Интервью с Виктором Морозовым, человеком, который переводит мировые бестселлеры: "Никто не хотел печатать украинского "Гарри Поттера"

25 Апреля 2016, 18:30

О своей методике "незнания", чуйке на книги, специфике заработка переводчиков и о том, как два года убеждал украинских издателей напечатать "Гарри Поттера""

<p><span>Музыкант и переводчик. Его перевод шестой книги "Поттера" Роулинг был первым в мире.</span></p>
Музыкант и переводчик. Его перевод шестой книги "Поттера" Роулинг был первым в мире.

Имя: Виктор Морозов
Ро­дил­ся: 15.06.1950, г. Кременец, Тернопольская область (Украина)
Карьера: певец, композитор, переводчик

Автор многочисленных песен на стихи современных украинских поэтов, в частности Лины Костенко и Юрия Андруховича. Музыкальная дискография состоит из 20 альбомов. В начале 70-х годов XX века Виктор Морозов создал одну из первых в Украине "биг-битных" групп Quo vadis. Также он — основатель одной из первых украинских рок-групп "Арника" (1972). Лауреат первой "Червоної Рути" в 1989 году.

В 1988-м вместе с Андреем Панчишиным и Юрием Винничуком основал львовский театр-студию "Не журись!", который приобрел известность благодаря яркой политической сатире и возрождению запрещенных в СССР песен сечевых стрельцов. Во время одного из спектаклей театра "Повіяв вітер степовий" 5 октября 1989-го со сцены впервые был исполнен нелегальный в то время гимн "Ще не вмерла Україна".

Сегодня активно занимается переводами книг. Третий раз в браке, воспитывает четверых детей.

В эти дни в Киеве проходит фестиваль "Книжный Арсенал", на который прилетел известный украинский переводчик и музыкант Виктор Морозов. Уже 6 лет он живет в Вашингтоне. Именно из-под его пера вышли украинские переводы мировых бестселлеров Пауло Коэльо, Джереми Стронга и Джоан Роулинг. На "Книжном Арсенале" он презентует переводы новых книг — иллюстрированное издание "Гарри Поттера и философского камня", а также две детские книги "Груфалло" и "Где моя мама" британской писательницы Джулии Дональдсон, которые успели стать одними из самых продаваемых в истории. "Сегодня" узнала у Морозова о трудностях переводческой деятельности и о приключениях Пауло Коєльо во Львове.

— Виктор, у вас за плечами не один десяток песен, сотни гастролей, несколько побед на различных музыкальных фестивалях, в частности победа на первой "Червоній Руті". Как же вы вдруг стали переводчиком?

— В 17 лет я поступил во Львовский университет на специальность "Иностранная филология", хотя тогда не планировал быть переводчиком. Просто хотел выучить английский язык, чтобы понимать, о чем поют иностранные рок-группы. Язык выучил, но во время учебы так увлекся музыкой, что в итоге стал музыкантом. А уже когда состоялся как музыкант, жизнь взяла и перекинула меня на переводы. Началось все с абсурдной и очень смешной ситуации. Первым моим переводом стала статья... из журнала Playboy. Вы же знаете, что в Союзе "секса не было" и, понятное дело, эротическая литература была запрещена. Но музыканты, которые ездили на концерты за границу, имели возможность привозить подобные журнальчики. И вот в начале 1980-х мой хороший друг Иван Попович привез свежий номер этого мужского издания. И я для смеха перевел друзьям несколько статей.

— А когда же переводы стали для вас чем-то по-настоящему серьезным?

— Второй попыткой перевода стала книга, которая меня очень увлекла. Помню, как с тем же Поповичем мы поехали на фестиваль дружбы в Индию. Там я купил книгу ужасов The Exorcist — "Изгоняющий дьявола" по-нашему. В те годы эта книга стала мировым бестселлером. Эта история о том, как гнали беса из тела маленькой девочки. Когда купил книгу, то, возвратившись в отель, засел за чтение. В номере жил один, а в книге описывались такие страшные вещи, что я не на шутку начал бояться. Включил свет в комнате и не мог уснуть до самого утра. Это так меня разозлило, что я решил перевести книгу и дать почитать своим друзьям-музыкантам. Тогда у меня даже в мыслях не было эту книгу где-то издавать. Хотя бы потому, что в Советском Союзе ужастики не котировались. Но так случилось, что мой хороший знакомый Николай Рябчук, который на тот момент работал в киевском журнале "Всесвіт", сказал: "А давай попробуем ее издать!". И мы рискнули. Это была середина 1980-х. И именно эта книга стала первым романом ужасов в СССР. Фактически ее можно считать началом моей карьеры переводчика. Однако после нее я взял перерыв на 15 лет — вернулся к музыке, потому что очень много времени занимали гастроли.

new_image2_56

Во Львове. Украинки зацеловали Пауло Коэльо и подарили ему вышиванку.

— Как получилось, что вы перевели "Алхимика"?

— В конце 1990 годов знакомая дала мне почитать эту книгу Пауло Коэльо на английском языке. Мне очень понравилось: такая интересная притча, так красиво и легко написана. Я стал расспрашивать своих друзей-литераторов, кто такой этот Коэльо. Оказалось, что о нем абсолютно никто ничего не слышал. Это меня еще больше заинтриговало, и я вдруг решил, что нужно перевести эту книгу. Так совпало, что как раз в то время во Львове после очередных гастролей я давал интервью какой-то местной газете. В беседе с журналистом речь зашла о знаках и вообще о судьбе. И между прочим я сказал, что сейчас на эту тему как раз перевожу интересную книгу "Алхимик". Потом благополучно забыл об этом интервью и вернулся домой.
Газета с этим интервью попала в руки директору львовского издательства "Классика" Владимиру Дмитерко. Он уже где-то слышал, что "Алхимик" — интересная книга, даже успел заказать ее переводить одному киевскому переводчику. Когда Дмитерко прочитал, что я работаю над "Алхимиком", то сначала подумал, что это какая-то ошибка, ведь он знал меня как музыканта. Но таки решил отыскать мои контакты. Он написал мне письмо (я тогда жил в Канаде), в котором спросил, правда ли, что я перевожу "Алхимика" и откуда вообще знаю португальский.

Когда я увидел, что издатель сам на меня вышел и нацелен напечатать книгу, то понял, что это знак. Почувствовал, что во что бы то ни стало должен перевести ее. И пошел на блеф — наплел Владимиру кучу глупостей. Я ведь на тот момент успел перевести всего лишь страниц 15, а написал, что уже заканчиваю работу. Про португальский же соврал, что у меня была няня португалка, и я с молоком всосал ее прекрасную португальскую речь. Сказал, что постоянно езжу по миру, общаюсь на иностранных языках, в частности по-португальски. А сам быстренько взялся за перевод книги с... английского. В итоге "Алхимика" мы таки издали, но она не пользовалась успехом. Популярность Коэльо еще не успела дойти в наши края. Помню, как зашел в книжный магазин и не нашел на полках "Алхимика". Подошел к продавцу спросить, где книги. Неужели все раскупили? Та ответила: "Да что вы! Все вернули в издательство — никто их не покупает!". Уже потом был всплеск его популярности и начался книжный бум.

— Вам настолько понравилось переводить, что вы взялись за "Гарри Поттера"?

— После "Алхимика" я окончательно понял, что переводить — это мое. И задумался, какую бы книгу взять в работу следующей. А жена как раз услышала, что огромную популярность на Западе приобретает книга о неком Гарри Поттере. Тогда у меня появилась идея фикс — сделать его украинскую версию. Но когда начал искать издателя, то столкнулся с проблемой — они отказывались брать в печать мой перевод. В один голос говорили, что детская литература в Украине не актуальна. Никто не верил в успех этой книги.

В первую очередь обратился к Дмитерко, начал убеждать его, что книга будет популярной и принесет ему хорошую прибыль. Потом обратился к Ивану Малковичу — владельцу и директору издательства "А-ба-ба-га-ла-ма-га". Он знал меня исключительно как музыканта, поэтому сразу скептически отнесся к моим способностям переводчика. А когда я рассказал ему сюжет книги, Малкович наотрез отказался: "Нет! Я христианин, и о магии и волшебниках точно не хочу ничего издавать". Мне понадобился целый год, чтобы убедить его. А потом еще один год был потерян, пока Малкович убеждал агентов Джоан Роулинг, что "А-ба-ба-га-ла-ма-га" — достойное издательство.

К сожалению, из-за всего этого мы потеряли целых два года и, конечно, упустили момент первенства — Россия успела издать даже вторую книгу. Однако все следующие книги мы выдавали первыми. А шестая даже была первой в мире! СМИ тогда писали, что первый мировой перевод был именно на украинском языке. Это было очень приятно.

new_image4_42

Дебют "Гарри Поттера". С Иваном Малковичем (слева) на презентации.

— А с самой Джоан Роулинг вы знакомы?

— К Джоан Роулинг доступа нет никому. Она очень закрытая. Общается исключительно через своих литературных агентов. Она не встречалась ни с одним переводчиком ее книг. Существует общество переводчиков "Гарри Поттера" — в него входят переводчики всех стран, в которых были изданы книги. Сначала все мы контактировали между собой по электронной почте, а с появлением соцсетей перебрались туда. Сколько мы уже пробовали — и по отдельности, и все вместе, достучаться до Роулинг — все без толку. Она игнорирует абсолютно всех. Не отвечает даже на письма, которые касаются сугубо перевода, где мы уточняем какие-то важные нюансы. Из-за такой ее странной позиции переводчики всего мира возмущены.

— А как же вы все-таки решаете проблемные нюансы с переводом?

— Собственно, с этой целью и было создано это общество, чтобы переводчики общались между собой и могли согласовывать определенные моменты. Нам ничего не оставалось, как находить выход самим. А такие моменты были. Взять хотя бы последнюю книгу "Гаррі Поттер і смертельні реліквії" (Harry Potter and the Deathly Hallows). Дело в том, что слово Hallows имеет очень много значений в английском языке. И чтобы знать, какое именно из них вложено, надо знать хотя бы сюжет книги. А Джоан Роулинг никогда и никому не давала читать тексты заранее. Переводчики могли получить текст только в тот день, когда книга выходила в мире на английском языке. В свою очередь, издатели требовали у переводчиков название, потому что им нужно было анонсировать и рекламировать книгу. Поэтому нам оставалось только угадывать, что означает слово Hallows.

— Сколько времени вам понадобилось на перевод первой книги о Гарри Поттере? Сколько времени в принципе уходит на перевод?

— Первую книгу я переводил не спеша и параллельно искал, кто возьмется ее печатать. Поэтому на перевод ушло несколько месяцев. А уже дальше, когда мы начали стараться сделать так, чтобы украинский перевод вышел раньше российского, надо было работать очень серьезно. Особенно когда с четвертой книги количество страниц начало достигать 700. Я составлял себе график работы, ведь фактически на работу у меня был месяц-полтора. Я делил количество страниц на дни, которые оставались до дедлайна. Так по расчету в день я должен был переводить по 15 страниц. Тогда мне приходилось вставать в 6:00, выключать все мобильные телефоны, чтобы никто меня не отвлекал, и работал до 3:00. И так полтора месяца.
Вы даже не представляете, как я обрадовался, когда закончил перевод седьмой книги и понял, что Роулинг больше ничего не напишет из этой серии. Потом был шок, когда узнал, что она таки издаст восьмую книгу. Правда, это не совсем книга, а сценарий пьесы, действие которой происходят через 20 лет после событий "Смертельних реліквій". Называется "Гарри Поттер и проклятый ребенок" или "проклятое дитя" — мы еще точно не решили, каким оставим перевод. Где-то под конец июля будет презентация этого спектакля в Лондоне и примерно в эти же дни выходит книга с этим сценарием. Между собой мы называем ее "Восьмой Гарри Поттер".

— Как вы выбираете книги для перевода? Должна быть какая-то чуйка на потенциальные бестселлеры?

— Безусловно, чуйка быть должна, и именно она сработала с книгами Коэльо и "Поттером". А уже сегодня издатели охотятся за мной. Предлагают книги, а я уже решаю, стоит за них браться или нет, "заходят" они мне или нет. У меня довольно необычная методика "незнания". Мне трудно заставить себя сесть за перевод произведения, если я его уже предварительно читал. В таком случае мне будет скучно работать. Поэтому я всегда совмещаю переводческую работу с азартом читателя. Сюжет книги сам по себе захватывает работать. Когда мне предлагают взяться за перевод новой книги, я сажусь переводить первую страницу. Если текст меня привлекает, берусь за работу. Если идет туго — отказываюсь.

— Как зарабатывают переводчики?

— Когда я общался с коллегами из разных стран, которые тоже переводили "Поттера", выяснилось, что всем им так же, как и украинским переводчикам, платят только за конкретный перевод — то есть определенную договорную цену за выполненную работу. И даже если книга в результате становится мировым бестселлером и издается много раз, никаких процентов от прибыли издательства переводчик не видит. Я считаю, что это абсолютно несправедливо.

new_image3_44

Автограф-сессия. Утверждает, что у него есть чуйка на бестселлеры.

"Я НАУЧИЛ КОЭЛЬО БРАННОМУ СЛОВУ"

Мало кто знает, что именно благодаря Виктору Морозову в 2004 году в Украину приехал Пауло Коэльо.

"Первая наша с ним встреча состоялась в Москве, когда я уже перевел его две книги. На книжной ярмарке осторожно подошел к его агенту и представился. Агент тут же что-то шепнула писателю на ушко, и то, что происходило дальше, меня изрядно удивило. Коэльо всех растолкал и радостно направился ко мне, пожал мне руку и обнял. Конечно же, мы подружились.

Уже потом директор форума издателей во Львове попросила меня пригласить его в Украину. Во Львове с ним случилось много веселых историй. Помню, например, разгар открытия форума. Как всегда, все красиво и пафосно. А Коэльо сидит, и ему явно скучно. Он как раз познакомился с Малковичем и предложил поехать в место повеселее. В итоге они тихонько смылись в хороший львовский ресторан, куда я должен был подойти позже. Организаторы в этот момент торжественно объявляют: "А сейчас на сцену выйдет дорогой и очень уважаемый гость, приехавший к нам специально из Бразилии, — Пауло Коэльо". Конечно же, зал срывается аплодисментами, но на сцену никто не выходит.

Кстати, тогда в ресторане мы прекрасно отдохнули. Львовяне узнавали Коэльо, просили автографы. Затем девушки пригласили его играть в танцевальный платочек — и Пауло перецеловал всех девушек в ресторане. В Украине ему очень понравилось. А еще он попросил научить его украинскому бранному слову. Я решил, что ему ближе всего по восприятию будет слово "курва".

Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с Виктором Морозовым, человеком, который переводит мировые бестселлеры: "Никто не хотел печатать украинского "Гарри Поттера"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Александра Бычковская

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...