Иосиф Пригожин: "Я у Валерии — секретарь, любовник, телохранитель, кухарка, дворник. Если надо, буду стирать ее нижнее белье"

9 декабря 2007, 18:20

Петрук Максим

Известные супруги рассказали, какая разница между Меладзе и "ВИА ГРой", в чем секрет их отношений и о скудном российском шоу-бизнесе, где девяносто процентов из того, что вещается на телеканалах — "дерьмо".

— У вас едва ли не самая трогательная история любви на российской эстраде. В чем секрет такой идиллии?

Реклама

Валерия: Чувства либо есть, либо их нет. Весь секрет в особом взаимопонимании. У нас есть свой жизненный путь за спиной, поэтому есть с чем сравнивать. Вообще, у нас и не было никаких трудностей — каких-то ярких трудных моментов я не припомню. По крайней мере, они не носили глубинного характера — мы действительно очень хорошо понимаем друг друга.

Пригожин: А я скажу, в чем секрет — именно во взаимопонимании и уважении. А трудности мы просто преодолеваем. Да нам просто некогда выяснять отношения! Смотрите — за пять лет мы записали четыре альбома. Нашим отношениям исполнится пять лет в следующем году. Мы отыграли 1200 концертов — у нас нет времени отдохнуть. Дом, семья, дети — мы не в тусовке, мы не попадаем в светскую хронику. На каких-то мероприятиях мы бываем только по очень важным поводам. Мы просто падаем от усталости.

— И что, не можете позволить себе отдохнуть?

Валерия: Да невозможно себе это позволить. В этой профессии ты либо работаешь активно, либо не работаешь вообще. Середины нет.

Реклама

— Но существуют примеры, когда артисты делали многолетний перерыв в карьере...

Пригожин: Назовите тех, кто ушел, из русских.

— Хотя бы Людмила Гурченко.

Пригожин: Гурченко — актриса, она не музыкант, это разные вещи. Ее народ не забывал, потому что фильмы с ее участием показывали каждый год. Мы сейчас живем в абсолютно другой стране. Вы могли себе подумать еще пять лет назад о каком-то i-pod-е? Тогда еще аудиокассеты были, которых сейчас нет. Время стремительно идет вперед — либо мы в нем, либо просто выпадаем. Время — жестокая вещь. Юрий Антонов, например, тоже не появляется на телевидении. Но он композитор, и его песни живут.

— А как возник этот легендарный рекламный слоган на заре вашей карьеры — "певица, которую все ждали"?

В тренде
Мост в Молдову и "золотые" огурцы – самое главное о деньгах СЕГОДНЯ
Реклама

Валерия: Если честно, не я себе этот лозунг придумала. Это был продюсерский ход, который имел и положительные, и отрицательные стороны, — да, все это запомнили, но многие тогда восприняли такую пиар-акцию в штыки, говорили: "Да кто ты такая, кто тебя ждал вообще?"

Пригожин: Но в этом был смысл! Ведь прошло столько времени, а певица Валерия популярна и востребована. Значит, прогноз и пророчество продюсера верны. На практике ведь этот проект реализовался.

— Иосиф, вы один из самых успешных продюсеров в России.

— Нужно просто делать это дело по-своему, ни под кого не подстраиваться и ни с кем не драться. Вообще, это неблагодарное занятие. Я — продавец талантов, организатор, менеджер. Продюсерство часто недооценивают. У нас оно стало ругательным — наверное, потому, что многие артисты, освободившись от своих продюсеров, потом попытались дискредитировать эту профессию. Ведь в самом начале отсутствовала законная база, закон здесь не работал. Черный нал, грязные деньги... И артисты могли позволить себе заявлять, что продюсеры выжимают талант, высасывают деньги, а они сами — бедные и хорошие. Это неправда — на самом деле многие продюсеры являются жертвами своих артистов, которые их просто "кидают". Я сейчас не имею в виду ситуацию с Валерией — объясню почему. Эта женщина — мать троих детей. У этих людей была любовь. Между ними просто что-то не заладилось. Дело в том, что более скудного шоу-бизнеса, чем в России, представить сложно, и настоящих артистов можно пересчитать по пальцам. Основной пласт, девяносто процентов из того, что вещается по телеканалам, — дерьмо. Я бы сделал все, чтобы этих исполнителей не было. Весь этот гламур в шоколаде — для меня это просто мерзлота, образчики пошлости. Девочки-проститутки, цена которым на панели в будничный день — максимум сто долларов. Если говорить о шоу-бизнесе, знаете, какая разница между Валерием Меладзе и "ВИА Грой"? Меладзе — артист, а "ВИА Гра" — проект.

— А откуда взялись эти недавние слухи, что, мол, вы расстаетесь?

Реклама

Пригожин: Шоу-бизнесе есть люди, которые завидуют нашему счастью. Да, были конкретные персонажи, которые пытались внедриться в нашу жизнь, наши отношения — с этих пор никто кроме меня, ее мамы и детей не знает телефона певицы Валерии. Я у Валерии — секретарь, любовник, телохранитель, кухарка, дворник — если надо, буду стирать ее нижнее белье. Я сделаю все в этой жизни для того, чтобы не потерять ее. Любовь — это двигатель. Валерия меня изменила, я стал лучшим человеком, мудрее и взрослее. Она как будто с другой планеты, мне в ней нравится все.

НЕ ПОЖАЛЕЛИ "ЯГУАРА" На днях Валерия снимала в Киеве новый клип на песню "Боль. Счастье на части". Режиссером видео стал украинский клип-мейкнр Алан Бадоев, в последнее время снискавший огромную популярность среди российских звезд. Съемки новой видеоработы певицы длились двое суток. В одном из эпизодов Валерия попадает в аварию, разговаривая по мобильному телефону. Для съемок этой сцены специально купили автомобиль марки "Ягуар". Режиссер не пожалел машину, которая, будучи даже подержаной, считается дороже и "круче" "Мерседеса", и ее по-настоящему разбили. Кстати, в ролике Валерия предстанет в новом образе: певица сделала короткую стрижку и надела одежду спортивного стиля.

Как удалось узнать "Сегодня", Валерие и Иосифу Пригожину пришлось немало потратиться на такое видео. Бюджет ролика — 200 тысяч долларов.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять