Сделать стартовой
26,19
29,83
УКР

Интервью с экс-главой Луганской облмилиции Анатолием Науменко: "Мы с нуля создали лучший в стране спецназ"

Анатолий Науменко рассказал об "острове Украины в море сепаратистов", о предательстве местного "Беркута", о спрятанном от боевиков оружии УМВД, о размерах контрабанды на Луганщине, о наркотиках и спасении от "Града"

Науменко. На таких машинах генерал и его подчиненные выполняли боевые задачи, нередко под огнем.
Науменко. На таких машинах генерал и его подчиненные выполняли боевые задачи, нередко под огнем..

Экс-генерал полиции 2 ранга (по-старому — генерал-лейтенант милиции) Анатолий Науменко с 15 марта перестал быть советником Нацполиции Украины, ушел на пенсию. А до того возглавлял в разное время многие областные управления МВД Украины, в том числе дважды — УМВД в Луганской области. В частности, в самое тяжелое время, с весны 2014 года по октябрь 2015 года. О причинах ухода отрезает коротко и сухо: мол, не сработался с губернатором Георгием Тукой. Зато говорит о полном взаимопонимании с предыдущим главой Луганской ОГА Геннадием Москалем. Ныне, по его словам, он принял предложение о "хорошей высокооплачиваемой работе". "Сегодня" расспросила его о службе на Луганщине. 

— Назначили меня в Луганск в конце апреля 2014 года, — вспоминает Науменко. — Я в то время в очередной раз был вне МВД, имел достойную высокооплачиваемую работу директора направления в солидной структуре. Достаточно сказать, что моя зарплата в гривнях соответствовала 10 тысячам долларов США. Но ведь не деньги главное в жизни человека… И 29 апреля меня пригласили в Администрацию президента. Принял меня глава АП. Обрисовал ситуацию: в Луганске большинство админзданий уже захвачены сепаратистами (СБУ, ОГА, прокуратура и пр.). На этом фоне все руководство облмилиции сложило свои полномочия, хотя само здание УМВД еще не было захвачено. Мне предложили выехать в Луганск и постараться поправить ситуацию на месте. Было получено согласие на это министра Арсена Авакова, и 30 апреля ночью меня в Луганске личному составу аппарата УМВД представил, как нового начальника облмилиции, замминистра Владимир Евдокимов. Бывший начальник УМВД Гуславский отдал мне ключи от кабинета и уехал. Вижу, личный состав подавлен, в глаза не смотрят… Хотя я там ведь многих знал лично, ибо в 2007 году уже возглавлял Луганскую облмилицию. И территорию знал, но вот настроение людей сильно изменилось.

— С чего вы начали в такой обстановке?

— Я остался из руководства один, не было ни одного заместителя. Пришлось за день сформировать команду замов из людей, которых я знал, в том числе из других регионов, например из Днепропетровска, но бывших луганчан. Люди стали работать… Затем я собрал "Беркут" как основную силовую единицу милиции. Тут надо сказать правду: сотрудники "Беркута", узнав, что я назначен Киевом, министром Аваковым, все встали и ушли. Лишь один замкомандира "Беркута", Александр Куцепаленко, потом перешел к нам, сформировал новый спецназ и возглавил его. Остальные все, в том числе бывший командир "Беркута", воевали против нас…

Тогда я вызвал командира "Сокола". Это небольшое силовое подразделение, раньше такие были при УБОПах. Вижу, он тоже что-то крутит, глаза прячет… В итоге "Сокол" два дня побыл со мной и тоже отказался выполнять свои задачи. Здание УМВД осталось как остров Украины среди моря сепаратистов. К нам постоянно ходили депутаты разных уровней, вели переговоры... В один из дней я сам, вооруженный автоматом, с двумя милиционерами в форме, поехал к Валерию Болотову, так называемому "народному губернатору Луганщины". На первом этаже люди в камуфляже и масках пытались заставить меня лечь, хотели унизить, дали очередь поверх головы… Но я не подчинился, заявил, что просто приехал на переговоры. Мне велели отдать автомат милиционеру, и я поднялся к Болотову. Тот предложил мне написать рапорт и отказаться от должности. Я ответил, что если эта цена того, чтобы в области прекратились всякие безобразия, то я могу написать такой рапорт. Но только после того, как получу соответствующую команду от министра Авакова, который меня назначил. Разумеется, никакого рапорта я не писал, хотя обстановка в кабинете была весьма накаленной. Полно людей с оружием… Но никто меня тогда не тронул, и я покинул резиденцию Болотова.

— Но хоть на кого-то вы могли опереться? Имею в виду не чиновников, а силовиков?

— В какой-то степени — да. Об этом скажу дальше, пока вернусь к первым дням. События становились все более напряженными. Сепаратисты окружили воинскую часть 3035, находившуюся в Луганске (это были ВВ или, по-новому, Нацгвардия, подчинявшаяся Киеву). Причем оружие у сепаратистов было явно привозное, более серьезное, чем они могли бы захватить при штурме, скажем, СБУ. Вообще, все это "восстание" не было спонтанным, им явно руководили извне, как из другой страны, так и со стороны луганских "отцов", чьи имена всем известны… Мы тем не менее еще смогли отпраздновать 9 Мая, поздравить своих ветеранов. И вот тут скажу, что кое-какие силы у меня к тому времени были: отряд Нацгвардии из Ивано-Франковска (более сотни человек), в аэропорту стояли украинские десантники и спецподразделение Нацгвардии "Омега", очень сильное, кстати, но небольшое. Но под зданием УМВД все чаще стали собираться толпы, кричали: "Уберите нациков" (имея в виду ивано-франковцев). В ходе ротации бойцы из Ивано-Франковска уехали. А толпа пошла по семьям еще служивших милиционеров, по домам окруженных бойцов части 3035, уговорили жен и матерей, чтобы повлияли на своих близких, дабы те сложили оружие.

new_image2_42

Слава Украине! Генерал Науменко и шеф спецназа Куцепаленко.

— Покинуть Луганск вам все равно пришлось... Как и когда это произошло?

— 18 мая я уехал в Сватово из здания УМВД, так и не захваченного сепаратистами. К тому моменту вся Луганская ОГА во главе с Ириной Веригиной уже была там, в Сватово. Сепаратисты пока туда не совались, хотя уже кое-какие посты с обеих сторон стояли. А вот в сторону Краснодона, Лутугино и т. п. двигаться мы уже не могли — там стояли не только местные, но и казаки. Только я приехал, как мне звонит дежурный, докладывает, что толпа из полутысячи женщин, стариков и детей ворвалась в здание УМВД в Луганске, а за ними вошли, прикрываясь беззащитными жителями, примерно триста вооруженных боевиков. Милиционеров в здании было немного, дежурная смена и еще кое-кто. Я дал команду дежурному снять со штатного оружия затворы, выкинуть в одну сторону, затем дежурку закрыть и ключи выбросить в другую… Но скажу честно, что основное оружие УМВД было надежно спрятано.

Меня из Луганска предупредили, чтобы я сам не вздумал возвращаться: на всех постах боевиков развесили мои фотографии и написали, что, мол, Науменко — руководитель… "Правого сектора", в него надо стрелять без предупреждения. Тем более что часть милиционеров, в основном руководителей, боевики захватили и бросили в подвал. Потом, правда, выпустили…

Тогда мы создали в Сватово временный штаб облмилиции, сформировали команду. Еще какое-то время начальники райотделов со стороны Краснодона, Свердловки выполняли наши команды, да и то частично. А потом и вовсе прекратили подчиняться. Обстановка накалялась. Когда Болотов, получив очередные инструкции, возвращался с границы в Луганск, у нас была информация, где он будет находиться. Пограничники получили команду Болотова задержать, а я выслал туда для поддержки милиционеров из Свердловки. Они появились лишь часа через три, к тому времени мощная группа казаков во главе с Мозговым (их было около трех сотен) отбила Болотова у наших пограничников, и он въехал в Украину, попал в Луганск. Начальник милиции Свердловки вскоре перешел на сторону боевиков.

— Как в итоге произошло разделение бывшей луганской милиции на наших и "не наших"?

— Когда появилась линия разграничения, я дал команду телеграммой всем сотрудникам милиции выехать на нашу сторону. Перед тем, кому мог, позвонил. Всего вышло к нам около 2,5 тыс. сотрудников милиции. Примерно 4,5 тыс. осталось на той стороне. Это не значит, что все они пошли служить в ЛНР: кто-то просто ушел с работы, кто-то уехал в другие места, но кто-то и перешел к боевикам. Мы потом их всех уволили.

Вот так мы стали создавать новую Луганскую облмилицию с нуля. Поначалу у нас не было ни оружия, ни патронов, ни продуктов… Жили кто где: я — в райотделе, другие ночевали в ИВС, в разных спортзалах… Но постепенно жизнь налаживалась, простые люди помогали, нардепы-женщины.

Создали мы и свой спецназ, Саша Куцепаленко его возглавил. Но специалистов не было, потому учили людей 6 месяцев, брали участковых, оперативников, из тех, кто вышел к нам и кто покрепче… Инструкторы тоже нашлись, даже из Израиля, из Грузии приезжали обучать наших бойцов. И теперь я всем говорю: посмотрите на луганский спецназ! Он лучший в стране. Это действительно специалисты: и саперы, и снайперы, и другие… Сейчас, когда создают новый спецназ Национальной полиции, именно из луганского отряда туда взяли больше всего бойцов.

new_image_38

В зоне боевых действий. Даже генералы должны уметь хорошо стрелять.

— Сейчас часто говорят о фантастических объемах контрабанды через линию разграничения, в частности в Луганской области. Особенно, дескать, много "ходит" наркотиков. Это правда?

— Если говорить вообще о контрабанде товаров через линию разграничения, то она действительно есть, что скрывать… Но слухи о большой контрабанде наркотиков, о наркотрафике через линию разграничения — это преувеличение. В серьезных масштабах этого нет. Да и не может быть там героин с кокаином, народ слишком бедный. Наркоманы сидят на "ширке", а мак выращивают там же, на месте.

Что касается товаров, то сложно было, пока не приняли соответствующий закон, запрещающий перемещать через линию разграничения определенные товары в определенном количестве. Потом стало легче, мы только с СБУ задержали свыше 170 машин с такими товарами. Вообще, автономно у нас работали по этой теме 8 независимых групп СБУ из Краматорска, подразделение фискальной службы "Фантом"… Чтобы пересечь с нелегальным товаром линию разграничения (она идет по реке Донец), надо пройти шесть постов от разных служб, что почти нереально. Мы, милиция, создавали свои группы из сотрудников БЭП, ГАИ и других служб. Работали они по одному дню, потом их меняли, чтобы не было смычки. Могу сказать, что за нелегальную торговлю привлечены к уголовной ответственности многие лица, но нет ни одного сотрудника милиции! Если не говорить о бойцах отряда "Торнадо", который действительно был в моем подчинении ("Торнадо" — бывший "Шахтерск"). И вот его бойцы действительно совершали преступления. Но первыми документировать эти преступления начали именно мы, милиция, потом уже передали в прокуратуру. За это "торнадовцы" пытались мне отомстить…

Так что теперь, если и идет перемещение грузов через линию разграничения, то в небольших масштабах. Таскают в основном лодками через Донец продукты питания с украинской территории. В обратную сторону ничего не переправляют, правда, заходят порой диверсионные группы. Но это другая тема, ею занимается СБУ… Серьезную контрабанду после принятия ВР соответствующего закона губернатор Геннадий Москаль с силовиками и военными в основном перекрыли. У меня было около 50 милицейских (полицейских) блокпостов. Причем организовали мы их сами, с помощью населения, предприятий, волонтеров. Это потом уже нам дали вагончики и другое оборудование.

Что касается обычной уголовщины на Луганщине, то она, конечно, была и есть, но разбои, грабежи и прочее совершали в основном бойцы вооруженных формирований (называть не хочу). Большая, подавляющая часть бесстрашно дралась на фронте, но некоторые занимались совершением преступлений… Поначалу мы их весьма опасались, ведь все отморозки были хорошо вооружены… Но потом появился наш спецназ, и преступники поняли, что с нами шутки плохи. Мы стали их задерживать и сбили волну безнаказанной поначалу преступности.

new_image4_30

Тяжело в ученье... Луганский спецназ тренируется постоянно.

— Говорят, на вас лично несколько раз покушались. Как удалось остаться невредимым?

— Да, было три попытки. Ехал я как-то в сопровождении охраны в Новопсков — три машины, моя первая. Вдруг старший охраны докладывает, что нас обстреливают. "Черный, уходите", — кричит он (у меня позывной был Черный). И тут между моей и второй машиной (там был старший охраны) вклинивается микроавтобус, откуда и стреляли. Но я никуда не ушел, мои бойцы отработали из автоматов по нападавшим и в итоге задержали шесть человек. Но это не были сепаратисты, а кто именно, называть не хочу. Было возбуждено уголовное дело, этим занимается военная прокуратура. Я результат не отслеживал, потому судьбу этого дела не знаю. Но знаю, что покушались не именно на меня. Может, машину хотели отжать, у меня был сотый "Лендкрузер"…

Другое неудавшееся покушение уже было нацелено именно на меня. Двое людей, вооруженных снайперской винтовкой и гранатометом, через лес пробирались к месту, где я жил (это было помещение бывшего детского сада), конкретно, чтобы меня убить. Но была получена о готовящемся покушении оперативная информация, за что я благодарен одному из нынешних заместителей главы Национальной полиции Украины. Тогда он был в другом статусе и находился на территории АТО. И этих парней задержали еще за 15 км от моего места жительства. Возбуждено уголовное дело. Но это тоже не были сепаратисты… 

И третий раз меня чуть не убили наши. Была большая неразбериха, и возможно, мою машину с какой-то другой спутали. Мы тогда ехали колонной, но моя машина, где, кроме меня, были водитель и два вооруженных сотрудника, отстала. Нас отсекли от колонны огнем, пробили в машине колеса… Когда остановились, к нам подскочили двое, один приставил к моей голове автомат. Но мой боец успел среагировать и сам взял нападавших на мушку. А я успел предупредить старшего колонны, и она вернулась. Словом, ситуацию разрешили… Назавтра ко мне привели этих двоих, один, здоровенный парень, молил меня не губить, мол, ошибка вышла, а у него трое детей… Я его простил.

Со стороны все это может показаться диким. Но, чтобы понять и оценить, надо было быть там, особенно в первое время. Вот пример. Еду я проверять посты, причем довольно далеко от линии разграничения. Заезжаю на пост, застаю четверых бойцов нетрезвыми. Принимаю решение их уволить. Но чуть позже ко мне пришел их командир и говорит, мол, просьба вникнуть в ситуацию. Зима, очень холодно, ночуют в палатке, даже пищу разогреть не на чем… Вот и согрелись спиртным… Не увольняйте! Тогда я принимаю другое решение: все четверо пусть отправляются в Станицу Луганскую и Попасную, где настоящий ад. Бьют снайперы, молотят "Грады"… Трое согласились, а один отказался. Ко мне пришел его отец, с которым я раньше работал. Попросил все же не увольнять сына. Я спрашиваю: а как посмотрю в глаза трем парням, которые поехали туда? Говорю, пусть твой сын тоже поедет, через три месяца вернется обратно… Но парень все же отказался, и я его уволил. До сих пор иногда думаю: а правильно ли я поступил в той обстановке? Но все же склоняюсь к мысли, что правильно…

Хочу подчеркнуть, что я неспроста говорю о преступлениях и ошибках, совершенных на украинской территории и зачастую нашими гражданами. Ведь мы милиция (полиция), наш долг — поддерживать закон на своей земле. На фронте, в окопах, сражаются военные. Хотя и наши потери были немалыми: свыше 50 раненых и 12 убитых при разных обстоятельствах.

— А вам самому угрожала гибель на фронте?

— Конечно. Ведь я пять раз попадал под мощные обстрелы. Причем работали там по телефонам: как только определенный аппарат (а они все были забиты в базу данных противника) появлялся в зоне ответственности "Градов", тут же начиналась прицельная стрельба. Помню, стоим на Веселой горе, разговариваем с одним из командиров АТО. Вдруг меня двое солдат буквально хватают за шиворот и тащат в землянку. Я кричу, мол, что вы делаете, отпустите, я генерал… Но они все же притащили меня в укрытие. И только там я узнал, что тренированный слух бойцов услыхал свист "градовских" снарядов, только покидающих установку. В запасе было лишь несколько секунд… Потом я видел буквально искрошенные реактивными снарядами деревья, которые росли именно там, где мы стояли…

— Поговорим о душевном. Например, как проводите свободное время, когда оно есть?

— Я очень много читаю. Философские произведения, книги о милиции, сейчас любимая тема — запорожские казаки. Да и сам кое-что пишу. Например, есть у меня около 30 рассказов об уголовном розыске. Есть также статья, которую хочу превратить в книгу, об Иване Сирко, о котором люди, на мой взгляд, знают недостаточно. Я бываю на его могиле, где подпитываюсь духовными силами. Ведь Иван Дмитриевич говорил, что тот, кто будет приходить на его могилу и приносить землю, тот будет таким же сильным и умным, как он сам. Он выиграл почти 60 битв, более 10 раз был кошевым атаманом Низового Войска Запорожского… Я считаю, это был человек тысячелетия. Но это огромная тема, я могу много о Сирко и вообще о запорожцах говорить…

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Интервью с экс-главой Луганской облмилиции Анатолием Науменко: "Мы с нуля создали лучший в стране спецназ"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Корчинский Александр

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь