Николай Мельниченко: "Тот человек, который послушает записи разговоров Кучмы и Ющенко, поймет очень многое"

25 июня 2007, 08:01

Чаленко Александр

В интервью "Сегодня" экс-майор впервые публично заявил, что сообщал Ющенко, Тимошенко, Червоненко, Турчинову и Марчуку информацию из кабинета президента.

—Николай, такой вопрос: ты начал записывать Кучму, а это огромное количество материала, ты ежедневно все это писал и т.д. и т.п. А как вообще обрабатывается информация? Ты должен же был ее прослушивать и т.д. и т.п. Кто тебе вообще помогает в этом или ты сам слушал? С помощью чего?Смысл работы был в чем?

Реклама

—Хочу подчеркнуть, что я не стал "писать" президента из-за простого любопытства или желания выведать какие-то государственные тайны. В силу обстоятельств, при исполнении служебных обязанностей я стал свидетелем преступлений, которые совершались при участии Президента Украины. Изо дня на день я убеждался в том, что Кучма не тот человек, за которого он себя выдает, что он живет двойной, тройной жизнью, говорит одно, думает другое, делает третье.

Для такой политики используют выражение "византийская", что подразумевает развратные методы управления соответствующего исторического периода. Я думаю, что благодаря украинским политикам, которые действуют куда более нагло и цинично, выражение "украинская политика" имеет все шансы подменить "византийскую". Именно для того, чтобы Украина выпуталась с этой паутины, я документировал факты и пытался найти выход. Я пытался остановить произвол в стране. А прослушивал записи, в том числе и в своем служебном кабинете.

—Он находился на каком этаже?

Мой кабинет находился на первом этаже администрации Президента Украины. И Кучма каждый день следовал в свой рабочий кабинет №201, минуя мой. Анализируя записи, я уже знал, что Кучма содеял за прошлый день. Для того, чтобы я мог держать под контролем ситуацию в кабинете Кучмы, мне приходилось максимум времени проводить в администрации. Как правило, я приезжал на службу около семи утра, заходил в свой кабинет, потом поднимался в кабинет Кучмы и менял диктофоны. А выезжал из администрации поздно вечером, в 22 или 23 часа. Такой, установленный мною самим, мой режим работы позволял мне контролировать ситуацию и все проверки в рабочем кабинете Кучмы, в том числе внезапные проверки Службы безопасности Украины.

Реклама

—Были случаи внезапных проверок?

—Такие проверки были, но о них я расскажу позже.

—Ты записывал только в кабинете?

—Нет, я документировал преступления Кучмы не только в его рабочем кабинете, но и в столовой, в "витальном" зале и других помещениях. И поэтому утверждение "профессионалов", что кабинет Кучмы прослушивался с помощью дорогостоящей иностранной спецтехники, которая якобы находилась в квартире напротив окон кабинета №201, является абсурдным – на стационарной технике не запишешь информацию из разных помещений. Любой сотрудник спецслужбы, который имеет представление о работе спецтехники, скажет, что невозможно было снять информацию с окон столовой президента, поскольку они выходили во внутренний дворик режимного охраняемого объекта, которым является администрация Президента Украины. Дезинформация относительно меня была запущена специально, чтобы выставить меня эдаким агентом России на Западе Украины, и агентом ЦРУ на Востоке Украины и отвлечь внимание людей от преступлений, совершенных Кучмой, направив дискуссию на то, агентом какой спецслужбы является Мельниченко.

—А в столовой где был заложен диктофон?

Реклама

—В нескольких местах. Там ниша была между панелями. Я также ложил его верху на высокий сервант.

—А что интересного можно было узнать из разговоров в "витальном" зале, в столовой?

—Например, в "витальном" зале в начале 2000 года Кучма по понедельникам собирал всех силовиков. В этом зале Кучма давал такие преступные приказы, такие как: указание Генеральному прокурору Потебенько посадить в тюрьму Председателя правления банка "Славянский" Бориса Фельдмана, народного депутата Жердицкого, дал указание Председателю СБУ Л. Деркачу пытками выбить нужные Кучме показания из "террориста" Сергея Иванченко, которые потом можно было бы использовать против Мороза.

Прослушав разговоры в столовой можно узнать, например, как Плющ Иван Степанович, обедая с Кучмой, критикует и высмеивает политику премьер-министра Виктора Ющенко. Также в столовой Кучма объявляет Марчуку и Литвину, когда Ющенко перестанет быть премьер-министром Украины. Я могу привести множество других фактов, которые задокументированы на этих собраниях, но больше всего преступлений Кучмы вершилось именно в его рабочем кабинете.

Я знал график работы Президента, когда и с кем он встречается, и уже мог предположить с кем именно разговоры Кучмы я должен обязательно задокументировать.

Реклама

—Где вы устанавливали диктофон в "витальном" зале?

—"Витальный" зал размещался на втором этаже администрации Президента и паркет был уложен таким образом, что между стеной и паркетом, а именно возле батареи отопления, была ниша. Там я и размещал диктофон.

—А Кучма сидел на четвертом этаже?

—Нет. В то время рабочий кабинет Президента был на втором этаже. Но при мне уже разрабатывалась проектная документация для президентского комплекса, который строился на четвертом этаже. Кстати, я лично вносил предложения изменений в техническую документацию этого комплекса.

—Извини, пожалуйста, как получается, кабинет Кучмы, столовая, витальный зал, потом зал переговоров… А что такое зал переговоров?

—В администрации Президента есть много помещений для проведения различных встреч, переговоров, совещаний, и, в зависимости от формата и количества приглашенных, мероприятия проводятся в разных помещениях. Например, "витальный" зал, расположенный на втором этаже, рассчитан на небольшое количество людей, условно говоря, 10-15 человек. Есть другие помещения, рассчитанные для других целей и на другое количество людей, условно говоря, от 50 до 500 человек.

—Говорят, что в администрации Президента со времен СССР была заложена техника КГБ, которая записывала Кучму, а вы обслуживали эту технику и сняли копии с этих разговоров?

—Давайте будем оперировать фактами. Например, Леонид Деркач в свое время был начальником управления СБУ по технической защите информации. Эта служба, как тогда, так и сейчас, занимается выявлением несанкционированных каналов утечки информации, и в первую очередь – из режимных объектов. Здание администрации Президента тоже сфера их проверок. И если бы такая система существовала, то Деркач никогда бы не планировал, не обговаривал с Кучмой подготовку и совершение противоправных действий в кабинете Президента.
Также это управление регулярно несколько раз в году проверяло кабинет Кучмы на наличие подобных стационарных установок.

—А ты веришь, что такая система существовала?

—В администрации президента такой системы не существовало, потому что на протяжении десятка лет офицеры управления технической защиты информации СБУ, а также оперативно-техническое подразделение УГО Украины провели сотни проверок на выявление подобных систем. После каждой проверки офицеры расписываются в актах проверок и несут личную ответственность. И хочу отметить, что они высококвалифицированные профессионалы своего дела и заслуживают уважения.

—А как ты прослушивал записи?

—Принципиально важным для меня было прослушать записи в предельно сжатые сроки. Доходило до того, что я очень часто делал это в своем рабочем кабинете. Как правило, я там был один. Иногда там мог находиться кто-то из моих ребят, то на сутках, то на смене.

—И ты при них всех слушал в наушниках?

—Слушал, расшифровывал, делал пометки. Я мог выделить в день около пяти часов, иногда больше, иногда меньше, чтобы сесть и работать. Были такие случаи, когда я мог оставить подчиненного и уйти. Я садился в свою машину "Жигули" восьмой модели, которая стояла во дворике недалеко от администрации Президента, включал на воспроизведение диктофон, прослушивал задокументированное за день и делал соответствующие пометки в книжку, потому что смыслом документирования было помочь людям, против которых Кучма планировал провокации, предупредить новые преступления.

—У тебя сохранилась эта книжка?

—Да, сохранилась.

—И как ты объяснял то, что ты в наушниках и что ты записываешь?

—А я никому ничего не должен был объяснять. Я работал в подразделении, в функции которого в том числе входил контроль радио эфира.

—Это ты как будто радио эфир слушал…Наушники и так далее…

—Да. Практически все офицеры на службе ходили с наушниками в ушах.

—И ты в это время сам расшифровывал, а потом ты сам сохранял эти файлы?

—Да.

—А потом на что ты сбрасывал? Или тогда не было еще CD? Ты как-то их архивировал, я имею в виду?

—Я делал копии, сохранял копии и оригиналы.

—На чипе у тебя хранилась информация?

—Да.

—И сколько ты их насобирал?

—Более ста.

—И сколько на каждом чипе примерно часов записано?

—Примерно 5 часов.

—Кого из известных политиков Ты предупреждал о провокациях?

—В первую очередь я старался помочь тем людям, которые называли себя оппозицией к Кучме. Среди них – Виктора Ющенко (в том числе и через Червоненко), когда Кучма говорил, что премьер-министр Ющенко только до декабря 2000 года, а потом его уберут. Катерину Ющенко, когда против нее запустили обвинения в том, что она якобы сотрудник ЦРУ (опять через того же Червоненко). Юлю Тимошенко и Александра Турчинова лично. Евгения Марчука, а через него – харьковского бизнесмена Александра Довтяна, который помогал Евгению Кирилловичу в президентской избирательной кампании 1999 года). Также через Марчука я предупреждал Сивковича о планах Кучмы в отношении телеканала СТБ. Предупреждал Александра Мороза. Пытался предупредить о готовящихся провокациях Александра Ткаченко, но не уверен, что эта информация до него дошла.

—А какие провокации готовил Кучма против Ткаченко. Они же вроде были дружны?

—Изначально Кучма и Ткаченко были якобы друзьями. У меня еще до сих пор перед глазами стоит сцена, как летом 1998 года на 9-й даче в Крыму Кучма с Ткаченко после ужина пытались дуэтом петь украинские песни. А после того, как Кучма получил подтверждение от спецслужб о том, что Ткаченко все же будет баллотироваться на пост президента Украины, он отдал приказ дискредитировать Ткаченко в глазах общественности. Помните, передачи Долганова, который старательно изображал Ткаченко как несерьезного, чуть ли не умственно отсталого, политика, который якобы обокрал страну. Кучма доходил до того, что давал приказы работать против людей из окружения Ткаченко. Это наверняка помнит Людмила Супрун.

—Марчук тем же не угодил Кучме, что решил баллотироваться в президенты?

—В президентской гонке Кучма считал самыми опасными для себя Марчука и Мороза. И команда Кучмы активно работала по их дискредитации. Штабы практически всех кандидатов в президенты были под внешним наблюдением, прослушивались телефоны членов штабов, внедрялись агенты и т.п. Применялись также репрессии по отношению к тем бизнесменам, которые финансово поддерживали оппонентов Кучмы. Одним из таких был Александр Довтян. Он финансировал Марчука и отказывался давать деньги на кампанию Кучмы. По указанию Кучмы на Довтяна открыли уголовное дело. Это должно было послужить сигналом другим бизнесменам, поддерживающим Марчука, и самому Евгению Кирилловичу. Готовился также ряд других провокаций, например, против главного редактора газеты "День", которая была "за" Марчука, Ларисы Ившиной; сыну Марчука должны были подкинуть наркотики. Об этом всем я сообщал Марчуку лично. Одна из наших встреч проходила во внутреннем дворике на улице Садовой.

В тренде
Бумажные вагины и укушенный полицейский: в Цюрихе разогнали женскую демонстрацию (фото)

—А почему Ты не предупреждал Ющенко непосредственно?

—Я побоялся лично общаться с Ющенко, потому что я знал его сущность. Я допускал, что Ющенко мог элементарно пойти прямо к Кучме и меня сдать. Человек, который прослушает записи разговоров Кучмы с Ющенко, поймет очень многое.

—И ты даже не пытался лично поговорить с Ющенко?

—Был такой случай… Ющенко пришел на прием к Кучме на втором этаже, и пошел в туалет. И я пошел за ним. В туалете видеокамер не было, наблюдения не было… Я был готов к разговору с Ющенко, хотел выпалить ему конкретные факты. Но меня что-то остановило. У меня есть какое-то седьмое чувство на людей, и оно меня уберегло тогда от разговора с Виктором Андреевичем.

—Вы еще встречались с Ющенко лично?

—Да, когда в 2001 году Ющенко приехал в Вашингтон для того, чтобы передать письмо от Кучмы, кажется для Дика Чейни. Ющенко уже был разжалован с премьеров и выступал в роли эдакого ВИП-почтальона Кучмы. Мы с Ющенко пересеклись в Карнеги-холл, где он должен был выступать. Журналисты наверняка помнят эту историю. Ющенко подошел ко мне, поприветствовал и пожал мне руку. Пресса заметила, начали строить разные догадки, к чему бы это. И Ющенко в комментарии тут же опроверг, что он со мной здоровался.

—История о том, что Екатерина Чумаченко-Ющенко агент ЦРУ, тоже дело рук Кучмы? Откуда всплыла эта информация?

—Один из руководителей спецслужбы дал Кучме аналитическую справку, в которой шлось о том, что Екатерина Чумаченко является сотрудником Центрального Разведывательного Управления и направлена Соединенными Штатами Америки в Украину для того, чтобы быть агентом влияния. Что Катю Чумаченко якобы специально прикрепили к Председателю НБУ Ющенко, что их встреча, места в самолете рядом, потом брак – все спланировано и подстроено. Кучме этой информации оказалось достаточно, чтобы однозначно утверждать, что Екатерина Чумаченко-Ющенко является агентом США. Более того, Кучма дал указание, чтобы эта информация попала в прессу. Это было совершено с целью прессинговать Ющенко.

Представьте, каково было Екатерине Чумаченко из СМИ узнать, что она якобы агент ЦРУ и исполняет специальную миссию. А она в тот момент беременна. Потом, из-за стресса, пережитого после заказных материалов, она практически потеряла молоко. Потом ее ребенок был тяжело болен и находился между жизнью и смертью – а она, со слов СМИ, якобы в это время занималась проведением каких-то политических акций. Кучмины технологии действовали эффективно.

Кстати, помните, Петр Порошенко, кум семьи Ющенка, в разговоре с Кучмой, активно ему поддакивал, что Катя – американская шпионка и клялся, что он – "член команды президента" и "готов исполнить любой приказ".

—Ты сам веришь, что Чумаченко – сотрудник ЦРУ?

—Не верю. После моего выезда в США, я навел более детальные справки. Чумаченко на самом деле работала в Белом доме, работала в Secret Service, но оснований утверждать, что Екатерина Чумаченко является сотрудником ЦРУ, нет. Мне было очень жаль Катю, когда ее травили по указанию Кучмы и очень обидно, что мои попытки ей помочь оказались тщетными.

—Ты предупреждал ее через Червоненко. А говорил ему, кто источник этой информации?

—Говорил, что источником информации являются спецслужбы, что это провокация против Ющенко. Червоненко же был уверен, что это все дело рук Медведчука. Но я уверен, что Червоненко передал информацию Ющенко, что все идет от спецслужб, поэтому Ющенко и пришел к Кучме с надеждой на то, что тот может повлиять на ситуацию. Помню день, когда Ющенко зашел к Кучме и стал жаловаться, что пресса клевещет, что его жена – шпионка, и спросил, не подать ли ему в суд, чтобы отстоять свою правоту. Кучма ответил, что не стоит, "ведь они только этого и ждут", и посоветовал Ющенко просто не обращать внимания, мол, на самого Президента еще и не такое пишут. Ющенко покорно послушался Кучму. А, кстати, Катя тогда отважилась подать на СМИ в суд.

—А как Кучма "работал" по Тимошенко?

—Кучма планировал дискредитацию Юлии Тимошенко, в том числе и через Славу Пиховшека. Пиховшеку дали информацию о счетах Юлии Тимошенко, где и сколько денег у нее лежит. Я не могу однозначно утверждать, но, думаю, что это все-таки реальные счета, потому что, например, тот же Пустовойтенко в разговоре с Кучмой утверждал, что дача Юлии Тимошенко находится рядом с его дачей. Это остров Гернси, между Англией и Францией.

Понимаете, при Кучме работала СИСТЕМА. Она заключалась в том, что людям на государственных должностях позволяли обогащаться не совсем законным путем. И думаю, что этим механизмом воспользовалось много политиков, в том числе и Лазаренко, и Тимошенко, и Порошенко, и многие-многие других. Этих людей потом было удобно держать на должностях премьер-министров, вице премьер-министров или спикеров. И именно таких людей Кучма ставил. На них был компромат, а Кучма очень умело им манипулировал.

—Ты хотел снять этих людей с "крючка"?

—Да. Они же тоже располагали некоторой властью и, следовательно, могли помочь мне. И общими усилиями Украина избавилась бы от Кучмы.
Вспомните ситуацию накануне президентских выборов 1999 года и после апрельского референдума …. Кучма шел на второй срок и собирался заблаговременно обеспечить себе победу. Для этого он попытался всех важных игроков украинской политики перевести в "ручной режим". У Кучмы с Ющенко была договоренность, что Ющенко поможет Кучме стать президентом. Когда потом Кучма поставил Ющенка премьером, в вице-премьеры пошла Юля Тимошенко. В чем был смысл? На референдуме люди почти единогласно якобы продемонстрировали, что хотят сильной власти – усилений полномочий президента, двухпалатный Верховный Совет, уменьшить количество народных депутатов. После референдума Верховный Совет должен был внести изменения в Конституцию Украины двумя чтениями. В первом чтении фракции Тимошенко и Ющенко проголосовали за имплементацию результатов референдума. И Кучма искал способы, как сделать их сговорчивыми и далее. Так появлялись информации об "американской шпионке", о том, что "газовая принцесса" обворовала Украину на много миллиардов и т.п.

—Как тебе удалось выйти на Тимошенко?

—Юлия Тимошенко шла к Кучме на прием. Я, зная всю ситуацию, подхожу к ней, провожу в кабинет Президента и говорю: "Юлия Владимировна, вас хотят снять, но сегодня вас никто снимать не будет, поэтому будьте уверены в том-то, том-то". Даю ей в руки номер пейджера. Говорю, мол, будьте добры, я жду встречи с вами. Вот номер моего пейджера, вот условный сигнал, только сообщите номер машины, время, и место. Я все пойму. Нам нужно обязательно встретиться, это очень важно.

18 июля 2000 года на мой пейджер приходит информация – номер машины такой-то, время такое-то, и встреча там-то. Я подхожу в условленное место и вижу вместо Тимошенко… Турчинова. Я шокирован, а он говорит: "Она – это я. Можешь мне полностью доверять, потому что она мне полностью доверяет". Ну, раз так, значит так. Я достаю удостоверение, говорю, что я майор такой-то, работаю в администрации, записываю Кучму. Дал послушать записи, конкретные факты, которые Кучма готовит к преступлению. Мы вышли из машины. Это было уже около полуночи…

—Вы были за Киевом?

—Мы были в Киеве, недалеко от бульвара Леси Украинки. Я говорил Турчинову: помогите мне остановить Кучму. Просил, давайте найдем законный путь, как это можно сделать. Я дал Турчинову некоторые записи и ждал ответной реакции.

—Они тебе поверили? Как ты почувствовал?

—Турчинов не выходил на связь долгое время. Второй раз я встретился с ним, когда он шел на встречу к Кучме – 26 сентября 2000 года. Я по графику посмотрел, что Кучма встречается с Турчиновым, и вышел специально того встретить…

—Это уже после исчезновения Гонгадзе?

—Это уже после исчезновения Гонгадзе. Поговорили с Турчиновым о том, о сем, в том числе и о Гонгадзе. Я сказал, ну что ж вы так, ребята?

—Турчинов знал, что была запись по Гонгадзе?

—Знал. А в 2002 году, когда Юля Тимошенко приехала на встречу с Березовским, она подошла ко мне и сказала: "Ну что ж вы нас не убедили?" Я оказался еще и виноват!

— А кто еще знал о записях разговоров Кучмы о Гонгадзе до того, как тот был убит?

—Я не сказал, что Турчинов знал о записях разговоров Кучмы о Гонгадзе до того, как тот был убит. Конкретно по убийству Гонгадзе идет следствие, и я дал подписку о неразглашении. Любой мой ответ на этот вопрос – будет разглашением тайны следствия. Я хочу, чтобы это дело побыстрее было рассмотрено в суде, там будут все ответы, и тогда прекратятся различные спекуляции на эту тему.
В этом интервью я хотел бы акцентировать на сущности Кучмы и его методах работы. Я искал способы, как остановить этот беспредел.

— Ты говоришь, что искал, как законным образом остановить Кучму. Что ты имел в виду?

— Кучму можно было законно остановить, например, легализовав прослушку. Нужен был кто-то, кто мог бы пойти к следователю, к судье, сообщить, что есть такая-то информация и потребовать санкцию на легальное прослушивание хотя бы одного дня Президента. Я бы этот день задокументировал, отдал запись, и все – Кучмы нет. Все законно, все легально. Поверьте, для суда хватило бы записи и одного любого дня деяний президента Кучмы. Я был готов расшифроваться полностью. И просил только – помогите.

— К кому еще ты обращался за помощью?

—К Марчуку, как уже говорил, – к Тимошенко через Турчинова, к Морозу. У Тимошенко меня, по сути, послали на фиг – культурно, красиво. Морозу я передал записи позже – 18-го октября 2000 года, в свой день рождения.

— А что Марчук?

—Я просил помощи у Марчука, когда Евгений Кириллович был кандидатом в президенты Украины. Он обещал, что после первого тура обнародует информацию, которая показывает, что Кучма фальсифицирует выборы. Я договорился с Марчуком, что сделаю видеосъемку в кабинете Президента после первого тура, чтобы показать, как именно реализовывалась фальсификация президентских выборов. Тогда мы имели бы стопроцентный шанс не допустить Кучму к власти на второй срок, тем более, что Верховном Совете было конституционное большинство, которое не хотело ложиться под Кучму. Марчук дал мне слово, что он выступит публично с обвинением Кучмы. Я обещал, что запишу Кучму на видео в кабинете, и был готов себя спалить, но спасти страну от Кучмы-2.

—Ты сделал видеосъемку?

—Все уже было оговорено, когда Марчук пошел на попятную. "Не нужно этого делать, – сказал он, – мы пойдем другим путем". И куда завел Марчука этот "другой путь"?

Эту нашу встречу видел Паша Потеряйко, охранник Марчука. Потом Паша погиб. Я уверен, что это убийство было элементом сценария окружения Кучмы. Технологи Кучмы спасали его от ответственности и пытались дискредитировать Марчука – мол, Марчук знал, что я записываю Кучму, и совершил убийство Гонгадзе, чтобы подставить Президента. Через убийство Паши Потеряйка рассчитывали вывести меня из равновесия и заставить рассказать о встрече с Марчуком. Но я узнал об этой провокации из своих достоверных источников и не поддался на технологии Кучмы.

После первого тура президентских выборов я с Марчуком больше не контактировал. Он быстро лег под Кучму. Как только Кучма победил на выборах, Марчук возглавил СНБОУ.

—А ты готовил пути отступления?

—Я наивно верил, что после обнародования записей из кабинета Президента, ситуация в стране быстро и кардинально изменится, потому, что теоретически моими союзниками были очень многие политики, которые заявляли о своей оппозиционности к Кучме. Разговор о том, что и как я должен делать после обнародования записей, впервые зашел с Александром Морозом, который твердо пообещал предать преступления Кучмы огласке. Мы общались, и я спросил Мороза, сможет ли он спрятать меня у себя на даче на неделю-две. Мороз ответил, что процесс очищения от Кучмы займет месяца два-три, и, учитывая мстительность Кучмы, мне лучше всего на это время покинуть Украину. Также мне было необходимо вывести подальше от Кучмы и мою семью. Поскольку я был офицером спецслужбы, то покинуть территорию Украины мог только при одном условии – уволившись. Несмотря на то, что до получения пенсии мне не хватало одного года, а до получения квартиры – полгода, на следующий же день после разговора с Морозом я написал рапорт об увольнении. Я рассчитывал, что уволюсь, а потом вернусь и восстановлюсь.

Мой начальник на то время – генерал-майор Шепель отказался увольнять меня на таких основаниях, как я просил. Помните, я рассказывал о нашем конфликте, и у Шепеля осталась личная обида на меня за Крым, за подземный ход на 9-ю дачу. "Люди, которым остается год до пенсии, просто так не увольняются – сказал Шепель тогда – Я не знаю, почему ты уходишь со службы. Но я не позволю тебе так просто уехать с Украины". В этих словах была угроза.

Тем не менее, я написал рапорт об увольнении – отступать было некуда. За якобы содействие в ускорении при получении мною загранпаспорта, в последствии пострадал мой кум, старший оперуполномоченный отдела "К" СБУ Александр Евко. Против меня было сфальсифицировано уголовное дело, а Сашу уволили с СБУ.

Получив загранпаспорт, я попросил Алексея Нестеренко отвести меня с семьей к украинско-польской границе. Дальше мы купили билеты на автобус и таким образом выехали за территорию Украины.

—Было страшно?

—В автобусе была такая ситуация. Я держал трехлетнюю дочку на коленах, ядом сидела жена. Она думала, что мы просто едем отдыхать. Пограничники собрали паспорта на проверку. Их не было… кажется вечность! Потом принесли документы, начали раздавать. Не всем. Моего паспорта не оказалось. Потом принесли следующую часть. Моего опять нет. Представляете, что я тогда пережил! Тогда то я и вспомнил слова генерала Шепеля – "я не позволю тебе так просто уехать с Украины!". Признался жене в том, что сделал, предупредил, что меня сейчас могут арестовать. Сказал ей, что люблю. Почти попрощался. Сильно-сильно прижал к сердцу дочку. Казалось, время остановилось… Но к счастью, задержали только лишь мой паспорт.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...
Хочешь быть в курсе последних событий?
Подпишись на уведомления. Показываем только срочные и важные новости.
Хочу быть в курсе
Я еще подумаю
Пожалуйста, снимите блокировку сообщений в браузере!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять