Наш узник в Таиланде: "Побежал бы в чем есть!"

7 Марта 2014, 12:25

Отбывающий огромный срок украинец уже без кандалов и следит за событиями на родине

Парадный вход. Многие из иностранцев, оказавшись в «Клонг Прем», живыми эту тюрьму больше не покинут никогда
Андрей. Сейчас уже без кандалов и вместо сиреневой робы — голубая
Арт-салон. Среди зэков есть таланты, которые рисуют и короля (внизу), рассчитывая на его снисхождение

"Сегодня" второй раз за год побывала на свидании у Андрея Жалковского, гражданина Украины, приговоренного тайским правосудием к длительному сроку заключения за мошенничество с чужими кредитными карточками.

О его драматической судьбе мы писали и вкратце напомним фабулу. Летом 2011 года он приехал в Таиланд (по его версии — лечить спину) и был задержан полицией Бангкока якобы за хранение и использование поддельных кредиток. Вину отрицал, но тайский адвокат, получив $5 тысяч, убедил, что чистосердечное признание сведет наказание на нет. Однако суд приговорил Андрея к 34,5 года тюремного заключения. Осенью 2013-го апелляционная инстанция пересмотрела вердикт и снизила срок до 14 лет, из которых почти 3 года Жалковский уже отбыл.

Мы посетили тюрьму "Клонг Прем" вместе с первым секретарем по консульским вопросам посольства Украины в Таиланде Александром Зубом, который всеми законными способами продолжает бороться за его освобождение.

Как и год назад, перед свиданием от нас потребовали сдать мобильные телефоны и запретили пользоваться фотоаппаратом.    

— Здравствуйте, Андрей Анатольевич! После предыдущей встречи прошел год. Как поживаете?

— Как видите, живой. Благодаря МИДу, посольству Украины в Таиланде. Не знаю, как бы все сложилось без их поддержки.

— Вижу, бороду, усы отращиваете…

— Не от хорошей жизни. Раздражение кожи лица — бреюсь из-за этого где-то раз в неделю.

— Слышал, стали примерным заключенным.

— На коленях, как некоторые, не ползаю. Но замечаний не имею.

— За то время, пока не виделись, вам исполнилось 42 года и сократили срок.

— Все правильно. А насчет срока, то я еще точно не знаю — документа об этом не видел.

— Вот он, — вступает в разговор консул. — Датирован октябрем 2013 года. Если надо, повторно передам копию для руководства тюрьмы.

— Руководству не надо, — говорит Жалковский. — Я для себя — чтобы знать. Спасибо тем, кто хлопотал обо мне перед тайскими властями. А Янукович не откликнулся. Думаю, мое обращение на его имя затерялось у кого-то из клерков в Администрации президента. Направил бы он письмо о помиловании королю Таиланда — все было бы иначе.

— Прошлый раз синяки от кандалов на ногах показывали. И сейчас в "браслетах"?

— Сейчас нет. Я же примерно себя веду. А тогда не синяки были, а шрамы. Кандалы тяжелые, не обработанные, с заусеницами. Кожа гнить начинает. Недавно двоим из-за этого пришлось ноги ампутировать — сингапурцу и тайцу.

— Как же они передвигаются?

— На тележках. В нашем корпусе человек 20—30 таких. Заживо гниют. С тележки снимают, а у них пролежни — смотреть страшно.

— За что отбывают наказание?

— Те, что без ног, не знаю. А вообще, по статистике за убийства, разбои, изнасилования, экономические преступления сидит процентов 15. Остальные 85 — за наркотики. В "Бомбате" (такая же тюрьма, как "Клонг Прем". — Авт.) одни наркоманы. Есть они и в 48-дневной тюрьме. Десятки, сотни тысяч по стране.

— Прошлый раз сказали,  что потеряли 36 килограммов. А сейчас какой вес?

— 93. Набрал 6 кг.

— За счет риса?

— Очень углеводистая, жирная пища. Белков нет. Поэтому тюремную еду стараюсь не употреблять — это прямой путь на тот свет либо в больницу. Благодаря тому, что разрешают получать деньги от родственников, в здешнем магазине можно покупать пищу, которую с горем-пополам можно есть. В пакетиках, на травах, острая, но — съедобная. Вермишель типа "Мивины". У нас ее называют "мама". Заходишь в магазин: "Ю "мама" хэв?" Сразу и не сообразишь, о чем речь…

— Еще о здоровье — дерматоз, себорею не вылечили?

— К сожалению...  Мажу кремом. Он гормонального содержания, но приходится пользоваться.

— Что за мазь?

— В госпитале дают.   

— У вас морщин прибавилось.

— Наверное. Себя не вижу — зеркал нет.

— Порезать могут?

— Ну, не все здесь поддается логике, здравому смыслу. С одной стороны, зеркала запрещены. С другой — разрешены лезвия типа "Жилетт". При этом запаску к ним купить нельзя — не позволено условиями содержания. Одноразовый станочек в тюремном магазине продается. У меня и свой был. Для него закончились запасные картриджи. Хотел приобрести — запрещено. А разовые — пожалуйста. Хотя их запросто можно сделать не менее опасными, чем осколки зеркала.

— Подушки по-прежнему нельзя держать?

— Нет.

— И уединяться?

— А тут просто негде.

— Славян добавилось в тюрьме?

— Слава Богу, нет.

— Что за побег готовился, к которому и вас хотели подтолкнуть?

— Было дело. Провоцировали. Не поддался. Думаю, правильно.

— Англичанин какой-то, говорили, убежал…

— Тогда еще не был достроен тюремный госпиталь, и ему помогли, передав с воли ножовку, чтобы перепилил решетки, и снотворное для сокамерников. Так и не нашли его. А решетки, видимо, были не очень прочные. Он книгу написал — как сидел, как бежал.

— В плане антисанитарии ничего не изменилось?

— Абсолютно. Правда, ожидается какая-то комиссия. Все вымыли, вычистили. А уедет, и все будет по-старому.

— Как раньше, шьете форму для тайских военных?

— Шил снаряжение для них: рюкзаки, подсумки, сумки под парашюты. Сейчас заказов от военных нет, и работы тоже.

— Что-то платили?

— Нет. Но я получил что хотел — хороший класс. Он учитывается, когда объявляют амнистию. 

— Спорт не забросили?

— Тягаю что-то наподобие штанги. Перестанешь заниматься — сойдешь с ума, ну или в петлю…

— О семье думаете?

— А куда от этих мыслей деться?

— Жена не приезжала?

— Дорого… А письма идут долго — 2—3 месяца…

— С кем-то дружите?

— Дружба здесь — одни проблемы.

— Почему?

— Обычная человеческая зависть. Имеешь возможность с кем-нибудь общаться — найдется тот, кто попытается помешать. Есть деньги — правдами-неправдами завладеют…

— Воруют?

— Еще как! Недавно вскрыли ящик, украли медикаменты, очки. Сигареты забрали

— И как без курева?

— Бросил. А медикаментов жалко. И сигарет, в тюрьме это живые деньги. Сломался металлический стул — есть мастерская, где за пачку-две согласятся починить. Обветшала дверца на шкафчике — тоже. Подушку из одеял сошьют. Можно самому попробовать, сэкономив, но потом будет шея болеть, прибавится проблем со здоровьем. Лучше попросить того, кто умеет, и отблагодарить сигаретами.

— Боли в спине, которые и привели вас в Таиланд, дают о себе знать?

— Левую лопатку уже почти не чувствую… Но стараюсь не обращать внимания…  

— Слышал, кто-то из друзей прилетал, проведывал.

— Он в Таиланд с семьей прилетал и, пока семья отдыхала, заехал в гости.

— Обрадовались?

— Честно? Не совсем. Двоякие ощущения. Он же по ту сторону, а я по эту. Настоящая жизнь — там. Здесь все иначе.

— Вам Виктория Мамонтова (харьковчанка, приговоренная за наркотики к смертной казни, затем помилованная королем и вернувшаяся в Украину. — Авт.) привет передавала. Вышла замуж, уехала в Голландию. Спрашивала, учите ли тайский язык.

— Рад за нее. А язык не учу. Все, что с этой страной связано, вызывает у меня не очень теплые чувства. Не говорю, что подставили, что не виноват. Виноват. Взял чужое. Но накажите цивилизованно. Законный приговор приму как должное. А так сижу без малого 3 года. Отбуду еще 2, и это будет максимальный срок, который дают за подобные преступления в Европе, и то, когда речь идет об 1 млн долларов. А мне дали 34 с половиной года. Теперь сократили. Но 14 лет — тоже много. Как уеду отсюда, постараюсь забыть и страну, и все остальное. А я ведь уеду — только не знаю, когда. Но если б сказали, что свободен — в чем есть побежал бы в аэропорт, лишь бы быстрее домой улететь…

— Вы в курсе того, что в Украине происходит?

— Смотрю телевизор. Перевода нет, но все понятно.

— Какое у вас отношение к происходящему? Есть ли что-то общее между тайской и украинской революциями?

— То, что происходит в Таиланде, я б революцией не называл. Вот в Украине — да, события революционные. Жаль, что Вячеслав Чорновил не дожил до этого времени — за него бы народ проголосовал, и таким президентом гордился… События на Майдане раскололи страну, разделили людей. В западных областях традиционно сильна ориентация на Европу, в восточных и южных преобладают пророссийские настроения. Конечно, десятки убитых, сотни раненых просто шокируют. Но осуждать "Беркут", бойцов Внутренних войск не берусь — им и самим досталось. Снайперы, стрелявшие в одних и других, — кто они? Для некоторых политиков на первом месте были личные, финансовые интересы, политические амбиции, но не нужды и чаяния простых людей. Врагам своим не пожелаю пережить то, через  что прошел сам. Но не мешало бы кое-кому из недавних оппозиционеров хоть на какое-то время очутиться в тайской тюрьме. Чтобы почувствовали на себе, каково пенсионеру оказаться никому не нужным, или учителю, которому задерживают зарплату, или несчастному инвалиду…

— Вышли б на Майдан, будь ваша воля?

— Непременно присоединился бы к силе, которая не декларирует, а что-то реально делает во благо страны, во имя людей. Но чужими судьбами никто играть не вправе. А если бы спросили, что такое Евросоюз, немало бы пересказал из услышанного от отбывающих тут наказание европейцев.

— Что именно?

— Никто нас в ЕС не ждет. Нам вряд ли будут там рады. Но это долгий разговор. 

— Украинский не забыли?

— Нет.

— Консул книги принес — будет что читать.

— Это хорошо, спасибо. Хотя не факт, что попадут по назначению. А те, что есть, уже раза по четыре перечитал.

— Какая больше всего запомнилась?

— Наверное, "ИнтерКыся. Дорога к звездам" Владимира Кунина.

— Чем?

— Там очень умный персонаж — очеловеченный Кот Мартын.  Повествование ведется от его имени. Он прекрасно понимает людей. И попадает в различные ситуации. Весьма поучительная книга.  

— Суеверия какие-то появились у вас?

— Ну, Кашпировским так и не стал. А вот к цифрам теперь по-другому отношусь. Они многое в моей жизни изменили. И я на них иначе смотрю…

Как теперь смотрит на цифры узник "Клонг Прем", узнать не довелось: неожиданно прозвучал резкий звук сигнального свистка, свет отключился, связь по внутреннему телефону прервалась — время свидания исчерпалось.

Мы с консулом направились к выходу вдоль длинного приземистого корпуса для свиданий, а по ту сторону шел Андрей Жалковский. Шел и смотрел через прозрачный пластик, словно стараясь запомнить уходящих от него в другую, нормальную, наполненную красками и событиями жизнь. На прощание успел взмахнуть нам рукой и крикнуть:

— Мы обязательно встретимся, уже в Украине…

ПРОГНОЗ: "О конкретных сроках возвращения говорить пока рано, но надежду не теряем"

Александр Зуб, первый секретарь по консульским вопросам посольства Украины в Таиланде:

— Начиная с 2012-го, когда Жалковский был осужден на 34,5 года, стороне защиты участников группы, с которой тайский суд позиционировал и Андрея, удалось добиться пересмотра приговора в апелляционной инстанции, и сокращения срока. В своих ходатайствах мы обращали и продолжаем обращать внимание департамента коррекции министерства юстиции Таиланда (пенитенциарное ведомство, в чьем подчинении находится тюрьма "Клонг Прем") на то, что Жалковский встал на путь исправления, переосмыслил свои поступки, претензий у администрации учреждения нет. Дома у него осталась семья — жена и дочь, которые лишены опеки. Состояние здоровья Андрея требует стационарного лечения, обеспечить которое в тюремных условиях невозможно.

Мы тесно сотрудничаем с секретариатом его величества короля Рамы IX, минюстом, департаментом коррекции, от которых зависит дальнейшая судьба Жалковского. Большие надежды возлагаем на заключение Договора между нашими странами о взаимной передаче осужденных. Его подписание несколько раз откладывалось из-за нестабильной политической ситуации в Таиланде и процесса формирования нового правительства. В свете последних событий в Украине сроки заключения договора отодвинутся, скорее всего, на более отдаленную перспективу.

Тем не менее, надеемся, что наш соотечественник все-таки обретет свободу и вернется на Родину, где его ждут.

АФЕРЫ: опять наши  

Незаконные банковские операции с участием иностранных граждан — не редкость в Таиланде. Прошлым летом в курортной Паттайе была арестована международная преступная группировка, присвоившая 20 млн тайских бат (более $600 тыс.). В нее входило четверо украинцев во главе с 24-летним киевлянином Олегом С., который ранее уже имел проблемы с тайской полицией.

Событие получило большой резонанс, о нем как об "афере века" сообщали все ведущие тайские СМИ, предрекая длительные тюремные сроки. Однако в последнее время появились слухи, что мошенникам удалось откупиться — за них внесли крупный залог, суд изменил меру пресечения на подписку, и те якобы исчезли... 

А вот и самая свежая информация. Несколько дней назад в Таиланде задержали  украинца Романа Н. Вместе с россиянином и эстонцем он также использовал поддельные банковские карты, снимая деньги со счетов в Европе, США, Канаде. У членов группы изъяты 50 фальшивых кредиток, 20 настоящих, ноутбуки, скиммер — устройство для считывания информации с карточек, другие улики.  Полиция подозревает банду в присвоении не менее 4 млн бат  (свыше 130 тыс. долларов). В позапрошлом году Н. привлекался к уголовной ответственности за подобное преступление, что грозило ему 7-летним тюремным заключением. Тогда он отделался легким испугом. Как обернется сейчас, следствие покажет.

Вы сейчас просматриваете новость "Наш узник в Таиланде: "Побежал бы в чем есть!"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Александр Ильченко

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...