сразу же начинаю думать про себя: "А вот я бы сделал по-другому. Единственное, что мне понравилось из последнего, — "Маша и Медведь". Девчонка там симпатичная, медведь забавный, какие-то неожиданности есть. Но это только мой взгляд, я же не профессиональный критик.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...
загрузка...