Михаил Дорожкин: "Бабушка на базаре сказала: "Мерзавцам пальму не продам"

22 мая 2007, 08:10

"Негодяй" из сериала "Ундина" рассказал о том, кто его женил на Кристине Орбакайте и почему "присел" на антидепрессанты

В твоей актерской карьере уже были престижные театральные премии и достаточно интересные роли в полнометражном кино, но узнают Дорожкина до сих пор как обаятельного мерзавца Максима из сериала "Ундина". Обидно?
 
- Что поделаешь… Мне самому не понятно почему мой герой в "Ундине" пользуется бешенной популярностью. Даже здесь в Ялте, когда я прогуливаюсь по набережной ко мне подходят люди, хватают за руку – говорят мне спасибо, и клянутся, что я их любимый артист: "Вы так хорошо сыграли этого негодяя!". Но есть и обратная сторона у этой популярности, когда зрители переносят свое отношения с героя на актера. Тут же в Ялте был случай: я хотел на базаре купить маленькую пальму, но бабушка, которая ее продавала, опять же узнала во мне Максима и грубо ответила: "Мерзавцам не продаётся!". Но что это мы все о негодяях, у меня ведь и до "Ундины" было много положительных ролей, и после – в "Тихих омутах" у Эльдара Рязанова, в "Поклоннике" Коли Лебедева, список можно продолжать… Или вот в сериале "Граф Крестовский" – мой герой, куда еще положительнее! Это просто пара ролей, где я был сволочью, а так-то всё хорошо. Я сам больше люблю комедийные роли и они у меня, как мне кажется, получаются неплохо. Правда, таких пока не много было – в "Бальзаковском возрасте", "Ландыше серебристом" и "Входе через окно", но надеюсь всё еще впереди…
 
- А уже сейчас интересные предложения есть?

- Да, летом начинаются съемки фильма "Крещение". Это военная кинодрама по мотивам романа Ивана Акулова. Уже в процессе работа над историческим телесериалом "Савва Морозов". Будет восемь серий. Из того, что закончил в последнее время – особенно нравятся роли в психологическом экшне "Ангел-беглец" режиссера Ольги Субботиной и в драме Бориса Горлова "Каинова печать". Это роли из разряда тех, которые играешь для души.
 
- Стало быть, есть и те, которые только ради денег?

- Жить-то надо! Конечно, есть случаи, когда предложение выгодно в финансовом отношении. Просто об этом не принято распространяться, но так ведь многие артисты зарабатывают – именитые, заслуженные…И я снимался ради денег. Мне ведь приходиться не только о себе беспокоиться, я зарабатываю еще и на жизнь своих родителей. Они полностью живут на мои деньги, как иначе-то. Другого ничего не умею – зарабатываю только своей профессией. Я из небогатой семьи, поэтому цену денег знаю. Когда я учился в театральном институте – родители мне помогали только посылками, и неудивительно, что я студентом сразу согласился сниматься в рекламе. Мы с Амалией Мордвиновой тогда в 90-х ваучеры рекламировали: я был Остапом Бендером, а она – Эллочкой-людоедкой.
 
- При выборе профессии – актерству была альтернатива?

- Я мало мечтал в детстве быть космонавтом, ветеринаром, президентом. У меня как-то быстро это ушло, и я рано определился в своем стремлении стать актером – с 13 лет занимался в театральной студии. Мне просто была неинтересна жизнь, как ее проживают люди в Самаре. Я там вырос и видел, как людей затягивает рутина: работа, дача, семья и на выходные с канистрой пива. Меня это категорически не устраивало. Мне неинтересно было сидеть в подъездах с гитарой и пивом. Я хотел всегда уйти от этого, потому что мой мир в детстве был слишком узок. Мы с родителями никуда из города не выезжали, потому что у нас никогда на это не было средств, и моря я в первый раз увидел, когда уже учился в театральном институте им. Щукина. В "щуку", я, кстати, поступил с первого раза – и это большая удача в лотерее, потому что многие люди поступают туда по 5-7 лет. Я понял еще в школе, что мне придется уехать из родного города, чтобы повидать мир и чего-то добиться. А теперь я чувствую зависть знакомых, когда приезжаю в Самару навестить родителей: "Вот он выбился, прославился, зазнался!" У нас то район маленький, и все друг друга знают, и, конечно, распускают сплетни. Одна нелепей другой. Я ведь играл пять лет в одном спектакле с Людмилой Марковной Гурченко, и это, конечно же стало благодатной почвой для пересудов. Говорили, что я в кино попал по блату, а потом меня самарцы даже "женили" на Кристине Орбакайте...
 
- Провинциалу без покровителей сложно было постоять за себя в Москве?

- Я не люблю конфликтов, но если меня задевают – всегда отвечаю. В Москве мне уже пришлось пережить три серьезных суда. Я присутствовал на всех слушаниях и при чтении вердикта. Всё это было очень непросто, информация шла в прессу, но я же ничего не украл, мне пришлось отстаивать свою честь, свои правдивые интересы – не люблю наглости человеческой, отсутствие какой-то элементарной этики, А это сегодня, к сожалению, очень распространено. И все три суда я выиграл! Но я не очень то люблю про это рассказывать. Ну, в одном случае – это было, когда я заканчивал институт – я увидел
в метро свои фотографии, которые были развешены в каждом вагоне метро вместе с рекламой ведической кулинарной книги. Один фотограф, у которог мы фотографировались с одной актрисой, без нашего ведома передал снимки в религиозную организацию, а те быстро сделали рекламу. В другой раз я судился с телевидением – не хотели выплачивать деньги по контракту. А в третий раз дело было связано с моей театральной деятельностью. Но об этом я уж точно ничего не скажу…Всё это пошло вместе с выплатами за моральный ущерб в копилку моего житейского и актерского опыта.
Тогда я мог за себя постоять и сейчас могу. А в Москве же я уже более 15 лет живу, вся эта провинциальность выбивается. У меня говор какой-то был, но от него уже вроде бы ничего не осталось. В конце концов, человека определяет не место рождения, а то, на что он способен.
 
- С душевными переживаниями также самостоятельно справляешься?

- К психологам, во всяком случае, не обращался. Да, конечно, бывают у меня и неудачи, и проблемы разные – профессиональные, семейные. Но я человек сильный, собирательный – посижу день-два, что-то почитаю, музыку послушаю – и потом встаю и собираюсь. В долгие депрессии не впадаю. Хотя один раз – это интересно – я испытал такую депрессию на самом деле, даже антидепрессанты пил. Это продлилось недели две-три. Сначала я в больницу попал, потом еще морально было плохо – что-то у меня случилось. Такое интересное состояние было – когда на улицу выйти страшно. Я рад, что мне довелось испытать это и теперь я не боюсь, что оно повториться, знаю, как от этого уйти.
 
- На свои интересы помимо профессиональной деятельности в театре и кино остается время?

- Выкраиваю…Я увлечен черно-белой фотографией, собираю снимка конца XIX — начала XX веков. Что-то мне дарят, что-то покупаю в антикварных магазинах. Мне невероятно интересно всё то, что происходило тогда с Россией. Очень люблю этот период – безумно сложный, интересный и важный, когда было сочетание прекрасного, ужасного, красивого, ну, вообще всего. Такая страна была и вдруг все рухнуло. В секунду. Это чудовищно, но интересно. И вот фотография передает какой-то дух этого времени, эти лица…Теперь еще и сам снимаю.
 
- В ХХI веке тебе комфортно?
 
- Ну, я все-таки считаю, что времена не выбирают, где родились, там и надо было родиться. В каждом времени есть свои "за" и "против". Чудовищно оказаться в период революции всем нам. Представляете, если б мы оказались в октябре 17-го года? Что с нами было бы и с нашими семьями, и как бы нас разнесло. С другой стороны сейчас тоже происходят такие преобразования в стране… Время тяжелое, серьезное. И я себя ощущаю вполне современным человеком, который катается на машине, модно одевается. Вот только компьютер никак не освою. Мне стыдно признаться, но я такой тупарь в этом. Могу выйти в Интернет, еле-еле переписываюсь. Мне надо какие-то три дня, чтобы мне всё показали и я усвоил. Ноу меня нет этих трех дней.
 
ДОСЬЕ. Михаил Дорожкин родился 1 октября 1973 г. в Самаре. После окончания школы с первой попытке поступил и в 1994 г. окончил Высшее театральное училище им. Б. Щукина (курс Владимира Иванова). Получил "распределение" в Театр Сатиры, где ярко в проявил себя уже в дебютном спектакле в паре с Людмилой Гурченко – "Поле битвы после победы принадлежит мародерам" (по пьесе Э. Радзинского). За эту роль получил международную премию Станиславского и премию Союза театральных деятелей "Дебют". Потом был "Яблочный вор" с Марией Голубкиной. Сейчас играет в спектаклях "Половое покрытие" и "Трансфер" – в Центре Казанцева и Рощина. В кино начал сниматься еще студентом III курса – побывал с экспедицией в Германии, а настоящим дебютом стал фильм Петра Тодоровского "Какая чудная игра" (1995). Сейчас в его фильмографии более 20 ролей в кино и ТВ-сериалах, наиболее известные: "Ундина" (2003-4), "Игра на выбывание" (2004), "Граф Крестовский" (2004), "Красная площадь" (2004), "Все мужики сво…" (2005), "Городской романс" (2006), "Проклятый рай" (2007). В настоящее время не женат, свободен. До этого семь лет жил с актрисой Ольгой Погодиной.
 
Майк Львовски

В тренде
Доллар уже не по 28 гривен, евро дешевеет

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...
Хочешь быть в курсе последних событий?
Подпишись на уведомления. Показываем только срочные и важные новости.
Хочу быть в курсе
Я еще подумаю
Пожалуйста, снимите блокировку сообщений в браузере!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять